Открыть главное меню

Изменения

Нет изменений в размере, 6 месяцев назад
== Участие Сената в делах управления ==
[[Файл:Senatory 1914 K.Bulla.jpg|thumb|Сенаторы на фото [[Булла, Карл|Карла Буллы]] (1914 год)]]
В области дел административных в Сенате произошла с 1802 года наиболее сложная перемена. В 1802 году при учреждении министров они были поставлены над коллегиями. Хотя манифест 1802 года об учреждении министерств оставлял в большинстве случаев вопрос об отношении Сената к министерствам открытым, но так как отношения Сената к коллегиям уже более или менее определились, то первоначально взаимные отношения министров и Сената, по-видимому, не вызывали затруднений. Когда было обнаружено, что совместное существование коллегий и министров ведёт к серьёзным неудобствам, и когда вследствие этого с 1803 года начинается постепенное закрытие коллегий и преобразование их в департаменты министерств, отношения Сената к министерствам сделались совершенно неясными, и из неясности этой всю выгоду извлекли министры. Фактически прекращается представление министрами в Сенат ежегодных отчётов; те дела, которые прежде восходили в Сенат, рассматриваются комитетом министров. В области административных дел компетенция комитета почти слилась с компетенцией Сената, так что около 1810 года возникает ряд проектов то об упразднении административного департамента Сената с передачею его дел комитету (проект Сперанского 1809 года), то об упразднении комитета с передачею его дел Сенату (Сперанский в 1810 и 1811 годах, позднее Трощинский). Эта последняя мысль лежит в основе учреждения министерств {{сс3|25 июня .6.1811}} года: в нём не содержится упоминания о комитете министров, и те функции, которые и до тех пор исполнялись комитетом и позже во всей неприкосновенности за ним остались, передавались Сенату. На самом деле передачи этой не состоялось. Комитет министров не только не был упразднён, но получил по случаю отъезда государя на войну новые чрезвычайные полномочия и ничего не уступил из прежних. Когда прекратились чрезвычайные полномочия комитета министров, общее значение его тем не менее продолжало расти; в эпоху полновластия Аракчеева комитет становится средоточием всего государственного управления. Роль Сената в административных делах падает. Во главе исполнительных органов государства становятся министры. Закон, однако, по-прежнему признаёт Сенат верховным в порядке суда и управления местом империи, не имеющим над собой иной власти, кроме власти императорского величества, посылающим министрам указы, получающим от них рапорты. Губернские места фактически стоят в полной зависимости от министерств, но считаются подчинёнными Сенату. Поэтому Сенат был всегда формально в своём праве, если обращался к министерствам или губернским местам с каким-либо требованием. Сенату удобнее всего было действовать, указывая на допущенные неправильности или отступления от законов, восстанавливая силу закона, требуя исправления незаконных распоряжений. Для непосредственного участия в активной администрации Сенат был мало пригоден и по составу своему, и по медленности делопроизводства, и потому, что он устранён от распоряжения исполнительными органами, даже от непосредственного соприкосновения с ними. Таким образом, Сенат силою вещей обращался мало-помалу из органа действительного управления в орган надзора за законностью, каким его в проектах 1788 и 1793 годов хотела сделать Екатерина. Между Сенатом и комитетом министров произошло как бы известное размежевание: Сенат основывается в своей деятельности на {{нп2|приоритет законности|приоритете законности|de|Legalitätsprinzip}}), комитет — на {{нп2|приоритет целесообразности|приоритете целесообразности|de|Opportunitätsprinzip}}). Дела административного характера, поступавшие на рассмотрение Правительствующего сената, могут быть разделены на следующие две категории<ref>Курков К. Н. К истории органов юстиции в России: Правительствующий Сенат как высший законосовещательный орган Российской империи // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2004. № 2. С. 103—111.</ref>:
 
1) Дела исполнительного характера. Дел чисто исполнительного характера в Сенате осталось весьма немного, и в большинстве случаев они мало возвышают значение Сената. Из таких дел сравнительно более существенными являются: