Усть-ишимский человек

Усть-ишимский человек — живший около 45 тыс. лет назад[1] около современного села Усть-Ишим представитель вида современного человека — Homo sapiens.

На северной окраине села Усть-Ишим Усть-Ишимского района Омской области в 2008 году были обнаружены останки человека современного типа (Homo sapiens sapiens) — бедренная кость возрастом 45 тыс. лет, из которой была извлечена качественная ДНК[2]. В ДНК усть-ишимца не было обнаружено денисовской примеси[3], а доля неандертальских генетических вариантов оказалась минимальна[4] (как у современных монголоидов)[5] — 4,40% генома (95%-й доверительный интервал от 3,60% до 5,30%)[6]. Предки усть-ишимского человека скрестились с неандертальцами примерно за 7 000—13 000 лет до времени жизни усть-ишимца, то есть около 50 000—60 000 лет назад[7].

Первоначально генетики определили, что человек из Усть-Ишима оказался обладателем Y-хромосомной гаплогруппы K2-M526[8] (ранее K(xLT)) — родительской к гаплогруппам (Y-ДНК) M, N, O, R, Q и минорным ветвям К*, найденным в Океании, но в 2016 году группа Позника определила у усть-ишимца нижестоящую Y-хромосомную гаплогруппу K2a*-M2308, родственную гаплогруппе NO[9][10].

По митохондриальной ДНК усть-ишимского человека сначала отнесли к гаплогруппе R, родительской к основным европейским митохондриальным гаплогруппам H, V, J, T, U и K, а также минорным ветвям R*, найденным в Океании[11], но в 2016 году команда Позника классифицировала у усть-ишимца митохондриальную гаплогруппу U*.

Усть-ишимский человек жил на границе лесов и степей в условиях довольно тёплого климата в эпоху каргинского потепления (соответствует первой половине средневалдайского межледниковья на Русской равнине). Усть-ишимская кость характеризуется аномально высокой степенью сохранности практически по всем своим свойствам. Столь хорошая сохранность объясняется тем, что усть-ишимский человек либо был первоначально захоронен в особом месте, либо был захоронен особенным способом. Даже в сравнении с костью средневекового тоболо-иртышского тюрка, верхнепалеолитическая усть-ишимская кость выделяется парадоксально высокой степенью сохранности первичных биологических свойств: относительно малым изменением нанопористости и отсутствием признаков механических деформаций и эпигенетического выщелачивания, незначительностью иллювиирования глинистыми примесями, аномально низкой концентрацией ксенобиотных микроэлементов, обусловленных процессами фоссилизации, кристалличностью биоапатита, пониженной степенью рацематности аминокислот в костном коллагене. Физико-механические свойства усть-ишимской кости противоречат генеральному тренду изменения нанопористости в ходе фоссилизации ископаемых костей, что можно объяснить лишь уникальностью условий захоронения усть-ишимского человека. Кость палеолитического усть-ишимского человека обнаруживает аномально низкую пористость, что, возможно, отражает уникальность условий его захоронения. Для усть-ишимской кости значение D/L-отношения в алланине составило 0.06, а в аспариновой кислоте — 0.03, при этом аналогичные оценки для костного детрита неоплейстоценовой мамонтовой фауны Прииртышского района в 5 раз выше. В коллагене усть-ишимской кости обнаружены микровключения магнетита и клиноцоизита[12]. Состав углерода и кислорода в его костном биоапатите почти совпадают с таковым у средневекового тоболо-иртышского тюрка, но отличается от такового у неоплейстоценовой мамонтовой фауны из того же района, потреблявшей более пресную и менее обогащённую органическими примесями[13] (бактериальной органикой) постледниковую воду[12]. Коллагеновый азот в усть-ишимской кости изотопно аномально тяжёлый — 13,49—14,47 ‰. Этот результат расценивается как признак преимущественно мясной диеты усть-ишимского человека. Близкие значения ранее были выявлены у людей начала позднего палеолита. Только у охотников на морского зверя изотопные коэффициенты коллагенового азота достигают больших значений — 18—20 ‰. В костном детрите людей со стоянок Мальта́ и Сунгирь второй половины позднего палеолита значения изотопных коэффициентов коллагенового азота ниже — 11,3—12,2 ‰. Коллагеновый углерод в усть-ишимской кости является относительно изотопно тяжёлым в сравнении с данными по наземным животным. Это обусловлено не только мясной, но и растительной пищей. Видимо, усть-ишимец был не собирателем и не рыбаком, а охотником на травоядных животных, как и другие Homo sapiens начала позднего палеолита. У людей же конца позднего палеолита — начала мезолита доля мяса в рационе была даже ниже, чем у неандертальцев[12][13].

ПримечанияПравить

  1. 46,880–43,210 cal BP (95.4% probability), 45,770–44,010 cal BP (68.2% probability)
  2. Кузьмин Я. В. Находка древнейшего человека современного типа в Евразии: Путь на север был открыт гораздо раньше, чем это считалось до сих пор, Антропогенез.ру
  3. Diyendo Massilani et al. Denisovan ancestry and population history of early East Asians. Science, 2020, 370, 6516, pp. 579—583
  4. Callaway, Ewen et al. Genome sequence of a 45,000-year-old modern human from western Siberia, 2014
  5. Геном древнего обитателя Западной Сибири проливает свет на историю заселения Евразии, Элементы.ру
  6. Siska, Veronika (2019). “Chapter 2: Palaeolithic Oase genome implies diversification and extinction events across Eurasia” (PDF). Human population history and its interplay with natural selection. University of Cambridge (Thesis). DOI:10.17863/CAM.31536. // Table 2.1 Estimated proportion of Neanderthal genetic material in selected ancient genomes. (Creative Commons Attribution 4.0 International (CC BY 4.0))
  7. Earliest modern human sequenced (Researchers discover fragments of Neandertal DNA in the genome of a 45,000-year-old modern human from Siberia), OCTOBER 22, 2014
  8. K2 YTree
  9. Palaeolithic DNA from Eurasia (недоступная ссылка). Дата обращения: 11 марта 2017. Архивировано 3 октября 2016 года.
  10. Posnik G. D. et al. (2016) Punctuated bursts in human male demography inferred from 1,244 worldwide Y-chromosome sequences, Nature Genetics, 48, 593—599 (Poznik supp. fig. 15).
  11. Supplementary information 9. Philogenetic reconstruction of the Ust’Ishim Y-chromosome, Nature
  12. 1 2 3 Силаев В. И., Пономарев Д. В., Симакова Ю. С., Шанина С. Н., Смолева И. В., Тропников Е. М., Хазов А. Ф. Современные исследования ископаемого костного детрита: палеонтология, минералогия, геохимия // Вестник института геологии Коми научного центра Уральского отделения РАН. 2016. № 5
  13. 1 2 Силаев В. И., Слепченко С. М., Бондарев А. А., Смолева И. В., Киселёва Д. В., Шанина С. Н., Мартиросян О. В.,Тропников Е. М., Хазов А. Ф. Усть-ишимская кость: минералого-геохимические свойства как источник палеонтологической, палеоантропологической и палеоэкологической информации, Вестник Пермского университета. Том 16. 2017 (PDF)

СсылкиПравить