Открыть главное меню

Тюрьма Шпандау

Тюрьма Шпандау, 1951

Межсоюзная тюрьма Шпандау (сокр. МТШ, нем. Kriegsverbrechergefängnis Spandau — Тюрьма для военных преступников Шпандау) размещалась на территории британского сектора Берлина. В 1947—1987 годах в ней содержались немецкие военные преступники, приговорённые на Нюрнбергском процессе к различным срокам заключения.

Иногда тюрьму Шпандау путают с находящейся в трёх километрах от неё цитаделью Шпандау.

Содержание

ИсторияПравить

Тюремный замок (так назывались все тюрьмы во всех государствах до начала 20-го века) на улице Вильгельмштрассе в пригороде Берлина Шпандау был построен в 1876 году и начиная с 1879 года служил военной тюрьмой. После 1919 года в нём содержались и гражданские заключённые.

После поджога Рейхстага в 1933 году национал-социалисты превратили тюрьму Шпандау в лагерь для размещения так называемых «арестованных в целях пресечения преступлений». Здесь находились в заключении известные борцы с нацизмом Эгон Эрвин Киш и Карл фон Осецкий. Позднее в Пруссии был организован концентрационный лагерь, куда были переведены узники Шпандау. До начала Второй мировой войны в тюрьме Шпандау содержалось более 600 заключённых.

После войны здание тюрьмы Шпандау оказалось в британском секторе оккупации Берлина. В соответствии с директивой № 35 Союзнического Контрольного совета семь военных преступников, приговорённых Международным военным трибуналом в Нюрнберге к разным срокам тюремного заключения, должны были отбывать наказание в черте города Берлина[1]:6. Из четырнадцати тюрем города была выбрана тюрьма Шпандау, имевшая изолированное положение и удобная для охраны заключённых[2]:42. Тюрьму перевели под управление четырёх союзнических держав, которых представляли четыре директора тюрьмы. Для размещения новых заключённых в течение нескольких месяцев 1946 года в тюрьме Шпандау была проведена соответствующая реконструкция. Первый этаж камерного блока был изолирован от остальных сооружений. В 32 камерах блока были положены новые полы, отремонтированы санитарные комнаты. Под контролем врача и сотрудников берлинского отдела здравоохранения были оборудованы дезинфекционное помещение и больничный стационар. В помещении для казней была оборудована операционная[3]:332. По углам шестиметровой кирпичной стены, ограничивавшей тюремный двор, было построено семь сторожевых вышек с пулемётами и два трёхметровых забора из колючей проволоки, один из них под током высокого напряжения, окружавшие тюрьму деревья и кустарники были вырублены. Вышки были оборудованы охранной сигнализацией. Между заборами находилась дорожка для часовых с собаками. В ночное время окружающая территория освещалась мощными прожекторами. В тюрьме имелась автономная электростанция. В отношении семи заключённых Шпандау действовали нормы законодательства о порядке приведения в исполнение уголовных наказаний в немецких тюрьмах[2]:5.

Тюрьма Шпандау была единственным учреждением (помимо центра безопасности полётов), которым управляла совместная администрация четырёх держав-союзниц во время холодной войны. Начальники тюрьмы от четырёхсторонней администрации союзников сменяли друг друга ежемесячно. О том, под чьим управлением находится тюрьма, говорил соответствующий флаг перед зданием Союзнического Контрольного совета. Четверо из семи заключённых Шпандау отбыли свои сроки полностью. После освобождения Альберта Шпеера и Бальдура фон Шираха в 1966 году в тюрьме Шпандау остался единственный заключённый, приговорённый к пожизненному заключению, — Рудольф Гесс. Осуждённые на последующих Нюрнбергских процессах направлялись не в Шпандау, а в Ландсбергскую тюрьму.

После смерти последнего заключённого Рудольфа Гесса в 1987 году здание тюрьмы Шпандау было полностью снесено во избежание пропагандистских выступлений со стороны неонацистов, а на месте тюрьмы ныне находится огромный торговый гипермаркет «Кауфланд» (Kaufland).

Архивы Шпандау планировалось рассекретить в 2017 году[4].

ТюрьмаПравить

Здание тюрьмы из красного кирпича, было оснащено несколькими видами защиты и сигнализации:

132 тюремные камеры, рассчитанные на 600 человек[5]. Длина камеры составляла около 3 м, ширина — 2,7 м и высота — 4 м.

Охрана — сто[5] военнослужащих СССР, Британии, Франции и США. Девять караульных вышек, где службу несли вооружённые автоматчики.

Содержание ежегодно обходилось в миллион долларов[5].

Поскольку камер было в избытке, между камерами заключённых всегда оставляли свободную камеру, не допуская их общения перестукиванием. В одной из камер находилась тюремная библиотека, в другой — часовня.

