Федотов, Григорий Иванович

Григо́рий Ива́нович Федо́тов (11 [24] апреля 1916, Богородск, Московская губерния8 декабря 1957[2], Москва, РСФСР, СССР[2]) — советский футболист, нападающий, тренер. Капитан команды ЦДКА. Заслуженный мастер спорта СССР (1940). Чемпион III Летней Рабочей Олимпиады в Антверпене (1937).

Футбол
Григорий Федотов
Grigoryfedotov.gif
Общая информация
Полное имя Григорий Иванович Федотов
Прозвище Сидор[1]
Родился 11 (24) апреля 1916
Умер 8 декабря 1957(1957-12-08)[2] (41 год)
Гражданство
Рост 174 см
Позиция нападающий
Молодёжные клубы
Флаг СССР Глухово
1928—1932 Флаг СССР Красное Знамя (Ногинск)
Клубная карьера[* 1]
1932 Флаг СССР Красное Знамя (Ногинск) ? (?)
1934—1937 Флаг СССР Металлург (Москва) 8 (5)
1937 Флаг СССР Спартак (Москва) 7 (7)
1938—1949 Флаг СССР ЦДКА 159 (128)
Тренерская карьера
1950—1952 Флаг СССР ЦДКА
1954—1957 Флаг СССР ЦДСА
Государственные награды и звания
  1. Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

Сын — футболист и тренер Владимир Федотов (1943—2009).

БиографияПравить

Григорий Федотов родился в посёлке Глухово — районе города Богородска (ныне Ногинск).

Любовь к спорту развил у него школьный учитель физкультуры Иван Сергеевич Полозов. После школы поступил в ФЗУ (школа фабрично-заводского ученичества). Ярко проявил себя в матче взрослых команд посёлка Глухово (она была создана при местной текстильной мануфактуре). Играть начал в клубе «Металлург» московского завода «Серп и молот», где быстро стал любимцем публики, несмотря на свой юный возраст. Его очень скоро заметили, и с 1938 года он был приглашён в ЦДКА, где сразу же попал в основной состав и стал ведущим форвардом команды.

27 октября 1940 получил страшную травму руки во время матча ЦДКА — «Спартак (Москва)»: откликаясь на передачу слева, рванул к мячу, а в это время кто-то из защитников схватил его за руку — сила инерции была настолько велика, что рука выскочила из сустава.[3] От последствия этой травмы Федотов так и не оправился. Стал играть с тугой повязкой и избегать столкновений. Ноющую боль в суставе зачастую пытался глушить с помощью алкоголя. Тем не менее, благодаря огромному природному дару Григорий Федотов и после войны был в числе лучших — исполняя в основном дирижёрские обязанности, успевал в промежутках много забивать.

Во время войны, как и большинство футболистов-офицеров, был направлен в тыл заниматься эвакуацией, охраной объектов и т. п. В 1943 команду собрали вновь и стали проводить матчи с другими уцелевшими клубами, а в 1945 возобновили первенство страны. Григорий Иванович был выбран капитаном команды, вместе с ним в нападении стал играть Всеволод Бобров, вдвоём они составляли ту ударную силу, которая помогла армейцам три года подряд становиться чемпионами страны и дважды завоевать Кубок.

В 1949 году Федотов, став лучшим бомбардиром команды, перешёл в помощники тренера родной команды; его ещё до войны преследовали травмы и с годами их становилось только больше. На должности тренера он и проработал до своей кончины в 1957 году.

СмертьПравить

 
Могила Григория и Владимира Федотовых на Новодевичьем кладбище Москвы.

В 1957 году был отправлен руководством ЦДСА в Тбилиси на просмотр молодых футболистов. Чуть позже на его имя в столицу Грузинской ССР пришла телеграмма о его снятии с должности второго тренера команды. После этого Федотов исчез. Приехавший в Тбилиси Николай Старостин (он намеревался пригласить Федотова в «Спартак» на должность главного тренера) принялся разыскивать Федотова. Его нашли в своей комнате без чувств. Врачи поставили диагноз грипп и рекомендовали отправляться в Москву. По версии жены, он заразился ещё в столице, когда ухаживал за сыном, который вместе с матерью тогда и болел гриппом. Организм, ослабленный алкоголизмом, уже был не в состоянии справляться с такой болезнью.

Дома в Москве жена обнаружила на теле Григория Федотова какие-то налёты, но помочь уже ничем не могла. Федотов умер, принимая ванну в своей квартире. Прибывшие врачи констатировали смерть. При вскрытии выяснилось, что у Федотова было полностью поражено одно лёгкое[4].

Похоронен на Новодевичьем кладбище.

ПамятьПравить

После его смерти в 1958 году ЦСКА учредил приз имени Григория Федотова самой результативной команде чемпионата. А в конце 1960-х был создан клуб Григория Федотова, в который включались футболисты, забившие больше 100 голов в соревнованиях высшего уровня (в чемпионате, кубке и играх за сборную СССР).

В 1986 году в Ногинске установлен памятник футболисту на стадионе «Знамя», его портрет есть также на памятнике к 225-летию города в сквере Бугрова. В 1994 году был создан Фонд ветеранов армейского футбола имени Григория Федотова.

Имя Григория Федотова носил стадион клуба ЦСКА.

СемьяПравить

Жена Валентина Ивановна — представитель популярной футбольной династии. Все её братья — Василий, Георгий и Виктор Жарковы — футболисты, мастера спорта. Сын Владимир Федотов — известный футболист, тренер.

