Холокост в Румынии

Холокост в Румынии — преследование и уничтожение евреев и цыган на территории Румынии в период Второй мировой войны.

ПредпосылкиПравить

Исторические корни антисемитизма в РумынииПравить

Ранний период независимости: бытовой антисемитизм и государственный шовинизмПравить

Негативный образ евреев в Румынии упрочился в период между получением независимости (1859 г.) и Первой мировой войной, когда евреи играли в роль посредников (сборщиков налогов, фискальных агентов, наймодателей, продавцов алкоголя) между высшим слоем румынских землевладельцев (бояре) и крестьянами. Такое положение евреев обуславливалось отсутствием прав на владение землей (только на аренду)[1]. Недовольство среди румынского населения вызывало засилье евреев среди арендодателей, так, к 1889 г. 72,4 % площадей крупных румынских хозяйств арендовались евреями[2].

Кроме того, в румынской государственной политике, начиная с XIX века и начала правления князя Карла Гогенцоллерна Зигмарингена (Кароль I) на румынском престоле, наблюдался ярко выраженный антисемитский курс. В частности, при Кароле была принята конституция, согласно которой (7 глава) евреи (коих насчитывалось около 115 000) не могли стать гражданами Румынии[3]. В результате, антисемитский импульс, заданный румынской администрацией 1860-х годов нашел свое отражение в дальнейшей политике румынских властей. Так, власти периодически изгоняли еврейские семьи и целые общины вплоть до начала XX века[4].

Государственная политика Румынии в отношении евреев вызывала серьёзные опасения в самых высоких политических кругах за пределами страны. Так, например, император Франции Наполеон III направил румынскому королю Каролю телеграмму протеста против преследований евреев и мер, «противоречащих принципам гуманности и цивилизации», а Кароль Антон, отец румынского князя писал самому князю «Еврейская проблема вступила в такую фазу, что обратила внимание всей Европы»[5]. Румынский министр иностранных дел В. Боереску, касаясь школьной политики правительства, напрямую подтвердил существование резко-антисемитского курса в румынской государственной политике, заявив, что «Евреи-туземцы, несмотря на все препятствия, устроенные на пути их свободного развития, в большой мере способствовали экономическому и культурному прогрессу страны и, тем самым, её укреплению как государства. Они могли бы, несомненно, принести стране гораздо больше пользы, если бы не преследовались режимом, который заставил десятки тысяч из них уехать, а другие десятки тысяч обречь на нищету»[3].

Чтобы защитить еврейскую общину Румынии от ужасов антисемитизма, в 1910 г. был создан "Союз евреев туземцев", который составил коллективное письмо-прошение, в котором приводились 84 ограничения и запрета для евреев в общественной жизни Румынии[6]. Большинство прав, предоставленных, позже румынским правительством евреям (как, например «Договор о меньшинствах» от 1919 г., а в частности, его 7-я статья) были пролоббированы другими державами в качестве компромисса территориальным притязаниям Румынии по итогам Первой мировой войны[4]. Кроме, того румынские военные того времени, пройдя службу впитывали антисемитскую риторику армейских кругов. Ион Антонеску был примером человека, бытовой антисемитизм которого наложил неизгладимый отпечаток на его политические взгляды как руководителя Румынии. Так, уже в 1941 г. румынский диктатор говорил «нужно внушать румынам чувство ненависти к врагам нации. Так рос я: в ненависти к туркам, жидам и венграм. Это чувство ненависти к врагам родины следует довести до последней крайности»[7].

