Сремский фронт

Сре́мский фронт (нем. Syrmienfront, сербохорв. Sremski front/Сремски фронт) — укреплённый оборонительный рубеж вермахта и хорватских вооружённых сил, действовавший в Среме и части Восточной Славонии во время Второй мировой войны в период с 23 октября 1944 года по 13 апреля 1945 года[К 1].

Сремский фронт
Основной конфликт: Народно-освободительная война Югославии
Пополнение 5-го Словенского батальона 1-й Краинской ударной бригады в пути на Сремский фронт, 7 декабря 1944 года
Пополнение 5-го Словенского батальона 1-й Краинской ударной бригады в пути на Сремский фронт, 7 декабря 1944 года
Дата 23 октября 1944 — 13 апреля 1945
Место Срем и часть Восточной Славонии
Итог Бои на Сремском фронте завершились сломом немецко-усташско-домобранской обороны и наступлением войск Югославской армии к Загребу, Словении и австрийской границе
Противники

Флаг Югославии (1945—1991) НОАЮ/ЮА
 СССР
 Болгария

 Нацистская Германия
Независимое государство Хорватия НГХ

Командующие

Югославия Иосип Броз Тито
Югославия Пеко Дапчевич
Флаг СССР Фёдор Иванович Толбухин
Флаг Болгарии Владимир Димитров Стойчев

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Максимилиан фон Вейхс
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Максимилиан де Ангелис
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Александер Лёр
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Йозеф Кюблер (нем.)
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Хельмут Фельми

Силы сторон

Около 111 тысяч человек в составе 1-й армии по состоянию на начало апреля 1945[1]

Около 100 тысяч человек в составе 34-го армейского корпуса на фронте от Дони-Михоляца до Брчко с учётом подчинённых частей вооружённых сил НГХ по состоянию на начало апреля 1945[2]

Потери

НОАЮ: от 10 000—15 000 человек до 30 000 человек убитыми;
РККА: 1100 человек убитыми;
Болгарская армия: 630 человек убитыми;
Итальянская бригада: 163 человек убитыми.

Немецко-усташско-домобранские войска: около 30 000 человек убитыми.

Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Сремский фронт был образован группой армий «Ф» после поражения в ходе Белградской операции Красной армии и Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) для того, чтобы обеспечить вывод немецких войск из Греции, Албании и Южной Югославии на территорию Хорватии (НГХ) и не допустить продвижения НОАЮ и советских соединений к Осиеку и Загребу. Сремский фронт находился на стыке немецких групп армий «Юг» и «Ф» и защищал южный фланг германских армий на Восточном фронте, а также связывал Восточный и Итальянский театры военных действий. Сремскому фронту отводилась ключевая роль в системе обороны группы армий «Ф».

Термин «Сремский фронт» был принят как немецким, так и югославским командованием. Для НОАЮ Сремский фронт был частью общеюгославского фронта, а также стратегического фронта антигитлеровской коалиции.

Военные действия на Сремском фронте длились 172 дня и были самыми трудными, ожесточёнными и продолжительными среди сражений Народно-освободительной войны в Югославии. В боевых действиях на фронте в разное время участвовали части 2-й танковой армии и разбитой армейской группы «Сербия» (укр.), 68-го армейского корпуса, корпусной группы «Кюблер (нем.)», а затем немецко-усташско-домобранские войска 34-го армейского корпуса. Им в разные периоды противостояли 1-й Пролетарский корпус (с 1 января 1945 года — 1-я армия), соединения и части 12-го Воеводинского корпуса и 3-й армии НОАЮ, 68-й стрелковый корпус 3-го Украинского фронта, дивизии 1-й Болгарской армии, бригады Сремской оперативной зоны Главного штаба Народно-освободительной армии и партизанских отрядов (НОАиПО) Воеводины (серб.), Авиагруппа генерал-майора Витрука, Итальянская партизанская бригада «Италия»[К 2] и ряд других воинских формирований.

Сражения на Сремском фронте завершились прорывом немецко-усташско-домобранской обороны 12—13 апреля 1945 года и продвижением войск Югославской армии к Загребу, Словении и австрийской границе.

История Сремского фронта является одной из тем, на которых в Сербии строится культура воспоминаний о событиях Второй мировой войны в Югославии.

Стратегическое значение СремаПравить

Срем — это участок Среднедунайской низменности между реками Дунай и Сава. Через его территорию пролегают важные линии коммуникаций, ведущие из Белграда в направлении Славонски-Брода и Загреба. Из-за наличия этих коммуникаций Срем рассматривался в качестве важного направления для наступательных операций НОАЮ и Красной армии после падения Белграда. Особое место Срем занимал в немецких военных планах до конца 1944 года в связи с начавшимся 3 октября 1944 года отходом основных сил группы армий «Е» из Греции. Эта группировка была подчинена Главнокомандованию Юго-Востока и насчитывала 350 тысяч человек. После пресечения маршрута отступления немцев через Скопье, Ниш и Белград, отход группы армий «Е» вёлся долинами Ибара и Западной Моравы по направлению Скопье — Косовска-Митровица — Кралево — Чачак — Ужице — Вишеград, а также через Санджак по направлению Рашка — Нови-Пазар — Приеполе — Вишеград. Из Вишеграда путь проходил на Сараево и далее по долине Босны в Славонски-Брод. Защищая линию коммуникации Белград — Славонски-Брод — Загреб, немецкая линия обороны в Среме обеспечивала сохранение путей отхода группы армий «Е» на территорию Хорватии. Поступающие из Греции воинские части задействовались в дальнейшем в Баранье, на Сремском фронте, в Венгрии и Восточной Боснии[8][9][10].

ПредысторияПравить

После разгрома немецкой армейской группы «Сербия» в ходе Белградской операции оборону восточных рубежей Срема и в целом Хорватии обеспечивала 2-я танковая армия группы армий «Ф». Слом германского фронта в Сербии привёл к утрате армией соединения с южным флангом группы армий «Юг» и сопряжения с войсками группы армий «Е». При этом последние пребывали в горах Средних Балкан, растянувшись от Греции до долин Ибара и Дрины. В этой обстановке командующий армией генерал артиллерии Максимилиан де Ангелис рассматривал в качестве главной угрозы для немецких сил на Юго-Востоке действия Красной армии (РККА) на речных равнинах Дуная, Савы и Дравы. Поэтому первоочередной задачей армии было создание новой линии обороны в Среме и установление соединения её левого фланга с правым флангом группы армий «Юг»[11][12].

20 октября 1944 года войска 4-го механизированного и 75-го стрелкового корпусов 3-го Украинского фронта совместно с частями 1-й армейской группы НОАЮ (серб.) освободили столицу Югославии город Белград[13]. Потеря немцами Белграда и корпусной группы «Штеттнер (нем.)» (окружённой южнее города) открыла советским и югославским войскам путь на запад и создала угрозу флангового обхода немецких позиций на Дунае и Саве. В связи с этим командование группы армий «Ф» опасалось последующего удара советских моторизованных частей на Сремска-Митровицу, что отрезало бы немецкие войска в Среме и на Тисе от сил группы армий. Чтобы избежать такого развития событий, штаб 2-й танковой армии планировал отвести свои части из Восточного Срема на запад на более выгодную хордовую позицию в Среме и Славонии, опирающуюся своими флангами на реки Сава и Дунай. Эта позиция, названая «линией Нибелунгов», пролегала по участкам рек Дрина и Босут и далее восточнее города Шид до Дуная у Опатоваца (укр.). Чтобы выиграть время для укрепления «линии Нибелунгов», план отхода войск предусматривал последовательную оборону на шести промежуточных рубежах[14].

 
Восточная Хорватия

Угроза ожидаемого немцами удара советской мотопехоты на Сремска-Митровицу не подтверждалась планами командования РККА, так как после освобождения Белграда и разгрома группировки немецких войск в Сербии 3-й Украинский фронт был ориентирован Генеральным штабом на перегруппировку основных сил с белградского на северо-западное направление, вывод 57-й армии в район Сомбора и последующее наступление на запад долиной реки Драва, с вклиниванием между германскими группами армий «Юг» и «Ф»[К 3][17].

Тем временем после освобождения Белграда подразделения НОАЮ и 3-го Украинского фронта продолжили наступление в Среме, Бачке и Сербии к югу от Савы и Дуная. 20 октября были взяты Врбас, Кула, Бачка-Паланка, Рача-Крагуевачка. 21 октября — Сомбор и самый большой город Шумадии — Крагуевац. 22 октября — Земун, Стара-Пазова, Инджия, Тител, Оджаци и Книч. 23 октября были освобождены Нови-Сад, Петроварадин, Сремски-Карловци и Шабац. 24 октября — Апатин. Тем самым войска Красной армии и НОАЮ вышли к Дунаю на всём протяжении от югославско-венгерской границы на севере до Бачка-Паланки и Илока на юге[18].

 
Сремский фронт к апрелю 1945 года (на карте выделен красной линией)

Далее 3-й Украинский фронт начал переброску своих основных сил на север. В то же время 12-й Воеводинский корпус, переправившийся в течение 22 октября через Саву, совместно с 6-й Ликской пролетарской дивизией, бригадами Сремской оперативной зоны Главного штаба НОАиПО Воеводины и рядом советских артиллерийских и пехотных частей 64-го стрелкового корпуса начали 23 октября бои на Сремском фронте и 24 октября вышли на линию Шатринци — Путинци (серб.) — Добринци (серб.) — Буджяновци (серб.) напротив первой немецкой оборонительной «коричневой линии»[15][19].

Сремский фронт в период с 23 октября по 30 ноября 1944 годаПравить

Цель создания фронта и его значениеПравить

Создание фронта в Среме преследовало цель предотвратить продвижение советских и югославских войск на запад, а также обеспечить отход 350-тысячной группы армий «Е» из Греции[К 4][20][21]. Сремский фронт находился на стыке немецких групп армий «Юг» и «Ф» и защищал южный фланг германских армий на Восточном фронте, а также связывал его через югославскую территорию с Итальянским театром военных действий. Сремскому фронту отводилось ключевое значение в системе обороны группы армий «Ф»[22][23].

