Стела Куттамува

Стела Куттамува — базальтовая стела, весом около 350 кг, имеет размеры 1 метр на 60 сантиметров и была найдена в окрестностях Зенджирли (южная Турция) в секторе 5 при раскопках в северном нижнем районе городища. Её обнаружили Вирджиния Риммер и Бенджамен Томас, аспиранты из Чикагского университета, в третьем сезоне раскопок экспедиции Ньюбауэра, организованной от Института Востока. Качественное изображение стелы[1] можно найти в публикации[2] на сайте Daily Hebrew. Располагалась стела в кухне, реконструированной в усыпальницу Куттамува.

Данную стелу заказал для себя Куттамува, который в VIII веке до н. э. был царским чиновником из Самаля. Его господин, царь Панамува[de] хорошо известен историкам по целому ряду древних надписей из этой же культуры. Стела сделана ещё при жизни Куттамува и была установлена после его смерти.

В надписи говорится, чтобы чиновника Куттамува поминали с пиршеством. В последних строках описан поминальный обряд рядом с памятником Куттамува. Фраза ‏ויהרג. בנבשי‏‎ «и заколет перед душой моей» в строках 10-11 предполагает, что овцу для поминальной трапезы следовало заколоть перед стелой, и плечо жертвенного животного (символ силы) следовало положить перед стелой для самого Куттамува — ‏וישוי. לי. שק‏‎ «и возложит для меня плечо», строки 12-13. Особое внимание специалистов привлекла фраза ‏לנבשי. זי. בנצב. זנ‏‎ «для души моей, которая в стеле сей» в строке 5, на основании которой делается вывод, что тело Куттамува было кремировано, а душа его, как считалось, перешла в данную стелу. Это один из древнейших документов, в которых говорится о душе, как о чём-то отдельном от тела. Кремация характерна для индо-европейских культур и обычно не встречается среди семитов. Археологическая культура Зенджирли важна для изучения взаимодействия индо-европейских и семитских культур в Железном веке.

Транслитерация и переводПравить

Перевод текста предварительный и неофициальный. Официальная публикация перевода и описания артефакта планируется к концу 2009 года. Точками указаны словоразделители.

Стр. Транслитерация Перевод
1

אנך. כתמו. עבד. פנמו. זי. קנת. לי. נצב. ב‏‎

Я, Куттамува, слуга Панамува, который сделал для себя стелу (эту) при

2

חיי. ושמת. ותה. בסיר. עלמי. וחגגת. ס‏‎

жизни моей. И поставил я её в комнате вечности моей. И посвятил я ком-

3

יר. זנ. שור. להדד. קרפדל. ויבל. לנג‏‎

нату эту: тельца для Хадада Кирпадальского(?), и овна для NG-

4

ד. צורנ. ויבל. לשמש. ויבל. להדד. כרמנ.‏‎

D ŞWRN. И овна для Шамаша. И овна для Хадада Карминского(?).

5

ויבל. לכבבו. ויבל. לנבשי. זי. בנצב. זנ.‏‎

И овна для KBBW. И овна для души моей, которая в стеле сей.

6

ועת. מנ. מנ. בני. או.‏‎

И теперь, (когда) кто-нибудь из сынов моих или

7

מנ בני אש. ויהי. לה.‏‎

из сынов чьих-нибудь, и доведётся быть ему

8

נסיר. זננ. ולו יקח. מנ‏‎

в комнате этой. И если возьмёт от

9

חיל. כרמ. זננ. שא.‏‎

лучшего (из) плодов этих овец

10

יומנ. ליומנ. ויה‏‎

день за днём, и зако-

11

רג. בנבשי.‏‎

лет перед душой моей,

12

וישוי‏‎

то (пусть) положит

13

לי. שק‏‎

для меня плечо (жертвы).

Анализ языкаПравить

Надпись содержит 13 строк, 202 знака и 52 словоразделителя. Она выполнена вариантом финикийского алфавита. Язык стелы относят к одному из диалектов западно-семитских языков, хотя сам Куттамува и царь Панамува носят лувийские (индо-европейские) имена. Диалект нельзя назвать чисто самалийским, потому что мн. число передаётся буквой нун, как в арамейском языке, но многие другие особенности текста приближают его к самалийскому наречию. Определённый артикль никак не представлен. Деннис Парди считает, что данный диалект располагается где-то между самалийским и старо-арамейским языком. Он более архаичен, чем арамейский язык, но не такой древний, как самалийский. Парди предполагает, что рядом сосуществовали два родственных диалекта: один использовался для царских текстов, который находим в надписях царя Панамува, а другой применялся более низким классом в обществе, и представлен данной стелой. В более поздних надписях, таких как «БР РКБ», старо-арамейский язык вытесняет уникальные диалекты, распространённые до этого в окрестностях Зенджирли.

На презентации SBL Деннис Парди отметил некоторые грамматические особенности текста. Это относительное местоимение и ‏זי‏‎ и указательное местоимениеזננ‏‎ (орфография с двумя буквами нун не характерна для таких древних текстов). Не совсем ясно значение слова ‏סיר‏‎ или ‏סיד‏‎. По выражению ‏בסיר. עלמי‏‎ предполагают перевод «в комнате вечности моей». В строках 3-5 упоминаются известные божества Хадад и Шамаш, но также ряд неизвестных имён. В строке 2 употребляется слово ‏ותה‏‎ — показатель вин. падежа с местоимением 3 лица — «её», то есть стелу. Орфография ‏ות‏‎ применяется в диалектах Зенджирли и соответствует финикийскому варианту ‏אית‏‎, арамейскому ‏ית‏‎, еврейскому ‏את‏‎.

В строке 6 встречается фраза ‏מנ. מנ. בני‏‎ «кто-нибудь из сынов моих». Здесь первый раз ‏מנ‏‎ обозначает, по-видимому, неопределённое местоимение, подобное аккадскому mannu, а второй ‏מנ‏‎ уже является общесемитским предлогом «из, от». Аналогичная фраза имеется в надписи царя Панамува на колоссальной статуе бога Хадада.

Одна из проблем прочтения надписи в том, что буквы ד (далет) и ר (реш) трудно различать, разве что по контексту. Буква ח имеет определённые графические особенности. В строках 7 и 8 словоразделители иногда отсутствуют.

ПримечанияПравить

СсылкиПравить

При составлении статьи использовались следующие издания:

  • A Text-book of North-Semitic Inscriptions by rev. G.A. Cooke, M.A. Oxford at the Clarendon Press. 1903.
  • The Brown-Driver-Briggs Hebrew-English Lexicon. Published by Hendrickson Publishers. Tenth Printing — October 2006.
  • О. М. Штейнберг. Еврейский и халдейский этимологический словарь к книгам Ветхого Завета. Вильна, 1878.