Тезис о превентивной войне Германии против СССР

Согласно теории о превентивном нападении нацистской Германии на СССР, Германия совершила нападение на СССР в 1941 году для того, чтобы обезопасить себя от потенциальной угрозы со стороны Советского Союза[1][2].

Утверждение о превентивном характере агрессии Германии активно использовалось в пропаганде имперского министерства пропаганды нацистской Германии. Многие историки также считают, что сам Гитлер, как и многие высокопоставленные германские военные, искренне верил в возможность советского нападения. Тезис получил новый импульс развития с начала 1990-х годов после публикации книги Виктора Суворова «Ледокол», причисляемой критиками к жанру фолк-хистори[3][4][5]. Суворов утверждал, что угроза нападения СССР на Германию была не потенциальной, а вполне реальной, и даже предложил название для этой операции — «Гроза». Существование плана операции с таким названием не является исторически подтверждённым.

В нацистской ГерманииПравить

Сразу после начала войны нацистская пропаганда стала распространять информацию о том, что вторжение является «превентивной акцией»[6]. Отдельные высокопоставленные деятели нацистской Германии (в том числе Адольф Гитлер) не оставляли этой идеи и в дальнейшем, что следует в частности, из воспоминаний фельдмаршала Вермахта Эриха фон Манштейна[7]. Немецкие периодические издания на оккупированной территории СССР в годы Великой Отечественной войны утверждали, что в развязывании войны повинна не гитлеровская Германия, а СССР[8].

Современный контекстПравить

Авторы теории подтверждают свои построения завесой официальной цензуры, по их мнению встречающейся всем, кто неофициально исследует события, так или иначе связанные с советской историей Второй мировой войны:

…если официальная история не содержит данных о количестве танков, самолётов и боеприпасов в Красной Армии, если в ней нет данных о количестве военных округов, армий и корпусов, значит, эта версия войны вообще версией не является.

Виктор Суворов, «Самоубийство. Зачем Гитлер напал на Советский Союз?», 2000, с. 30 [9]

Жалобы на недоступность большого числа документов этого периода высказываются публицистами, например, Марком Солониным, до сих пор.

Исторический контекстПравить

Тезис о превентивном нападении Германии употреблялся во время холодной войны, однако не разделялся большинством историков[10]. Официально Советское руководство отрицало даже подлинность такого документа, как Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Подлинность речи Сталина на приёме в честь выпускников военных академий 5 мая 1941 года оспаривается до сих пор[11].

По мнению О. В. Вишлёва, существуют три записи речи Сталина. Генерал Н. Г. Лященко утверждал, что располагает еще одной:

Сталин подошёл к трибуне. Лицо суровое, жестокое. Говорил минут сорок. Обрисовал международную обстановку, сказал о договоре 1939 года, о том, что СССР осуждает агрессивные действия Германии и прекратил поставки туда стратегического сырья и хлеба. Но, как мы узнали позже, это заявление оказалось неправдой, и в последней декаде мая вагоны с хлебом и металлом ещё шли в Германию. Затем Сталин сказал, что война с Гитлером неизбежна, и если В. М. Молотов и аппарат Наркомата иностранных дел сумеют оттянуть начало войны на два-три месяца — это наше счастье. «Поезжайте в войска, — закончил свою речь Сталин, — принимайте все меры к повышению их боеготовности». Уже после войны у меня появился текст этой речи Сталина, мне прислали его из Института военной истории, но, увы, ни о прекращении стратегических поставок в Германию, ни о войне там нет ни слова. Думаю, над ней кое-кто изрядно поработал[12].