СадПравить

В Шпандау имелся тюремный сад для заключённых. Его размеры позволяли выделить каждому заключённому отдельный участок для занятий огородничеством. Карл Дёниц выращивал бобовые, Вальтер Функ — томаты, а Шпеер — цветы.

АдминистрацияПравить

Тюрьмой управляли четыре администрации союзников, сменявшие друг друга поочерёдно каждый месяц. Таким образом каждая администрация управляла тюрьмой три месяца в год по следующей схеме:

Держава Месяц
  Великобритания январь май сентябрь
  Франция февраль июнь октябрь
  СССР март июль ноябрь
  США апрель август декабрь

От Вооружённых Сил СССР все время из 133-го отдельного мотострелкового батальона (изначально Отдельный комендантский батальон по охране СВАГ) 6-й гвардейской отдельной мотострелковой Берлинской ордена Богдана Хмельницкого бригады

ПротиворечияПравить

В ноябре 1946 года союзники планировали поместить в находившуюся в их распоряжении тюрьму Шпандау более 100 военных преступников. Помимо 60 человек военного персонала на охране тюрьмы работал гражданский персонал из стран-союзниц, четыре директора тюрьмы с их адъютантами, четыре врача, повара, переводчика, официанта и пр., что являлось очевидно грубой ошибкой в распределении ресурсов и причиной разногласий между директорами тюрьмы, политиками всех четырёх стран и недовольства со стороны Сената Западного Берлина, на который были возложены все расходы по содержанию тюрьмы. Дискуссия по поводу разумности пребывания семи военных преступников в огромной тюрьме разгоралась по мере уменьшения числа заключённых Шпандау. Пик полемики наступил в 1966 году после освобождения из заключения Шпеера и Шираха, когда единственным заключённым остался Рудольф Гесс. Предлагалось перевести заключённого во флигель другой крупной тюрьмы и даже освободить Гесса из тюрьмы под домашний арест. Ни один из этих или других предлагаемых проектов не был реализован.

Режим и распорядок дняПравить

Режим тюрьмы был жёстко и детально регламентирован, распорядок дня был расписан по минутам.

День начинался с подъёма в 6 часов утра, личной гигиены, уборки камер и коридоров и завтрака. После него заключённые работали в саду и клеили конверты. После обеда и послеобеденного отдыха — опять работа в саду и ужин в 17 часов. Отбой был назначен на 22.00. Ночью в камерах регулярно включали свет во избежание самоубийств.

Заключённые имели право пользоваться тюремной библиотекой за исключением политической литературы и книг по новейшей истории. Раз в месяц им разрешалось посылать и получать по письму размером до 4 страниц, каждые два месяца предоставлялось право на свидание с родственниками[6].

По понедельникам, средам и пятницам заключённых брили и по необходимости стригли.

В первые годы пребывания в Шпандау его узники создали с ведома благосклонного к ним персонала тюрьмы целый ряд каналов общения с внешним миром. Поскольку каждый клочок бумаги, получаемый заключёнными, регистрировался и его местонахождение отслеживалось, свои тайные послания заключённые писали большей частью на туалетной бумаге, расход которой никогда не контролировался.

Условия содержания заключённых регулярно ухудшались в месяцы управления советской администрации. Питание заключённых сразу сводилось к однообразному рациону из кофе, хлеба, супа и картофеля. Ситуация постепенно стала улучшаться после внезапного снятия с должности советского директора в начале 1960-х годов.

ЗаключённыеПравить

Приговорённые к заключению были помещены в Шпандау 18 июля 1947 года. Им были присвоены номера по порядку занимаемых ими камер. В соответствии с правилами тюрьмы, обращаться к заключённым можно было только по номерам.

Имя и фамилия Срок заключения Окончание срока заключения Роль или должность при нацистском режиме Дата смерти Примечания
1 Бальдур фон Ширах 20 лет 1 октября 1966 г. лидер молодёжи Германского Рейха и имперский наместник в Вене 08 августа 1974 г. освобождён вместе с Альбертом Шпеером по отбытии срока заключения
2 Карл Дёниц 10 лет 1 октября 1956 г. гросс-адмирал, главнокомандующий военно-морским флотом Германии, в 1945 г. последний рейхспрезидент 24 декабря 1980 г. освобождён по отбытии срока
3 барон Константин фон Нейрат 15 лет 6 ноября 1954 г. 1932-1938 гг. — министр иностранных дел, 1939—1941 гг. — протектор Богемии и Моравии 14 августа 1956 г. освобождён досрочно по состоянию здоровья
4 Эрих Редер пожизненное заключение 26 сентября 1955 г. гросс-адмирал, главнокомандующий Кригсмарине до 30 января 1943 г. 6 ноября 1960 г. освобождён досрочно по состоянию здоровья
5 Альберт Шпеер 20 лет 1 октября 1966 г. имперский министр вооружения и военной промышленности и главный архитектор имперской столицы 01 сентября 1981 г. освобождён вместе с Ширахом по отбытии срока заключения
6 Вальтер Функ пожизненное заключение 16 мая 1957 г. имперский министр экономики и президент Рейхсбанка 31 мая 1960 г. освобождён досрочно по состоянию здоровья
7 Рудольф Гесс пожизненное заключение умер в заключении заместитель фюрера до 1941 г. 17 августа 1987 г. по официальной версии, суицид
 