Как отмечает историк Никола Тошич Малешевич, созданные немцами укреплённые рубежи между Савой и Дунаем стали называть в начале ноября 1944 года Сремским фронтом[21]. Термин «Сремский фронт» был принят как немецким, так и югославским командованием. Для НОАЮ Сремский фронт был частью общеюгославского фронта, а также стратегического фронта антигитлеровской коалиции[24].

Формирование и стабилизация фронтаПравить

После поражения в битве за Белград германские войска в Среме избежали окружения. По заключению историка Клауса Шмидера (нем.), «русские и партизаны» медленно преследовали немцев в Среме [25]. В действиях советских войск южнее Савы немецкая сторона не выявляла намерений наступать силами расположенных в районе Белграда частей в направлении Дрины или ударить ими в тыл германских войск в Среме. В этих условиях командование 2-й танковой армии, ответственное за организацию обороны в Среме, успело собрать остатки многочисленных подразделений армейской группы «Сербия» и в короткое время создать новый фронт на линии Дунай — Сава. 25 октября Главнокомандованию Юго-Востока стало ясно, что 3-й Украинский фронт перемещает 4-й гвардейский механизированный корпус на север. Это указывало на то, что основной советский удар будет нанесён не в Среме, а в Венгрии[26].

Строительство первых оборонительных рубежей началось 24 сентября 1944 года по приказу командующего 2-й танковой армией генерала артиллерии Максимилиана де Ангелиса. При планировании и строительстве опорных пунктов задействовались инженерные части 2-й танковой армии, фольксдойче и сербское гражданское население. Всего было подготовлено семь линий обороны, составивших единую Сремскую укреплённую зону (сербохорв. Sremska utvrđena zona/Сремска утврђена зона). Каждая линия имела своё условное название. Они располагались с востока на запад в следующем порядке: коричневая, зеленая, жёлтая, чёрная, красная, нибелунгов и снова зелёная линия. В некоторых сёлах между реками Босут и Сава были построены отдельные опорные пункты. Глубина обороны достигала 100 км. Система обороны включала сплошные окопы, ходы сообщения, наблюдательные пункты, деревоземляные бункеры, пулемётные гнезда с пристреляными секторами огня, а также минные заграждения[27][28].

Пока Срем был тылом, дислоцированные здесь воинские формирования подчинялись коменданту 582-го армейского тылового района (нем. Kommandant des rückwärtigen Armeegebiets 582) и включали три полицейские добровольческие полка СС, один полк охраны тыла, 7 дивизионов ПВО, полк транспортной охраны и ряд других немецких и хорватских охранных и жандармских подразделений. Для обеспечения вывода войск из Восточного Срема и организации обороны на новой линии фронта группа армий «Ф» отдала 19 октября 1944 года приказ штабу 2-й танковой армии сформировать командование 68-го армейского корпуса в составе высвободившихся после Белграда органов управления корпусной группы Шнеккенбургера (нем.) и прибывших из Греции сотрудников штаба 68-го армейского корпуса, а также дивизионный штаб особого назначения «Штефан» (нем. Divisionsstab z. b. V. (Stephan))[К 5]. 23 октября штаб «Штефан» передал командование воинскими частями Срема новосозданной дивизионной группе «Бёттхер», а сам сосредоточился на выполнении задач защиты линий коммуникаций от партизан. Дивизионная группа «Бёттхер» насчитывала около 15 тысяч человек и подразделялась на 5 боевых групп (БГ). Её штаб размещался в Руме. Группа «Бёттхер» заняла первую «коричневую линию» Добринци — Путинци — Шатринци — Крушедол и должна была задержать части НОАЮ, наступающие на направлении от Земуна до Румы. Начатые группой работы по созданию укреплений не позволила завершить быстроменяющаяся военная обстановка. Успели только вырыть окопы напротив населённых пунктов. Первым cильнo yкpeплённым оборонительным рубежом была «зелёная линия». Самым защищённым рубежом — «линия Нибелунгов»[К 6][14][30][31][32][33].

Создание нового фронта в Среме происходило в условиях острой нехватки войск. Согласно донесению об обстановке на 20 октября 1944 года, для целей формирования нового фронта имелось не более «5—6 измотанных боями батальонов, усиленных отдельными батареями». 21 октября их дополнили части боевой группы под командованием 117-й егерской дивизии, пробившиеся в Шабац. Эта группа численностью 12 тысяч человек вырвалась из окружения без тяжёлого оружия. 23 октября её первые подразделения начали занимать участок обороны на Дрине. Здесь дивизия получила тяжёлые вооружения и технику ставшей ненадёжной мусульманской дивизии СС «Ханджар». В это же время 1-я горнопехотная дивизия заняла позиции на Дрине на участке от устья реки до Зворника. Тогда же начали выходить на назначенные оборонительные позиции между устьем Дрины и Дунаем возле Вуковара немецкие войска, отступающие из Восточного Срема. Дивизия «Бранденбург», дислоцированная на Тисе, была выведена 22 октября на южный берег Дуная и затем переместилась в район Осиека, чтобы обеспечить стык с частями группы армий «Юг» в Венгрии[34][25][35].

Тем временем наскоро сформированная дивизионная группа «Бёттхер» и приданные ей усташско-домобранские и полицейские части общей численностью около 25 тысяч человек готовились к обороне первого рубежа Сремской укреплённой зоны — «коричневой линии». На «зелёной линии» укреплялись основные силы немцев. Штурм этих рубежей вели югославские 11-я, 16-я и 36-я дивизии, а также бригады Сремской оперативной зоны. 11-ю и 16-ю дивизии усиливали советские артиллерийский дивизион и дивизион гвардейских реактивных миномётов. 36-ю дивизию поддерживали стрелковый батальон 236-й стрелковой дивизии и артиллерийская группа в составе артиллерийского полка и дивизиона «Катюш». Атаки начались 25 октября в 12 часов после краткой артиллерийской подготовки по немецким позициям на «коричневой и зелёной линиях». К концу дня 3-я Воеводинская бригада 36-й дивизии и батальон красноармейцев освободили Ириг, а 9-я Воеводинская бригада Сремской оперативной зоны — Язак. На направлении Румы бригады 16-й дивизии, преодолев сопротивление и отразив контратаки немцев, заняли Путинци и Добринци. 26 октября 11-я Краинская дивизия овладела населёнными пунктами Хртковци и Ярак, а 9-я Воеводинская бригада, во взаимодействи с подразделениями 3-й Воеводинской бригады, — Врдником. В середине того же дня бригады 16-й дивизии пошли на штурм сильного узла немецкой обороны на «зелёной линии» в городе Рума. Атаки, сопровождавшиеся потерями, длились до темноты, после чего были временно прекращены. Утром штурм продолжился и к 10 часам город был взят. 11-я Краинская дивизия в свою очередь освободила Шашинци. Но и немцы не мирились с продвижением югославов. В тот же день они предприняли контратаку на левом фланге дивизионной группы «Бёттхер» и отбили Врдник, Язак и Гргуревци, вынудив 36-ю дивизию временно остановиться[36][37].

27 октября немецкое командование расформировало штаб армейской группы «Сербия», а руководство войсками в Среме, на Дрине и Дунае перешло к штабу 68-го армейского корпуса, дислоцированному в селе Остров около Вуковара[31]. В это время вверенные корпусу части занимали «жёлтую линию», основным узлом обороны которой была Сремска-Митровица. Город удерживали части немецких 117-й и 118-й егерских и 1-й горнопехотной дивизий, а также сильные части усташей. 28 октября 1944 года Гитлер приказал Главнокомандованию Юго-Востока рассматривать «линию Нибелунгов» как вторую позицию и обеспечить оборону Срема к востоку от неё. В этот же день 11-я Краинская дивизия прямо с марша начала штурм Сремска-Митровицы с востока и северо-востока. Артиллерийская поддержка советских частей эффекта не имела из-за неразведанности целей. Атакующие попадали под сильный немецкий огонь и несли потери. К обеду 3-й батальон 5-й Краинской бригады прорвался в центр города, но был окружён немцами и был вынужден пробиваться из кольца на север рукопашным боем. Не сумев овладеть городом, краинцы держали его в блокаде до 30 октября, когда их сменила 16-я Воеводинская дивизия. Днём ранее, 29 октября 1944 года, 2-я танковая армия получила приказ считать в качестве последнего рубежа «красную линию». «Жёлтую линию, а также расположенную западнее «чёрную линию», надлежало удерживать до последней возможности. В дополнение к этому, 30 октября 2-я танковая армия получила указание по возможности не отводить линию фронта за Сремска-Митровицу и удерживать рубеж Сремска-Митровица — Велики-Радинци — Бешеново — Ремета[38]. Штурм Сремска-Митровицы, предпринятый 16-й Воеводинской дивизией в ночь с 30 на 31 октября, немцы отразили. Следующий штурм начался с наступлением сумерек 31 октября. Ожесточённые атаки 1-й и 4-й Воеводинских бригад доходили до рукопашных схваток. К полудню 1 ноября город был взят югославскими войсками. В тот же день на правом фланге наступления 36-я Воеводинская дивизия овладела населёнными пунктами Бешеново и Шулям, а 6-я Ликская дивизия заняла Велики-Радинци. После этого немецкие части отступили на четвёртую «чёрную линию»[39][38].

Наступление партизанских войск сопровождалось изменением командной и организационной структуры войск НОАЮ. 1 ноября 1944 года была расформирована Сремская оперативная зона, а её 7-ю и 8-ю бригады включили в состав создаваемой 51-й Воеводинской дивизии. 9-ю Воеводинскую бригаду передислоцировали в Нови-Сад, а 10-я пополнила 36-ю Воеводинскую дивизию. 11-я Воеводинская бригада совершила переход в Бачку и заняла позиции на левом берегу Дуная от Богоева (серб.) до Бачка-Паланки[40].

