Торговцы смертью (фильм)

«Торговцы смертью», «Пока есть война, есть надежда» (итал. Finché c'è guerra c'è speranza) — итальянский фильм 1974 года. Соединяет элементы трагикомедии, политического боевика и социальной драмы. Режиссёр — Альберто Сорди, он же один из авторов сценария и исполнитель главной роли.

Торговцы смертью
Пока есть война, есть надежда
итал. Finché c'è guerra c'è speranza
Постер фильма
Жанр социальная драма, триллер
Режиссёр Альберто Сорди
Автор
сценария
Альберто Сорди, Леонардо Бенвенути, Пьеро де Бернарди
В главных
ролях
Альберто Сорди
Сильвия Монти
Сами Бахари
Эдоардо Файета
Оператор
Композитор Пьеро Пиччони
Длительность 117 мин.
Страна Италия
Язык итальянский
Год 1974
IMDb ID 0071500

СюжетПравить

Комизм главного персонажаПравить

Миланский коммивояжёр Пьетро Кьокка торговал водяными насосами. Но однажды случайно реализовал партию пулемётов, заработал вдвое больше и переключился на торговлю оружием. Он занимается сбытом стрелкового оружия в страны Африки. Покупателями выступают коррумпированные диктаторские режимы.

В деятельности Кьокки есть элемент мошенничества. Свой товар он выдаёт за современный и высококачественный, тогда как в действительности его оружие — устаревшее и ненадёжное, иногда поднятое с морского дна десятилетия спустя. Характерен диалог Кьокки с немецким наёмником (речь идёт об автоматах и пулемётах, которые фирма продаёт правительству одного из государств Франсафрики): «Вы должны знать это оружие. — Конечно. С таким мы проиграли в сорок пятом».

Сообщество торговцев оружием в коммерческом мире изолировано и презираемо как «торговцы смертью». Случайно встреченный коммивояжёр, занимающийся торговлей металлическим оборудованием гражданского назначения, не подаёт Кьокке руки: «Какой я тебе коллега?! Убирайся!» Но Кьокка — человек лёгкого добродушного характера. Он ни на кого не обижается, а о социальном смысле своей деятельности никогда не задумывается. Ему часто приходится совершать крайне аморальные поступки — обманывать престарелого африканского президента, подкупать негодяев-министров, расправляющихся со своим народом, «подставлять» конкурентов, наконец, предавать хозяина. Ко всему этому он относится с подкупающей наивностью — «как же иначе?» — и совершает словно походя. При этом как коммерсант он несомненно является профессионалом высокого уровня.

У Кьокки большая семья — жена, трое детей, свекровь, дядя. Всё, что он делает, имеет целью семейное благополучие, этим для него оправдана любая подлость. Но его искренняя любовь к близким, похоже, безответна: жена Сильвия предпочитает светские вечера вместо встречи с мужем, дети, ведущие жизнь молодёжной богемы, отца вообще игнорируют. Отношение к Пьетро сугубо потребительское, в нём видят только источник финансирования. Потребности при этом постоянно растут.

Сильвия желает сменить комфортабельную квартиру в Милане на роскошную загородную виллу. Таких денег у Пьетро нет. Назревает скандал. И тогда Пьетро совершает коммерческую аферу на аукционе, фактически обкрадывает владельца фирмы и переходит на работу в более крупную компанию на гораздо более высокие заработки. Теперь он сбывает уже не устаревшее стрелковое, а современное тяжёлое вооружение.

Развитие действия в боевикеПравить

Покупателем боевых самолётов становится португальская администрация, ведущая колониальную войну в Африке (страна не названа, но по ряду признаков — Мозамбик или Гвинея-Бисау). Возникает торг, договориться с генералом Гутьеррешем о продажной цене цене оказывается трудно. Кьокка старается действовать обычными методами коммерческого подкупа, но попадает в более жёсткую ситуацию. Ему приходится участвовать в боевом вылете, самолёт бомбит джунгли. Кьокку ужасает жестокость португальского пилота Рабаля, который для проверки оружия сбрасывает бомбы на людей. Кьокка даже дарит Рабалю золотую вещь, чтобы прекратить эксперимент и не участвовать в убийсте. Всё это наносит ему серьёзный психологический удар, вынуждает впервые задуматься.

