Столыпин, Афанасий Алексеевич

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Столыпин.

Афана́сий Алексе́евич Столы́пин (15 [26] октября 1788[К 1], Пенза, Российская империя — 14 августа [26 августа1864 года, Саратов, Российская империя) — отставной артиллерийский штабс-капитан, участник Бородинского сражения. Саратовский уездный, а затем губернский предводитель дворянства[3]. Двоюродный дед и опекун поэта М. Ю. Лермонтова; предполагаемый прототип «дяди» из его знаменитого стихотворения «Бородино»[4].

Афанасий Алексеевич Столыпин
Портрет 1800-х годов, неизвестный художник
Портрет 1800-х годов, неизвестный художник
Герб Столыпиных
Герб Столыпиных
Флаг Саратовский губернский предводитель дворянства
1839 — 1843
Губернатор А. М. Фадеев
Предшественник С. М. Скибиневский
Преемник П. И. Бекетов
Флаг Саратовский уездный предводитель дворянства
1828 — 1834
Губернатор Ф. Л. Переверзев
Предшественник У. П. Чекмарев
Преемник Н. А. Челюсткин
Рождение 15 (26) октября 1788
Смерть 14 (26) августа 1864 (75 лет)
Место погребения кладбище Спасо-Преображенского мужского монастыря, Саратов
Род Столыпины
Отец А. Е. Столыпин
Мать М. А. Мещеринова
Супруга М. А. Устинова
Дети Наталья
Деятельность помещик, откупщик
Отношение к религии православие
Награды
Орден Святого Владимира IV степени с бантомЗолотое оружие с надписью «За храбрость»
Военная служба
Годы службы 1805—1817
Принадлежность  Российская империя
Род войск артиллерия
Звание штабс-капитан
Командовал батарей 2-й легкой артиллерийской роты лейб-гвардии артиллерийской бригады
Сражения Битва под Фридландом
Бородинское сражение

БиографияПравить

Сын пензенского губернского предводителя дворянства Алексея Емельяновича Столыпина и его супруги Марии Афанасьевны, урождённой Мещериновой, появился на свет в 1788 году и был самым младшим из их 11 детей[5].

Военная службаПравить

В феврале 1805 года, семнадцатилетним юношей, Афанасий Алексеевич поступил на военную службу юнкером в 1-й артиллерийский полк. С сентября 1806 года вместе со своим полком участвовал в кампании 1806—1807 годов на территории Восточной Пруссии. 2 июня 1807 года в ходе неудачной для русских Фридландской битве был серьёзно ранен в ногу и надолго выбыл из строя.

Отечественную войну 1812 года встретил в чине поручика командиром батареи 2-й лёгкой артиллерийской роты лейб-гвардии пешей артиллерийской бригады 5-го (гвардейского) пехотного корпуса 1-й Западной армии генерала от инфантерии М. Б. Барклая-де-Толли[6][7].

Перед началом Бородинского сражения, согласно диспозиции главнокомандующего М. И. Кутузова, 2-я лёгкая рота, как и другие роты гвардейской артиллерии, находилась в резерве у деревни Князьково. Однако Афанасию Алексеевичу трудно было оставаться в бездействии; по свидетельству очевидца, командира взвода 2-й роты прапорщика А. С. Норова, Столыпин со своими друзьями 24 августа 1812 года был под Шевардино в стрелковой цепи. На второй день сражения 2-я лёгкая артиллерийская рота выдвинулась ближе к боевой линии и с трёх часов пополудни вступила в бой с неприятелем. Но вскоре ротный командир капитан Гогель был контужен, и командование перешло к Столыпину. Ещё дважды французская конница генерала Нансути предпринимала атаки, но была отброшена. Довершили дело при поддержке батарей Столыпина русские кирасиры:

Наш батарейный командир Столыпин, увидев движение наших кирасир, взял на передки, рысью выехал несколько вперед и, переменив фронт, ожидал приближения неприятеля без выстрела. Орудия были заряжены картечью; цель Столыпина состояла в том, чтобы подпустить неприятеля на близкое расстояние, сильным огнем расстроить противника и тем подготовить верный успех нашим кирасирам.