Отступив из Сремска-Митровицы, дивизионная группа «Бёттхер» перешла на четвёртую «чёрную линию» Лачарак — Чалма (серб.) — Дивош (серб.) — Джипша — Нештин (серб.). Здесь её расформировали, а личный состав включили в 118-ю егерскую дивизию. В последующие дни в период со 2-го по 10-е ноября 1944 года части 12-го Воеводинского и 1-го Пролетарского корпусов, действующие при поддержке советской артиллерии и авиации авиагруппы генерала Витрука, в результате ожесточённых боёв, чередующихся атак и контратак, с большими потерями вытеснили немцев на пятую «красную линию». Этот рубеж немецким войскам было приказано защищать любой ценой[41].

Период затишья на Сремском фронтеПравить

 
В траншее 21-й Сербской ударной дивизии

В результате 15-дневного наступления в период с 23 октября по 10 ноября 1944 года войска 1-го Пролетарского и 12-го Воеводинского корпусов преодолели ожесточённое сопротивление немцев на четырёх рубежах обороны глубиной около 50 км. Пробивать оборону немцев партизанам в большинстве приходилось в рукопашных боях, со значительными потерями с обеих сторон. Личный состав югославских корпусов был измотан. Силы бойцов истощили усталость, холод при плохой одежде, недоедание. Обстановку того времени передаёт донесение штаба 6-й Ликской пролетарской дивизии: «Вся 6-я дивизия и основная часть 21-й дивизии находятся в чистом поле, без крыши над головой. Люди плохо обучены. В двадцать первой были случаи смерти от переохлаждения. В шестой ещё хуже». Положение противоборствующих сторон осложнялось постоянными дождями, грязью и холодом. В этих условиях после выхода югославских войск на немецкий оборонительный рубеж «красной линии» активность противников ограничилась разведкой и локальными столкновениями второстепенного значения. На Сремском фронте установилось относительное затишье. Началась окопная война на пропитанной проливными дождями и мокрым снегом равнине, отчего траншеи заполнялись водой иногда выше колена, а простуды, воспаления и другие болезни были не менее опасны чем пули противника[42][43].

Используя затишье, югославское командование осуществило переформирование войск. После двадцатидневных непрерывных боёв 12-й Воеводинский корпус отвели 11 ноября на отдых в Бачку и позднее через Батину (серб.) на Дравский фронт. На Сремском фронте остался 1-й Пролетарский корпус в составе 6-й Ликской пролетарской, 11-й Краинской и 21-й Сербской дивизий. Всего около 20 тысяч человек. 1-я Пролетарская и 5-я Краинская дивизии 1-го корпуса пребывали в это время в Земуне и Белграде, где пополнялись новобранцами и осуществляли перевооружение советским оружием[42][43].

12 ноября 1944 года ответственность за оборону немецкого Сремского фронта приняла корпусная группа «Кюблер» в составе: 1-й горнопехотной дивизии и частей 117-й егерской дивизии (обороняли участок от Зворника до Биелины), 118-й егерской дивизии (участок от села Мартинци до Илока и вверх по Дунаю до Сотина), дивизионной групы «Штефан» (участок на реке Драве от устья до Дони-Михоляца), полицейских формирований охранного района «Юг» (обеспечивающих тыл группы «Кюблер» в районе Винковци — Джяково), а также усташско-домобранских воинских частей[44]. 23 ноября 1944 года главнокомандующий Юго-Востока фельдмаршал Максимилиан фон Вейхс подчинил корпусную группу «Кюблер» штабу группы армий «Е»[45].

Подготовка к прорыву Сремского фронтаПравить

Тем временем в ноябре 1944 года основные события на Юго-Востоке происходили в Южной Венгрии. К началу наступления войск 3-го Украинского фронта в районе Батины и Апатина его левый фланг смыкался с правым флангом НОАЮ на Сремском фронте. В этой связи для советского командования было важным продолжение активных действий югославов в междуречье Дравы и Савы. С учётом этого, Ставка Верховного Главнокомандования поручила командующему 3-м Украинским фронтом маршалу Ф. И. Толбухину договориться с югославским командованием о взаимодействии[46].

Советское наступление в Южной Венгрии вынудило немецкое командование отвести часть войск со Сремского фронта в Баранью, поэтому ВШ НОАЮ был заинтересован в использовании ослабленного положения немцев для освобождения Срема и Славонии. Верховный штаб НОАЮ пришёл к выводу, что настал удобный момент для прорыва Сремского фронта, овладения важными узлами немецкой обороны — городами Винковци и Осиек и соединения с войсками 6-го и 10-го корпусов, действующих в Славонии и Подравине. Эти намерения также отвечали стремлениям советской стороны оттеснить на запад немецкие позиции на Дунае и открыть снабжение войск 3-го Украинского фронта по этой реке. В период с 17 по 20 ноября маршал Ф. И. Толбухин побывал в Белграде и Софии, где согласовал взаимодействие с югославскими и болгарскими войсками. В частности, югославская сторона обязалась наступать вдоль реки Сава в общем направлении на Загреб и до начала действий болгарской армии выделить армейский корпус, чтобы обеспечить левый фланг 57-й армии в Баранье. Советское командование обещало до окончательного ухода последних частей Красной армии с югославских земель поддержать предстоящее наступление на Сремском фронте силами 68-го стрелкового корпуса 3-го Украинского фронта, 1-го гвардейского укрепрайона и Дунайской военной флотилии. Начало наступления было назначено на 3 декабря 1944 года[47][48][49].

К концу ноября 1944 года в результате победы советских и югославских войск в Батинской битве части 12-го Воеводинского корпуса заняли позиции на реке Драва и создали Дравский фронт. Этот новый фронт, простиравшийся от Вировитицы до устья Дравы, Сремский фронт — от Дуная до Савы, а также Дринский фронт — от Зворника на Дрине до её впадения в Саву, составляли в военно-стратегическом плане единое целое[50].

План наступления на Сремском фронте предусматривал нанесение удара частями 68-го стрелкового корпуса по правому берегу Дуная в направлении Илок — Сотин — Вуковар — Осиек. 1-й Пролетарский корпус должен был действовать фронтально, наступая главными силами на направлении Ердевик — Шид — Винковци — Джяково — Нашице и во взаимодействии с частями 68-го стрелкового корпуса овладеть городом Осиек. Кроме 1-го Пролетарского корпуса Верховный штаб НОАЮ привлекал к операции войска главных штабов народно-освободительной армии и партизанских отрядов (НОАиПО) Воеводины и Хорватии, отводя им задачу ведения боевых действий в тылу и на Дравском фронте[51]. Главному штабу НОАиПО Воеводины было поручено действовать тремя дивизиями (16-я, 36-я и 51-я) на Дунае и Драве, направляя удар в тыл и фланг немецких частей на Сремском фронте. 6-му Славонскому корпусу Главного штаба НОАиПО Хорватии отводилась задача действовать в Восточной Славонии в непосредственном тылу у немцев, помогая югославским и советским войскам Сремского фронта в их продвижении в глубь территории противника[51] .

Декабрьские наступления 1944 годаПравить

Накануне декабрьского наступления на Сремский фронт были переброшены 1-я Пролетарская и 5-я Краинская дивизии. Вместе с ними в наступлении участвовали 11-я Краинская и 21-я Сербская дивизии. 6-ю Ликскую пролетарскую дивизию отвели в тыл на отдых. 68-й стрелковый корпус задействовал в операции прорыва 52-ю и 223-ю стрелковые дивизии (сд)[49].

5-ю «красную линию» удерживала 118-я егерская дивизия в составе около 20 тысяч человек. Её позиции защищали минные поля с десятком тысяч мин и заграждения из колючей проволоки. Советско-югославское наступление началось 3 декабря с артиллерийской подготовки. В 10 часов в атаку на фронте от Илока до Мартинци шириной около 30 км пошли 11 бригад 1-й, 11-й и 21-й дивизий 1-го Пролетарского корпуса и 52-я стрелковая дивизия 68-го стрелкового корпуса[49].

В первый день не удалось достичь успеха. Большая часть атакующих советских и югославских подразделений, за исключением 8-й Черногорской бригады, не продвинулась дальше минных полей. Потери в подразделениях были высокими. Многие бойцы погибли на минах[49]. Утром 4 декабря смешанный советско-югославский отряд форсировал Дунай между Опатовацем и Мохово (укр.) и образовал плацдарм шириной 3 и глубиной 2 км. Десант отвлёк на себя часть немецких сил и облегчил задачу частей, наступающих с фронта. 52-я сд перешла в атаку и к полудню 4 декабря взяла город Илок, а 1-я Пролетарская и 11-я Краинская дивизии овладели Ердевиком. Это сломило немецкую оборону на «красной линии» и корпусная группа «Кюблер» получила приказ отступить на «линию Нибелунгов». С утра 5 декабря части 1-го Пролетарского корпуса и 52-й стрелковой дивизии начали преследовать отходящего противника. Советско-югославский десант выбил немцев из Опатоваца, а 1-я Пролетарская дивизия вышла к линии Новак-Бапска (серб.) — Беркасово — Шид. 11-я Краинская к концу дня приблизилась к Шиду. На правом фланге немцы оставили Мартинци и Кузмин. Этим воспользовались бригады 21-й Сербской дивизии и заняли к концу 5 декабря Адашевци, Морович, Вишничево и Сремска-Рачу (серб.)[52].