Оспаривается также Речь Сталина 19 августа 1939 года на секретном заседании Политбюро ЦК ВКП(б)[13]. Д. А. Волкогонов нашёл в архивах только Постановление Политбюро от 19 августа об отсрочке мобилизации железнодорожников. Опубликованная «речь Сталина 19 августа» является переводом с французского, видимо, речь была опубликована во французской печати в ноябре 1939 года. При этом, однако, её автор показывает незнание содержания Секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Анекдотичным выглядит то, что Сталин переходит на латынь, это его знаменитое в начале речи: «modus vivendi». Это крайне маловероятно. Как известно, хотя в Тифлисской духовной семинарии и преподавали французский и немецкий языки, Сталин их не знал. Ещё одним из ляпов «Речи Сталина» является то, что по ней Германия уступала СССР всю Восточную Европу:

Германия предоставляет нам полную свободу действий в Прибалтийских странах и не возражает по поводу возвращения Бессарабии СССР. Она готова уступить нам в качестве зоны влияния Румынию, Болгарию и Венгрию[14].

На деле в Секретных протоколах шёл долгий торг за Литву, Сталину пришлось выкупать литовскую территорию и отдать часть Польши Гитлеру:

1) Правительство Германии отказывается от своих притязаний на часть территории Литвы, указанную в Секретном Дополнительном Протоколе от 28 сентября 1939 г. и обозначенную на приложенной к этому Протоколу карте;

2) Правительство Союза ССР соглашается компенсировать Правительству Германии за территорию, указанную в пункте 1 настоящего Протокола, уплатой Германии 7 500 000 золотых долларов, равной 31 миллиону 500 тысяч германских марок[15].

В целом новая западная государственная граница СССР соответствовала границе Российской империи (за исключением Польши), а также линии Керзона. Румынию, Болгарию и Венгрию Гитлер Сталину не собирался отдавать. 25 ноября 1940 г. советское правительство представило Гитлеру условия, на которых возможно вступление СССР в тройственный союз. Одним из важных условий было установление советского протектората над Болгарией. Германия на этот меморандум так и не ответила[16].

Тайная мобилизацияПравить

В мае 1941 года в Красную армию было тайно мобилизовано около 800 тыс. дополнительных резервистов (так называемые «Большие учебные сборы» 1941 года).

По мнению Виктора Суворова 13 июня 1941 года является «точкой невозврата», то есть после этой даты СССР не мог не вступить в войну с Германией в ближайшие недели. В этот и последующие дни в штабы армий было направлено множество директив с приказом приступить к тайному (по ночам) выдвижению непосредственно к западным государственным границам. Из открытых источников известно, что для воинских грузов в тот момент было задействовано около 47 тыс. железнодорожных вагонов. Переброска войск почти полностью парализовала работу многих железнодорожных узлов. По оценке Виктора Суворова, итоговая масса войск, сосредоточенных на западной границе СССР в результате переброски была бы такой, что угрожала бы коллапсом экономики.

Одновременно с этим 12-14 июня 1941 года в соответствии с Постановлением ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 16 мая 1941 года «О мероприятиях по очистке Литовской, Латвийской и Эстонской ССР от антисоветского, уголовного и социально опасного элемента» с западных приграничных территорий страны власти СССР осуществили серию депортаций, в результате которой вглубь страны было отправлено около 65 тысяч человек. По мнению Михаила Мельтюхова[17] и Виктора Суворова, эта депортация была также подготовкой к нападению на Германию.

К. Симонов вспоминает:

Двадцать первого июня меня вызвали в Радиокомитет и предложили написать две антифашистские песни. Так я почувствовал, что война, которую мы, в сущности все ждали, очень близка.[18]

Планы удара по ГерманииПравить

В качестве «плана удара по Германии» обозначается документ под названием «Записка наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии Председателю СНК СССР И. В. Сталину с соображениями к плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками», где, в частности, планируется следующее:

Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить — разгром главных сил немецкой армии, развёртываемых южнее линии Брест — Демблин и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Кройцбург, Оппельн, Оломоуц. Последующей стратегической целью иметь: наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить крупные силы Центра и Северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии.

Между тем, указанный документ в первом своём предложении констатирует возможность внезапного нападения Германии на СССР с точки зрения развёртывания вермахта у советских границ и предлагает некоторые мероприятия по срыву этого развёртывания. Не предполагается вторжение на территорию собственно Германии.