прапорщик А. С. Норов

К вечеру роту сменили, и она вернулась на прежнее место, потеряв в сражении убитыми 5 человек рядовых и 27 лошадей, включая лошадь самого Афанасия Алексеевича, ранеными — 2 обер-офицеров, 2 музыкантов, 18 рядовых и 8 лошадей.

Рана, полученная в 1807 году, сильно беспокоила, и после Бородина Афанасий Алексеевич был вынужден взять отпуск для лечения. В 1813 году ему был присвоен чин штабс-капитана. Поправив здоровье, он вновь вернулся в строй лишь в 1815 году, но успел поучаствовать в торжественном вступлении русской армии в Париж. Несмотря на боевые заслуги, Столыпин был обойдён производством в следующий чин, и «несправедливость эта сильно огорчила целый корпус офицеров…». В январе 1817 года вышел в отставку («за раною») в прежнем чине штабс-капитана.

Саратовский предводитель дворянстваПравить

Выйдя в отставку, Афанасий Алексеевич отправился лечить свою рану на Кавказские воды. В июле 1817 года скончался находившийся там же отец Алексей Емельянович Столыпин, который ещё в 1811 году, задолго до своей кончины, разделил между сыновьями свои обширные вотчины. Афанасию досталось село Лесная Нееловка Саратовского уезда Саратовской губернии (ныне село Лесная Нееловка Базарно-Карабулакского района) с прилегающими деревнями, где он и поселился после похорон отца. На зиму Столыпин переезжал в Саратов: его дом находился на углу улиц Малой Дворянской (ныне Советская) и Александровской (ныне Горького). Собственные дома Афанасий Алексеевич имел также в Петербурге и Москве.

Между декабрём 1827 года[8] и августом 1829 года[9] был избран предводителем дворянства Саратовского уезда и исполнял эту должности по меньшей мере до ноября 1833 года[10].

К 1830 году со смертью старших братьев Афанасий Алексеевич, хотя и был младшим ребёнком в своей семье, был признан близкими и дальними родственникам, многих из которых он буквально опекал, неформальным главой рода Столыпиных. В апреле 1834 года его племянница Анна Григорьевна Столыпина (1815—1892) вышла замуж за адъютанта великого князя Михаила Павловича, полковника А. И. Философова. Между ним и дядей невесты установились доверительные родственно-дружеские отношения. Афанасий Алексеевич часто поддерживал молодую семью практическим советами в хозяйственных делах, а также оказывал финансовую помощь, как, впрочем, и многим другим своим родственникам. В ответ Философов, быстро поднимавшийся по карьерной лестнице и имевший большое влияние при дворе, не раз выручал в сложных обстоятельствах близких Афанасия Алексеевича, в том числе, принимал большое участие в судьбе М. Ю. Лермонтова и некоторых его друзей[11].

В ноябре 1839 года избран губернским предводителем дворянства в Саратове. Богатый помещик и откупщик, он пользовался чрезвычайным уважением и влиянием в губернии, имел множество приверженцев среди местного дворянства и связи при дворе. На первых порах у него сложились вполне дружеские отношения с недавно назначенным вице-губернатором К. К. Оде-де-Сионом, также ветераном наполеоновских войн. Однако, когда в январе 1842 года Оде-де-Сион управлял губернией, замещая губернатора А. М. Фадеева, отбывшего в Санкт-Петербург по служебной надобности, между ним и Столыпиным вспыхнула ссора, сделавшая их непримиримыми врагами и вынудившая обоих вскоре покинуть Саратов[12].