Достигнув «линии Нибелунгов» к концу 5 декабря, шесть бригад 1-й Пролетарской и 11-й Краинской дивизий в тот же день овладели после трёхчасового штурма городом Шид. Таким образом за первые три дня наступления войска 1-го Пролетарского и 68-го стрелкового корпусов отбили у противника первую полосу укреплений «линии Нибелунгов» и пробились на линию Опатовац — восточнее Ловаса (серб.) — Шид — Адашевци — Морович — Вишничево — Сремска-Рача. Несмотря на то, что целостность немецкой обороны была нарушена, главнокомандующий Юго-Востока фельдмаршал Вейхс снова приказал 5 декабря генералу Кюблеру удержать «линию Нибелунгов» и не допустить отступления на «зеленую линию». Приказание гласило: «Приказом командующего Юго-Востока обращаю ваше внимание на то, что „линия Нибелунгов“ должна удерживаться безоговорочно. О выходе на „зеленую линию“ не может быть и речи». Однако бригады 1-й Пролетарской дивизии и батальон 5-й Краинской бригады вечером 6 декабря перешли в атаку на ключевой опорный пункт немцев в Товарнике (укр.) и после непрерывного ночного боя с большими потерями обеих сторон утром 7 декабря овладели городом. Со взятием Товарника немцы были вынуждены отступить на последний рубеж «зелёной линии», пролегавшей от Сотина, через Берак и Оролик (хорв.) к Отоку. 7 декабря 1-й Пролетарский и 68-й стрелковый корпуса начали штурм «зелёной линии». В этот же день в бой был введён второй эшелон 68-го стрелкового корпуса — 223-я стрелковая дивизия[53].

Атаки 52-й стрелковой дивизии и 3-й Воеводинской бригады у Сотина немцы отразили. Тогда командующий 3-м Украинским фронтом маршал Толбухин и Главный штаб НОАиПО Воеводины приняли решение высадить в тылу немцев десант с целью отвлечения сил противника и облегчения задачи прорыва фронта на направлении через Сотин к Вуковару. Однако эта операция к успеху не привела. 1332 десантника из состава 5-й Воеводинской бригады и советских 305-го батальона морской пехоты и 8-го отдельного гвардейского пулемётно-артиллерийского батальона высадились ночью с 7 на 8 декабря около Вуковара. На их ликвидацию противник бросил значительные силы. Завязались непрерывные бои, переходящие в рукопашные схватки. К полудню 9 декабря ситуация стала критической. В то же время немцы отразили атаки 11-й Краинской, 5-й Краинской и 223-й стрелковой дивизий на направлении Оролика, около Сотина и Отока. Понеся большие потери, в ночь на 9 декабря остатки десанта вынуждены были отступить на левый берег Дуная[54].

12 декабря 1944 года командование немецко-усташско-домобранскими войсками на Сремском, Дравском и Дринском фронтах принял 34-й армейский корпус группы армий «Е»[55].

14 декабря девять бригад 1-го Пролетарского корпуса и два полка 52-й стрелковой дивизии РККА предприняли после 40-минутной артиллерийской подготовки новый штурм «зелёной линии», но все атаки в этот и на следующий день были немцами отражены. 15 декабря наступление было прекращено[56][51][57].

Вскоре после этого немцы провели перегруппирование войск. 118-ю дивизию заменила 117-я егерская[58]. Смена состава соединений произошла и на советско-югославской стороне. 68-й корпус по приказу маршала Ф. И. Толбухина убыл до 24 декабря в Венгрию, а вместо него позиции на фронте заняли 3-я и 8-я дивизии 1-й Болгарской армии[59]. После перегруппировки сил 1-й Пролетарский корпус и болгарские дивизии перешли 22 декабря в новое наступление. Несмотря на ожесточённый характер атак, хорошо укреплённые немецкие позиции югославам и болгарам прорвать не удалось. 28 декабря безуспешный штурм немецкой обороны был прекращён. После этого в конце декабря 1944 года — начале января 1945 года болгарские дивизии передали свои позиции частям 1-го Пролетарского корпуса и были отправлены в Венгрию. Весь Сремский фронт от Савы до Дуная теперь удерживал 1-й Пролетарский корпус при поддержке советской артиллерии[60].

Фронт в январе — марте 1945 годаПравить

1 января 1945 года приказом Верховного главнокомандующего НОАЮ маршала И. Броза Тито на Сремском фронте была сформирована 1-я армия в составе 1-й Пролетарской, 6-й Ликской пролетарской, 5-й и 11-й Краинских и 21-й Сербской дивизий, а также 1-й кавалерийской бригады общей численностью около 55 тысяч человек[61].

 
Немецкий контрудар 3—5 января 1945 года

Югославская 1-я армия, расположенная в Среме в пределах досягаемости железной дороги Брчко — Винковци — Осиек, угрожала переброске немецких частей из Восточной Боснии на Сремский и Дравский фронты и в Венгрию. Немецкое командование стремилось передвинуть фронт как можно дальше на восток в сторону Шида. Первый контрудар был проведен 3 января 1945 года против левого фланга югославской 1-й армии в направлении Оток — Комлетинци (серб.)Ниемци (укр.). Боевые группы «Бюргермейстер» и 7-й горнопехотной дивизии СС, поддерживаемые танками и артиллерией, захватили врасплох 21-ю Сербскую дивизию, занимавшую фронт длиной около 10 км. Немецкая мотопехота и танки быстро охватили югославскую дивизию с флангов и вынудили её отступать с боем к мосту на реке Босут. Переправиться через мост вся дивизия не смогла. Часть людей переходила реку по тонкому льду, не выдерживающему нагрузку, и погибла в воде, а часть была захвачена в плен. Потери дивизии за 3 января составили 182 человека убитыми, 308 человек ранеными и 315 пропавшими без вести. После перехода через Босут 21-ю дивизию сразу отвели в тыл на отдых и переформирование, а в бой вступили 1-я Пролетарская, 5-я Краинская и 6-й Ликская пролетарская дивизии. Их контратаки южнее Оролика и к западу от Комлетинци до Босутских лесов замедлили продвижение противника, тем не менее югославы оставили сёла Комлетинци, Ниемци и Подградже (серб.). После этого части 1-го Пролетарского корпуса заняли позиции вдоль левого берега Босута. 4 января немцы не продолжили наступление. Фронт стабилизировался и стороны приступили к его фортификационному укреплению[62][63][64][65].

 
Немецкая операция «Зимняя буря», 17—21 января 1945 года

В середине января 1945 года последние части группы армий «Е» вышли на территорию Ховартии[66], а вскоре немецкие войска предприняли сильное контрнаступление в период 17—21 января в направлении Сотин — Товарник — Шид в рамках операции под условным названием «Зимняя буря» (сербохорв.). По плану основные силы бронетанковых и механизированных частей наносили удар вдоль дороги Сотин — Товарник. Затем ударом с фронта и тыла предстояло окружить и уничтожить войска 1-й армии в районе Шидски-Бановци — Илача (серб.) — Товарник и овладеть позициями на «линии Нибелунгов». В операции участвовали 7-я горнопехотная дивизия СС, 117-я егерская и 41-я пехотная дивизия, а также боевая группа «Бюргермейстер». Им на направлении немецкого наступления противостояли три югославские дивизии. Остальные соединения 1-й армии располагались в резерве. К началу наступления из-за низких температур и глубокого снега на югославских позициях находились только дежурные подразделения, а другие пребывали в укрытиях, землянках и в сёлах[67].

17 января 1945 года в 4:30 утра части 34-го армейского корпуса перешли в наступление по всему фронту. К полудню немецкие танки заняли Ловас и глубоко вклинились в расположение югославской 1-й армии. Ожесточённо сопротивляясь, югославские дивизии отходили под натиском немцев к Шиду. 1-й Пролетарской и 6-й Ликской пролетарской дивизиям удавалось сдерживать прорывы противника, однако на правом фланге ситуация становилась всё более угрожающей. С рассветом по вклинившимся немецким частям начала наносить удары авиация генерал-майора Витрука. Подоспевшая 21-я Сербская дивизия контратаками у Мохова и Шаренграда замедлила продвижение немцев. Однако эти меры не переломили обстановку. В 17:30 немецкие танки вошли в Товарник. Этим были отрезаны пути отхода для большей части 5-й Краинской и 1-й Пролетарской дивизий. Чтобы помочь этим соединениям вывести свои войска южнее Товарника, штаб 1-й армии приказал 11-й Краинской дивизии любой ценой овладеть городом. Вернуть Товарник не удалось, но благодаря контратакам 5-й Краинской и 1-й Югославской бригад отрезанные части вышли в направлении Беркасова и Новак-Бапска. Учитывая ситуацию на фронте, из резерва Верховного штаба была вызвана 2-я Пролетарская дивизия[67].

Тем временем сражение продолжалось. Части 1-й армии, избегая охвата противником и неся потери, отошли на линию Шаренград — Новак-Бапска — Беркасово — Шид — Илинци — Градина. После этого немцы, сосредоточив силы против 1-й Пролетарской дивизии, овладели Шидом. Бои за город, переходящие в рукопашные схватки, были для пролетарцев одними из самых тяжёлых со времени формирования. После взятия Шида, Беркасова и Новак-Бапской, немцы остановили дальнейшее продвижение из-за понесенных больших потерь. Вечером 22 января югославские войска перешли в контрнаступление по всему фронту от Дуная до Босута силами 1-й и 2-й Пролетарских, 6-й Ликской пролетарской, 5-й и 11-й Краинских и 21-й Сербской дивизий. После двух дней ожесточённых боёв немцы были принуждены отвести свои войска из Шида, Беркасова и Новак-Бапской[68]. Отбить утраченные населённые пункты Ловас (укр.), Товарник и Илинци не удалось. Итогом операции «Зимняя буря» стало овладение немцами линией восточнее Мохово (укр.) — Товарник — Илинци — Апшевци (укр.) — Липовац (укр.), которую можно было защищать меньшими силами, так как левый фланг обороны упирался в Дунай, а правый — в реку Сава. 24 января обе противостоящие стороны перешли к обороне[62][63][69][70].

После немецких январских наступлений на Сремском фронте велась позиционная борьба. И немцы и югославы активно укрепляли свои оборонительные позиции. Используя оперативную паузу, части 1-й Югославской армии проводили занятия по военной подготовке личного состава. В январе было осуществлено перевооружение 21-й Сербской дивизии советским оружием, в марте — 11-й Краинской дивизии. Всего в 1-й армии советским вооружением были оснащены 5 дивизий (кроме перечисленных, 1-я Пролетарская и 5-я Краинская дивизии заменили трофейное оружие на советское в ноябре 1944 года, 6-я Ликская дивизия — в декабре 1944 года)[71].

