Открыть главное меню

Изменения

Винс рассматривал политическую систему СССР, как противоречащую его мировоззрению{{sfn|Stoker|2008|p=1}}. Он был вынужден бороться, чтобы оставаться верным своим убеждениям и сохранить чистую совесть перед Богом{{sfn|Stoker|2008|p=1}}. Винсу не нравилось, когда «инициативников» называли «баптистами-реформаторами»{{efn|Такой термин, в частности, использовал Вальтер Заватски в книге «Евангелическое движение в СССР после второй мировой войны»{{sfn|Заватски|1995|с=123, 128, 130 и др.}}.}}, с его точки зрения они ничего не реформировали, а отстаивали библейский взгляд на отношения Церкви и государства{{sfn|Stoker|2008|p=9}}{{sfn|Стенограмма суда||с=32}}.
 
В СССР Винс пережил убийство отца, несправедливое лишение свободы, потерю всего имущества и даже гражданства, и хотя впоследствии он часто говорил о необходимости перемен в Советском Союзестране, у него не было ненависти к самому институту советской власти, являвшемуся причиной его боли{{sfn|Stoker|2008|p=3}}. Винс рассматривал свою борьбу не как борьбу личностей или политических институтоворганизаций, а как борьбу идеологий. Он боролся с атеизмом{{sfn|Stoker|2008|p=66}}, а преследования евангельских христиан-баптистов приравнивал к преследованиям самого Христа. В 1966 году в заключительном слове на суде над ним и Крючковым Винс прочёл свое стихотворение (фрагмент):
 
{{цитата|Не за разбой и не за злато|Мы перед вами предстоим|Сегодня здесь, как в дни [[Понтий Пилат|Пилата]],|Христос, Спаситель наш, судим{{sfn|Стенограмма суда||с=42}}.}}