Об экранизации см. Софья Петровна (фильм)

«Со́фья Петро́вна» — повесть русской писательницы Лидии Чуковской, написанная в 1939—1940 годах и рассказывающая о сталинских репрессиях в годы Большого террора глазами обычной женщины-служащей, сына которой арестовывают и осуждают. Одно из весьма немногих художественных произведений о репрессиях, написанных непосредственно в разгар террора, а не годы спустя. Повесть была опубликована только спустя много лет после написания, сначала за границей, затем в СССР. По ней снят художественный фильм, поставлены спектакли.

Софья Петровна
Первое издание повести (как «Опустелый дом», 1965)
Первое издание повести (как «Опустелый дом», 1965)
Жанр повесть
Автор Лидия Чуковская
Язык оригинала русский
Дата написания 1939—1940
Дата первой публикации 1965

Ленинград, 1930-е годы. После смерти мужа, известного врача, его вдова Софья Петровна Липатова поступает на службу в крупное издательство, и вскоре становится старшей машинисткой машинописного бюро, а также членом месткома. С сыном-старшеклассником Колей она живёт в одной комнате коммунальной квартиры, ранее целиком принадлежавшей их семье. На работе Софья Петровна больше всего сближается с Наташей Фроленко, скромной некрасивой девушкой. Наташа несколько раз подавала заявление на приём в комсомол, но ей всякий раз отказывают, поскольку её отец был полковником царской армии.

Проходит несколько лет. Софья Петровна погружена в работу и общественную деятельность. Коля окончил школу и поступил в институт, где он на хорошем счету. Как отличников учёбы Колю и его товарища Алика Финкельштейна посылают работать в Свердловск, на Уралмаш, где не хватает мастеров. Вскоре Коля предлагает на заводе новый метод изготовления долбяков Феллоу, статья о нём появляется в газете «Правда», все поздравляют Софью Петровну с успехами сына.

Наступает новый, 1937 год. На ёлке для детей служащих издательства Софья Петровна узнаёт, что в городе арестовано множество врачей, в том числе доктор Кипарисов, давний коллега её покойного мужа. Волна арестов нарастает. В издательстве арестовывают сначала заведующего типографией, потом самого заведующего издательством Захарова. Внезапно из Свердловска приезжает Алик с известием, что арестован Коля. Софья Петровна на многие недели погружается в новую для неё жизнь: она каждый день ходит в тюрьму или в прокуратуру, отстаивая длинные очереди из таких же, как она, матерей или жён, разыскивающих арестованных детей или мужей. Алик и Наташа помогают ей, но про Колю ничего не удаётся узнать кроме того, что его привезли в тюрьму.

Спустя несколько месяцев Софья Петровна узнаёт, что Колю осудили на 10 лет и выслали, хотя куда именно, ей не сообщают. Тем временем отношение в издательстве к ней меняется. Наташу увольняют, а после попытки Софьи Петровны выступить на собрании в её защиту в издательской стенгазете про неё саму пишут как о «вредителе». Наташа совершает самоубийство, Алика арестовывают, Софью Петровну увольняют из издательства.

Наступает 1938 год, от Коли по-прежнему нет известий. Софья Петровна убеждена, что он может написать со дня на день, она закупает продукты и складывает в своей комнате, а также шьёт мешки, чтобы сразу послать Коле посылку. Соседи по квартире начинают поговаривать о выселении Софьи Петровны. Повредившись в уме, женщина начинает говорить знакомым, что Колю освободили и он скоро приедет. Внезапно Софья Петровна получает письмо от Коли, в котором он пишет, что его арестовали по доносу, а на допросах били, чтобы он сознался. Коля просит мать написать заявление о том, чтобы его дело пересмотрели. Софья Петровна показывает письмо Кипарисовой, которую высылают из города. Та говорит, что от заявления может быть только хуже. В замешательстве Софья Петровна возвращается домой и сжигает письмо сына.

История создания

править

Повесть во многом основана на личном опыте Лидии Чуковской, муж которой, физик Матвей Бронштейн, в 1937 году был арестован, и писательница провела в тюремных очередях годы в попытках выяснить его судьбу[1][2]. Сама писательница называет «Софью Петровну» «повестью о тридцать седьмом годе, написанной зимою тридцать девятого-сорокового, непосредственно после двухлетнего стояния в тюремных очередях»[3].

История публикации повести отражена в книге Чуковской «Процесс исключения», посвящённой исключению писательницы из Союза писателей СССР. После написания в ноябре 1939 — феврале 1940 года повесть долгие годы существовала в единственном рукописном экземпляре в толстой школьной тетради. Тетрадь хранил друг Чуковской Исидор Моисеевич Гликин[4], погибший во время ленинградской блокады и перед смертью передавший тетрадь сестре. После войны тетрадь вернулась к Чуковской, а после XX съезда КПСС писательница дала перепечатать повесть на машинке[3]. Её читали друзья, многие из которых высоко оценили произведение: так, Константин Паустовский говорил о том, что оно сильнее, чем «Один день Ивана Денисовича»[1][2].