Началось с того, что Столыпин решил воспользоваться удобным моментом и попросил вице-губернатора, в отсутствии начальства, избавить от судебного преследования некоего почтенного дворянина, но тот отказал. В то же самое время, недавняя гибель М. Ю. Лермонтова на дуэли подхлестнула необычайный спрос на его печатные произведения. Предприимчивый саратовский книготорговец, купец 3-й гильдии Д. М. Вакуров, зная, что предводитель дворянства доводится двоюродным дедом покойному, выпросил у него живописный портрет поэта, чтобы выставить в своей лавке и привлечь ещё больше покупателей. Узнав об этом, Оде-де-Сион счёл подобную «рекламную кампанию» недопустимой, вызвал купца к себе и отчитал так строго, что тот вскоре и вовсе забросил книжную торговлю. Столыпин, разозлённый предыдущим отказом, публично вступился за Вакурова, однако вице-губернатор и тут не уступил. Тогда предводитель дворянства донёс на Оде-де-Сиона и его супругу губернатору, облыжно обвиняя обоих в жестоком обращении с прислугой и воспитанницей. Фадеев, имевший собственные счёты к заместителю, дал ход секретному дознанию, которое ничего, впрочем, не выявило[12]. Дело дошло до сенатора и министра внутренних дел Л. А. Перовского, влиятельного сановника, покровительствовавшего вице-губернатору. Однако и у губернатора с предводителем дворянства в Санкт-Петербурге имелось определённое влияние — началась настоящая война кляуз и доносов, зачастую совершенно нелепых, например Столыпин писал министру, «<…>что вице-губернаторша, страстная любительница собачек, погребает их по христианскому обряду в гробиках.»[13]. В конечном итоге, после того, как в декабре 1842 года Столыпин был вновь переизбран губернским предводителем дворянства, государь не утвердил его кандидатуру и запретил, как «откупщику», впредь баллотироваться на эту должность. Такого удара по репутации он не вынес и уехал за границу, а позже поселился в Москве:

«…Удаление его произвело неприятное впечатление на общество<…> потеря такого предводителя составляла ощутительную утрату для города и его общественной жизни»

[13]

В следующем 1843 году Оде-де-Сион, уступая давлению саратовского общества, оставил пост вице-губернатора и вернулся со всем семейством в Санкт-Петербург[13][К 2].

Поздние годы, смертьПравить

В 1845 году, после смерти сестры Е. А. Арсеньевой, унаследовал имение Тарханы, где прошло детство её внука М. Ю. Лермонтова. Афанасий Алексеевич вместе с Елизаветой Алексеевной были опекунами поэта, который особенно любил Столыпина и называл его «дядюшкой»[14]. По мнению Ираклия Андроникова, исследователя творчества Лермонтова, именно к нему обращены строки знаменитого стихотворения «Бородино»: «Скажи-ка, дядя…»[4]. Хотя он и не жил в Тарханах, содержал усадьбу через надёжного управляющего в безупречном порядке. Так же поступали и его наследники, благодаря чему, позднее здесь, в оригинальных интерьерах, удалось создать музей, посвящённый поэту.

В Москве Столыпин жил в собственном большом доме в переулке против Колымажного двора, где часто устраивал балы, обеды и вечера. По отзыву современника, он был простой настоящий русский хлебосольный и гостеприимный барин, который жил открыто и весело[15].

В конце жизни Афанасий Алексеевич всё же вернулся в Саратов, где и умер 14 августа 1864 год в возрасте 75 лет. Отпевание покойного состоялось 16 августа в кафедральном Александро-Невском соборе, в тот же день он был погребен на кладбище Спасо-Преображенского мужского монастыря. Неформальный титул «старшего в роду» (фр. l’ancien de la famille) перешёл, по общему признанию, к А. И. Философову, ставшему к тому времени генералом от артиллерии. В его обширном архиве сохранились и были позднее опубликованы многие подробности жизни Афанасия Алексеевича Столыпина, Михаила Юрьевича Лермонтова и других лиц[11].

ОценкиПравить

Поручики Жиркевич и Столыпин действовали отлично своими орудиями по неприятельским кавалерии и батареям, коих пальбу заставили прерывать

М. И. Голенищев-Кутузов

<…>Столыпин, тип и последний, вероятно, остаток прежнего необразованного, грубого бретера-дворянина русского, но, впрочем, не злой и очень смышлёный человек<…>"

[13]

Был он уже человек пожилой, высокого роста, весьма тучный, с некрасивым лицом и огромным носом, почти касавшимся подбородка. Особыми приметами его были: на лице несколько бородавок почтенного размера и таких же размеров ум, доброта и радушие. Вообще в Москве все любили почтенное семейство Столыпина, и немало лиц добивались быть приглашенными к ним на вечера, считавшимися в свое время средоточием самого избранного общества.

