Открыть главное меню

Изменения

Нет изменений в размере ,  7 месяцев назад
В Риме не исключали вероятность дипломатических осложнений в случае оккупации Албании. Муссолини, уверенный в невмешательстве Великобритании, Франции и Греции, выражал беспокойство в отношении позиции Югославии. Во время бесед Чиано с принцем Павлом и [[Стоядинович, Милан|Стоядиновичем]] Югославии были предложены греческие [[Салоники]] и «некоторое исправление границы с Албанией» в качестве компенсации за согласие на итальянскую оккупацию. Но 4 февраля кабинет Стоядиновича пал, и «югославская карта потеряла 90 % своего значения». Итальянский посланник в Тиране Франческо Якомони получил инструкцию из министерства иностранных дел, рекомендовавшую давать Зогу любые заверения и «мутить воду так, чтобы воспрепятствовать раскрытию истинных намерений». 7 февраля 1939 года генштаб итальянской армии определил срок нападения: между 1 и 19 апреля.
 
С конца марта между Римом и Тираной начался интенсивный обмен письмами, в которых обсуждались планы нового итало-албанского союза. 25 марта 1939 года в Тирану прибыл секретарь канцелярии министра иностранных дел барон Карло де Феррарис с проектом договора, смысл которого сводился к установлению итальянского протектората над Албанией. Зогу всячески затягивал переговоры, выдвигая контрпредложения, которые тут же отвергались Римом. наконецНаконец Муссолини в ультимативной форме потребовал согласиться на итальянские условия.
 
Албанское правительство до последнего момента надеялось уладить свои отношения с Италией миром. Когда 4 апреля в Тиране состоялся массовый митинг, участники которого направили к Зогу делегацию с требованием принятьм меры по организации обороны, король заявил, что стране не угрожает никакая опасность. В тот же день состоялось заседание кабинета министров, принявшее решение отклонить итальянский проект договора.
Анонимный участник