Золотуха: различия между версиями

1009 байт добавлено ,  2 года назад
→‎В Европе: дополнение
(→‎В Европе: дополнение)
{{Другие значения|Золотуха (значения)}}
 
'''Золотуха, скрофулёз, струма'''  — устаревшее название, соответствующее современным представлениям об [[диатез|экссудативном диатезе]] и/или наружном [[туберкулёз|туберкулёзе]] (кожи, слизистых, [[Лимфатический узел|лимфоузлов]]). В связи с несовершенством медицинских методов диагностики ранее за золотуху принимали самые различные заболевания связанные с поражением лица, шеи и даже глаз. В настоящее время в связи с качественным улучшением медико-санитарных и гигиенических мер скрофулёз встречается довольно редко (чаще всего в детско-подростковом возрасте), однако ранее болезнь известная со времён [[Античность|античности]], согласно источникам [[Средние века|Средних веков]] и [[Новое время|Нового времени]], во многих регионах была распространённой хронической болезнью.
 
Золотуха также представляет собой значительный историко-антропологический интерес, в связи с распространённым ранее обрядом исцеления больных, который регулярно проводили европейские монархи на протяжении веков (особенно в Англии и Франции). Исследованию этого вопроса посвящён классический труд [[Блок, Марк|Марка Блока]]<ref>{{Книга|автор=Блок М|заглавие=Короли-чудотворцы: Очерк представлений о сверхъестественном характере королевской власти, распространённых преимущественно во Франции и в Англии = Les rois thaumaturges / Пер. [с фр.] и коммент. В. А. Мильчиной|ответственный=|издание=|место=М.|издательство=Яз. рус. культуры|год=1998|страницы=|страниц=709|isbn=5-7859-0057-2|isbn2=}}</ref>, который рассматривается как ключевой для направления «[[Школа «Анналов»|Новая историческая наука]]» и оказал значительное влияние на развитие [[Историография|историографии]] и [[Антропология|антропологии]] [[XX век|XX века]]<ref name=":2" />.
В начале XVI века королевское чудо в государствах расположенных на обоих берегах [[Ла-Манш|Ла-Манша]] переживает пору своего расцвета. В этот период к французским королям из [[Валуа|династии Валуа]] больные шли тысячами, причём это относилось не только к их подданным, но и к больным из соседних исторических государств: Испании, Португалии, Италии, Германии, Швейцарии, Нидерландов<ref name=":2" />.
[[Файл:Henry VIII's Angel.jpg|мини|Монета [[Генрих VIII|Генриха VIII]]]]
Во Франции и Англии этот обряд постепенно стал приобретать свои специфические черты. В Британии в центре обряда оказалось вручение особого королевского дара — монеты. Во время войны [[Война Алой и Белой розы|Алой и Белой розы]] английские монархи для увеличения своей популярности стали оделять больных золотой монетой, именуемой «ангелом» и возникла вера в чудодейственную силу монеты-амулета. Таким образом вера в королевское чудо породила новое суеверие в целительную мощь «ангелов». Короли [[Людовик XIII]], [[Людовик XIV]] совершали этот обряд в дни всех великих празднеств. То же можно сказать и о английских королях [[Стюарты|династии Стюартов]]<ref name=":2" />.
 
Последнее исцеление золотушных монархом имело место в 1825 году во Франции, когда [[Карл X (король Франции)|Карл Х]] после своей коронации, состоявшейся 29 мая, последним из всех французских королей совершил обряд возложения рук<ref>{{Книга|заглавие=Средневековая Европа глазами современников|ссылка=https://books.google.com.ua/books?id=oZghAQAAIAAJ&q=Карл+Х+золотуха&dq=Карл+Х+золотуха&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwizy-TRtLLfAhWOAxAIHSwuB6I4ChDoAQhDMAY|издательство=Интерракс.|год=1994|страниц=412}}</ref>. Предполагается,По чтоповоду обращениевоскрешения королейэтого собряда цельюМарк повышенияБлок своего авторитета среди своих подданных именно к этой болезни было вызвано особенностями её протекания. Болезнь характеризуется ритмичностью и относительной мягкостью — за периодами обострения болезни обычно наступали периоды её ослабления, что способствовало вере в «королевское чудо»<ref name=":5">заметил{{Книгаsfn|автор=Михель Д. ВБлок|заглавие=Королевская власть и золотуха // Болезнь и всемирная история: учебное пособие для студентов и аспирантов1998|ответственный=|издание=|место=Саратов|издательство=Научная книга|год=2009|страницы=53|страниц=|isbn=|isbn2с=548}}</ref>.:
 
{{Цитата|В конечном счёте это возрождение архаического обряда, поднятого на смех философами предыдущего столетия, было признано неуместным представителями почти всех партий, за исключением нескольких фанатичных ультрароялистов. Накануне коронации и, следовательно, до того, как Карл Х принял окончательное решение насчет возложения рук, Шатобриан, если верить его „Замогильным запискам“, занёс в свой дневник следующие слова: „Руки, способной исцелять золотуху, нынче на свете нет“.}}
 
Предполагается, что обращение королей с целью повышения своего авторитета среди своих подданных именно к этой болезни было вызвано особенностями её протекания. Болезнь характеризуется ритмичностью и относительной мягкостью — за периодами обострения болезни обычно наступали периоды её ослабления, что способствовало вере в «королевское чудо»<ref name=":5">{{Книга|автор=Михель Д. В|заглавие=Королевская власть и золотуха // Болезнь и всемирная история: учебное пособие для студентов и аспирантов|ответственный=|издание=|место=Саратов|издательство=Научная книга|год=2009|страницы=53|страниц=|isbn=|isbn2=}}</ref>.
 
Следует отметить, что подобный статус болезни и практика врачевания правителями таким путём своих подданных имела место, не только в Европе, но и в других частях света. Так, по сообщению антрополога [[Фрэзер, Джеймс Джордж|Джеймса Фрэзера]] жители [[Полинезия|полинезийских]] островов [[Тонга]] были подвержены некоторым видам золотухи, они часто приписывали болезнь «небрежности в исполнении необходимых искупительных обрядов за неосторожное прикосновение к вождю или принадлежащим ему предметам», в связи с чем туземцы «подвергали себя обрядовому очищению из предосторожности, не будучи уверенными в том, совершили они нечто такое, что его требует, или нет». Верховный вождь с Тонга не имел права отказаться участвовать в этом обряде в связи чем подставлял свою ногу страждущим, кто желал к ней прикоснуться, даже если обращались к нему об участии в этом обычае в самое неподходящее время и у него не было особенного желания этого делать: «Нередко можно было видеть, как жирный, неуклюжий вождь, который совершал прогулку, со всех ног убегал с дороги, чтобы избежать назойливого и не свободного от корысти проявления знаков уважения»: