Старая Ладога

У этого термина существуют и другие значения, см. Ладога.

Ста́рая Ла́дога (до 1703 года Ла́дога) — село в Волховском муниципальном районе Ленинградской области, административный центр Староладожского сельского поселения.

Село
Старая Ладога
Крепость Старая Ладога с высоты птичьего полета 01.jpg
Герб
Герб
59°59′55″ с. ш. 32°17′49″ в. д.HGЯO
Страна  Россия
Субъект Федерации Ленинградская область
Муниципальный район Волховский
Сельское поселение Староладожское
История и география
Основан 753 год
Первое упоминание 862 год
Прежние названия
до 1703Ладога
Село с 1703 год
Часовой пояс UTC+3:00
Население
Население 1954[1] человека (2017)
Катойконим ладожа́не, ладожа́нин, ладожа́нка
Цифровые идентификаторы
Телефонный код +7 81363
Почтовый индекс 187412
Код ОКАТО 41209862001
Код ОКТМО 41609462101
Прочее
Старая Ладога (Россия)
Green pog.svg
Старая Ладога
Red pog.svg
Москва
Старая Ладога (Ленинградская область)
Orange pog.svg
Санкт-Петербург
Волхов
Волхов
Green pog.svg
Старая Ладога
Старая Ладога (Волховский район)
Волхов
Волхов
Green pog.svg
Старая Ладога
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Средневековые памятники Старой Ладоги со стороны реки
Староладожская крепость.
Воссозданные Воротная и Климентовская башни и прясло стены между ними (архитекторы А. А. Драги, Г. Г. Носков, А. Э. Экк, 1960—1976)
Волхов. Курганы. Ниже Старой Ладоги
1250-летие Старой Ладоги; на фотографии можно видеть древние курганы и людей в исторических костюмах во время празднования
Памятная монета Банка России (2009)

До 1703 года Ладога была городом. В 2003 году отмечалось 1250-летие Старой Ладоги, в ходе которого село было провозглашено как «древняя столица Северной Руси»[2].

Происхождение названияПравить

Скандинавское название Ладоги — Альдейгья, Альдейгьюборг (др.-сканд. Aldeigja, Aldeigjuborg), первое письменное упоминание[3] которого в исходной форме др.-сканд. Aldeigjar встречается в поэме «Bandadrapa» Эйольва Дадаскальда (швед.), сочинённой около 1010 года в честь ярла Эйрика.

Название Ладога носит река, озеро и город. При этом до последнего времени не было вполне ясно, какое из названий является первичным. Название города выводили от наименования Ладожского озера (из фин. *aaldokas, aallokas «волнующийся» — от aalto «волна»), или от названия реки Ладога (ныне Ладожка, из фин. *Alode-joki, где alode, aloe — «низкая местность» и jok(k)i — «река»).

Лингвист Е. А. Хелимский предлагает германскую этимологию. По его мнению, первичным является название озера — от др.-сканд. *Aldauga «старый источник, подобный открытому морю». Данный гидроним связан с названием Невы (которая вытекает из Ладожского озера) в германских языках — «новая». Через промежуточную форму *Aldaugja это слово дало др.-сканд. Aldeigja, а впоследствии Ладога[4].

Историк Т. Н. Джаксон пишет, что «к настоящему времени можно считать почти доказанным, что сначала возникло название реки, затем города и лишь затем озера». Поэтому первичным она считает гидроним Ладога, от др.-фин. *Alode-jogi (joki) «нижняя река». От названия реки произошло название города др.-сканд. Aldeigja, и уже оно было заимствовано славянским населением и преобразовано при помощи метатезы ald → lad в др.-рус. Ладога[5].

ИсторияПравить

Стоянка эпохи неолита на территории села датируется третьим тысячелетием до нашей эры[6].

После бурения на Земляном городище под культурным слоем толщиной четыре метра выявлены маломощный торфяник и отложения ладожской трансгрессии. Около 2000 лет назад уровень воды в Волхове опустился ниже десяти метров абсолютной высоты. Территория будущей Старой Ладоги стала пригодна для заселения после дальнейшего снижения уровня воды не ранее середины I тысячелетия[7].

Под Земляным городищем распашка поверхности производилась на раскопе 4 не позднее или несколько ранее VI века, а на раскопе 3 — начиная со второй половины VII века — первой половины VIII века. Земледелие первых ладожан подтверждается находками зёрен пшеницы, ржи, ячменя, проса и конопли[8]. Предположительно VII веком датируется гребень эпохи Меровингов, найденный в Старой Ладоге в 2013 году[9]. Зачаточное славянское поселение могло возникнуть на Земляном городище около 700 года или даже ранее[8]. Лепная профилированная керамика «ладожского типа» с чётко выраженным переломом, часто ребром в верхней трети сосуда[10] появляется изначально с середины VIII века[11].

В первой половине 750-х годов в низовьях Волхова в 2 км к югу от Любшанской крепости, основанной представителями оригинальной западнославянской[12] культуры среднеевропейского происхождения[13], появилось скандинавское поселение (по мнению Е. А. Рябининаготландское)[14]. На Земляном городище три жилища каркасно-столбовой конструкции (т. н. «большие дома») с очагом в центре имеют аналогии в Северной Европе. Древнейшая дендродата — 753 год (I ярус)[15].

В 760-х годах (II ярус) жизнь скандинавской колонии обрывается. Поселение занимают пришедшие из более южных районов Восточной Европы (Днепровского Левобережья или Поднестровья, Подунавья, верховьев Днепра, Западной Двины или Волги) представители раннеславянской культуры[15], аналогичной пражской, пеньковской или колочинской культурам[13]. Отмечено отсутствие преемственности между первыми обитателями Ладоги и последующим населением, имевшим иные культурные традиции — поселение славян было застроено домами срубной конструкции[13]. В Ладоге, как и в других местах на северо-западе Руси (Изборске, Камно, Рыуге, Пскове) в VIII—IX веках получили распространение литейные формочки из известняка в результате возрождения моды на подобные украшения, выработанные в пражской культуре ранних славян на рубеже VI—VII веков[16]. Первое архаическое раннегородское поселение располагалось вокруг гавани, образованной несколькими речными рукавами Ладожки-Елены (ныне исчезнувшими) и с середины VIII века до середины IX века не имело укреплений[17][13]. Площадь Староладожского поселения в то время не превышала 2—4 га[13]. Судя по данным, полученным при раскопках Земляного городища (I и II яруса), появление традиции изготовления украшений из оловянистых сплавов связано со славянской колонизацией севера лесной зоны Восточной Европы в середине — третьей четверти VIII века[18]. В слоях VIII века при раскопках обнаружен целый производственный комплекс. В этот период поселение уже торгует с местными племенами. В сгоревшем амбаре из слоёв VIII века найдены зёрна пшеницы: 80 % это пшеница двузернянка (полба), 20 % — мягкая пшеница. В Скандинавии полбу никогда не выращивали, к тому же староладожская полба резко отличается от европейской, но морфологически близка к поволжской полбе[19].

Судя по имеющимся данным о многообразии и размахе связей, Ладога стояла в одном ряду с такими торгово-ремесленными центрами Скандинавии и Балтики, как Хедебю и Рибе в Ютландии, Каупанг[no] на юге Норвегии, Павикен[en] на Готланде, Бирка в Швеции, Ральсвик на острове Рюген (Германия), Волин в Польше и другие на юге Балтики[20].

Как показывают археологические свидетельства, большинство ладожан занимались не торговлей, а земледелием и ремёслами[21].

С 780-х годов в Ладоге по арабской низкотемпературной технологии варились бусы. «Глазки», то есть глазчатые бусы, — первые русские деньги. За них ладожане скупали пушнину. А пушнину продавали арабским купцам за полновесные серебряные дирхемы. К 786 году относится первый клад арабских дирхемов, найденный в Ладоге. Арабский путешественник X века утверждает, что за один стеклянный «глазок» можно было купить раба или рабыню[22]. Во второй половине VIII — начале IX века численность населения Ладоги составляла от нескольких десятков до 100 человек. Население, сооружавшее в VIII — IX веках малые постройки с печью-каменкой на опечках П-образной формы в углу, было родственно носителям культуры смоленско-полоцких длинных курганов[23]. Стеклодельная мастерская, которая действовала с 780-х до конца 830-х годов, связана с «малой» срубной избой с печью-каменкой в углу[18].

Нижняя часть XI яруса отнесена в сводной хронологической таблице С. Л. Кузьмина к горизонту Е3/1 (около 810 — около 840 гг.)[24]. В Ладоге в горизонте 810—840 годов найдены округлые пластинчатые подвески со штампованным декором, параллели которых известны в могильнике культуры смоленских длинных курганов в Еленово, в Верхнем и Среднем Поднепровье, на Пастырском городище и в могильнике меровингского времени в Штраубинге (Бавария)[25]. Данное поселение просуществовало до конца 830-х годов[13] и было захвачено варягами[26].

Из горизонта Е2 (около 840 — около 865 гг.[24]) известна литейная форма двурогой подвески в виде пельты (840—855 года). Подобные украшения происходят из Великой Моравии и найдены также в Чернигове, на Княжей горе под Киевом, в Галиче, в Словакии и Болгарии[27]. В горизонте Е2 (вторая четвертью IX века) обнаружено лунничное височное кольцо арефинского типа[28]. В Старой Ладоге найдены формочка для отливки свинцово-оловянных украшений с негативами ранних трапеций с широким основанием из коллекции случайных находок (№ КП 7834/А-5989), розетки, круглая выпуклая бляшка, подвеска-дериват украшений круга выемчатых эмалей, бляшки-розетки со штрихами по краю. Из горизонта Е2 (№ Л-1843) известна формочка с изображениями трёхрогой лунницы с имитацией гроздей зерни на концах, найденная в строительном ярусе V (840-е —860-е гг.)[29].

Около 840 года поселение постигла катастрофа в результате вражеского вторжения, оно гибнет в пожаре[18]. В период около 840 — около 865 годов, значительная часть поселения превращается в пустырь. Другая часть отстраивается в скандинавских традициях североевропейского халле. Норманнское население привносит свои традиции (молоточки Тора и др.)[30]. Стеклодельное производство не восстанавливается. В северной части раскопа В. И Равдоникаса появляется «большой» дома каркасно-столбовой конструкции с очагом на центральной оси, с которым связана находка палочки с руническим текстом. Также строятся два больших дома, сочетающие в своей конструкции и интерьере североевропейскую и восточноевропейскую традиции. С этими домами связаны «малые» срубные дома с печью-каменкой в углу. Для застройки V яруса характерны находки предметов мужской субкультуры: шашек, фрагментов обкладки игральной доски, культовых предметов, большого числа деревянных игрушечных мечей[18].

После зафиксированного на стыке ладожских горизонтов Е21 тотального пожара, произошедшего около 860 года, примерно на десятилетие, прерывается поступление серебра на остров Готланд и в Швецию[31]. Ярусы VII—X отнесены С. Л. Кузьминым к горизонту Е1 (около 865 — 920-е гг.)[24]. Между 863 и 871 годами (около 865 года) поселение подвергается полнейшему разгрому[18]. Среди находок этого периода (865 — 890 гг.) присутствуют как вещи североевропейского круга древностей эпохи викингов, так и предметы круга древностей лесной зоны Восточной Европы. Можно уверенно констатировать, что в это время в Ладоге проживают разные этнокультурные коллективы, среди которых отчётливо выделяются скандинавы[30].

Примерно в 870-е годы в Старой Ладоге на месте впадения реки Ладожка в Волхов была построена, по предположению А. Н. Кирпичникова, первая деревянная крепость[15]. В слоях последней четверти IX века были обнаружены остатки бронзолитейной мастерской. По данным дендрохронологии в 881 году[32] строится так называемый «большой дом» (купеческая гостиница[24]), данный дом (как и ряд других таких же домов) не является «большим домом» в североевропейском и скандинавском смысле, это просто усадьба крупнее всех остальных, являющаяся одной из первых подобных построек, типичных для всей древней Новгородской земли[30].

С начала 870 годов поступление серебра из Восточной Европы в Скандинавию было устойчивым и равномерным, при этом до конца X века нет сведений о нападениях скандинавов на Ладогу[31].

Плотность застройки Земляного городища на уровне VI-го яруса (около 865—890 годов) и VII-го (890—920 годы) яруса значительно ниже, чем в предыдущие десятилетия[15].

В слоях Земляного городища начала 870 — конца 890 годов найдены литые поясные бляшки, височные кольца, трапециевидные подвески, вырезанные из тонкого листа металла, что позволяет говорить о долговременном присутствии в Ладоге во второй половине I тысячелетия славян из лесной и лесостепной зон Восточной Европы[33]. Около 894 года на участке распопа Е. А. Рябинина возводится крупногабаритное, возможно, двухэтажное сооружение. На смену «дому 894 года» приходит хоромный комплекс, находившийся под углом к рядовой застройке, группировавшейся в «гнёзда» из 3-4 «малых» жилищ и двух-трёх хозяйственных построек-клетей[18].

Концом IX — началом X века датируется культурный слой участка, который находится на западной окраине поселения, напротив Земляного городища[34].

На рубеже IX—X веков, когда Любшанская крепость уже не функционировала[17], в Ладоге вместо деревянных укреплений была возведена каменная крепость, подобная западноевропейским оборонительным сооружениям того времени[35]. Стены крепости были построены без использования известкового строительного раствора. Вход в первоначальную крепость находился со стороны реки около Раскатной башни. В первой половине Х века вдоль края мыса строится оборонительная стена из известняка с вертикальными деревянными опорами. Вход в крепость располагался со стороны реки и в XII веке[36]. Суммарные размеры древнерусского поселения в Х веке составляли не более 6—8 га[15].

Призвание варяговПравить

В некоторых списках «Повести временных лет» (в частности, в Ипатьевском) Ладога названа городом, куда в 862 году был призван на княжение варяг Рюрик:

… и придоша къ словѣномъ первое · и срубиша городъ Ладогѫ и сѣде въ Ладозѣ старѣишии Рюрикъ …

Хотя в других вариантах рассказа говорится, что он сел княжить в Новгороде. Отсюда версия, что Ладога была первой столицей Руси (точнее, местом княжения Рюрика с 862 по 864 год). Археологические исследования, проводимые в Старой Ладоге (руководитель — А. Н. Кирпичников), доказывают тесные контакты ильменских словен, финно-угорских племён и норманнов (урман) в этом районе в IX−X веках.

На Варяжской улице в слоях первой четверти X века были найдены фрагменты керамики с росписью люстром, относящиеся к самому раннему (месопотамскому (самаррскому)) этапу производства этой ближневосточной посуды[37]. В слоях X века был обнаружен берестяной свиток с изображением ладьи[38]. Гончарная посуда в Ладоге появляется во второй четверти X века[39]. В 920-х годах быстро застраивается вся площадка Земляного городища (VIII ярус), уплотняется застройка на Варяжской улице, появляется и стремительно распространяется керамика, изготовленная на гончарном круге. Решающий этап формирования древнерусской культуры в Ладоге нашёл свой отражение в материалах VIII—XI ярусов (горизонт Д) Земляного городища и в синхронных слоях Варяжской улицы (920—990 годы). Около 950 года в Ладоге произошёл пожар, уничтоживший застройку VIII яруса. Он охватил как участок Земляного городища, так и часть Варяжской улицы. Кардинальных перемен в застройке после пожара не наблюдается[18][30].

По Новгородской летописи в Ладоге находится могила Вещего Олега (по киевской версии, его могила находится в Киеве на горе Щекавице).

В 997 году на Ладогу напал Эйрик, будущий норвежский правитель. Первая ладожская каменная крепость, просуществовавшая более 100 лет, была разрушена.

Ладога была важным пунктом на так называемом пути «из варяг в греки».

В сагах есть упоминание, что когда дочь шведского короля Олафа Шётконунга, принцесса Ингигерда в 1019 году выходила замуж за новгородского князя Ярослава Мудрого, то в приданое (вено) получила город Альдейгьюборг (Старая Ладога) с прилегающими землями, которые получили с тех пор название Ингерманландии (земли Ингегерды)[40], а посадником (ярлом) Ладоги был назначен Рёгнвальд Ульвссон — ярл Вестергётланда (родственник Ингегерды по материнской линии) (Сага об Эймунде). Ульв (Улеб) и Эйлив — сыновья Рёгнвальда. По скандинавским источникам, Эйлив стал ярлом (посадником) в Ладоге после смерти отца, а Улеб упомянут в летописи под 1032 годом как новгородский воевода.

ПогребенияПравить

Ранние захоронения IX—X веков в урочище Плакун, расположенном на противоположном берегу Волхова, напротив Ладожского поселения, состоят только из кремаций[41]. Известна лишь одна краниологическая серия из Плакуна[42] с кладбища XI века, которая может быть отнесена германцам[43]. В Ладоге единственная коллекция скелетов раннего средневековья, доступная для морфологических и генетических исследований, была раскопана в 1938—1939 годах В. И. Равдоникасом и Г. П. Гроздиловым на Земляном городище. Все захоронения на кладбище были совершены в могилах без курганов в соответствии с христианской традицией. Скелеты лежали на спине с головой на запад. Согласно стратиграфии, Равдоникас предложил два периода функционирования кладбища — XI—XII и XVII—XVIII века. Несколько захоронений с нижнего горизонта датированы радиоуглеродным методом 880—1188 годами. Согласно анализу на содержание стронция, захоронения отличаются от местной фауны. Коллекция скелетов из ранних могил Старой Ладоги, хранящихся в Музее антропологии и этнографии имени Петра I (Кунсткамера), насчитывает 65 человек. Краниометрические исследования показывают, что черепа людей из южной части кладбища морфологически близки к серии эпохи викингов из Скандинавии, в то время как северная часть кладбища, возможно, принадлежит к смешанному славянскому, финскому и скандинавскому населению[41]. По краниометрическим признакам антропологами выявлено морфологическое сходство ладожан с материалом из 5 могильников ливов, расположенных в бассейнах рек Гауя и Даугава и из могильника Сиксали на юго-востоке Эстонии. Предполагавшееся сходство погребённых на Земляном городище и в курганах Шестовиц не подтверждается по данным t-критерия Стьюдента. Этническую принадлежность средневековых групп населения методами антропологии определить нельзя[44]. Краниологическая серия XI—XII веков, включающая 47 черепов, получила название «Старая Ладога». Она была изучена В. В. Седовым 1950-е годы. Т. И. Алексеева (1969, 1973 гг.) нашла у этой группы аналогии в сериях железного века из скандинавских стран, что отличает её от всех восточно-славянских серий[45]. У жителей Старой Ладоги X—XII веков палеогенетиками определены Y-хромосомные гаплогруппы I (n=1), I1 (n=4), I1a1 (n=1), I1a1b1 (n=2), T1a1a-L208/Page2 (n=1), R1a1a1b1a3a-Z284>L448 (n=1), R1b1a1b1a1a2c (n=1) и митохондриальные гаплогруппы H1b1, H5, H5a1, H6c, J1c, J1c1a, J1b1a1, J2b1a, K1d, T2b, T2b6a, U4a1a, U5a2a1b, X2b4[41]. Изотопный анализ стронция зубной эмали показал, что по меньшей мере пятеро погребённых были не местными. Похожий изотопный состав зафиксирован в районе озера Меларен на восточном побережье Швеции[46].

Староладожская крепостьПравить

В 1116 году ладожский посадник Павел заложил каменную крепость[47]:

В лѣто 6624
[…]
Того же лѣта Павелъ, посадникъ ладоскыи, заложи Ладогу город каменъ

Староладожская крепость, ставшая «сердцем» сегодняшней Старой Ладоги, стоит на месте впадения реки Елена (Ладожки) в Волхов. Она была стратегически важным местом, потому что это была единственная возможная гавань, где могли остановиться морские суда, не способные плавать по порогам Волхова.

В 1142 году «князь свейский и бискуп пришед в 60 шнеках» — шведы нападают на Ладогу. В 1164 году имело место новое нападение шведов на Ладогу. После неудачной осады, продлившейся несколько дней, шведы отступили и были наголову разбиты новгородцами в битве на реке Воронежке.

В результате изменения системы городского землепользования, проведения планировочных работ и строительства в 1153 году каменного собора Св. Климента, в XI—XII веках в Ладоге значительно снизилась частота пожаров и произошло сокращение площади рудеральных местообитаний (сорных растений)[48].

В 1228 году финское племя емь нападало на Ладогу, но было разбито новгородцами, ижорцами и корелами.

В 1283 году шведы осаждают Ладогу, истребляют новгородских купцов, которые направляются в Обонежье.

В 1499 году Ладога, согласно писцовой книге Водской пятины, состояла из крепости и посада, который подобно Новгороду делился на концы: Никольский, Богородицкий, Семёновский, Климятский и Спасский.

После завершения русско-шведской войны 1590—1595 годов, по Тявзинскому миру Ладога была признана принадлежащей России.

В 1610 году Ладога была захвачена находившимися на шведской службе французскими наёмниками Пьера Делавилля, но через год освобождена воеводой И. М. Салтыковым[49]. По Столбовскому миру, завершившему русско-шведскую войну 1613—1617 годов, Шведская империя отказалась от притязаний на Ладогу.

Новое и Новейшее времяПравить

В 1704 году Пётр I основал в устье Волхова Новую Ладогу и переименовал Ладогу в «Старую Ладогу», лишив её статуса города и права иметь собственный герб, а многим ладожанам повелел переехать на жительство в Новую Ладогу. До этого события Ладога была центром Ладожского уезда Водской пятины Земли Новгородской.

В 1718 году в Староладожский Успенский монастырь переведена из Суздаля первая жена Петра I — Евдокия Лопухина.

В 1719 году Старая Ладога вошла в состав Новгородской провинции (была образована в составе Санкт-Петербургской губернии).

В 1727 году Староладожский уезд Новгородской провинции был включён в состав новой Новгородской губернии.

В 1770 году Староладожский уезд был упразднён.

СТАРАЯ ЛАДОГА — слобода принадлежит Новоладожским купцам и мещанам, число жителей по ревизии: 54 м. п., 62 ж. п.
В ней церкви каменные: а) Во имя Святого Великомученика Георгия. б) Девичий монастырь во имя Успения Пресвятой Богородицы. в) Упразднённая церковь во имя Св. Предтечи Иоанна. г) Монастырь во имя Св. Николая Чудотворца[50]. (1838 год)


СТАРАЯ ЛАДОГА — селение Новоладожских мещан, по просёлочной дороге, число дворов — 30, число душ — 57 м. п.[51] (1856 год)


СТАРАЯ ЛАДОГА — село мещанское, при реках Волхове и Ладожке, 43 двора, жителей 103 м. п., 264 ж. п.;
Церквей православных 4. Монастырей 2. Развалины крепости называемой [52]. (1862 год)

В XIX веке село административно относилось к Михайловской волости 1-го стана Новоладожского уезда Санкт-Петербургской губернии, в начале XX века — 2-го стана.

С 1917 по 1919 год село Старая Ладога входило в состав Староладожского сельсовета Михайловской волости Новоладожского уезда.

С апреля 1919 года, в состав Октябрьской волости Волховского уезда. С ноября 1919 года село Старая Ладога учитывалось областными административными данными, как посёлок Старая Ладога.

С 1927 года — в составе Волховского района[53].

По данным 1933 года деревня Старая Ладога являлась административным центром Староладожского сельсовета Волховского района, в который входили 17 населённых пунктов, деревни: Ахматова Гора, Валеши, Зелёная Долина, Ивановка, Каменка, Киндерево, Княщина, Лыткино, Местовка, Макинкина, Межумошье, Неважи, Окулово, Подол, Подмонастырская Слобода, Старая Ладога, Трусово, общей численностью населения 2312 человек[54].

По данным 1936 года в состав Староладожского сельсовета с центром в посёлке Старая Ладога входили 15 населённых пунктов, 410 хозяйств и 13 колхозов[55].

В 1961 году население Старой Ладоги составляло 1059 человек[53].

По административным данным 1973 года в селе располагалась центральная усадьба совхоза «Волховский»[56].

По данным 1990 года в селе проживали 2155 человек, село являлось административным центром Староладожского сельсовета, куда входили 27 населённых пунктов, общей численностью населения 3891 человек[57].

В 1997 году в селе проживали 2457 человек, в 2002 году — 2182 человека (русские — 95 %)[58][59].

В 2003 году широко проводилось празднование 1250-летия Старой Ладоги как «древней столицы Северной Руси», которое освещалось прессой и привлекло внимание властей. Российский президент Владимир Путин издал указ по подготовке и проведению юбилея и дважды посетил Старую Ладогу[2].

ИсследованияПравить

В 1708 году здесь состоялись первые в России археологические раскопки Вильгельма Толле, который раскопал несколько языческих могил и курганов. В 1820 году археолог Адам Чарноцкий занимался раскопками кургана, прозванного «могилой Олега Вещего». Наиболее значимый вклад в 1880-х годах внёс археолог и историк Н. Е. Бранденбург и В. В. Суслов, которые раскопали ряд ладожских сопок и разрушенных храмов[60]. Дальнейшими систематическими раскопками на Старой Ладоге в 1909—1913 годах в районе Земляного городища занимался Н. И. Репников.

В советский период раскопки возобновились в 1938 году — экспедицией ИИМК АН СССР под руководством В.И. Равдоникаса. Археологические исследования с его участием продолжались до 1959 года. С 1972 года в Старой Ладоге начала работу экспедиция ЛОИА АН СССР под руководством А. Н. Кирпичникова[61]. В 1998 году на Земляном городище Ладоги была обнаружена византийская свинцовая вислая печать Леонтия, митрополита Лаодикеи. Кроме этого, найдены скандинавские украшения VIII века и арабские дирхамы X века[62].

В 2015 году экспедиция Института истории материальной культуры (ИИМК) РАН под управлением Владимира Анатольевича Лапшина обнаружила на территории Староладожской крепости клад из 116 серебряных монет времён правления Бориса Годунова[63].

Культура и искусствоПравить

 
Фрагмент фрески в церкви Георгия Победоносца в Старой Ладоге, полностью

Первым изображением Старой Ладоги была гравюра Адама Олеария, посетившего город в 1634 году, в качестве секретаря посольства Фридриха III к царю Михаилу Фёдоровичу. Русских художников XIX—XX веков Старая Ладога привлекала своими романтическими видами берегов древнего Волхова, церквями, монастырями и величественными курганами. Недалеко от села находилась усадьба «Успенское» Алексея Томилова, бывшая в XIX веке местным очагом культуры. Здесь бывали художники И. К. Айвазовский, О. А. Кипренский, А. О. Орловский, А. Г. Венецианов, И. А. Иванов и другие[64]. В 1844 году в деревне Лопино, расположенной напротив крепости на другом берегу Волхова, в крестьянской семье родился В. М. Максимов, будущий академик живописи и художник-передвижник, писавший картины из жизни и быта крестьян. Здесь же в 1911 году он был похоронен.

Летом 1899 года в Старой Ладоге писал этюды с натуры Николай Рерих. «Взбираемся на бугор, — писал Рерих о своих впечатлениях, — и перед нами один из лучших русских пейзажей»[65]. Здесь бывали В. А. Серов, К. А. Коровин, Б. М. Кустодиев. В 1924—1926 годах в Старой Ладоге неоднократно бывал А. Н. Самохвалов, участвовавший в подготовительных работах по реставрации Георгиевского собора[66]. По признанию художника, этот опыт многому его научил, помог понять, как композиционное слияние образов монументальной живописи и архитектурных форм «создавало пафос полифонического звучания всего комплекса воздействующих элементов»[67]. Результатом этих поездок стали также пейзаж «Старая Ладога» (1924) и картина «Семья рыбака» (1926, ГРМ)[68].

В феврале 1945 года решением Леноблисполкома на баланс Художественного фонда для организации творческой базы ленинградских художников был передан Дом отдыха в Старой Ладоге (бывшее имение Шаховских, по имени последнего владельца князя Николая Ивановича Шаховского (1851—1937), тайного советника, члена Государственного банка России и его сына, Всеволода Николаевича (1874—1954), действительного статского советника, последнего министра торговли и промышленности (1915—1917) царской России, эмигрировавших во Францию в 1919 году)[69][70]. В 1946 году начались работы по ремонту и строительству, которые растянулись на 15 лет[71].

Уже с середины 1940-х в Старую Ладогу стали приезжать ленинградские художники. Для С. И. Осипова, Г. А. Савинова, Н. Е. Тимкова, А. Н. Семёнова и других мастеров эти места на многие годы стали источником вдохновения. Мысль о наследовании ценностей труда и культуры отчётливо прозвучит в их творчестве, для которого «национальное прошлое не разлучено с современностью, а входит в неё важной составной частью»[72].

В начале 1960-х годов после завершения ремонта зданий старинной усадьбы в деревне Чернавино Дом творчества художников «Старая Ладога» начал работать постоянно, став на тридцать лет важным центром художественной жизни[73]. Здесь работали художники Е. Е. Моисеенко, А. Н. Самохвалов, В. Ф. Загонек, Н. Н. Баскаков, В. И. Овчинников, В. В. Ватенин, И. И. Годлевский, В. П. Кранц, Б. В. Корнеев, М. А. Козловская, Л. С. Язгур, Д. В. Беляев, В. А. Баженов, Д. П. Бучкин, Е. П. Жукова, С. Е. Захаров, А. М. Семёнов, Т. К. Афонина, З. Н. Бызова, В. И. Борисов, И. М. Добрякова, Н. Н. Брандт, Б. С. Угаров, П. Т. Фомин, В. И. Рейхет, Л. И. Вайшля, В. И. Викулов, В. С. Саксон, Д. И. Маевский и многие другие ленинградские живописцы и графики, а также художники из других регионов России. В 1970—1980 годы Дом творчества художников «Старая Ладога» расширялся, были построены новые корпуса, что позволило круглогодично использовать творческую базу в Старой Ладоге. Расходы на проживание, питание, поездки художников оплачивал Художественный фонд[65]. Произведения, написанные в Старой Ладоге или по собранным здесь материалам, экспонировались на крупнейших художественных выставках 1960—1980-х годов[74][75][76], пополняли собрания музеев. В том числе стали основой обширного фонда живописи, графики и скульптуры музея заповедника «Старая Ладога»[77].

В начале 1990-х годов, после ликвидации Художественного фонда и из-за отсутствия средств на содержание Дом творчества художников «Старая Ладога» сначала перестал принимать художников, а затем прекратил своё существование.

ГеографияПравить

Село расположено в северной части района на автодороге 41А-006 (Зуево — Новая Ладога) в месте примыкания к ней автодорог 41К-194 (Старая Ладога — Кисельня) и 41К-196 (Старая Ладога — Трусово).

Расстояние до административного центра района, города Волхов — 12 км[57].

Село вытянуто вдоль левого берега реки Волхов на 5 км, включая сопочные могильники.

ДемографияПравить

Динамика численности населения с 1920 по 2017 год[78]:

ДостопримечательностиПравить

  • В 2015 году на Варяжской улице был открыт памятник князьям Рюрику и Олегу (скульптор О. Шоров).

ТранспортПравить

От Волхова до Старой Ладоги можно доехать на автобусах № 23 и 23А.

СМИПравить

Радио

УлицыПравить

Варяжская, Волховский переулок, Волховский проспект, Гаражная, Еленинский переулок, Княщинский переулок, Культуры, Мебельный переулок, Морозовская, Музейный переулок, Набережная, Никольская, Никольский переулок, Новая, Поземская, Почтовый переулок, Советская, Успенский переулок[79]

  • Варяжская улица считается самой древней улицей России, она не меняла свою конфигурацию с X века.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Административно-территориальное деление Ленинградской области / Сост. Кожевников В. Г.. — Справочник. — СПб.: Инкери, 2017. — С. 93. — 271 с. — 3000 экз. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 11 июля 2018. Архивировано 14 марта 2018 года.
  2. 1 2 Президент распорядился… // Стройка, 16.12.2002. архивная ссылка.
  3. Комментарии к Повести временных лет (подготовили А. Г. Бобров, С. Л. Николаев, А. Ю. Чернов, А. М. Введенский, Л. В. Войтович) С. 213 в книге Повесть временных лет, Перевод с древнерусского Д. С. Лихачева, О. В. Творогова. Комментарии А. Г. Боброва, С. Л. Николаева, А. Ю. Чернова при участии А. М. Введенского и Л. В. Войтовича. Статьи А. Г. Боброва, С. В. Белецкого, С. Л. Николаева. Иллюстрации М. М. Мечева; СПб., Вита Нова. 2012. [1]
  4. Helimski E. Ladoga and Perm revisited // Studia Etymologica Cracoviensia 13 (2008) P. 75-88.
  5. Джаксон Т. Н. Альдейгья. Археология и топонимика // Памятники средневековой культуры: Открытия и версии. — СПб., 1994. — С. 77—79.
  6. В древнейшем городе Руси нашли поселение XXX века до нашей эры
  7. Шитов М. В., Бискэ Ю. С., Носов Е. Н., Плешивцева Э. С. Природная среда и человек нижнего Поволховья на финальной стадии ладожской трансгрессии // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 7. Вып. 3. 2004
  8. 1 2 Кирпичников А. Н., Курбатов А. В. Новые данные о происхождении Ладожского поселения и о появлении славян в Поволховье // Stratum plus, №5. 2014
  9. Старая Ладога оказалась древнее, чем предполагали
  10. Плохов А. В. 2002. Керамика «ладожского типа» в Скандинавии // Янин В. Л. (отв. ред.). В: У истоков Новгородской земли. Любытино: БуТ, 144
  11. Конецкий В. Я. Центр и периферия Приильменья: особенности социально-политического развития // История и археология. Материалы научной конференции по археологии Великого Новгорода. Выпуск 8 (1994)
  12. Рябинин Е. А., Дубашинский А. В. 2002. Любшанское городище в Нижнем Поволховье (предварительное сообщение). В: Кирпичников А. Н. (отв. ред.). Ладога и её соседи в эпоху средневековья. Спб: ИИМК РАН, 196-203
  13. 1 2 3 4 5 6 Лебедев Г. С. Археология Ладоги // Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси. — СПб.: Евразия, 2005. — ISBN 5-8071-0179-0
  14. Носов Е. Н. Современные археологические данные по варяжской проблеме на фоне традиций русской историографии Архивировано 12 апреля 2008 года. // Раннесредневековые древности Северной Руси и её соседей. — СПб., 1999. — С. 151—163.
  15. 1 2 3 4 5 Кузьмин С. Л. Ладога в эпоху раннего средневековья (середина VIII — начало XII в.) // Исследование археологических памятников эпохи средневековья. — СПб.: Нестор-История, 2008. — С. 69—94.
  16. Лопатин Н. В. О феномене древнейшего летописного упоминания Белоозера и Изборска (Из сборника материалов Международной научной конференции «Северная Русь и проблемы формирования Древнерусского государства», состоявшейся в городах Вологда, Кириллов и Белозерск 6-8 июня 2012 г.)
  17. 1 2 Жих М. И. Восточнославянский политогенез и реформы княгини Ольги // Исторический формат. 2017. № 3-4. С. 175-234
  18. 1 2 3 4 5 6 7 Кузьмин С. Л., Волковицкий А. И. Пожары и катастрофы в Ладоге: 250 лет непрерывной жизни? // Ладога — первая столица Руси. 1250 лет непрерывной жизни: Седьмые чтения памяти Анны Мачинской: Сборник статей / Ред. Дмитрий Алексеевич Мачинский. Санкт-Петербург: Нестор-История, 2003. С. 45—57
  19. Якубцинер М. М. О составе зерновых культур из Старой Ладоги. — Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры, LVII, 1955. — 17.
  20. Головнёв А. Б. Антропология движения (древности Северной Евразии). Екатеринбург: УрО РАН; «Волот». 2009. С. 287.
  21. Ляпушкин И. И. Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства (VIII — первая половина IX в.): Историко-археологические очерки // Материалы и исследования по археологии СССР. Л., 1968. № 152. С. 167.
  22. См. Комментарии к Повести временных лет. С. 217.
  23. Кузьмин С. Л. Малые дома Старой Ладоги VIII—IX вв. (культурная принадлежность домостроительной традиции) // Археология и история Пскова и Псковской земли. Тез. докл. научно-практ. конф. Псков, 1989. С. 34—35
  24. 1 2 3 4 Носов Е. Н., Платонова Н. И., Белецкий С. В., Кирпичников А. Н., Курбатов А. В., Лапшин В. А., Миляев П. А., Санкина С. Л. Новое в археологии Старой Ладоги: материалы и исследования / ИИМК РАН. — СПб.: Невская Книжная Типография, 2018. — 536 с., 171 ил. (Труды ИИМК РАН. Т. LIII).
  25. Казанский М. М. О расселении славян в лесной зоне Восточной Европы: предметы раннесредневекового убора дунайского происхождения (VI–IX вв.) // Археологические вести, Ин-т истории материальной культуры РАН. — Вып. 28 / (Гл. ред. Н. В. Хвощинская). — СПб., 2020. С. 258
  26. Кузьмин С. Л. Пожары и катастрофы в Ладоге: 250 лет непрерывной жизни // Ладога — первая столица Руси. 1250 лет непрерывной жизни. (Седьмые чтения Анны Мачинской). — СПб., 2003. — С. 45—57.
  27. Викинги в Центрально-Восточной Европе: загадки Ладоги и Плиснеска (II)
  28. Седов В. В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование (Миграция славян из Дунайского региона, стр. 183). М., 1999.
  29. Щеглова О. А. Свинцово-оловянные украшения VIII—X вв. на Северо-Западе Восточной Европы // Ладога и её соседи в эпоху средневековья. СПб. 2002
  30. 1 2 3 4 Кузьмин С. Л. Ладога в эпоху раннего средневековья (середина VIII — начало XII в.). 2008 г.
  31. 1 2 Кирпичников А. Н., Дубов И. В., Лебедев Г. С. Верхняя Русь // Славяне и скандинавы: Пер. с нем. / Общ. ред. Е. А. Мельниковой. — М., 1986. С. 57
  32. Кирпичников А. Н. Раннесредневековая Ладога (итоги археологических исследований). // Средневековая Ладога. Новые археологические открытия и исследования. — Л., 1985.
  33. Григорьева Н. В. Вещи славянской культуры в материалах Ладожского поселения последней четверти IX в. (из раскопок в южной части Земляного городища) // Новые материалы и методы археологического исследования: Материалы III Международной конференции молодых учёных. – М.: ИА РАН, 2015
  34. Исследования археологов ИИМК РАН расширили прежние представления о границах Старой Ладоги в раннем Средневековье, 3 декабря 2020 года
  35. Сурмина И. О. Самые знаменитые крепости России. — Москва «Вече», 2002. — С. 68-75
  36. Григорьева Н. В. Древнейшая Ладожская крепость: хронология и стратиграфия (по итогам раскопок у Раскатной башни) // Археологические вести, Ин-т истории материальной культуры РАН. — Вып. 30 / [Гл. ред. Н. В. Хвощинская]. — СПб., 2020. С. 134