В качестве косвенных доказательств также приводят 3 немецких пропагандистских документа: обращение Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза 22 июня 1941 года, телеграмму министра иностранных дел Германии И. фон Риббентропа послу в СССР Ф. Шуленбургу 21 июня 1941 года и ноту МИД Германии от 21 июня 1941 года.

22 июня, в 4 часа утра, посол Германии в СССР Ф. Шуленбург вручил В. М. Молотову, Народному комиссару иностранных дел СССР, Ноту немецкого МИД от 21 июня 1941 года, содержание её сводилось к тому, что советское правительство проводило подрывную политику в Германии и в оккупированных ею странах, проводило внешнюю политику, направленную против Германии, и «сосредоточило на германской границе все свои войска в полной боевой готовности». Нота заканчивалась словами:

…Ненависть большевистской Москвы к национал-социализму оказалась сильнее политического разума. Большевизм — смертельный враг национал-социализма. Большевистская Москва готова нанести удар в спину национал-социалистической Германии, ведущей борьбу за существование.

Правительство Германии не может безучастно относиться к серьёзной угрозе на восточной границе.

Поэтому фюрер отдал приказ германским вооружённым силам всеми силами и средствами отвести эту угрозу. Немецкий народ осознаёт, что в предстоящей борьбе он призван не только защищать Родину, но и спасти мировую цивилизацию от смертельной опасности большевизма и расчистить дорогу к подлинному расцвету в Европе.

Обращение Адольфа Гитлера к германскому народу 22/06/1941:

Национал-социалисты, в это время, вы, возможно, чувствовали, что этот шаг был горек и вынужден для меня. Никогда германский народ не вынашивал в себе враждебных чувств по отношению к народам России! Однако уже более 10 лет еврейские большевики пускались в непрерывные провокации поджечь не только Германию, но и всю Европу. В то время как, никогда германские националисты не пытались перекинуть своё мировоззрение на Россию, еврейские большевики из Москвы, наоборот, только что и делали, что пытались подмять под себя не только нас, но и другие европейские народы; и не только идеологически, но и грубой военной силой.

Выдвигающиеся теории о планах СССР первым нанести удар построены, как правило, на косвенных доказательствах и логических умозаключениях, а также на вышеописанном документе «Соображения к плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками», написанном рукой Василевского. При этом игнорируется преамбула документа — Василевский прямо рассматривает в качестве исходника ситуацию подготовки Германии к агрессии против СССР и предлагает лишь план срыва развёртывания немецких войск.

Сторонники и критикиПравить

СторонникиПравить

Сторонником тезиса в Германии является Иоахим Хоффман[19], Вернер Мазер (нем. Werner Maser), Вальтер Пост  (нем.) (нем. Walter Post) и Штефан Шайл  (нем.) (нем. Stefan Scheil), в Австрии — Хайнц Магенхаймер  (нем.) (нем. Heinz Magenheimer) и Эрнст Топич  (нем.) (нем. Ernst Topitsch)[20], в Великобритании — В. Резун (литературный псевдоним — Виктор Суворов; детали концепций этого автора и их критика освещены в статье «Концепция Виктора Суворова»). Концепцию Суворова поддерживает бывший ст. научный сотрудник Института истории СО РАН И. В. Павлова, эта тема отражена в её диссертации на степень доктора исторических наук. По её мнению, «в книге [Суворова] имеется немало ошибок, но в целом его концепция представляется правильной»[21].

Также тезис о том, что Германия нанесла превентивный удар, в России поддерживают историки В. А. Невежин, К. М. Александров и другие.

Существуют и мнения немецких военных — очевидцев событий. К примеру, немецкий генерал Курт фон Типпельскирх в капитальном труде по Второй мировой войне также отмечал, что «Советский Союз в скором будущем будет сам стремиться к вооруженному конфликту с Германией, что представлялось в высшей степени невероятным по политическим и военным соображениям»[22].