Пока в январе шли ожесточённые бои на Сремском фронте, 3-я армия вместе с 6-м Славонским и 10-м Загребским корпусами связывала противника на Вировитицком плацдарме[72]. В свою очередь в феврале войска групп армий «Ф» и «Е» восстановили в ходе операции «Оборотень» сплошную линию фронта на Драве и провели антипартизанскую операцию «Папук» для стабилизации тыла перед операцией «Лесной дьявол», проводившейся в рамках стратегического наступления в Венгрии. Чтобы скрыть приготовление к наступлению в Венгрии и отвлечь силы югославской 1-й армии, немцы в начале марта осуществили акцию дезинформирования противника о концентрации своих войск в районе Борово — Вуковар с целью форсирования Дуная и продвижения к Нови-Саду и Сомбору[73].

 
Расчёт 76-мм дивизионной пушки ЗИС-3 на Сремском фронте, 1945 год

В конце февраля 1945 года югославские войска на Сремском фронте посетил Верховный Главнокомандующий союзными войсками на Средиземном море британский фельдмаршал Харольд Александер[74].

28 марта 1945 года югославская 2-я армия развернула наступление на Сараево. Натиск 7 югославских дивизий вынудил Главную ставку Гитлера предоставить 30 марта командованию немецкого 21-го горного армейского корпуса свободу в принятии решения об эвакуации Сараева — второго по величине города НГХ. С учётом этого, а также советского наступления в Австрии, географических условий для дальнейшей долговременной обороны северной части Хорватии больше не было. 31 марта последовало указание Верховного командования вермахта не только оставить Сараево, но и до 20 апреля отвести войска группы армий «Е» на линию: район Бихача — река Уна — Бьеловар — фронт 2-й танковой армии в Венгрии. Это решение явилось запоздалым, так как в Белграде на совещаниях Тито с командующими армиями 26 февраля — 2 марта, а также 25—27 марта были приняты решения и планы проведения завершающих операций по освобождению Югославии, в том числе о прорыве Сремского фронта[75][76].

Сремская операция — прорыв Сремского фронтаПравить

Положение и силы сторонПравить

Характеристика немецкой обороны на Сремском фронте в апреле 1945 годаПравить

Весь период со дня перехода в оборону 23 января и до 12 апреля 1945 года немцы занимались фортификационными работами на «линии Нибелунгов». Передний край обороны пролегал восточнее Мохова, Ловаса, Товарника и Илинци до изгиба реки Босут около Градины (серб.). Далее он пересекал Босут и охватывал с юга Батровци и Липовац. Система укреплений включала непрерывные траншеи, окопы и ходы сообщения. Первую полосу обороны составляли 3—4 ряда траншей, бетонные и деревоземляные бункеры. Вокруг населённых пунктов траншеи были вырыты для круговой обороны. Дополнительные препятствия составляли каналы. На всём протяжении от Дуная до Босута и Спачвы передняя линия была защищена минными полями. Вторую полосу составляла «зелёная линия», оборудованная между Дунаем и Спачвой. В глубину полоса простиралась до линии Вуковар — Стари- (серб.) и Нови-Янковци (серб.) — Привлака (серб.) — Оток — Спачванские леса[77].

Кроме этих двух полос, были оборудованы ещё два оборонительных рубежа: так называемые Винковцевские позиции на линии Вуковар — Винковци — Раковци — Церна — Градиште (серб.) — Жупаня. Далее в глубине располагались Джяковские позиции, пролегавшие по линии Валпово — Джяково — Стриживойна — Врполе — Яруге (серб.). Позиции на «Линии Нибелунгов» были полностью заняты войсками. Оставшиеся три рубежа были оборудованы в виде системы опорных пунктов и частично заняты войсками[77].

Немецко-усташско-домобранские войскаПравить

C декабря 1944 года командование всеми войсками на Дравском, Сремском и Дринском фронте, составляющих в стратегическом смысле единое целое, возлагалось на штаб 34-го армейского корпуса. По состоянию на начало апреля 1945 года в состав корпуса входили следующие немецкие, усташско-домобранские и коллаборационистские воинские части, занимающие на линии от Дони-Михоляца до района Брчко такие позиции:

  • 11-я авиаполевая дивизия, усиленная 606-м полком охраны, двумя полицейскими батальонами, сапёрным батальоном и полком усташской милиции «Баранья». Дивизия дислоцировалась от Дони-Михоляца до села Даль (серб.). Дивизия защищала левый фланг фронта и в случае отступления должна была отойти на следующий рубеж Валпово — Джяково;
  • Боевая группа «Шнайдер» в составе 86-го полка охраны, итальянского артиллерийского дивизиона «Сани» и полка усташской милиции «Вука» располагалась по правому берегу Дуная от Даля до Вуковара;
  • 41-я пехотная дивизия, усиленная 963-й крепостной бригадой «Клоц», БГ «Пфлум», 843-м северокавказским батальоном, 845-м германо-арабским пехотным батальоном и двумя батальонами усташей защищала фронт от Дуная до реки Спачва (правый приток Босута);
  • 22-я пехотная дивизия совместно с 12-й и подразделениями 3-й усташско-домобранской дивизии, пятью батальонами усташской милиции, подразделениями Маевицкого и Требавского корпусов четников, а также частями Русского охранного корпуса обороняли фронт между Спачвой и Савой и в районе Биелины, Брчко, Градачаца, Модричи и Босански-Шамаца;
  • 3-я усташско-домобранская дивизия, 13-я усташская бригада, 576-й батальон охраны, 5-й егерский домобранский полк и полк усташской милиции «Посавье» пребывали в глубине обороны на линии Винковци — Жупаня. В городе Винковци дислоцировался 475-й зенитный дивизион и 1-я батарея 804-го зенитного дивизиона;
  • Дивизионная группа «Штефан»[К 7], домобранский 8-й егерский полк, 2-я усташская бригада и 594-й противотанковый дивизион занимали третий рубеж обороны на линии Сатница-Джяковачка (серб.) — Джяково — Стриживойна (серб.) — Врполе (серб.) — река Сава[79][80][81][82].

34-й армейский корпус насчитывал по состоянию на начало апреля около 100 тысяч человек (по другим данным около 120 тысяч человек[83]) и около 700 артиллерийских орудий. Его штаб находился в Нуштаре (серб.)[2].

Югославские войскаПравить

Югославская 1-я армия в начале апреля 1945 года состояла из 10 пехотных дивизий и к предстоящей наступательной операции организационно была поделена на две оперативные группы — северную и южную. Северную оперативную группу составляли 1-я Пролетарская дивизия, 21-я и 22-я Сербские дивизии, 42-я и 48-я Македонские дивизии, 2-я танковая и инженерная бригада. Южная оперативная группа в свою очередь подразделялась на Босутскую оперативную групу дивизий, куда были включены 6-я Ликская пролетерская дивизия «Никола Тесла», 11-я Краинская дивизия и 1-я кавалерийская бригада, и Боснийскую оперативную группу дивизий в составе 2-й Пролетарской, 5-й Краинской и 17-й Восточно-Боснийской дивизий и одного танкового батальона 2-й танковой бригады. Общая численность 1-й армии составляла 111 078 человек, 355 артиллерийских орудия, 1152 миномёта, 55 танков Т-34, 52 742 винтовки и 4 993 пулемёта[84].

Северная группа дивизий концентрировалась в районе Шаренград — Шид — Ердевик — Илок; Южная група имела два района концентрации. Босанская оперативная группа дивизий сосредоточивалась в районе Зворник — Яня — Биелина, а Босутская: Батровци — Морович. Штаб 1-й армии располагался в селе Ердевик[85].

Прорыв фронтаПравить

 
Смотр 1-й Македонской бригады 48-й дивизии на Сремском фронте, апрель 1945 года

Приказ Генерального штаба Югославской армии о прорыве Сремского фронта был отдан 9 апреля 1945 года. Прорыв осуществлялся во взаимодействии трёх югославских армий по плану Сремско-Славонской операции. Главный удар наносился силами Северной оперативной группы дивизий 1-й армии через сремскую укреплённую линию в направлении городов Вуковар и Винковци. Босутская оперативная группа дивизий прорывала фронт между рек Сава и Босут на направлении Морович — Врбаня (укр.) — Жупаня. Боснийская оперативная группа наносила из Семберии охватывающий удар через реку Сава в тыл и во фланг противника на Сремском фронте, устремляясь на соединение с Босутской группой[86][87][88].

Третья армия (41 000 человек, 175 орудий и 441 миномёт) из Бараньи форсировала Драву основными силами в районе Осиека и Валпово, а меньшими Дунай у села Даль (серб.) и должна была развивать наступление на юг для соединения с Южной оперативной группой дивизий возле города Винковци. Тем самым намечалось перерезать пути отступления противника и совершить его окружение. Левый фланг 1-й армии в ходе операции обеспечивала 2-я армия[89][90].

Наступлению на Сремском фронте предшествовали предварительные операции, которые проводились в период с 4 по 11 апреля с целью создания условий для нанесения главного удара. Первую проводила Боснийская оперативная группа. 3 апреля после полуночи она атаковала противника в Семберии на направлении Биелина — Брчко. 4 апреля наступление развернула Босутская оперативная группа. В течение семидневных ожесточённых боёв Южная группа преодолела упорное немецкое сопротивление в условиях тяжёлой местности и овладела районом Врбаня — Брчко — Орашье, обеспечив себе возможность для форсирования Савы. К утру 12 апреля 5-я и 17 дивизии полностью переправились на левый берег реки, соединились с Босутской группой и продолжили действия в направлении Гуня (укр.) — Жупаня и Гуня — Винковци. На узком пространстве болотистой местности между Савой и Врбаней группа была лишена свободы манёвра и, преодолевая упорное сопротивление немцев, медленно продвигалась к Жупани и Отоку[91][92].

В канун наступления главных сил 1-й армии, в ночь с 11 на 12 апреля 5-я бригада 21-й Сербской дивизии форсировала Дунай у Опатоваца при поддержке катеров Дунайской военной флотилии, захватила плацдарм и перерезала линию коммуникации Опатовац — Сотин[93][94].

