Наркевич, Александр Юлианович: различия между версиями

Нет описания правки
м (автоматический перевод карточек на новый унифицированный формат изображений)
Большое горе постигло всех, кто знал, а значит, любил Александра Юлиановича Наркевича. Безвременная смерть в расцвете ума и таланта остановила сердце, преданное людям и науке.
 
Помнится, еще мальчиком приходил он к одному из нас, садился перед книжным шкафом и погружался в чтение. Его изумительная память с детских лет впитывала Даты, имена, термины, теории, биографии, события, издания произведений... Он был библиограф по природе, по складу мышления. И он был библиограф замечательный, потому что книга — это мысль, а мысль в ее движении, в противоречиях была его страстью, его главной радостью в жизни. Красота шахмат и ма- тематикиматематики, остроумие детективов и научных разысканий, тонкость психологического анализа, смелость физических гипотез, борьба философских школ — все находило в нем взволнованного наблюдателя, тщательного классификатора и любящего хранителя. Он был человек энциклопедической образованности, его работы всегда поражали обилием материалов, широтой эрудиции, точностью, остротой мысли. Разбросанные по разным изданиям, они могли бы составить живую и полезную книгу. И все свои богатства он щедро отдавал людям, никогда не думая о награде. Он всегда находил время и силы для творческой помощи другим — своими громадными знаниями, своим трудом, тщательным и вдохновенным.
 
Мы потеряли человека, который был необходим литературе.
Прощай, дорогой друг, помощник, критик, исследователь, нелицеприятный совет- чик в нашем прекрасном и трудном деле.
 
Б. АГАПОВ, И. АНДРОНИКОВ, Д. ДАНИН, К. ЗЕЛИНСКИЙ, В. ИНБЕР, А. МОРОЗОВ, В. САФОНОВ, М. ША- ГИНЯНШАГИНЯН, В. ШКЛОВСКИЙ
 
== Книги ==
Анонимный участник