КритикиПравить

В Германии — Бьянка Питров-Эннкер  (нем.) (нем. Bianka Pietrow-Ennker) (Констанцский университет)[23], Герд Юбершер  (нем.) (нем. Gerd R. Ueberschär)[10] и Вольфрам Ветте  (нем.) (Wolfram Wette) [уточнить], оба сотрудники военного института исторических исследований. На международной арене — Габриэль Городецкий (Gabriel Gorodetsky) и Дэвид Гланц (англ. David M. Glantz). В России — Рой Медведев[24], Ю. Н. Жуков[25], Г. А. Куманёв[26], О. В. Вишлёв[27][28][29] и др.

СССР готовился к превентивной войнеПравить

Основной документ, говорящий об этом – «Записка наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной армии Председателю СНК СССР И. В. Сталину с соображениями по плану стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками».

Сам документ не имеет даты, приложенные карты датированы 15.05.41. «Записка» подписана народным комиссаром обороны Тимошенко и начальником Генерального штаба Жуковым. На карте направлений ударов Красной армии стоит подпись генерала Василевского.

«Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развернутыми тылами, она имеет возможность предупредить нас в развертывании и нанести внезапный удар. Чтобы предотвратить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий Германскому командованию, упредить противника в развертывании и атаковать германскую армию…

Для того, чтобы обеспечить выполнение изложенного выше замысла, необходимо заблаговременно провести следующие мероприятия, без которых невозможно нанесение внезапного удара по противнику как с воздуха, так и на земле:

1. Произвести скрытое отмобилизование войск под видом учебных сборов запаса;

2. Под видом выхода в лагеря произвести скрытое сосредоточение войск ближе к западной границе, в первую очередь сосредоточить все армии резерва Главного Командования;

3. Скрыто сосредоточить авиацию на полевые аэродромы из отдалённых округов и теперь же начать развертывать авиационный тыл;

4. Постепенно, под видом учебных сборов и тыловых учений, развёртывать тыл и госпитальную базу.»

(документ хранится в ЦА МО РФ. Ф. 16. Оп. 2951. Д. 237. Лл. 1(с об)-15)

Ещё за месяц до окончательного оформления «Записки с соображениями», командующие войсками всех военных округов СССР получили персональные директивы наркома обороны и начальника генерального штаба с планами ударов по Европе в случае начала войны. Эти директивы можно было бы считать оборонительными, если бы не присутствующий в каждой из них пункт: «Первый перелёт или переход государственной границы допускается только с особого разрешения Главного командования. План вводится в действие при получении шифрованной телеграммы за моей и начальника Генерального штаба КА подписями следующего содержания: „Приступить к выполнению“.» Например, войскам Западного Особого военного округа по плану предписывалось: «Мощными ударами по железнодорожным узлам Кёнигсберг, Мариенбург, Алленштейн, Торн, Калиш, Лодзь и Варшава, нарушить и задержать сосредоточение немецких войск.» (ЦА МО РФ. Ф. 16. Оп. 2951. Д. 237. Лл. 48-64).

Тема подготовки к затяжной кровопролитной войне была поднята в феврале 1941 года. Именно тогда (не позднее 12 февраля) в Политбюро ЦК ВКП(б) была направлена Записка НКО СССР и Генштаба Красной армии, в которой рассчитывалась потребность армии в живой силе и предметах вооружения. Война, судя по всему, планировалась многолетняя, так как первая же таблица, находящаяся в этой записке озаглавлена: «Ориентировочная потребность первого года войны». В этом документе, составленном Тимошенко и Жуковым, читаем: «Потребность на покрытие предположительных потерь на год войны… Рассчитана с учётом, что из общего количества потерь, 25 % будет падать на убитых и пропавших без вести… К штатной численности военного времени это составит 3 805 461 человек. Покрытие этой потребности будет производиться остатками ресурсов поднимаемых возрастов через запасные части.» (ЦА МО РФ. Ф. 15. Оп. 2154. Д. 4. Л. 26). То есть, при планируемых общих потерях в 3 805 461 человек, Жуков и Тимошенко рассчитывают на 951 365 убитых за первый год войны (25 % по тексту Записки), что более потерь на фронтах Первой Мировой войны.