  37. Керамика Ладоги VIII—X вв. как источник для реконструкции культурных процессов на Северо-Западе Руси
  38. «Наше Наследие» № 106, 2013. Кирпичников А. Н. Первая столица Руси Старая Ладога
  39. Сениченкова Т. Б. Керамика Ладоги VIII-X вв. как источник для реконструкции культурных процессов на Северо-Западе Руси, 1998
  40. в сагах типичная «народная этимология», настоящее происхождение названия связано с названием финского племени ижора, именуемого у соседей inkeri (финск.) или ingeri (эстонск.), Ingermaa — «земля ингеров»
  41. 1 2 3 Ashot Margaryan et al. Population genomics of the Viking world, 2019
  42. Алексеева Т. И. Славяне и германцы в свете антропологических данных // Вопросы истории, 1974, № 3.
  43. Фомин В. В. (2010) Варяго-русский вопрос в отечественной историографии XVIII—XX веков: Сборник статей и монографий. С. 152
  44. Пежемский Д. В. Скандинавское присутствие на северо-западе по данным палеоантропологии // Староладожский сборник, 2012-б, Вып. 9, С. 88-107.
  45. Санкина С. Л. Скандинавская проблема в свете антропологических данных: группы Русского Севера и Северо-Запада эпохи средневековья (XI—XIII века) // Археология, этнография и антропология Евразии № 1 (33) 2008
  46. T. Douglas Price, Vyacheslav Moiseyev, Natalia Grigoreva. Vikings in Russia: origins of the medieval inhabitants of Staraya Ladoga // Archaeological and Anthropological Sciences, 2019
  47. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — М.; Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1950. — С. 196—205. «В лѣто 6580 [1072] — в лѣто 6634 [1126]»
  48. Шитов М. В., Кильдюшевский В. И., Плешивцева Э. С., Сумарева И. В Городская среда, землепользование и сельское хозяйство в средневековой Ладоге и её округе (по палинологическим данным). I. Конец IX—XVI вв. // Вестник СПбГУ. Сер. 7, 2007, вып. 1
  49. Памятная книжка Санкт-Петербургской губернии. 1905 год. С. 202
  50. Описание Санкт-Петербургской губернии по уездам и станам. — СПб.: Губернская Типография, 1838. — С. 82. — 144 с.
  51. Новоладожский уезд // Алфавитный список селений по уездам и станам С.-Петербургской губернии / Н. Елагин. — СПб.: Типография Губернского Правления, 1856. — С. 104. — 152 с.
  52. Списки населённых мест Российской Империи, составленные и издаваемые центральным статистическим комитетом министерства внутренних дел. XXXVII. Санкт-Петербургская губерния. По состоянию на 1862 год. СПб. 1864. С. 107
  53. 1 2 Справочник истории административно-территориального деления Ленинградской области
  54. Рыкшин П. Е. Административно-территориальное устройство Ленинградской области. — Л.: Изд-во Леноблисполкома и Ленсовета, 1933. — 444 с. — С. 28, 201, 202
  55. Административно-экономический справочник по районам Ленинградской области / Адм.-террит. комис. Леноблисполкома; сост. Богомолов Ф. И., Комлев П. Е.; под общ. ред. Нужного А. Ф. — М.: Изд-во Леноблисполкома и Ленсовета, 1936. — 383 с. — С. 127
  56. Административно-территориальное деление Ленинградской области. — Лениздат. 1973. С. 287
  57. 1 2 Административно-территориальное деление Ленинградской области. — Лениздат. 1990. ISBN 5-289-00612-5. С. 45
  58. Административно-территориальное деление Ленинградской области. СПб. 1997. ISBN 5-86153-055-6. С. 48
  59. Коряков Ю. Б. База данных «Этно-языковой состав населённых пунктов России». Ленинградская область.
  60. Бранденбург Н. Е. Старая Ладога. — СПб, 1896
  61. Старая Ладога
  62. Раскопки в Старой Ладоге (Староладожская экспедиция ИИМК РАН) / Институт археологии Российской академии наук
  63. Археологи нашли в Старой Ладоге клад времен Бориса Годунова / «Интерфакс»
  64. Мурашова Н. В., Мыслина Л. П. Дворянские усадьбы Санкт-Петербургской губернии. Южное Приладожье. Кировский и Волховский районы. — СПб.: Алаборг, 2009. — C. 207—224.
  65. 1 2 Бучкин Д. П. О доме творчества «Старая Ладога» // Бучкин Д. П. Гравюры и рассказы. — СПб.: Библиотека «Невского альманаха», 2004. — С. 10.
  66. Самохвалов А. Н. Ладога, и не только Ладога // Самохвалов А. Н. Мой творческий путь. — Л.: Художник РСФСР, 1977. — С. 102—113.
  67. Самохвалов А. Н. В поисках монументальной выразительности // Самохвалов А. Н. В годы беспокойного солнца. — СПб.: Всемирное слово, 1996. — С. 193—194.
  68. Баршова И., Сазонова К. Александр Николаевич Самохвалов. — Л.: Художник РСФСР, 1963. — С. 50.
  69. В. Ф. Игнатенко. Разрушенная творческая база (недоступная ссылка). Дата обращения: 14 апреля 2010. Архивировано 8 января 2015 года.
  70. Стенографический отчёт заседания Правления ЛССХ совместно с Правлением Ленизо и Художественным фондом по обсуждению плана работ на 1945 год и о подготовке к выставке 1945 года // Центральный Государственный Архив литературы и искусства. СПб. Ф. 78. Оп. 1. Д. 49. Л. 8.
  71. Конова Л. С. Санкт-Петербургский Союз художников. Краткая хроника 1932—2009 // Петербургские искусствоведческие тетради. Выпуск 20. — СПб., 2012. — С. 176.
  72. Семёнов А. Н., Осипов С. И., Гущин К. А. Выставка произведений : Каталог / Авт. вступ. статьи Г. Ф. Голенький. — Л.: Художник РСФСР, 1977. — С. 4.
  73. Дом творчества художников «Старая Ладога» в галерее «Голубая гостиная» Санкт-Петербургского Союза художников (недоступная ссылка). Дата обращения: 8 января 2015. Архивировано 8 января 2015 года.
  74. Зональная выставка «Ленинград». — Л.: Художник РСФСР, 1965. — С. 9, 13, 14, 15, 19, 21, 25, 31.
  75. Изобразительное искусство Ленинграда. — Л.: Художник РСФСР, 1976. — С. 15, 16, 17, 19, 32.
  76. Выставка произведений петербургских художников «Старая Ладога». 14 марта — 6 апреля 2014 года
  77. Фонд живописи, графики и скульптуры музея — заповедника «Старая Ладога»
  78. Ленинград и Ленинградская губерния : Краеведческий справочник / под ред. Е. Я. Голанта. — 1925. — С. 45. (недоступная ссылка). Дата обращения: 5 октября 2012. Архивировано 6 ноября 2011 года.
  79. Индекс село Старая Ладога, Волховский р-н, Ленинградская обл.

ЛитератураПравить

  • Старая Ладога // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Самохвалов А. Н. Ладога, и не только Ладога // Самохвалов А. Н. Мой творческий путь. — Л.: Художник РСФСР, 1977.
  • Бучкин Д. П. О доме творчества «Старая Ладога» // Бучкин Д. П. Гравюры и рассказы. — СПб.: Библиотека «Невского альманаха», 2004.
  • Мурашова Н. В., Мыслина Л. П. Дворянские усадьбы Санкт-Петербургской губернии. Южное Приладожье. Кировский и Волховский районы. — СПб.: Алаборг, 2009.
  • Кузьмин С. Л. Ладога в эпоху раннего средневековья (середина VIII — начало XII в.) // Исследование археологических памятников эпохи средневековья. — СПб.: Нестор-История, 2008. — С. 69—94.

СсылкиПравить