Открыть главное меню

А́нна Ива́новна Трояно́вская (1885, Москва, Российская империя — 1977) — российская и советская художница, певица, педагог. Известна своим покровительством пианисту Святославу Рихтеру.

Анна Трояновская
Анна Ивановна Трояновская
Дата рождения 1885(1885)
Место рождения Москва, Российская империя
Дата смерти 1977(1977)
Гражданство  Российская империя СССР
Род деятельности художница
Отец Иван Иванович Трояновский
Мать Анна Петровна Трояновская

Содержание

БиографияПравить

Происхождение и семьяПравить

Родители — из обедневших обрусевших дворянских семей шляхетского происхождения. Единственная дочь своих родителей, никогда не выходившая замуж и не имевшая детей.

БугрыПравить

Усадьба Бугры находится в Боровском районе Калужской области рядом с северо-западной окраиной города Обнинска, в районе современных Кончаловских гор.

В начале 1880-х годов Анна Обнинская, дочь Петра Наркизовича Обнинского вышла замуж за Ивана Ивановича Трояновского, в приданое ей достался хутор Бугры, ныне известный как «дача Кончаловского».

Усадьба Бугры включала в себя участки леса и лугов в холмистой местности. Усадебные строения находились на вершине холма среди соснового леса. Старый бревенчатый дом, одноэтажный с мезонином, сохранился до настоящего времени. С каждой стороны мезонин был украшен балконом, но с течением времени балконы разрушились. К дому примыкал хозяйственный двор с постройками, за ним был сад. А по склону холма перед фасадом дома был посажен парк.

Большим увлечением Трояновского было садоводство, в парке Бугров он посадил редкие породы деревьев, такие как пробковое дерево, маньчжурский орех или сибирский кедр, красный клен. В саду росли кусты сирени десятков сортов, площадка перед домом засаживалась цветами. В Буграх была построена оранжерея, где Трояновский собирал уникальные сорта орхидеи, занимался выведением новых сортов.

В 1897 году в Бугры приезжал Исаак Левитан (1860—1900). В Буграх Левитан провел около недели, он написал здесь несколько этюдов, на основе этих работ в Москве Левитан создал две картины с ночными пейзажами.

В августе 1907 года, в Буграх гостил художник и историк искусств Игорь Грабарь (1871—1960). «Выйдя утром в сад, — вспоминает Игорь Эммануилович, — я был восхищен видом массы флокс в утренней росе, сверкавшей на солнце всеми цветами радуги. Это было прекрасно… Я тотчас же побежал за красками и холстом и написал этюд».

Весной 1907 года в гости к Трояновскому приезжал Петр Петрович Кончаловский (1876—1956) с женой Ольгой Васильевной и детьми Мишей и Наташей. Кончаловские очень полюбили эти места, они часто приезжали сюда в последующие годы, а спустя 25 лет приобрели усадьбу Бугры у Анны Ивановны Трояновской.

Наталья Петровна Кончаловская вспоминает, как Иван Иванович Трояновский «собирал у себя в Буграх самых лучших, самых интересных людей… Можно себе представить, сколько юмора, сколько остроумия и какая непринужденность царила в Буграх, когда туда наезжали московские гости. Здесь пел Шаляпин, шумели за столом знаменитые актеры МХАТа — Москвин, Тарханов, Качалов. А сам Иван Иванович, невысокий, худой, с острыми чертами лица, поначалу пугал пронизывающим взглядом серых глаз и отрывистой речью, но был удивительно демократичен и добр».

Анна Трояновская и Николай МетнерПравить

Анна Трояновская и Святослав РихтерПравить

В 1978 году, через год после смерти Трояновской Святослав Рихтер кратко сформулировал, кем была для него Анна Трояновская:

Анна Ивановна Трояновская — моя большая приятельница, у которой я провёл очень много часов моей жизни, я у неё занимался, я у неё пробовал писать пастелью. Одарённая натура, художница — ученица Серова, Пастернака, Матисса, страстная поклонница Эль Греко, певица-любительница (в домашних концертах ей аккомпанировал Метнер и оставил ей рояль, на котором я и занимался). Истинная москвичка, приятельница дома Шаляпиных, Станиславских. Летала с Юмашевым на фронт, была дружна с Натальей Николаевной Волоховой, у которой я с ней и познакомился.[1]

Осенью 1941 года, после ареста и отправки в Свердловск как этнического немца учителя Рихтера Генриха Нейгауза (самого Рихтера, тоже как этнического немца, спасла от ареста случайность), Рихтер стал жить у родственников Нейгауза, а занимался на рояле в коммунальной квартире Анны Трояновской.

