История создания схемы Теллера — Улама: различия между версиями

м
→‎Интенсификация исследований: «ни схемы, не понимания» -> «ни схемы, ни понимания»
м (Удаление устаревшего избыточного кода по запросу Jack who built the house.)
м (→‎Интенсификация исследований: «ни схемы, не понимания» -> «ни схемы, ни понимания»)
 
==== Интенсификация исследований ====
После того, как [[СССР]] провёл [[РДС-1|испытание своей атомной бомбы]] 29 августа 1949 года, Президент США Гарри Трумен [[31 января]] 1950 объявил о запуске интенсивной программы по созданию термоядерной бомбы<ref>[https://www.trumanlibrary.org/publicpapers/index.php?pid=642 Полный текст заявления Трумэна]</ref>. После атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки многие учёные Лос-Аламоса выступили против создания оружия в тысячу раз более мощного, чем первая атомная бомба. Для учёных это был вопрос отчасти технический - не существовало ещё ни схемы, нени понимания как работает термоядерная бомба, и, отчасти, моральный: такое мощное оружие бессмысленно применять тактически против скопления войск противника, оно может быть использовано только стратегически против гражданского населения, и таким образом становится оружием геноцида<ref>[http://www.atomicarchive.com/Docs/Hydrogen/GACReport.shtml General Advisory Committee's Majority and Minority Reports on Building the H-Bomb, October 30, 1949]</ref>. Теллеру даже пришлось публиковать открытое обращение к учёным с призывом "вернуться назад в лаборатории"<ref>"Back to the Laboratories", Bulletin of the Atomic Scientists, март 1950 г.</ref>. Многие ведущие физики США вернулись в Лос-Аламос для работы над Super-бомбой.
 
И всё же все усилия приводили к решениям, которые оказывались нерабочими. По теории классической Super-бомбы считалось, что одного тепла от взрыва атомной бомбы будет достаточно, чтобы поджечь термоядерное топливо. Но расчёты показывали, что это невозможно. Некоторое время многие учёные сходились во мнении (а многие и надеялись на это), что термоядерная бомба неосуществима на практике. К осени 1950 года перспективы Super-бомбы казались безнадёжными.