Открыть главное меню

Хасаукинское сражение

Хасау́кинское сражение (Би́тва на перева́ле Хасау́ка, бой у горы Хасау́ка) — сражение в ходе Кавказской войны между русскими императорскими войсками и карачаевским ополчением, произошедшее 20 октября (1 ноября1828 года вблизи аула Карт-Джурт. Завершилось поражением горцев и формальным, до 1834 года, присоединением Карачая к Российской империи.

Хасаукинское сражение
Основной конфликт: Кавказская война
Дата 20 октября (1 ноября1828
Место Карачай
Итог Победа Российской империи
Противники

Флаг Карачаево-Черкесии Карачаевское народное ополчение

 Российская империя

Командующие

олий Ислам Крымшамхалов

генерал Георгий Эммануэль

Силы сторон

около 500

около 1653, 8 орудий, 2 мортиры, + резервы

Потери

неизвестно

44 убитых и 120 раненых в сражении 20 октября.

ПредысторияПравить

Высокогорный Карачай находился у истоков реки Кубань, и его географическое положение, позволяло карачаевцам периодически вмешиваться в ход Кавказской войны. В 1826 году, между представителями Карачая и царской администрации была достигнута договорённость о нейтралитете Карачая в Кавказской войне[1]. Однако она более не устраивала русскую администрацию, настроенную на полное присоединение региона, через который происходило сообщение Западного и Восточного Кавказа. Исламский фактор сопротивления карачаевцев, единоверных туркам, также представлял угрозу для стабильности имперского присутствия в регионе. Кроме того, карачаевцы в 1826 году, ещё до прибытия генерала Эммануеля на Кавказ, «присягнули Турции и дали туда аманатов в противность мирному договору между Россиею и Портою…»[2].

Сознавая важность зависимости карачаевцев от Османской империи, анапский паша прилагал все усилия к тому, чтобы карачаевцы состояли в «подданстве Турецкой империи», и одна из таких пропаганд произвела на карачаевцев сильное впечатление, и они «проявили особенно живую деятельность в набегах на нашу линию во время войны с Персией…»[3].

После покорения Кабарды, присоединения Балкарии к Российской империи[4], ряд ущелий в Балкарии и Карачае остались убежищами для кабардинских, карачаевских, балкарских и других горских отрядов, продолжающих сопротивление русской администрации.

В 1826 году из Карачая бежал Тенгизбий (Амантиш) Дудов, который впоследствии, накануне похода Эммануэля в Карачай, находился в Нальчике. Из-за разногласий с олием Исламом Крымшамхаловым, Дудов согласился сотрудничать с русскими и дал важные сведения о подходах к Карачаю и выступил проводником русских войск[1].

11 (23) января 1827 года балкарско-дигорская депутация прибыла в Ставрополь и в январе сложила присягу перед командующим русскими войсками на Северном Кавказе генералом сербского происхождения Георгием Эммануэлем, в результате чего балкарцы и дигорцы были приняты в подданство России. С этого времени наибольшую опасность для некоторых российских владений на Кавказе стали представлять карачаевцы, проживающие в неприступных ущельях.

Воинственное население Карачая, опираясь на свои природные твердыни, всегда могло бы представлять из себя для нас грозную силу, но недостаток удобных мест для хлебопашества и отсутствие удобных пастбищ заставляли их вступать в торговые сношения с поселёнными на кавказской линии казаками. Своим географическим положением Карачай отделял закубанские горские народы от кабардинцев и других племён, живших в центре кавказской линии, не допуская их подавать помощь друг другу и действовать против нас совокупными силами…[5]

В журнале военных действий за июнь месяц 1827 года, есть данные, что карачаевцы, образовав «партию» из 300 человек, угнали казачий скот с реки Баксана и других мест. В том же журнале за ноябрь месяц отмечен случай переписки русских властей с анапским пашой. Извещая его о том, что карачаевцы, как живущие на правой стороне Кубани, считаются, согласно трактату России с Турцией, «русскими подданными», российские власти просили турецкого пашу удержать «беглых кабардинцев», живших в Карачае, от подговаривания карачаевцев против русских и от набегов их на российские владения[6].