 
Прорыв Сремского фронта 12 апреля 1945 года

Прорыв Сремской укреплённой зоны между реками Дунай и Босут частями Северной оперативной группы начался 12 апреля в 5 часов утра после сильной 15-минутной артиллерийской подготовки и воздушных нелётов Авиагруппы генерала Витрука. Главный удар на участке шириной около 6 км наносился 1-й Пролетарской и 21-й Сербской дивизиями, усиленными танковым батальоном 2-й танковой бригады. Вспомогательный удар на фронте шириной около 24 км исполнялся 42-й Македонской и 22-й Сербской дивизиями. В первом эшелоне на направлении населённых пунктов Мохово, Ловас, Товарник и Илинци наступали 1-я Пролетарская, 21-я Сербская и 42-я Македонская дивизии. На левом фланге, форсировав ночью с 11 на 12 апреля Босут, 22-я дивизия заняла плацдарм северо-западнее села Батровци с задачей содействовать 42-й дивизии в продвижении через Ниемци и Оток на Привлаку. 48-я Македонская дивизия составляла резерв группы. После слома переднего края в бой были введены танки Т-34 2-й танковой бригады. 1-я Пролетарская бригада при поддержке 1-го танкового батальона к концу дня прорвала немецкую оборону на глубину около 30 км и освободила Мохово, Опатовац, Сотин, Вуковар и в конце первого дня прорвалась на линию Вуковар — Богдановци (серб.) — Мартинци[95][96][97][98][99].

21-я Сербская дивизия наступала тремя эшелонами, в которых бригады следовали одна за другой. Передовая 4-я Сербская бригада пробила брешь в обороне немцев. Затем в прорыв пошла 31-я Сербская бригада и 3-й танковый батальон, а за ними в дивизионном резерве последовала 14-я Македонская бригада 48-й дивизии. Преодолевая оборону противника, 21-я Сербская дивизия до конца дня освободила Ловас, Миклушевци, Негославци (серб.), Томпоевци (серб.) и Чаковци (серб.) и пробилась на линию Негославци — Свиняревци (серб.)[95][96][98].

22-я Сербская дивизия после форсирования Босута в течение дня вела тяжёлые бои с частями 41-й пехотной дивизии на плацдарме у села Батровци и у Липоваца и, неся потери, не имела продвижения 12 апреля[99]. 42-я Македонская дивизия наступала на фронте шириной 14 км при поддержке одного артиллерийского дивизиона. Уже днём она взяла Товарник и Илинци. Ввод в бой резервной 48-й Македонской дивизии обеспечил прорыв фронта. В целом первый день наступления принёс успех, превысивший ожидания. Понёсшие значительные потери части немецкого 34-го армейского корпуса отступили в ночь на 13 апреля на Винковцевские позиции, которые планировали упорно оборонять. Однако 21-я Сербская и 48-я Македонская дивизии при поддержке танков прорвали немецкую оборону и 13 апреля около 17 часов 30 минут освободили город Винковци. Выходом войск 1-й армии на линию западнее Винковци и Жупани завершился прорыв Сремского фронта. Многомесячная борьба закончилась победой Югославской армии, хотя цель окружения и уничтожения сремской группировки противника не была достигнута из-за задержек при форсировании Дравы и Савы войсками 3-й армии и Южной оперативной группы, а также отсутствия у югославов моторизованных частей, что замедляло их продвижение[95][96][100].

Последующие событияПравить

После прорыва Сремской укреплённой зоны и овладения городом Винковци командование 1-й армии пришло к выводу, что большая часть сил противника на Сремском фронте была уничтожена, а оставшиеся части 34-го корпуса не смогут оказать серьёзного сопротивления вплоть до Славонски-Брода. В значительной степени поэтому 1-я армия не использовала сразу брешь в оперативном построении противника к северу от Джякова, возникшую в результате прорыва фронта и вследствие действий с тыла 6-го Славонского корпуса. Вместе с тем штаб 1-й армии сосредоточил усилия на направлении Джяково — Славонски-Брод. Это решение привело к неожиданному для югославов развитию обстановки[101].

Югославское наступление на Сремском фронте началось ранее ожидаемого немцами срока и опередило планы командования группы армий «Е» по организованному выводу войск из Срема и Восточной Славонии на 4 дня. Быстрое продвижение югославов и утрата важного Винковцевского узла обороны создала угрозу пресечения путей отхода войск 21-го горного армейского корпуса из Боснии через город Славонски-Брод. Поэтому после 12 апреля 1945 года, по определению историка Карла Хниликки, основные усилия группы армий «Е» были направлены на борьбу за «освобождение немецких войск из „боснийского мешка“» и оборону позиций восточнее Славонски-Брода до времени, пока части 21-го корпуса не переправятся из долины Босны на левый берег Савы[102].

В условиях цепкой немецкой подвижной обороны и отсутствия у югославов моторизованных частей, 1-я армия не смогла обеспечить охват противника с флангов и его уничтожение. К тому же, после освобождения города Винковци 2-я танковая бригада из-за нехватки горюче-смазочных материалов вынуждена была остановиться и только частично вступила в бой в районе Плетерницы. Движущиеся пешком дивизии 1-й армии не успевали преследовать неприятеля, беспрепятственно отступающего с одной линии обороны на другую. Бригады 1-й армии всякий раз на новом рубеже встречали сильное сопротивление противника и несли потери. Упорной обороной направления Винковци — Славонски-Брод 34-му армейскому корпусу удалось задержать 1-ю армию почти на семь дней и обеспечить необходимое время для выхода 21-го армейского корпуса из долины Босны. Овладеть Славонски-Бродом частям 1-й армии удалось только 20 апреля. Прибывающие войска 21-го корпуса значительно усилили войска группы армий «Е» на Савском направлении и тем самым затруднили дальнейшее продвижение 1-й армии в направлении Загреба, вынуждая её постоянно организовывать новые атаки, требовавшие времени и последовательной траты сил[101].

ИтогиПравить

По оценке историка Драголюба Тмушича, военные действия на Сремском фронте были чрезвычайно ожесточёнными и продолжительными. Подразделения НОАЮ, состоящие в значительной части из неопытных новобранцев противостояли технически лучше оснащённому противнику в очень сложных условиях фронтальной войны. По интенсивности, взаимным потерям и длительности (172 дня) сражения на Сремском фронте были самыми тяжёлыми за всё время Народно-освободительной войны в Югославии[103].

Прорыв Сремского фронта создал условия для решающего наступления Югославской армии на запад к Загребу и Словении, которое привело к освобождению всей территории Югославии от немецких оккупантов и ликвидации НГХ[104][88][105].

Операция по прорыву Сремской укреплённой зоны была проведена по классическим принципам Второй мировой войны, применявшимся на советско-германском фронте[101]. Историк Гай Трифкович пишет, что прорыв был задуман как большое сражение на уничтожение противника в советском стиле, «испытание на зрелость» новой регулярной Югославской армии. Хотя сильно укреплённая немецкая линия обороны была прорвана в первый день, «слабая координация действий и отсутствие у югославов современной техники» позволили противнику избежать окружения[106].

Вместе с тем, по заключению историка Бранко Петрановича, прорвать линию Сремского фронта было невозможно, пока он защищал фланг немецкой обороны в Венгрии. Только после победы Красной Армии под Будапештом и успешного наступления на Вену в начале апреля 1945 года последовал прорыв Сремского фронта[107].

На Сремском фронте Народно-освободительная армия Югославии столкнулась с новыми для неё формами боевых действий — фронтальным противостоянием и позиционной войной. Начальник англо-американской военной миссии бригадный генерал Фицрой Маклейн (англ.) по этой причине отметил, что время «романтических войн» закончилось, имея в виду предыдущий партизанский этап национально-освободительной борьбы. При этом югославские соединения в значительной мере состояли из недавно мобилизованной молодежи из освобождённых районов страны, не прошедшей военную подготовку и потому, массово погибавшей в условиях, к которым она не была готова[108].

За весь период боевых действий немецко-усташско-домобранские войска потеряли по имеющимся оценкам убитыми около 30 000 человек. Число погибших бойцов НОАЮ (Югославская армия с 1 марта 1945 года) точно не установлено и по разным данным составляет от 10 000—15 000 человек до 30 000 человек[К 8]. Список жертв боёв на Сремском фронте дополняют 1100 убитых советских солдат, 630 болгарских и 163 итальянских солдата[109][110][108][111].

Согласно заключению историка Клауса Шмидера, необходимость прорыва Сремского фронта в то время, когда советские войска были уже около Вены и Берлина, можно считать «по крайней мере сомнительной» со стратегической точки зрения. По мнению историка, мотивы принятия этого решения становятся понятными, если учесть опасения Тито, что «его внутренние югославские противники могут всё ещё найти способ в последнюю минуту заручиться поддержкой западных союзников и, таким образом, воспретить ему установить полный контроль над всей территорией бывшего Королевства Югославия, к которому он стремился с 1941 года»[К 9][76].

ПамятьПравить

 
Мемориал «Сремский фронт»

8 мая 1988 года в СФРЮ возле села Адашевци был открыт мемориал «Сремский фронт» — последний в социалистической Югославии памятник в ознаменование народно-освободительной войны. С концом 70-х и 80-ми годами связаны и публикации писателей и историков, посвященные сложной и противоречивой теме Сремского фронта[114].

Тема Сремского фронта отражена в культовом романе «Книга о Милутине (серб.)» (1985 год) сербского писателя Данко Поповича (серб.), а также в его сборнике очерков и бесед «Время лжи» (серб. Vreme laži, 1990 год)[115]. Мотив Сремского фронта присутствует в песне Борисава Джорджевича «Прощай, Сербия» (серб. Zbogom Srbijo)[116].