ДостиженияПравить

  • Чемпион СССР: 1946, 1947, 1948
  • Серебряный призёр чемпионата СССР: 1945, 1949
  • Обладатель Кубка СССР: 1945, 1948
  • Финалист Кубка СССР: 1944 (провел финал с переломами малых берцовых костей обеих ног)[4]
  • Лучший бомбардир чемпионата: 1939, 1940
  • Чемпион Москвы: 1943 (чемпионат СССР в военные годы не разыгрывался), второй призер и лучший бомбардир первенства столицы 1944, финалист кубка Москвы 1943
  • Первый футболист, забивший в чемпионате СССР 100 голов.
  • Вошёл в символическую сборную СССР за 50 лет (1967).
  • Награждён орденом «Трудового Красного Знамени» (1957).
  • В списках лучших футболистов 2 раза: № 1 — 1938, № 3 — 1948.
  • Победитель III Всемирной Олимпиады рабочих-спортсменов в Антверпене 1937 (в составе московского «Спартака» — 4 игры, 4 гола) и Кубка Мира для рабочих команд, проходившего в рамках всемирной выставки в Париже 1937 (в составе московского «Спартака» — 2 игры, 2 гола)

ЦитатыПравить

Николай Старостин, «Футбол сквозь годы»:

Я уже говорил, что в своё время не мог налюбоваться игрой Григория Федотова. Не в том дело, что он забивал имевшие дорогую цену голы, и даже не в том, что, наблюдая за ним, нельзя было не испытывать эстетического удовольствия. Федотов надолго предвосхитил футбол будущего, внес в игру столько нового, сколько не снилось самым прозорливым тренерам.

Еще в довоенное время он с безошибочной разумностью, непринужденно действовал согласно требованиям обстановки, умел сыграть либо индивидуально, либо строго в командных интересах. С ним все партнеры играли хорошо, во всяком случае, лучше, чем в его отсутствие. Он быстро подмечал, кто в чем силен. Если, скажем, у его товарища уверенный удар с правой ноги, можно было не сомневаться, что Федотов откинет ему мяч под эту ногу. В пору жестких тактических схем наперекор общепринятому он со своего левого фланга уходил и в центр, и направо — как ему подсказывала интуиция.

Повторюсь: он первым в нашем футболе начал забивать мячи головой в нападении. Стал постоянно пользоваться резаными ударами, когда о «сухом листе» никто и понятия не имел. У него был оригинальнейший бег, он бежал не выпрямляясь, а как бы приседая, и, чем более всего обескураживал защитников, неуловимо менял скорость: разгонится, приостановится и снова рванется.

Лев Иванович Филатов, «ГРИША, Григорий Иванович»[5]:

Гриша со светлой волнистой есенинской прядью надо лбом, да и весь светлый, деревенский добрый озорник, сразу привлекал к себе внимание пружинистой согнутостью в плечах, наклоном тела вперед, вольным свободным падающим шагом в низкой посадке, как на рессорах. В нем была какая-то неожиданная, не к месту, добродушная мягкость…

А дальше он получал мяч, который оказывался ему удивительно впору, и бежал с ним все так же, чуть пригнувшись, длинными шагами, с виду не быстро, а на самом деле страшно быстро, что обнаруживалось, когда защитник отцеплялся. Даже не хочется называть то, что он делал, служебными словами: дриблинг, финты, навес, удар. Тогда что-то исчезает. Он это делал, но настолько по-своему, незаученно, что вроде бы он показывал нам всем, как еще, по-федотовски, можно играть в футбол. Все, чего касалась его большая нога, выглядело совсем не так, как мы привыкли видеть. Сильно пущенный мяч почему-то мягко и удобно снижался под удар партнеру. Вратарь на месте, а мяч после прикосновения Федотова его таинственно огибает и ложится в сетку. Ему бы полагалось бежать вправо — там свободно, а он режет угол, сближается с защитником, и будто не замечая его, прокидывает мяч вперед, и продолжает свой стелющийся бег, уклонившись от столкновения, и бьет, почти уже падая, в дальний угол. Мяч летит к нему, он склоняется до травы и бьет подъемом ноги в верхний угол. Он был странен, неправилен, чем и покорял больше всего. Федотов на поле, и ты только и ждешь, когда же он снова встретится с мячом.

Считалось, что Федотов «идеально маскировал свои взрывы». Именно так отозвался о нем тренер Михаил Якушин. А мне представляется, что он не был притворщиком, что больше всего и сбивало с толку защитников, привыкших ждать заготовленных каверз.

Николай Тарасов, «Воспоминания о футболе»[6]:

Как на глянцевом мокром фото

Довоенный идет футбол.

И совсем молодой Федотов

Забивает свой первый гол.

Я смотрю на него, как на Бога.

Мяч позвякивает и трава.

И оранжевая футболка

С солнцем, спрятанным в рукава.

У истории на довольствии

От далеких ворот ключи.

Где качаются, как в авоське.

Все федотовские мячи.

См. такжеПравить

ПубликацииПравить

  • Григорий Федотов. Записки футболиста. — М.: Молодая гвардия, 1952. — 188 с.

ПримечанияПравить

  1. Журнал «Великие клубы». «ЦСКА ч. 3» № 6 (30) 2008 г., стр. 23
  2. 1 2 3 4 Федотов Григорий Иванович // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохорова — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  3. «Эх, дороги…» (недоступная ссылка)
  4. 1 2 Щурко Сергей. Валентина Федотова: Мой муж родился в неудачное время // Футбол от «СЭ». — № 13. — с. 7.
  5. Газета «Футбол» 24.11.1991, № 47, с.12-15
  6. Сборная России по футболу — Григорий Иванович Федотов

ЛитератураПравить

  • «Россія» № 21(191) от 07 февраля 2001 года
  • Вестник МФК ЦСКА № 10 (26) октябрь 2002 года

СсылкиПравить