Пользуясь неприступной местностью, карачаевцы не только сами производили «дерзкие набеги», но в июне 1828 года они «принимали участие в разгроме сел. Незлобного», а в их аулах долгое время имели пребывание партии абреков и прочих черкесов, боровшихся с Россией[2]. В то же время набега черкесов на станицу Незлобную, другой «отряд хищников», состоящий из кабардинцев и карачаевцев, числом около трёх тысяч, был замечен в полосе между Урупом и Б. Зеленчуком, и наступал по направлению к Баталпашинску. С утра 8 июня 1828 года и до наступления сумерек, имела место перестрелка этого отряда с российскими войсками[3].

Во «всеподданнейшем рапорте» графа Ивана Паскевича от 16 ноября 1828 г. о причинах похода против карачаевцев впоследствии отмечено следующее[7]:

Ген. Эмануэль доносит, что для обеспечения спокойствия на линии он счёл нужным предпринять экспедицию против карачаевцев — народа, живущего на снежных высотах Кавказа, в вершинах Кубани, который в надежде на неприступность земель своих безбоязненно давал убежище и помощь всем закубанским хищникам, через его земли проходившим для произведения набегов в пространстве между Кубанью и Тереком.

Поэтому, осенью 1828 года под руководством генерала Эммануэля был предпринят военный поход против карачаевского народа. В составе русского отряда, в числе других офицеров, был командир Горского казачьего полка, майор П. С. Верзилин[8].

Ход сраженияПравить

Военная кампания началась 17 (29) октября 1828 года. Для похода были составлены две колонны: первая, под начальством полковника Луковкина, собранная у станицы Боргустанской, состояла из 250 казаков Хоперского полка, 120 донских казаков, 433 человек пехоты, 2 батарейных и 2 конных орудий[2]. Вторая сосредоточилась у р. Малки, у «Каменного моста», под начальством генерал-майора Турчанинова, в числе 550 человек пехоты, 300 казаков линейных и донских разных полков, 4 орудий и 2 ручных мортирок[2].

Сам генерал Эммануэль находился при первой колонне. Генерал-майору Антропову приказано было с небольшим отрядом, выделенным из прикубанских резервов, идти к другому «Каменному мосту», на Кубани, и прикрыть колонны; другому отряду из сотни хопёрцев, 2 рот пехоты, и двух орудий, находившемуся в укр. Усть-Джегутинском, под командою майора Ромашева, приказывалось следовать на соединение с колонною Луковкина и принять участие в походе на карачаевцев[2].

20 октября (1 ноября1828 года русские войска начали подходить к перевалу у горы Хасаука вблизи аула Карт-Джурт, где у подножия горы они были встречены войсками карачаевского народного ополчения. В авангарде россиян под командой майора Верзилина следовала сотня хопёрских казаков, 80 человек волжских казаков, рота Навагинцев и 100 стрелков Тенгинского полка, одно конное орудие и две кегорновые мортиры, за авангардом двигалась остальная пехота, имея в хвосте казаков; в арьергарде следовало 30 пехотинцев и 30 казаков[2]. При подъёме на гору Хотцекой карачаевцы сильным огнём встретили авангард, стараясь задержать его движение. После полуторачасового штыкового боя гора была захвачена. В полдень войска спустились к реке Худес, перешли речку, и, с трудом установив одно орудие и обе мортирки, огнём их обстреляли впереди лежащий лес, откуда карачаевцы сильно беспокоили противника. Далее предстояло преодолеть последнюю преграду — перевал в Карачай, гору под названием «Ослиное седло». За сильным каменным завалом, преграждавшим путь на гору, отряд в 50 карачаевцев поливал наступающий авангард градом пуль, но после выстрелов из орудия карачаевцы были вынуждены покинуть передовой завал[2].

Усилив авангард, генерал Эммануэль двинул все войска на перевал; в тылу шли 100 казаков-коноводов. Пользуясь выгодами позиции, карачаевцы встретили войска «убийственным огнём и массою камней», 6 часов продолжался этот упорный бой, где приходилось на протяжении 2—3 вёрст преодолевать семь горных кряжей, чтобы овладеть последней высотой. Наконец карачаевцы принуждены были оставить последний перевал и отходить через леса и скалы, на противоположную сторону ущелья к Кубани.