И Германия, и СССР готовились к самостоятельным нападениямПравить

Как считает доктор исторических наук, старший научный сотрудник ВНИИ документоведения и архивного дела М. И. Мельтюхов, «в результате сторонник тезиса о „превентивной войне“ Германии против СССР <Суворов> попадает в глупое положение, пытаясь доказать, что Гитлер решил сорвать советское нападение, о подготовке которого он на деле ничего не знал. Собственно, на этом спор относительно лживой версии о „превентивной войне“ Германии против Советского Союза можно считать законченным».[30]

М. И. Мельтюхов считает, что СССР после 15 июня 1941 года форсированно готовился к нападению на Германию,[31] но одновременно отвергает версию «о превентивной войне» Гитлера. По его мнению,

…Разгром Германии и советизация Европы позволяли Москве использовать её научно-технический потенциал, открывали дорогу к «справедливому социальному переустройству» европейских колоний в Азии и Африке. Созданный в рамках Старого света социалистический лагерь контролировал бы большую часть ресурсов Земли. Соответственно даже если бы Новый свет и не был захвачен, он, скорее всего, вряд ли смог бы значительно превзойти Старый по уровню жизни. В результате там сохранялось бы значительное количество недовольных, с надеждой смотревших на помощь из-за океана. В случае же полного охвата Земли социалистической системой была бы полностью реализована сформулированная в либеральной европейской традиции задача создания единого государства Человечества. Это, в свою очередь, позволяло создать достаточно стабильную социальную систему и давало бы большие возможности для развития.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Bernd Wegner: Präventivkrieg 1941? Zur Kontroverse um eine militärhistorisches Scheinproblem. In: Jürgen Elvert, Susanne Krauß (Hg.): Historische Debatten und Kontroversen im 19. und 20. Jahrhundert. Franz Steiner Verlag, Wiesbaden 2003. S. 219.
  2. Verfassungsschutzbericht 2001 [1] Архивная копия от 29 февраля 2008 на Wayback Machine Verfassungsschutzbericht 2001., S. 120
  3. Балод А. Восемь ножей в спину науке, которая называется «история» — «Сетевая Словесность», 23 ноября 2005 года.
  4. Мясников В. Историческая беллетристика: спрос и предложение // Новый мир. — 2002. — № 4.
  5. Петров А. Е. Перевернутая история. Лженаучные модели прошлого. // Новая и новейшая история. — 2004. — № 3.
  6. Barton Whaley, Codeword Barbarossa Cambridge, Massachusetts 1974, S. 174.
  7. Эрих фон Манштейн. Утерянные победы. Воспоминания фельдмаршала. — М.: АСТ, 2007. — c. 183 (Manstein E. von. Verlorene Siege. — Bonn, 1955)[2] Архивная копия от 26 июля 2009 на Wayback Machine Издание 1999 г.[3]
  8. Книга «История отечественной журналистики (1917—2000)», ISBN 5-89349-369-9; 2012 г., Иван Кузнецов: «На временно оккупированной территории фашисты издавали десятки газет, со страниц которых утверждалось, что в развязывании небывалой в истории человечества войны повинна не гитлеровская Германия, а Советское государство».
  9. Виктор Суворов Самоубийство. Зачем Гитлер напал на Советский Союз? // Отечественная история, 2000, с. 30.
  10. 1 2 Юбершер Г. 22 июня 1941 г. в современной историографии ФРГ. К вопросу о «превентивной войне». Архивная копия от 28 июля 2009 на Wayback Machine // Новая и новейшая история, 1999, № 6, с. 59-67. (Siehe z.B. Gerd R. Ueberschär, Lev A. Bezymenskij (Hrsg.) Der deutsche Angriff auf die Sowjetunion 1941. Die Kontroverse um die Präventivkriegsthese. — Besprechung: von Joachim Hösler in: Jahrbücher für Geschichte Osteuropas Bd. 47 (1999) 602—603)