[15]

НаградыПравить

ПамятьПравить

На том месте при Бородине, где сражался Афанасий Алексеевич и его товарищи, поставлены памятники 2-й конной батарее Лейб-гвардии артиллерийской бригады — высокая массивная колонна с ядрами на пьедестале и тёмно-розовый обелиск со стволами орудий по углам постамента.

СемьяПравить

 
Наталья Афанасьевна (1865)

С 12 января 1830 женат на Марии Александровне, урождённой Устиновой (1812—1876), внучке богатейшего саратовского купца и винного откупщика М. А. Устинова. Их венчание состоялось Сергиевской церкви в Саратове. По отзыву современников, Мария Александровна была очень красива в молодости [15] и сохраняла свежесть позднее[16]. Доброта и прекрасные душевные качества сочетались в ней с крайней наивностью, что служило в обществе предметом шуток и анекдотов[17]. Скончалась в Москве и была похоронена на кладбище Новодевичьего монастыря (могила не сохранилась). Дети:

  • Мария (1832—1901) — считалась одной из первых московских красавиц, с 1851 года супруга князя В. А. Щербатова[17].
  • Наталья (1834—1905) — внешне была очень похожа на отца. С 1862 года супруга В. А. Шереметева; благотворительница и общественный деятель; кавалерственная дама ордена Святой Екатерины (меньшого креста)[18].
  • Алексей (1838—1908) — гвардейский офицер, проживал в Петербурге; наследник имений в Лесной Нееловке и Tapxaнах. Впоследствии сошёл с ума, совершил убийство и в дальнейшем находился на излечении в Швейцарии[17]. По причине болезни его имения опекал двоюродный брат Д. А. Столыпин.

КомментарииПравить

  1. Так указывает большинство источников[1]. Там, где указан 1783 год, вероятна ошибка[2].
  2. Следует отметить, что в 1844 году, вскоре после отъезда из Саратова вице-губернатора Оде-де-Сиона с семейством, его сын Александр женился на Анне Васильевне, любимой племяннице упомянутого выше генерал-адъютанта А. И. Философова, который оказывал большую поддержку и участие молодой семье и был крестником их детей. Повлияло ли это обстоятельство каким-либо образом на былую вражду Столыпина с Оде-де-Сионами неизвестно. Тем не менее, правнучка бывшего вице-губернатора Карла Карловича — Анна Васильевна Оде-де-Сион (1870—1951), осиротев подростком, стала воспитанницей фрейлины Ольги Алексеевны (1843—до 1911), дочери генерала Философова и внучатой племянницы Афанасия Алексеевича, а после увольнения последней от придворной службы проживала с ней до своего замужества в пензенском родовом доме Столыпиных.

ПримечанияПравить

  1. Биографии кавалергардов, 1901, с. 365.
  2. Шилов.
  3. Адрес-календарь, 1842, с. 134.
  4. 1 2 Андроников, 1964.
  5. Сидоровнин, 2002, с. 73.
  6. Подмазо.
  7. Жиркевич, 2009, Прим. № 137, с. 36.
  8. Адрес-календарь, 1829, Примечание к главе «XXVI. Саратовская».
  9. Адрес-календарь, 1830, с. 193 и примечание к главе «XXVI. Саратовская».
  10. Адрес-календарь, 1834, с. 204 и примечание к главе «XXVI. Саратовская».
  11. 1 2 Михайлова, 1948.
  12. 1 2 Фадеев, 1897, с. 175—176.
  13. 1 2 3 4 Полторацкий, 1892, с. 478—480.
  14. Михайлова, 1948, с. 666.
  15. 1 2 3 Загоскин, 1900, с. 509.
  16. Бутурлин, 2006, с. 37.
  17. 1 2 3 Чичерин, 1929, с. 101.
  18. Алексеева, 2001.

ИсточникиПравить

КнигиПравить

СтатьиПравить

СсылкиПравить