Участие СМИ в Испано-американской войне

Освещение средств массовой информации событий Испано-американской войны способствовало изменениям в новостных изданиях США. Например, технологические инновации упростили процесс публикации фотографий, что позволило газетам публиковать больше иллюстраций[1].

Заголовок жёлтой газеты Джозефа Пулитцера New York World с красочным изображением гибели USS Мэн, 17 февраля 1898
«Помни Мэн! И не забывай голодающих кубинцев!» Образец американской пропаганды во время Испано-американской войны, журнал Judge, Виктор Гиллам, 1898
«Она становится слишком слабой чтобы удержать их». Королева Испании Мария Кристина Австрийская пытается удержать двух непокорных детей, "Кубу и Филиппины. Журнал Puck, художник J. S. Pughe, 16.11.1896

Основные владельцы газет того времени, в том числе Джозеф Пулитцер (New York World), и Уильям Рэндольф Херст (New York Journal American), рассматривали грандиозный общественный интерес к войне как возможность извлечь выгоду. Газеты давали крайне эмоциональную оценку событий на Кубе и печатали фотографии, которые захватывали воображение публики. Некоторые историки считают, что подобное предвзятое освещение войны со стороны американских газет, которое сейчас называют жёлтой прессой, стало причиной войны[2].

Изменения в общественном мнении

править

События Испано-американской войны развивались с начала борьбы Кубы за независимость от Испании в феврале 1895 года. Жестокие репрессивные меры, предпринятые Испанией для пресечения восстания были подробно описаны американской прессой, что вызвало симпатию к кубинским повстанцам со стороны американской общественности.[2]

Мотивы войны до сих пор остаются под вопросом. К примеру, National Tribune, в апреле 1898 года в статье «A Land of Magnificent Promise» отметила, что, хотя американцы и воюют на Кубе «только из самых чистых побуждений», «война принесёт США колоссальные материальные выгоды»[3], чем сместила акценты с идеологических целей поддержки кубинского сопротивления к материальным. Как бы то ни было, согласно теории «войны, развязанной прессой», подстрекательство к войне со стороны «жёлтой прессы» стало наиболее интенсивным после таинственного происшествия с броненосцем «Мэн». А за неделю до гибели «Мэн» 9 февраля 1898 г. Херст опубликовал в своей газете похищенное личное письмо испанского посланника в Вашингтоне де Ломе своему другу на Кубе. В нём президент США Мак-Кинли получил нелестную характеристику и был назван «дешёвым, угодливым политиканом». Посланник немедленно подал в отставку, а испанское правительство объявило, что оно не может нести какой-либо ответственности за его частное письмо.[4]

Растущие требования к правительству США вмешаться в события на Кубе со стороны американского населения усилились после загадочной гибели броненосца «Мэн» в Гаванском порту 15 февраля 1898 года. И несмотря на то, что причины взрыва броненосца «Мэн» были неизвестны, газеты Нью-Йорка обвинили Испанию в этом инциденте. Все эти события имели серьёзные последствия для американской прессы, так как именно в этот период появилось понятие «война, развязанная прессой» (a newspaper-made war), вызванное желтой прессой.[2] Этот термин впервые появился в печати в 1897 году и быстро завоевал популярность, распространившись сначала на крупнейшие газеты Нью-Йорка, New York Journal Уильяма Рэндольфа Херста и New York World Джозефа Пулитцера, а затем и на другие газетные издания США. Утверждают[кто?], что «желтая пресса» взбудоражила американское общественное мнение в Нью-Йорке репортажами о жестокостях, творимых Испанией в попытке подавить восстание на Кубе, которые были сильно преувеличены. Вместе с этим, образ революционеров, борющихся с Испанией, наоборот, идеализирован. Например, в газете Herald за 15 мая 1898 года о восстании на Кубе говорилось следующее:

Кубинские революции не были восстаниями бывших рабов, вынужденных восстать из-за нестерпимых страданий. Это были галантные попытки гордой нации, не способной более терпеть диктатуру, получить доступ к настоящей свободе. Дух Патрика Генри и Бостонского чаепития появился теперь и на Кубе, но это ни в коем случае не связано с уравниловкой и яростью, рождённой чернью, вроде Марата и санкюлотов. Пожалуй, ещё никогда в истории самые способные и богатые граждане, формирующие элиту страны, не боролись за независимость столь отчаянно и единогласно, рискуя столь многим для общего дела[5].

Критика теории

править

Однако существует и другое мнение насчет роли СМИ в Испано-американской войне. Приверженцы данной точки зрения считают, что доказательств для обвинения американских СМИ в разжигании военного не так много. Например, на момент начала войны кино стало новым способом передачи информации, а конфликт был популярной темой. Поэтому короткометражные фильмы, снятые в тот период, нельзя считать пропагандой, хоть они демонстрировали армейский быт, Теодора Рузвельта и «Мужественных всадников», а также похороны погибших солдат. К тому же необходимо учитывать экономический фактор. Например, для своевременного освещения военных действий только New York Journal в неделю расходовала 1 млн долларов (в пересчете на современные деньги)[2] на зарплату, телеграфные расходы и транспорт.

Примечания

править
  1. The Spanish-American War: The United States Becomes a World Power Teacher’s Guide
  2. 1 2 3 4 «Press Role in Spanish War A 'Yellow' Myth» — W. Joseph Campbell, associate professor, American University, April 28, 2008 Newmuseum Архивировано 14 октября 2014 года.
  3. «National Tribune», Washington, D.C. — 28 апреля 1898 — «A Land of Magnificent Promise»
  4. Лан И. В. США: от Испано-американской до Первой Мировой войны — М.: Наука 1975
  5. «Herald», Los-Angeles,California — 15 мая 1898 — «Men Who Have Made Cuba Free» Library of Congress Архивная копия от 14 октября 2014 на Wayback Machine

Ссылки

править