В семь утра завязался бой, который продолжался на протяжении 12 часов и завершился в семь часов вечера. Всего численность войск генерала Эммануэля в сражении — 1653 солдата и офицера, при 8 орудиях и 2 кегорновых мортирах, участвовали в бою, и ещё один отряд с 2 орудиями прибыл уже после сражения[2], численность карачаевцев во главе с Исламом Крымшамхаловым точно неизвестна.

В результате боя горские формирования были оттеснены за перевал. Русские войска на следующий день двинулись вглубь территории Карачая к аулу Карт-Джурт. 21 октября (2 ноября) к генералу вышли карачаевские парламентёры, 22-го лагерь Эммануэля посетил олий Крымшамхалов, «со всеми старшинами и подал прошение при сем прилагаемое именем всего народа», и 23-го числа «весь карачаевский народ, присягал на верность подданства государю императору с представлением как от его Ислам Крым Шавкалова, равно и от 3 ещё первейших фамилий аманатов»[10].

ПотериПравить

Русские войска потеряли в этом сражении 44 убитыми и 120 ранеными: «Потеря наша состояла при поражении неприятеля убитых обер-офицеров 3, унтер-офицеров 2 и рядовых 39, раненых горского казачьего полка командир майор Верзилин, обер-офицеров 3, унтер-офицеров 13 и рядовых 103» — написал 30 октября (11 ноября1828 года Эммануэль в Ставрополе[10].

По данным военного историка А. Л. Гизетти, потери за все время экспедиции составили с 17 (29 октября) по 29 октября (10 ноября) 69 убитых и 193 раненых[11]. Биограф Эммануеля Н. Б. Голицын, указывает о потере 44 убитых и 120 раненых непосредственно в сражении 20 октября (1 ноября)[12]. Находившаяся в авангарде сотня стрелков Тенгинского полка, потеряла 6 убитыми и 26 ранеными[5]. Потери горцев не подсчитывались, известна лишь их приблизительная численность в сражении: около 500 человек[13].

РезультатыПравить

23 октября (4 ноября) карачаевская депутация во главе с олием Исламом Крымшамхаловым подписала с приблизившимся к аулу Карт-Джурт войсками генерала Эммануэля «Прошение карачаевцев командующему Кавказской линии Г. А. Емануелю о принятии их в русское подданство и оказании покровительства.» — документ, согласно которому Карачай входил в состав Российской империи[14].

Некоторыми авторами отмечается, что карачаевцы безукоризненно соблюдали условия договора и не нарушали его положений на протяжении всего дальнейшего периода Кавказской войны[15][16].

Генерал Эммануэль писал в Санкт-Петербург о результатах сражения:[17][18]

 Термопилы Северного Кавказа взяты нашими войсками, и оплот Карачаева, у подошвы Эльбруса, для всех горских народов, враждебных против России, помощью Божьею и храбростью войск, под личным моим предводительством, разрушен… 

В петербургской газете «Северная пчела» 22 ноября (4 декабря1828 года было написано о данном сражении[19]:

Блистательный успех пролагает путь к успокоению всего края Кавказского… Пример покорения сего народа, почитавшегося у всех горских жителей самым непобедимым, даст прочим подумать о возможности повторить с ними таковое же происшествие.

Окончательное присоединение Карачая произошло в 1834 году, о чём докладывал 24 сентября в своём рапорте из Тифлиса, командир отдельного Кавказского корпуса Г. В. Розен военному министру А. И. Чернышеву, о переговорах князя И. В. Шаховского с карачаевцами, «о возобновлении присяги на верноподданство России»[20]:

По положению своему карачаевцы весьма много могут содействовать к обеспечению спокойствия окрестностей Минеральных Вод и Кабарды, дабы успеть убедить их к сему, я разрешил штабс-капитану князю Шаховскому обещать им, что прежние аманаты их будут возвращены, если они изъявят вновь покорность на выгодных для нас условиях…Во время продолжавшихся переговоров между князем Шаховским и старшинами, карачаевский народ сей доказал на опыте своё усердие и пользу, которую можно ожидать от искренней их преданности. Партия хищников, переправясь через Кубань, угнала из Кабарды 6 баранов и 60 штук рогатого скота и увлекла в плен трёх мальчиков; почётнейших из старшин карачаевских семидесятилетний старик Крым Шамхалов с 30 своих людей бросился в погоню, нагнал хищников и невзирая на то, что их было 140 человек, остановил и удерживал до того времени, пока не получил подкрепление от народа, потом, отбив у них всю добычу, возвратил кабардинцам по принадлежности.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Бегеулов Р. М. Карачай в Кавказской войне XIX века. — Черкесск, 2002. — С. 104—108.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Толстов В. Г. История Хопёрского полка Кубанского Казачьего войска. 1696—1896: в 2 частях + Прилож. / Под ред. В. А. Потто. — Тф.: Тип. Штаба Кавк. воен. округа, 1900. — Т. 1. — С. 205—209.
  3. 1 2 Пузанов В. В. История 5-го Донского казачьего войскового атамана Власова полка. — Саратов, 1913. — С. 397—399.
  4. 1827 г. января 11. – Обращение балкарских и осетинских старшин к командующему войсками на Кавказской линии о принятии ими российского подданства.
  5. 1 2 Ракович Д. В. Тенгинский полк на Кавказе. 1819—1846 / Под. ред. В. А. Потто. — Тф.: Тип. Канц. Глав. гражд. частью на Кавказе, 1900. — С. 17, 81—82.
  6. Щербина Ф. А. История Кубанского казачьего войска. Т. 2. — Екатеринодар, 1913. — С. 385—388.
  7. Хотко С. Х. Карачай — страна на вершине Кавказа. Очерки истории и культуры Карачая. — Майкоп: Полиграф-Юг, 2011. — С. 83.
  8. История освоения и заселения Тебердинской долины, современное состояние. Тебердинский государственный природный биосферный заповедник. Дата обращения 1 июня 2012. Архивировано 21 сентября 2012 года.
  9. Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В. Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А. Е. Кроль, К. М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 255, кат. № 7892. — 360 с.
  10. 1 2 Социально-экономическое, политическое и культурное развитие народов Карачаево-Черкесии. 1790—1917. Сборник документов. — Ростов-на-Дону, 1985. — С. 39.
  11. Гизетти А. Л. Сборник сведений о потерях Кавказских войск во время войн Кавказско-горской, персидских, турецких и в Закаспийском крае. 1801—1885 гг / Под ред. В. А. Потто. — Тф.: Тип. Я. И. Либермана, 1901. — С. 22—23.
  12. Голицын Н. Б. Жизнеописание генерала от кавалерии Эммануэля.
  13. Потто В. А. Покорение карачаевцев // Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях: в 5 томах. — 2-е изд. — СПб.: Тип. Окруж. штаба Кавк. воен. окр., 1889. — Т. 5: Время Паскевича). — 320 с.
  14. Социально-экономическое, политическое и культурное развитие народов Карачаево-Черкесии. 1790—1917. Сборник документов. — Ростов-на-Дону, 1985. — С. 40.
  15. Обычное право на Северном Кавказе (16 мая 2013). Дата обращения 5 марта 2017.
  16. К. Т. Лайпанов, Р. Т. Хатуев, И. М. Шаманов. Карачай с древнейших времён до 1917 года: историко-этнографические очерки. — Аланский Эрмитаж, 2009. — 269 с. — ISBN 978-5-86494-021-1.
  17. Лайпанов Билал. Ислам в истории и самосознании карачаевского народа // Ислам в Евразии. — Москва: Прогресс-Традиция, 2001.
  18. Svetlana Mikhaĭlovna Chervonnai︠a︡, Mikhail Nikolaevich Guboglo. Все наши боги с нами и за нас: этническая идентичность и этническая мобилизация в современном искусстве народов России. — T︠S︡IMO, 1999-01-01. — 308 с.
  19. Заметка // Северная пчела : газета. — Санкт-Петербург, 1828, 22 ноября. — Вып. 140.
  20. Социально-экономическое, политическое и культурное развитие народов Карачаево-Черкесии. 1790—1917. Сборник документов. — Ростов-на-Дону, 1985. — С. 48—49.