Открыть главное меню

Хайду (Угэдэид)

Тамга Хайду

Хайду, Кайду (ок. 1236 [1]1301) — внук монгольского каана Угэдэя, правнук Чингис-хана, фактический правитель Чагатайского улуса1271 года). Хайду, «последний паладин монгольской воинской славы» [2] считавший, что власть в Монгольском улусе должна принадлежать Угэдэидам, вёл борьбу против великих ханов из дома Толуя, принявших титул императоров Юань. Первоначально располагая минимальными ресурсами, Хайду не только создал себе войско, храбрость и военные достоинства которого вошли в поговорку у монголов, но стал основателем империи, простиравшейся на всю Среднюю Азию[3].

Содержание

Ранние годыПравить

Отцом Хайду был пятый сын Угэдэя Хашин. Он злоупотреблял вином, отчего умер молодым, ещё при жизни Угэдэя. Хайду воспитывался в ставке Чингис-хана. Мать Хайду Шабканэ-хатун происходила из племени бекрин, или мекрин, которое жило в горной стране по соседству с уйгурами; по словам Рашид ад-Дина, бекрины были «не монголы и не уйгуры». Хайду по внешности был чистым монголом, среднего роста, почти безбородым. Он «был очень умным, способным и хитрым человеком»[4]. С дарованиями полководца Хайду соединял холодную расчетливость политика. Отличался от своих отца и деда тем, что никогда не пил ни вина, ни кумыса.

Борьба за восстановление улусаПравить

Во время последовавших за вступлением на престол Мункэ (1251) казней Угэдэидов Хайду сохранил жизнь, но был сослан в далёкий район Тарбагатая[5]. При выступлении против Хубилая Ариг-Буги (1260) принял сторону последнего, надеясь, что потомки Толуя в раздорах сами приведут свой род к гибели. Когда Ариг-Буга покорился Хубилаю, Хайду не последовал его примеру и решился собственными силами защищать свои права на ханскую власть, которая, как он верил, должна принадлежать дому Угэдэя.

Не имея возможности прибегнуть к войскам своего улуса, фактически упразднённого Мункэ, Хайду начал борьбу с малыми силами. Он смог присоединить племя своей матери, бекрин, которое отличалось умением восходить на горы и в этом отношении было очень полезным на войне. В то же время он воспользовался войной между Чагатаидом Алгу и Берке. С помощью Джучидов Хайду овладел долиной Эмиля, Тарбагатаем и бассейном Чёрного Иртыша, восстановив часть Угэдэйского улуса[6]. Алгу отправил против Хайду одного из своих эмиров, который был побеждён и убит. Затем Алгу послал одного из царевичей с большим войском, которому удалось победить Хайду. Смерть Алгу помогла ему утвердиться на захваченной территории.

Воспользовавшись тем, что новый правитель Чагатайского улуса Борак занят борьбой с Хубилаем, Хайду подчинил все области до Таласа. Опасаясь нападения Хайду на Мавераннахр, Борак выступил против него. По Рашид ад-Дину, в первом сражении на берегу Сырдарьи победу одержал Борак, и лишь потом, с помощью пославшего ему 50000 человек Менгу-Тимура, главы Джучиева улуса, перевес перешел на сторону Хайду. Вассаф сообщает только о походе Хайду и не упоминает о Менгу-Тимуре. Поражение Борака было настолько значительно, что он решился на отчаянные меры, чтобы получить средства для продолжения войны. Он хотел заставить жителей Бухары и Самарканда выйти из своего города и оставить всё своё имущество на разграбление войску. Требование было обращено к Тайгу и Нуши, начальствовавшим в обоих городах. Жители прибегли к заступничеству духовенства. Борак отказался от своего намерения, но наложил тяжелую контрибуцию на городских ремесленников; мастера днем и ночью были заняты выделкой оружия.

Во время этих приготовлений к войне Борак получил неожиданное известие о доброй воле своего победителя. Хайду отправил к нему своего двоюродного брата Кипчака, сына Кадана, с предложением мира и союза. Борак торжественно принял Кипчака в Самарканде, окруженный своими телохранителями. В знак приветствия царевичи, по монгольскому обычаю, подали друг другу чаши. Было решено собраться на курултай в следующем году.