  11. Ю.Веремеев. Красная армия и Вторая мировая война. 1.РЦХИДНИ. Фонд 558, опись 1, дело 3808, листы 1-12;[4]
  12. Лященко Н. Г. «С огнём и кровью пополам…» // Военно-исторический журнал. 1995. № 2.
  13. С. З. Случ. РЕЧЬ СТАЛИНА, КОТОРОЙ НЕ БЫЛО. Отечественная история, № 1, 2004 г. [5]
  14. Бушуева Т. …Проклиная, попробуйте понять. //Новый мир 1994 № 12 http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1994/12/knoboz03.html
  15. [Секретный протокол № 7. От 10 января 1941 г. http://www.agitclub.ru/spezhran/spezprotokol.htm]
  16. 3. Ухудшение советско-германских отношений//Николя Верт История Советского государства. 1900—1991
  17. Мельтюхов М. И. Начальный период войны в документах военной контрразведки (22 июня — 9 июля 1941 г.)//«Трагедия 1941-го года. Причины катастрофы», — Москва, Эксмо, 2008
  18. Симонов К. Сто суток войны. — Смоленск, Русич, 1999. — ISBN 5-88590-990-3 — с. 5
  19. Отечественная история, 1993, № 4. Хоффман И. Подготовка Советского Союза к наступательной войне. 1941 год. [6] Архивная копия от 26 июля 2011 на Wayback Machine
  20. E. Topitsch, Stalins Krieg. Die sowjetische Langzeitstrategie gegen den Westen als rationale Machtpolitik, Muenchen, 1985, перевод на английский язык: Stalin’s War: A Radical New Theory of the Origins of the Second World War, New York, 1987.
  21. Н. В. ГЛАДКИХ. Защита Павловой: субъективные заметки об одной исторической защите, всероссийский экономический журнал «ЭКО» (№ 1, 2003 г.). Дата обращения 5 мая 2011.
  22. Типпельскирх К. История Второй мировой войны. — М.: АСТ, 2003. — С. 239
  23. Пиетров-Энкер Б.  (нем.) «Германия в июне 1941 г. — жертва советской агрессии? О разногласиях по поводу тезиса о превентивной войне» // Вторая мировая война. Дискуссии. Основные тенденции. Результаты исследований: Пер. с нем. — М.: Весь Мир", 1997.
  24. Медведев Р. А. Сталин в первые дни Великой Отечественной войны
  25. Жуков Ю. Н. Не надо вешать всех собак на Сталина
  26. Куманёв Г. А. Советско-германский пакт о ненападении и его последствия Архивная копия от 14 июля 2012 на Wayback Machine
  27. Вишлёв О. В. Почему медлил И. В. Сталин в 1941 г.? (Из германских архивов) // Новая и новейшая история, 1992, № 1, с. 86-100; № 2, с. 70-96.http://zhistory.org.ua/nnh922v2.htm Архивная копия от 20 марта 2019 на Wayback Machine
  28. Вишлёв О. В. Накануне 22 июня 1941 года. Документальные очерки. — М.: Наука, 2001. 230с. — ISBN 5-02-008725-4
  29. Wischljow Oleg W. Zu militärischen Absichten und Plänen der UdSSR im Sommer 1941 // «Wir sind die Herren dieses Landes». Ursachen, Verlauf und Folgen des deutschen Überfalls auf die Sowjetunion. Hamburg: VSA-Verlag, 2002, S. 44-54. — ISBN 3-87975-876-X
  30. Мельтюхов, Михаил Иванович. Главная ложь Виктора Суворова. В сборнике «Неправда Виктора Суворова-2» — Яуза, Эксмо, 2008. — ISBN 978-5-699-26288-5
  31. Мельтюхов М. И. Советское военное планирование в 1940—1941 гг // Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941 : (Документы, факты, суждения). — М.: Вече, 2000. — 605 с. — (Военные тайны XX в.). — ISBN 5-7838-0590-4.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить

О «Плане Жукова»

Противники тезисаПравить