Своим покровительством Рихтеру Трояновская, старшая его на 30 лет, вызывала множество насмешек как в начале знакомства с ним, так и в конце своей жизни. Андрей Кончаловский, ребёнком видевший Трояновскую в Буграх, спустя несколько десятилетий вспоминал о ней:

У Городецкого жил молодой Рихтер, высокий, рыжий, загорелый. С ним часто приходила его сумасшедшая поклонница, боготворившая его, создававшая ему атмосферу творчества, — Анна Ивановна, дочь художника[2] Трояновского, у которого дед и купил дом в Буграх[3]. У неё были длинные юбки до пола, какие носили до революции. Дядя Миша, подмаргивая, говорил, что это затем, чтобы скрыть хвост, подозревая её в чертовщине.[4]

Семья и родственные связиПравить

Местонахождение произведенийПравить

ЦитатыПравить

Дмитрий Терехов, «Рихтер и его время» (2002):

 В открытках к Анне Ивановне Трояновской перед обращением всегда стояло <...> Что это такое? Это ритмическая фигура начала Фантазии Шуберта «Скиталец», начала любимейшего его сочинения. Он как-то сказал о «Скитальце»: «Для меня это, быть может, лучшее сочинение в мире».

Но почему именно Анне Ивановне Трояновской посылалось это та, та-та-та, та-та-та?

Это был его стук. Так стучал он ей в окно, в нижнюю часть стекла, или по железу карниза.

Анна Ивановна жила на первом этаже старого дома близ Никитских ворот. Она жила в той же квартире, где и родилась в 1885 году. До революции вся квартира в одиннадцать комнат принадлежала её отцу, доктору Трояновскому. Теперь же здесь теснились одиннадцать семей. Бывало трудно. В коридоре у общего телефона часами с кем-то бранился таксист. Потом его сменял студент. У него бурно шла личная жизнь. Потом вылезала полоумная, пьяная старуха, на лиловых отечных ногах, с редкими длинными волосами, свисавшими до поясницы, и бессмысленными глазами. Было в ней что-то от утопленницы. Её звали Ундина. Она как будто тоже пыталась звонить, но главное, ждала коридорных встреч. Иногда она кокетничала, иногда мочилась прямо у телефона, и после неё всегда болталась на шнуре не положенная на рычаг трубка.

Словом, жили не хуже других. Никто никого не замечал, однако все замечали музыку.

Музыка раздражала.

Рихтер никогда не звонил у двери, а стучал с улицы (!) Скиталец...

Это произведение всё время было с ним в жизни. Но только ли? Оно было в его Судьбе.

В Москве в разное время было у него четыре адреса. Сначала — Арбат, где он жил у жены, певицы Нины Дорлиак. Это тоже была коммуналка. Правда, они занимали две комнаты, но в коридоре, на кухне было почти то же, что и у Анны Ивановны.

Потом, уже в пятидесятых годах, они переехали в отдельную двухкомнатную квартиру, у самой железной дороги на краю города. Так с коммуналками было покончено. Но появившиеся у него два рояля съели всё жизненное пространство его первого собственного пристанища.

Следующее их жилье — квартира в Доме Союза композиторов, выстроенная на Сталинскую премию, присужденную ему в те годы.

Однако дом музыкантов отличался такой звукопроводностью, что день и ночь гудел и гремел. Заниматься там было почти невозможно, и он продолжал играть у Анны Ивановны. В начале семидесятых они опять переехали. Теперь это был дом на Бронной, где они получили две квартиры рядом на самом верху. Стену разобрали, и получилось жилье в полэтажа. <...>

Фантазия Шуберта «Скиталец» — это не просто любимое его сочинение. Это — он сам. — это его подпись. Его знак! Этим он начинал своё письмо.

Это я! Я иду![5]
 

БиблиографияПравить

Публикации Анны ТрояновскойПравить

Об Анне ТрояновскойПравить

  • Терехов Дмитрий. Рихтер и его время. Записки художника. Неоконченная биография (факты, комментарии, новеллы и эссе). — М.: Согласие, 2002.

ПримечанияПравить

  1. Музыкант и его встречи в искусстве. — М., 1978.
  2. Ошибка мемуариста. Врач и коллекционер живописи Иван Иванович Трояновский, хотя и учился живописи, никогда не был художником.
  3. Ошибка мемуариста. Дом в Буграх был куплен П. П. Кончаловским в 1932 году у самой А. И. Трояновской, единственной наследницы своего отца И. И. Трояновского, умершего в 1928 году.
  4. Кончаловский Андрей. Низкие истины. — М.: Совершенно секретно, 1998. — С. 29.
  5. Терехов Дмитрий. Рихтер и его время. Записки художника. Неоконченная биография (факты, комментарии, новеллы и эссе). — М.: Согласие, 2002. — С. 408—411.

СсылкиПравить