Курултай 1269 годаПравить

Весной 1269 года курултай был созван. По Вассафу, он произошел в Катванской степи, по Рашид ад-Дину — в долине Таласа. Последнее более вероятно, так как Хайду в качестве победителя должен был созвать курултай в своих владениях. В Катванской степи, вероятно, произошло только празднество, данное Бораком Кипчаку. С другой стороны, вопреки известию Рашид ад-Дина, сомнительно участие в курултае Менгу-Тимура. Едва ли правитель Джучиева улуса согласился бы совершить такое путешествие, хотя вполне возможно, что на курултае присутствовал один из Джучидов для защиты интересов своего улуса. Семь дней царевичи пировали; на восьмой день начались совещания при главенстве Хайду, который обратился к остальным царевичам с речью о мире. Борак требовал, чтобы ему, как законному преемнику Чагатая, был отведен юрт, который мог бы прокормить его войско. Ему отвели две трети Мавераннахра; остальной частью должны были владеть сообща Хайду и Менгу-Тимур. Решения, принятые на курултае, и сам характер переговоров показывают, что все участники были проникнуты духом Ясы и степными традициями.

Царевичи решили жить в горах и степях, не подходить к городам, не выпускать своих стад на пашни, не брать с жителей ничего, кроме законных податей. Управление оседлым населением было возложено на Масуд-бека, сына Махмуда Ялавача. Каждый из царевичей должен был довольствоваться теми тысячами и мастерскими в Бухаре и Самарканде, которые были отведены ему. Царевичи назвали друг друга андами (побратимами), обменялись одеждой и, по тюрко-монгольскому обычаю, «пили клятву», то есть обменялись друг с другом кубками и этим поклялись в неизменной верности. Источники не упоминают о провозглашении Хайду главой рода, о совершении над ним обряда вознесения на белом войлоке, то есть избрании ханом. Тем не менее, очевидно, что главенство в политической организации, установленной курултаем, принадлежало Хайду. Чтобы не допустить Борака к Бухаре, Хайду поставил отряд между городом и лагерем чагатайского царевича. Впоследствии Хайду обвинял Борака в том, что он не платил ему обещанной дани и даже бил его сборщиков; следовательно, Хайду считал себя вправе собирать подати во владениях всех участников курултая. Ещё твёрже стала его власть, когда после смерти Борака (1271) войско последнего присягнуло непосредственно ему; когда он в пограничных областях с владениями всех трех враждебных династий — Джучидов, Хулагидов и империи Юань мог поставить начальниками своих сыновей.

ПотомкиПравить

 
Хутулун борется с женихом. Миниатюра из Книги Марко Поло. XV век, Франция

По сведениям информаторов Рашид ад-Дина, у Хайду было 24 сына, из которых известны имена девятерых: Чапар, Янричар, Урус, Кудаур, Сурка-Бука, Ли-Бакши, Курил, Ику-Бука, Урук-Тимур. Старший сын Чапар наследовал своему отцу; власть у него оспаривал Урус. Есть сведения о двух дочерях Хайду: Хутулун-Чаха и Хорточин-Чаха.

О выдающихся качествах старшей дочери Хутулун независимо друг от друга сообщают Рашид ад-Дин и Марко Поло. Хутулун «вела себя на мужской лад», принимала участие в походах, после смерти отца сама хотела вершить дела государства[7]. В напоминающем фольклорный рассказе Марко Поло Хутулун, не желая выходить замуж, устраивает каждому жениху состязание по борьбе; никто не может одолеть её[8].

ПримечанияПравить

  1. Biran M. Qaidu and the rise of the independent Mongol state in Central Asia. — P. 1.
  2. Гумилёв Л. Н. Поиски вымышленного царства (Легенда о «государстве пресвитера Иоанна»). — М.: Айрис-пресс, 2002. — С. 214. — 432 с. — (Библиотека истории и культуры). — 5000 экз. — ISBN 5-8112-0021-8.
  3. Бартольд В. В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия // Бартольд В. В. Сочинения. — М.: Издательство восточной литературы, 1963. — Т. I. — С. 578.
  4. Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с персидского Ю. П. Верховского, редакция проф. И. П. Петрушевского. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1960. — Т. 2. — С. 13.
  5. Далай Ч. Монголия в XIII—XIV веках / Отв. редактор Б. П. Гуревич. — М.: Наука, 1983. — С. 47.
  6. Грум-Гржимайло Г. Е. Западная Монголия и Урянхайский край. — Л., 1926. — Т. II. — С. 481.
  7. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. — М., Л., 1960. — Т. 2. — С. 16.
  8. Марко Поло. Книга о разнообразии мира. Глава СС. Пер. И. П. Минаева. Дата обращения 15 марта 2010. Архивировано 21 января 2012 года.

ИсточникиПравить

  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с персидского Ю. П. Верховского, редакция проф. И. П. Петрушевского. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1960. — Т. 2.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Перевод А. К. Арендса. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1946. — Т. 3.

ЛитератураПравить