Проблематика Сремского фронта представляет одну из тем, на которых в Сербии строится культура воспоминаний о событиях Второй мировой войны в Югославии[105]. В сербской новейшей историографии и журналистике тема Сремского фронта стала предметом дискуссий, в том числе и в политических целях. Основными вопросами полемики являются значение и целесообразность Сремского фронта в самом конце войны, когда был известен её исход, а также потребность в стольких жертвах для достижения победы над противником. Спор ведётся и вокруг числа потерь на Сремском фронте, так как по мнению историка Предрага Ваягича цифрами легче всего манипулировать в политических интересах[117].

События Сремского фронта интерпретируются в телевизионной документалистике и отражены в 22-й серии под названием «Май 1945» в цикле фильмов «Югославия в войне 1941—1945» (серб. Jugoslavija u ratu 1941–1945), произведённых в 1991—1992 годах Радио и телевидения Сербии (РТС). Авторами выпуска являются Божидар Николич (серб. Božidar Nikolić) и Божидар Жечевич (серб. Božidar Zečević). В фильме Николич заключает, что Сремский фронт был трагедией, в которой погибали юноши, не получившие военной подготовки — целые классы из белградских гимназий и других мест Сербии[118].

О гибели сербской молодежи на Сремском фронте рассказывается в телефильме «Большевистский эксперимент» (серб. Boljševički eksperiment) сериала РТС «Тито: красное и чёрное» (серб. Tito: Crveno i crno), созданном в 2007 году к 25-й годовщине смерти И. Броза Тито[119].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

КомментарииПравить

  1. Историки по-разному датируют период существования Сремского фронта. Согласно Младенко Цоличу и Драголюбу Тмушичу, военные действия здесь велись с 23 октября 1944 по 13 апреля 1945 годов. Никола Тошич Малешевич связывает дату возникновения Сремского фронта со стабилизацией немецкой линии обороны в Среме 10 ноября 1944 года. Любивое Пайович, Душан Узелац и Милован Джелебджич указывают период с 21 октября 1944 по 14 апреля 1945 годов[3][4][5][6].
  2. Итальянская партизанская бригада «Италия» была сформирована 28 октября 1944 года в Белграде в составе 1-й Пролетарской дивизии и насчитывала 2283 человека перед отправкой на Сремский фронт 22 ноября 1944 года. Участвовала в боях вплоть до завершения войны, в том числе в прорыве Сремского фронта и наступлении на Загреб. В конце июня 1945 года была переименована в дивизию «Италия» и 2 июля отправлена на родину в составе около 5000 человек со всем вооружением. Расформирована в районе Удине 7 июля 1945 года[7].
  3. Во время проведения Белградской операции Генеральный штаб, командующий 3-м Украинским фронтом и Верховный штаб (ВШ) НОАЮ рассматривали варианты дальнейших наступательных действий в Югославии. При этом учитывалось стремление немецкого Главнокомандования Юго-Востока вывести из Греции войска группы армий «Е». Чтобы не допустить этого, штаб фронта и ВШ НОАЮ предлагали нанести удар частью сил 57-й армии на направлении Чачак — Кралево и пресечь этот путь отхода войск противника. Для полного отсечения сил группы армий «Е» от войск группы армий «Ф», ВШ НОАЮ предлагал после этого направить на овладение городом Сараево силы 4-го гвардейского механизированного корпуса. Оба плана не осуществились, а предотвращение отступления немецких войск из Греции было возложено на НОАЮ и Болгарскую армию[15]. Директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 18 октября 1944 года за № 220244 командующему 3-м Украинским фронтом был отдан приказ вывести один стрелковый корпус в составе трёх стрелковых дивизий на северный берег реки Дунай и не позднее 25—27 октября 1944 года занять силами этого корпуса оборону по Дунаю на участке Сомбор — Нови-Сад с целью прикрытия левого крыла войск 2-го Украинского фронта[16].
  4. Освобождение Белграда открыло для НОАЮ и Красной армии возможность наступления через Срем в направлении города Винковци и Славонски-Брода и далее на Загреб. Это повергло бы немецкие войска на Юго-Востоке в тяжёлое положение и поставило под сомнение вывод 350-тысячной немецкой группы армий «Е» из Греции и Албании. На тот момент части группы армий «Е» были вынуждены отходить через Черногорию и Герцеговину долинами Ибара и Западной Моравы через Вышеград на Сараево и далее по долине Босны в Славонски-Брод. По оценке историка Драголюба Тмушича, без устойчивой обороны в Среме эта самая сильная немецкая группировка на Балканах вряд ли могла выполнить замысел Берлина по выводу своих войск в Венгрию[9].
  5. Дивизионными штабами особого назначения (Divisionsstäben z. b. V.) назывались в вермахте штабы руководства дивизионного уровня без постоянно закреплённых воинских подразделений[29].
  6. «Линия Нибелунгов» пролегала по линии ИлинциТоварник (укр.)Мохово (укр.)[3].
  7. В марте — начале апреля 1945 года дивизионная группа, также называемая дивизией особого назначения «Штефан», представляла собой тактическое соединение, состоявшее из 12—14 немецко-хорватских полицейских батальонов, оперативно подчинённых дивизионному штабу особого назначения во главе с генералом Рудольфом Гайгером и находившихся одновременно в организационно-служебном ведении командующего полиции порядка Хорватии генерала полиции Херберта Йильски[78][33].
  8. Как отмечает историк Бранко Петранович, командиры НОАЮ оспаривают сведения о 30 000 убитых югославских солдатах, утверждая, что погибло не более 10 000 человек[108].
  9. Историк Л. Я. Гибианский пишет, что в январе 1945 года Павелич предлагал взаимодействие советской стороне и Тито. Верховный главнокомандующий НОАЮ информировал исполняющего обязанности руководителя советской миссии генерала Лотоцкого о полученном «через французов» (военную миссию Тито во Франции) сообщении с предложением Павелича «напасть на немецкие гарнизоны в Хорватии, если им поможет Красная Армия на Драве и силы НОАЮ в Славонии». Предложение объяснялось желанием сберечь хорватский народ. Павелич сообщал, что они «революционеры, славяне и антикапиталисты». В сообщении Тито выразил мнение «о целесообразности использовать 150-тысячную армию НГХ для борьбы против немцев, но, не заключая никакого соглашения с Павеличем»[112]. В свою очередь нарком иностранных дел СССР Молотов в шифротелеграмме от 17 января 1945 года сообщил Тито о поддержке предложения об использовании Павелича и его войск[113].