С Кьоккой выходит на контакт журналист Corriere della Sera Зини. Он придерживается левых политических взглядов, симпатизирует антиколониальному повстанческому движению. Он предлагает Кьокке продать оружие повстанцам. Кьокка безразличен к характеру войны и к обеим её сторонам, но заинтересован коммерческим предложением. Вместе с Зини он отправляется в повстанческий лагерь. По дороге у них завязывается разговор, в котором ещё раз обнажается цинизм «торговца смертью».

Кьокка и Зини стараются соблюдать конспирацию, но это не удаётся. Приставленная для слежки проститутка Дада устанавливает аппаратуру и тут же информирует об отъезде клиента. Маршрут и конечная цель становятся известны генералу Гутьеррешу.

Зини доставляет Кьокку в партизанский отряд и уезжает. Кьокка предлагает Зини комиссионные, но журналист презрительно отказывается.

Короткое пребывание Кьокки у африканских повстанцев — важная часть фильма. Беспринципный коммерсант, озабоченный исключительно денежной выгодой, сталкивается с людьми совершенно других жизненных ценностей («Переезжай в Италию, будешь работать у меня горничной за большие деньги. — Нет, я нужна здесь»). Кьокка видит тяжелораненого партизана («Самолёт во время тренировочного полёта сбросил бомбы. Один из тех самолётов, что купил генерал Гутьерреш»). Он ощущает смутную симпатию, непонятную ему самому, и недовольство собой.

Повстанческий командир, он же врач, сделав операцию раненому, приглашает Кьокку на разговор. Кьокка думает, будто политические темы, поднятые собеседником, направлены на сбивание цены. Однако разговор не затягивается — португальская авиация начинает бомбардировку. Впервые Кьокка своими глазами видит огонь, кровь и смерть.

Психологическая драма финалаПравить

Подавленный Пьетро возвращается домой, на виллу. Соседи его демонстративно чураются, семья не встречает. Все собрались в холле. Сильвия молча указывает на номер Corriere della Sera со статьёй «Кобра среди своих жертв. Встреча с торговцем смертью». Выясняется, что жену и детей Кьокки жёстко бойкотируют. Домашние во всём обвиняют Пьетро, только его дядя берёт сторону племянника: «Расплакались в роскошной вилле!.. Да об этой газете забудут через неделю!»

Жена, дети, свекровь ультимативно требуют от Кьокки сменить работу, прекратить торговлю смертью. Именно эта сцена — кульминация фильма. Игра Альберто Сорди производит сильное впечатление: его персонаж на глазах превращается из комического в трагический. Меняется манера речи, выражение лица обретает черты драматизма. Пьетро Кьокка сам обличает своих обличителей: «Хорошо, я буду снова продавать водяные насосы. Товар мирный и полезный обществу. Но запомните: жизни к которой вы привыкли, у вас больше не будет. Виллы, бриллианты, прочее дерьмо стоит дорого». В конце он говорит: если хотите, чтобы я снова продавал насосы, не будите меня. Если хотите жить, как прежде — разбудите в половину четвёртого.

В спальню заходит служанка и будит Пьетро. «Сколько времени? — Четверть четвёртого». Кьокка видит Сильвию в привычном окружении, веселящихся с приятелями детей… Последний кадр: самолёт вылетает в Африку.

В роляхПравить

Показ в СССРПравить

В СССР фильм демонстрировался во второй половины 1970-х годов под названием «Торговцы смертью». Левоориентированная концепция Сорди была подана в ещё более идеологизированном варианте:

Оригинальное итальянское название отличалось язвительной иронией, более соответствующей жанру фильма Альберто Сорди, который выступил как соавтор сценария, режиссёр и исполнитель главной роли, а вот советский прокатный вариант «Торговцы смертью» точно клеймил позором, обобщая трагикомическую ситуацию в открыто политическом плане[1].

Критика отмечала чрезмерное морализаторство картины, а также отсутствие у Альберто Сорди партнёра адекватного уровня.

ПримечанияПравить

СсылкиПравить