Карл Дёниц

Бывшие высокопоставленные лица нацистского режима, привыкшие к соперничеству и интригам, образовали группировки и в Шпандау. Альберт Шпеер и Рудольф Гесс предпочитали одиночество и недолюбливались остальными: Шпеер — за своё признание вины и отречение от Гитлера на Нюрнбергском процессе, Гесс — за свою необщительность и заметную психическую нестабильность. Бывшие гросс-адмиралы Редер и Дёниц держались вместе, хотя после смещения Редера с поста главнокомандующего военно-морским флотом в 1943 году и назначения на этот пост Дёница они были злейшими врагами. Ширах и Функ по свидетельству очевидцев были неразлучны. Бывший дипломат фон Нейрат был любезен и ладил со всеми. На удивление, несмотря на долгие годы, проведённые вместе, заключённые практически не делали попыток помириться между собой. Показательным примером является неприязненное отношение к Шпееру Дёница, которое он демонстрировал в течение всего срока заключения и обострившееся буквально в последние дни заключения.

Альберт ШпеерПравить

 
Альберт Шпеер

Самый честолюбивый из заключённых, он установил для себя жёсткий график физической и душевной работы. Один раз в несколько месяцев он давал себе отдых от этого расписания на две недели. Он сумел написать книгу воспоминаний и вёл дневник. Его просьба дать ему разрешение на написание мемуаров была отклонена, поэтому он писал тайком и несмотря на запрет систематически передавал свои записи на волю. Книга впоследствии стала бестселлером. Шпеер занимался и архитектурой: он создал проект летнего домика в Калифорнии для одного из охранников и занимался дизайном тюремного сада. Он любил «отправляться в путешествия по всему миру», заказав в местной библиотеке книги по географии и путеводители. Таким образом он «прошел» до своего освобождения из тюрьмы 31 936 км.

Связь с внешним миром Шпееру обеспечивал голландец Тони Проост, оказавшийся в Третьем рейхе на принудительных работах. Он попал на лечение в одну из больниц, подведомственных Шпееру, и остался там санитаром. Он был принят в Шпандау на работу санитаром в 1947 году и из благодарности помогал Шпееру в пересылке сообщений, пока советская сторона не попыталась завербовать его в качестве агента. Проост отказался, известил западные администрации о попытке вербовки и уволился с работы.

Эрих Редер и Карл ДёницПравить

 
Эрих Редер

«Адмиральский состав», как называли их остальные заключённые, часто работал вместе. Редер с его любовью к системности и строгому порядку стал главным библиотекарем тюрьмы. Дёниц был его ассистентом. И Дёниц, считавший себя в течение всех десяти лет заключения законным главой немецкого государства, и Редер, презиравший надменность и отсутствие дисциплины у своих гражданских соседей в тюрьме, держали дистанцию по отношению к другим заключённым.

Чтобы сохранить свой престиж во внешнем мире, Дёниц писал письма своему бывшему адъютанту. До своего освобождения он дал своей супруге указания, каким образом она должна поддержать его возвращение в политику из жизни в тюрьме. Он собирался вернуться в политику, но так и не осуществил свои намерения.

Рудольф ГессПравить

Рудольф Гесс был приговорён к пожизненному заключению, но в отличие от Редера, Функа и Нейрата не был освобождён по состоянию здоровья. Тем самым он отбыл самый длительный срок заключения. Самый ленивый заключённый в Шпандау, Гесс избегал любого рода работы, считая, например, прополку сорняков занятием ниже своего достоинства. Из всех семи заключённых он один постоянно жаловался на всевозможные заболевания, преимущественно, на боли в желудке. Гесс с подозрением относился к подаваемой ему пище и всегда брал самую дальнюю от него тарелку, опасаясь отравления. От своих «болей» он стонал и кричал в любое время дня и ночи. И заключённые, и администрация тюрьмы сомневались в реальности этих болей. Редер, Дёниц и Ширах презирали Гесса за его поведение и считали, что его крики были вызваны желанием привлечь к себе внимание или увильнуть от работы. Шпеер и Функ, которые, по-видимому, были осведомлены о психосоматической природе заболевания, относились к Гессу с большей терпимостью. Шпеер переводил недовольство других заключённых на себя, ухаживая за Гессом. Он приносил ему своё пальто, когда Гессу было холодно, и защищал его, если директор или охранник пытались поднять Гесса с постели и заставить работать. Иногда, когда Гесс своими криками мешал спать другим заключённым, тюремный врач делал ему в качестве успокоительного укол воды для инъекций. Это плацебо однако действовало, и Гесс засыпал. Тот факт, что за постоянно отлынивавшего Гесса его работу были вынуждены выполнять другие заключённые, а также иные привилегии, которыми он пользовался из-за своих болезней, вызывали неприязнь к нему у других заключённых. От адмиралов он заслужил прозвище «его арестованная светлость».