В 1961—1962 годах Чуковская предлагала повесть для публикации в несколько журналов (в том числе «Новый мир», «Сибирские огни», «Знамя», «Москва»), однако она не была принята[1][2]. В декабре 1962 года после двух благоприятных рецензий договор на публикацию заключило издательство «Советский писатель». В январе 1963 года автору было выплачено 60 % гонорара, в марте были готовы рисунки, рукопись должна была пойти в набор. Однако в правящих кругах было принято решение о том, что литература стала слишком углубляться в «последствия культа личности», и надо говорить о достижениях, а не об ошибках советской власти. В издательстве повесть сняли с публикации, хотя в 1965 году по суду Чуковская и добилась полной выплаты гонорара[3].

Повесть получила распространение в самиздате и попала за границу. В 1965 году она была опубликована в издательстве «Пять континентов» в Париже под названием «Опустелый дом» и с переменой имён некоторых героев (например, «Ольга Петровна» вместо «Софья Петровна»). В 1966 повесть была опубликована в авторской версии в США в «Новом журнале» (№ 83 и 84). Она также была переведена на ряд иностранных языков. Лишь в 1988 году «Софья Петровна» была опубликована в СССР — в журнале «Нева» (№ 2, с рисунками Соломона Майофиса) и в книге, выпущенной издательством «Московский рабочий»[3]. Таким образом, на родине повесть была опубликована через 48 лет после написания[1][2].

Отзывы

править

Сама Лидия Чуковская называла повесть «своей лучшей книгой»[1][2], а в книге «Процесс исключения» охарактеризовала её так[3]:

В своей повести я попыталась изобразить такую степень отравления общества ложью, какая может сравниться только с отравлением армии ядовитыми газами. В качестве главной героини я избрала не сестру, не жену, не возлюбленную, не друга, а символ преданности — мать. Моя Софья Петровна теряет единственного сына. В нарочито искаженной действительности все чувства искажены, даже материнское, — вот моя мысль.

По словам писательницы, «Софья Петровна делает попытку верить одновременно и прокурору и сыну, и от этой попытки повреждается в уме»: «несчастная, рехнувшаяся Софья Петровна отнюдь не лирическая героиня; для меня это обобщенный образ тех, кто всерьез верил в разумность и справедливость происходившего»[3]. Аналогично, Павел Нерлер пишет о том, что Софья Петровна — «это собирательный образ одураченного, нравственно оскоплённого человека — простого, изначально порядочного, нормального, но поставленного в нечеловеческие условия существования»[5].

Дмитрий Быков говорит об уникальности повести, называя её «вечным документом, потрясающим портретом эпохи» и «единственным прямым репортажем из террора». Он также отмечает, что «самое ценное» в повести Чуковской, помимо того, что это «прямой репортаж», — то, что «это вещь, написанная о представителе большинства». Таких текстов, по мнению Быкова, в русской литературе два, и второй — это «Один день Ивана Денисовича». «Главный моральный вопрос» произведения критик формулирует так[6][7]:

Каким образом морального, нормального, вменяемого человека, который был воспитан в традиционной этике, оказалось так легко превратить в раба? И вот здесь Чуковская делает страшный вывод, который очень актуален для XX века: в ХХ веке мало быть человеком. Человек в ХХ веке поразительно легко становится скотиной. В ХХ веке от человека, если он хочет сохраниться, требуются свехчеловеческие качества, прежде всего, готовность противостоять большинству…

Адаптации

править

В 1989 году в СССР режиссёром Аркадием Сиренко был снят одноимённый фильм по повести; в заглавной роли выступила Анна Каменкова.

Спектакли по повести ставились в российских театрах, в том числе Новосибирском театре «Глобус» (2000, режиссёр-постановщик Вениамин Фильштинский) и в Саратовском академическом театре драмы (2011, режиссёр-постановщик Марина Глуховская).

Примечания

править
  1. 1 2 3 4 5 Лидия Чуковская. «„Софья Петровна“ — лучшая моя книга» Архивная копия от 7 августа 2020 на Wayback Machine на сайте Chukfamily
  2. 1 2 3 4 5 Лидия Чуковская. «„Софья Петровна“ — лучшая моя книга» (Из дневника: Попытки напечатать повесть. Публикация, подготовка текста, предисловие и примечания Елены Чуковской) Архивная копия от 7 марта 2022 на Wayback Machine в Журнальном зале
  3. 1 2 3 4 5 6 Лидия Чуковская. Процесс исключения (Очерк литературных нравов) Архивная копия от 26 марта 2022 на Wayback Machine на сайте Chukfamily
  4. М. Кораллов. Надо жить долго Архивная копия от 3 февраля 2020 на Wayback Machine на сайте Chukfamily
  5. П. Нерлер. Фантастическая явь Архивная копия от 3 февраля 2020 на Wayback Machine на сайте Chukfamily
  6. Дмитрий Быков. 1939 год в повести Лидии Чуковской «Софья Петровна» Архивная копия от 10 марта 2022 на Wayback Machine («Сто лекций», 09.07.2016)
  7. Дмитрий Быков. Лидия Чуковская «Софья Петровна». 1939 Архивная копия от 29 января 2020 на Wayback Machine на сайте Chukfamily

Ссылки

править
  • Повесть «Софья Петровна» на сайте Chukfamily (по изданию: Чуковская Л. Софья Петровна. Спуск под воду: Повести. М.: Московский рабочий, 1988.)