ИсточникиПравить

  1. Colić, 1988, с. 352.
  2. 1 2 Colić, 1988, с. 349, 362.
  3. 1 2 Colić, 1988, с. 348.
  4. Малешевић, 2016, с. 335.
  5. Pajović et al., 1979, с. 415—416.
  6. Тмушић, 1987, раздел «172 дана Сремског фронта», s. 51.
  7. Anić et al., 1982, с. 391, 495.
  8. Pajović et al., 1979, с. 13—17.
  9. 1 2 Тмушић, 1987, раздел «Широка офанзивна дејства у Срему», с. 17—18: «После ослобођења Београда, јединицама НОВЈ и Црвене армије пружале су се могућности… тешко да би се могла повући и пребацити у Мађарску, како је замишљено у Берлину».
  10. Lexikon der Wehrmacht.
  11. Hnilicka, 1970, с. 67, 79—80, 100.
  12. Schmider, 2007, с. 1052—1054.
  13. Colić, 1988, с. 240.
  14. 1 2 Hnilicka, 1970, с. 79—80.
  15. 1 2 Штеменко, 2014, с. 221—222.
  16. Ставка ВГК, 1999, с. 160.
  17. Штеменко, 2014, с. 223.
  18. Малешевић, 2016, с. 336—337.
  19. Тмушић, 1987, раздел «Широка офанзивна дејства у Срему», с. 20—21: «Док су се водиле борбе на улицама Земуна, у нођи 21/22. октобра, војвођански 12. ударни корпус и делови Црвене армије прешли су код Скеле, Умке и Бољеваца преко Саве у Срем… Тако су јединице 12. војвођанског корпуса и 6. личка пролетерска дивизија, подржане од стране артиљеријских и других јединица Црвене армије, 24. октобра избиле на линију Шатринци, Путинци, Добринци, Буђановци — испред немачких положаја браон линије, првих одбрамбених положаја у Срему.».
  20. Hnilicka, 1970, с. 88—89.
  21. 1 2 Малешевић, 2016, с. 337—338.
  22. Pajović et al., 1979, с. 17—18.
  23. Schmider, 2007, с. 1057—1058.
  24. Pajović et al., 1979, с. 17.
  25. 1 2 Schmider, 2007, с. 1052—1053.
  26. Hnilicka, 1970, с. 81—83, 100.
  27. Pajović et al., 1979, с. 18, 311.
  28. Тмушић, 1987, раздел «Широка офанзивна дејства у Срему», с. 18—19: «Са друге стране, држањем положаја у Срему, немачке јединице најбоље су обезбеђивале јужни бок својих снага у Мађарској,… Између Босута и Саве изграђена су у појединим селима самостална упоришта».
  29. Tessin, 1977, с. 40.
  30. Pajović et al., 1979, с. 18—19.
  31. 1 2 Тмушић, 1987, раздел «Широка офанзивна дејства у Срему», с. 19—20: «Крајем септембра и у октобру 1944, до почетка борби на Сремском фронту налазиле су се следеће немачке јединице… Штабови 1. брдске и 118. ловачке дивизије били су у Кузмину».
  32. Lexikon der Wehrmacht. Korück 582.
  33. 1 2 Lexikon der Wehrmacht. Stephan, Friedrich.
  34. Hnilicka, 1970, с. 80—81.
  35. Тмушић, 1987, раздел «Битка за Сремску Митровицу», с. 23—24: «Армијска група Србија расформирана је 27. октобра... Непријатељ је приморан да се повуче на четврту по реду црну линију».
  36. Тмушић, 1987, раздел «Почиње савлађивање немачких одбрамбених линија», с. 22—23: «Немачка дивизија »Бетхер«, формирана на брзину и за ову прилику, имала је 15000 војника… и тиме привремено укочи напад 36. војвођанске дивизије».
  37. Pajović et al., 1979, с. 35—38.
  38. 1 2 Hnilicka, 1970, с. 81—83.
  39. Тмушић, 1987, раздел «Битка за Сремску Митровицу», с. 23—24: «Армијска група Србија расформирана је 27. октобра... Непријатељ је приморан да се повуче на четврту по реду црну линију.».
  40. Тмушић, 1987, раздел «Формирана 51. војвођанска дивизија», с. 24: «Првог новембра расформирана је Сремска оперативна зона… 11. војвођанска бригада прешла у Бачку и посела положаје на левој обали Дунава.».
  41. Тмушић, 1987, раздел «Заузимање »црне линије«», с. 26—27: «Ослобођењем Сремске Митровице немачка дивизија Бетхер повукла је своје снаге на четврту по реду линију... у питању је било 350.000 немачких војника који долазе из Грчке.».
  42. 1 2 Тмушић, 1987, раздел «Војвођански корпус одлази из Срема, остаје 1. пролетерски», с. 27—28: «Јединице 12. војвођанског ударног корпуса, после тешких двадесетодневних борби повлаче се у позадину… Прехладе, упале и друге болести су биле свакодневна појава, не мање опасне од непријатељског зрна.».
  43. 1 2 Pajović et al., 1979, с. 66.
  44. Pajović et al., 1979, с. 69.
  45. Hnilicka, 1970, с. 105.
  46. Штеменко, 2014, с. 227—228.
  47. Pajović et al., 1979, с. 88.
  48. Schmider, 2007, с. 1057—1059.
  49. 1 2 3 4 Тмушић, 1987, раздел «Децембарска офанзива», с. 28—29: «У другој половини новембра вршене су припреме за настављање… Експлозије нагазних и потезних мина, ручних бомби, граната, ватра из аутоматског оружја, пушака и минобацача трештала је на све стране.».
  50. Тмушић, 1987, раздел «Децембарска офанзива», с. 29: «Када је 29. новембра ослобођена Барања, бригаде 51. војвођанске дивизије поселе су леву обалу Драве,… и трећи фронт на реци Дрини од Зворника до њеног ушћа у Саву».
  51. 1 2 3 Pajović et al., 1979, с. 88—89.
  52. Тмушић, 1987, раздел «Децембарска офанзива», с. 30—31: «Први дан напада није дао очекиване резултате. Осим што је 8. црногорска бригада продрла у Матору шуму… ослободиле Адашевце, Моровић, Вишњићево и Сремску Рачу.».
  53. Тмушић, 1987, раздел «»Нибелуншку линију треба држати под свим околностима и по сваку цену«», с. 31—32: «Крајем 5. децембра јединице 1. пролетерског корпуса НОВЈ и 68. корпуса Црвене армије избиле су… 223. дивизију, и то од Илаче према Негославцима.».
  54. Тмушић, 1987, раздел «Вуковарски мостобран није издржао», с. 32—33: «Напади $2. дивизије Црвене армије и 3. војвођанске бригаде… ађутант команданта 8. батаљона Црвене армије Тарек.».
  55. Тмушић, 1987, раздел «Узастопни напади на зелену линију», с. 33: «Два дана пред почетак напада команду над непријатељским снагама на Дравском, Сремском и Дринском фронту преузео је Штаб 34. армијског корпуса».
  56. Тмушић, 1987, раздел «Узастопни напади на зелену линију», с. 33—34.
  57. Малешевић, 2016, с. 338—340.
  58. Тмушић, 1987, раздел «Узастопни напади на зелену линију», с. 34: «Уместо 118. ловачке дивизије на Сремски фронт је дошла 117. ловачка дивизија.».
  59. Тмушић, 1987, раздел «Узастопни напади на зелену линију», с. 34: «Две бугарске дивизије — 3. и 8. поселе су део Сремског фронта, од Сотина до комуникације Шидски Бановци — Оролик.».
  60. Малешевић, 2016, с. 340—342.
  61. Тмушић, 1987, раздел «Формирање Прве армије и јануарски догађаји», с. 35.
  62. 1 2 Colić, 1988, с. 349—350.
  63. 1 2 Малешевић, 2016, с. 343.
  64. Тмушић, 1987, раздел «Формирање Прве армије и јануарски догађаји», с. 35: «Избијањем јединица 1. армије на дохват пруге Брчко—Винковци—Осијек, било је угрожено извлачење немачких јединица долином Дрине и Босне... Противнападима поменутих јединица поново је успостављен фронт јужно од Оролика, западно од Комлетинаца, ка Босутским шумама.».
  65. Schmider, 2007, с. 1059.
  66. Hnilicka, 1970, с. 363.
  67. 1 2 Тмушић, 1987, раздел «Зимска олуја», с. 37-40: «Још маршал Тито није стигао у Београд, а почела је 17. јануара немачка противофанзива… Штаб 1. армије издао је заповест да јединице на целом фронту пређу у активну одбрану.».
  68. Тмушић, 1987, раздел «Зимска олуја», с. 37—40: «Још маршал Тито није стигао у Београд, а почела је 17. јануара немачка противофанзива… Штаб 1. армије издао је заповест да јединице на целом фронту пређу у активну одбрану.».
  69. Schmider, 2007, с. 1062.
  70. Тмушић, 1987, раздел «Привремено престају офанзивна дејства», с. 40: «На линији Мохово — Ловас — Товарник — Илинци — Апшевци 24. јануара обе стране прешле су у одбрану. Завладало је привидно затишје, или како то војници кажу »оперативна пауза«.».
  71. Тмушић, 1987, раздел «Привремено престају офанзивна дејства», с. 40—42: «На линији Мохово — Ловас — Товарник — Илинци — Апшевци 24. јануара обе стране прешле су у одбрану… изградили су веома развијен фортификацијски систем одбране.».
  72. Petranović, 1988, с. 423.
  73. Pajović et al., 1979, с. 222—223, 293—295.
  74. Малешевић, 2016, с. 346.
  75. Малешевић, 2016, с. 348.
  76. 1 2 Schmider, 2007, с. 1066.
  77. 1 2 Тмушић, 1987, раздел «ПРОБОЈ СРЕМСКОГ ФРОНТА», с. 43: «Када су 23. јануара немачке јединице прешле у одбрану, одмах су почеле… док су три остала појаса уређена по групном систему и само делимично поседнута».
  78. Schmidt-Richberg, 1955, с. 114.
  79. Colić, 1988, с. 349—352, 362.
  80. Pajović et al., 1979, с. 309—311.
  81. Lexikon der Wehrmacht. Festungs-Brigade Clotz.
  82. Дробязко и др., 2011, с. 354, 370, 524—527.
  83. Тмушић, 1987, раздел «ПРОБОЈ СРЕМСКОГ ФРОНТА», с. 43: «Одбрана положаја немачких јединица на Сремском фронту била је и даље поверена Штабу 34. армијског корпуса,… Укупна јачина корпуса износила је око 120000 војника.».
  84. Тмушић, 1987, раздел «ПРОБОЈ СРЕМСКОГ ФРОНТА», с. 44: «Почетком априла 1945. године пред пробој фронта 1. армија имала…».
  85. Pajović et al., 1979, с. 320, 323.
  86. Colić, 1988, с. 351—352.
  87. Малешевић, 2016, с. 348—349.
  88. 1 2 Petranović, 1988, с. 425.
  89. Colić, 1988, с. 349, 352.
  90. Малешевић, 2016, с. 349.
  91. Colić, 1988, с. 353—355.
  92. Малешевић, 2016, с. 351.
  93. Colić, 1988, с. 355.
  94. Малешевић, 2016, с. 350.
  95. 1 2 3 Малешевић, 2016, с. 351—352.
  96. 1 2 3 Colić, 1988, с. 355—356, 362—565.
  97. Тмушић, 1987, раздел «Операцијски план за пробој фронта у Срему», с. 46: «Двадесет друга српска дивизија добила је задатак да ноћу 11/12. априла форсира Босут између Батроваца и Липовца, а затим ослободи Апшевце, Подграђе и садејствује деснокрилној 42. македонској дивизији која је требала да напада преко Нијемаца и Отока ка Привлаци.».
  98. 1 2 Тмушић, 1987, раздел «Напад јединица са фронта», с. 48—50: «После јаке и прецизне петнаестоминутне артиљеријске припреме 12. априла у 5 часова почео је пробој фронта… и што је најважније, заузели су Винковце, снажно немачко упориште и комуникациони чвор.».
  99. 1 2 Pajović et al., 1979, с. 400—401.
  100. Тмушић, 1987, раздел «Напад јединица са фронта», с. 48—50: «После јаке и прецизне петнаестоминутне артиљеријске припреме 12. априла у 5 часова почео је пробој фронта… и што је најважније, заузели су Винковце, снажно немачко упориште и комуникациони чвор.».
  101. 1 2 3 Colić, 1988, с. 363.
  102. Hnilicka, 1970, с. 130—133.
  103. Тмушић, 1987, раздел «172 дана Сремског фронта», с. 51—52: «Избијањем јединица 1. армије, 13. априла западно од Винковаца… Укупно је до сада прикупљено око 15.000 имена бораца и старешина НОВЈ—ЈА, Црвене армије и Бугарске народне армије».
  104. Малешевић, 2016, с. 352—353.
  105. 1 2 Vajagić, 2017, с. 415.
  106. Trifković, 2016.
  107. Vajagić, 2017, с. 428.
  108. 1 2 3 Petranović, 1988, с. 422.
  109. Малешевић, 2016, с. 352.
  110. Kovačević et al..
  111. Vajagić, 2017, с. 419.
  112. Гибианский, 2016, с. 276—277.
  113. Гибианский, 2016, с. 256—257.
  114. Vajagić, 2017, с. 415, 418.
  115. Vajagić, 2017, с. 423.
  116. Strika, 2018.
  117. Vajagić, 2017, с. 426—429.
  118. Vajagić, 2017, с. 427—429.
  119. Vajagić, 2017, с. 428—429.

ЛитератураПравить

Книги
Статьи
Веб-ресурсы