 
Рудольф Гесс

Горделивый Гесс единственным из всех заключённых Шпандау более двадцати лет отказывался от свиданий. Лишь в 1969 году он согласился повидаться со своей женой и уже давно взрослым сыном, когда в связи с обострением язвы находился на лечении в больнице за пределами тюрьмы. После того, как Гесс оказался единственным заключённым Шпандау, опасаясь за его душевное здоровье, директора согласились смягчить правила содержания. Гесса перевели в камеру большего размера, бывшую часовню, ему выдали электрочайник, и он мог готовить себе чай или кофе в любое время. Его камера не запиралась, и Гесс имел доступ в помывочные помещения и библиотеку.

Рудольф Гесс умер в тюрьме, по официальной версии, повесившись на удлинительном электропроводе. Обстоятельства его смерти породили сомнения у его семьи, поскольку результаты двух проведённых осмотров при вскрытии обнаруживали противоречия. Этот факт, а также приверженность Гесса до последнего дня идеям национал-социализма сделали его мучеником в глазах неонацистов, которые проводят в день смерти Гесса свои ежегодные демонстрации.

Расследованием обстоятельств смерти Рудольфа Гесса занималось Бюро специальных расследований британской Королевской военной полиции. В 2013 году результаты расследования были рассекречены и опубликованы в сети интернет на сайте правительства Великобритании. Однако анализ опубликованных материалов, как пишет профессор Академии военных наук Плотников, показывает, что часть из них сфальсифицирована, а документ, называемый «предсмертная записка» не является той запиской, которую извлекли из карманов заключённого после его смерти[7].

ПримечанияПравить

  1. Norman J. W. Goda. Kalter Krieg um Speer und Heß: Die Geschichte der Gefangenen von Spandau. — Frankfurt/Main: Campus Verlag GmbH, 2009. — ISBN 978-3-593-38871-7.
  2. 1 2 М. А. Неручева. Сорок лет одиночества. — М.: Парус, 2000. — ISBN 5-89410-015-1.
  3. Kurt Pätzold und Manfred Weißbecker. Rudolf Heß – Der Mann an Hitlers Seite. — 1. Auflage. — Leipzig: Militzke, 2003. — ISBN 3-86189-609-5.
  4. Легендарные тюрьмы. Индекс/Досье на цензуру. Дата обращения 29 мая 2015.
  5. 1 2 3 Аргументы и факты — Петля Рудольфа Гесса. Кому нужна была смерть заместителя Гитлера? — «Аргументы и факты», № 33 (1398) от 15.08.2007
  6. Главные нацисты за решёткой: будни тюрьмы Шпандау. Немецкая волна (15.07.2009). Дата обращения 29 мая 2015.
  7. Плотников А.Н. Материалы расследования в тюрьме Шпандау фальсифицированы? // Вестник Академии военных наук, №1, 2016..

ЛитератураПравить

  • Tony le Tissier: Spandauer Jahre. ISBN 3-7766-1978-3
  • Jack Fishman: Long Knives and Short Memories. ISBN 0-920911-00-5
  • Шпеер А. Шпандау: Тайный дневник. — М.: Захаров, 2010. — 528 с. — ISBN 978-5-8159-1015-7.
  • Norman L. Goda: Tales from Spandau. Nazi Criminals and the Cold War. Cambridge University Press, 2006, ISBN 978-0-521-86720-7
  • Маргарита Неручева. Сорок лет одиночества. — М.: Парус, 2000. — ISBN 5-89410-015-1.
  • Арзамаскин Ю. Н., Козлов А. В. Они охраняли Шпандау. Москва: Военный университет, 2006.
  • Козлов А. В. Последнее логово фашизма // Независимое военное обозрение. 2016. 01 июля.
  • Плотников А.Н. Материалы расследования в тюрьме Шпандау фальсифицированы? // Вестник Академии военных наук, №1, 2016.

СсылкиПравить