Открыть главное меню

Изменения

отмена правки 96459049 участника Clerkon (обс.) викфикация делается один раз, см выше в статье
После [[Ввод войск в Чехословакию (1968)|пражских событий]] у Зиновьева возник замысел сатирической книги о советской действительности. Книга, названная «Зияющие высоты», выросла из ряда статей, писавшихся в начале 1970-х годов; среди них — эссе об Э. Неизвестном, посвящённое судьбе таланта в обществе. Тогда же начал писать картины. Пересылал статьи на Запад, они публиковались в Польше и Чехословакии, неподписанные статьи распространялись в самиздате. Основная часть книги конспиративно писалась на съёмной даче в Переделкино летом 1974 года и была закончена к началу 1975 года. Зиновьев писал начисто, роль корректора и редактора выполняла жена. С помощью знакомых рукопись (почти тысячу машинописных страниц) переправили во Францию. Зиновьев не рассчитывал на скорую публикацию, рукопись по разным причинам отклонили все русскоязычные издательства. Издателем стал Владимир Дмитриевич, серб, занимавшийся популяризацией русской литературы для франкоязычного читателя; он случайно увидел рукопись, и она ему очень понравилась. Незадолго до публикации после очередного отказа в заграничной поездке (логический коллоквиум в Финляндии) в июне 1976 года Зиновьев пошёл на открытый конфликт с властями. Он пригласил западных журналистов к себе домой и сделал протестное заявление, а затем сдал партийный билет в Институте философии. Сдача сопровождалось комичными обстоятельствами: секретарь парторганизации, будучи идейным коммунистом, пытался отговорить Зиновьева от его шага, отказываясь принимать партбилет. Выведя Зиновьева из кабинета, он заперся и несколько раз выталкивал документ под дверь{{sfn|Фокин|2016|с=293—295, 298, 313—324}}{{sfn|Крылов|2010|с=349—352}}.
 
«Зияющие высоты» представляли острую сатиру на [[советский образ жизни]]. В августе 1976 года книга вышла на русском языке в лозаннском издательстве Дмитриевича «L'Âge d’homme». Издание сопровождалось освещением по радио, книгу рекламировал писатель-эмигрант [[Максимов, Владимир Емельянович|Владимир Максимов]]{{sfn|Фокин|2016|с=325}}{{sfn|Крылов|2010|с=353}}. «Зияющие высоты» имели успех у западного читателя, роман перевели на два десятка языков. Отзывы рецензентов в разных странах были в целом положительными, иногда даже восторженными, роман получил несколько премий, в частности [[Европейская премия Шарля Вейонна за эссеистику|Европейскую премию Шарля Вейонна за эссеистику]]. Книгу рассматривали как литературное событие вне связи с советским контекстом{{sfn|Kirkwood, Hanson|1988|p=1}}. Зиновьева назвали наследником сатирической традиции — от [[Аристофан]]а и [[Апулей|Апулея]] через [[Франсуа Рабле]] и [[Свифт, Джонатан|Джонатана Свифта]] до Салтыкова-Щедрина, [[Франс, Анатоль|Анатоля Франса]], [[Кафка|Франца Кафки]] и [[Оруэлл, Джордж|Джорджа Оруэлла]]. Среди [[Диссиденты в СССР|диссидентов]] реакция была более разнородной, встречались и отрицательные мнения, например, у [[Сахаров, Андрей Дмитриевич|Андрея Сахарова]], назвавшего книгу декадентской, или [[Солженицын, Александр Исаевич|Александра Солженицына]]. В СССР книгу сразу объявили антисоветской, её чтение было приравнено к антисоветской деятельности; «Зияющие высоты» активно распространялись в самиздате. Как вспоминал [[Митрохин, Лев Николаевич|Лев Митрохин]], несмотря на недостатки, книга произвела сильное впечатление «авторской изобретательностью, образностью, точностью социального диагноза, неистовым чёрным юмором». Многие интеллектуалы, например, высмеянный в романе [[Мамардашвили, Мераб|Мамардашвили]], посчитали книгу «пасквилем» или даже «доносом»{{sfn|Фокин|2016|с=342, 345, 348—350}}{{sfn|Крылов|2010|с=375}}.
{{Врезка|Выравнивание = right|Ширина = 350px|Содержание =В очередном пасквиле [роман «Светлое будущее»] содержатся крайне циничные клеветнические измышления о советской действительности, теории и практике коммунистического строительства, оскорбительные выпады против В.И. ЛЕНИНА, нашей партии и его руководства.