Межвоенный период: рост популярности фашизмаПравить

Антисемитизм межвоенного периода в самой яркой своей форме проявился в размножении многочисленных правоэкстремистских и фашистских организаций. Названия большинства этих организаций красноречиво говорят сами за себя: «Национал-христианский союз», «Лига национал-христианской защиты», «Ассоциация студентов христиан», «Гвардия национального самосознания», «Легион Михаила Архангела» (общество, созданное К. Кодряну и ставшее впоследствии «Железной Гвардией»), «Румынское действие», «Румынский национальный фашизм», «Организация молодых борцов против иудео-коммунизма», «Братья по кресту». Популярность фашизма росла под воздействием внутриполитического румынского климата и внешнеполитической конъюнктуры в мире, где фашистская Италия и национал-социалистская Германия расширяли свое глобальное влияние. В итоге, на выборах 1937 г. фашистские партии (главным образом — «Железная Гвардия» и "Национал-христианский союз") собрали в стране около 25 % голосов избирателей. Власть в стране получил "Национал-христианский союз", при котором развернулась полномасштабная кампания на ограничение прав евреев в стране (закрыты еврейские корчмы, отобраны лицензии у еврейских журналистов, отбираются лицензии на право торговать монопольными товарами, закрыты многие либеральные газеты, кроме того запрещены газеты на русском языке в Бессарабии, в Бельцах запрещают использовать «еврейский и русский язык»)[3]. Венцом этой кампании стал королевский декрет о пересмотре гражданства евреев, который подписали король Кароль II, премьер О. Гога и министр юстиции В. Рэдулеску-Мехединць[7]. Таким образом, перед сороковыми годами XX века, евреи Румынии потеряли большую часть основопологающих человеческих прав. Ситуация была настолько ужасающей, что 3 октября 1940 г. руководство еврейской общины города Яссы (где годом позже произойдет самый кровавый еврейский погром в стране) написало министру внутренних дел в Румынии «Безопасности для жизни и имущества евреев в муниципии Яссы уже не существует… Ночью группы легионеров, заявлявших, что у них своя полиция и своя прокуратура, с револьверами в руках устраивают обыски, забирают кассы с деньгами, не оставляя расписки, арестовывают и отправляют евреев в штаб Легиона, где подвергают их страшным физическим и моральным пыткам, чтобы вырвать у них признания против себя и других»[8].

Исторические корни антицыганизма в РумынииПравить

Культурные предпосылки: почему цыганам не нашлось места в румынской национальной идееПравить

Корни же антицыганских предрассудков и государственной антицыганской политики тоже уходят в середину XIX в., когда цыгане получили свободу в исторический момент объединения Валахии и Молдовы в одну страну — Румынию (1859 г.). До этого момента цыгане были рабами, которые принадлежали либо государству, либо румынским боярам, либо монастырям[9]. Эмансипация цыган сделала из них свободный, но бедствующий слой населения, который продолжал заниматься традиционными малодоходными видами деятельности[10][неавторитетный источник?]. Между двумя обездоленными слоями населения Румынии: цыганами и румынскими крестьянами росла напряженность и взаимное недоверие, память о которых, сохранилась в большом количестве пословиц и народных сказаний. К примеру, «деньги есть и у цыгана, но чести у цыгана нет»[11]. Вторым фактором был исторически сложившийся комплекс румынской интеллигенции и интеллектуалов, которые остро переживали восприятие их собственного этноса со стороны европейских соседей как нации «отсталой», «варварской» (с точки зрения культуры), и главное — «цыганской» (с точки зрения этногенеза). Несмотря на то, что данное восприятие не могло отражать культурное, политическое или социальное состояние Румынии того времени, этот фактор сыграл важную психологическую роль в истории формировании румынской ментальности. В этом контексте, историк В. Солонарь утверждает, что с румынской перспективы, цыгане стали единственной группой, относительно которой «не было сомнения, что они стоят ещё ниже, чем румыны»[10]. Таким образом, сложилась идея о формировании румынской идентичности, частично, за счет противопоставления цыганской идентичности. Это мнение нашло свой отклик и в работах других исследователей за пределами Румынии и Молдавии, таких как Ш. Вудкок[11].

Предвоенные тенденции: рост популярности евгеникиПравить

Третьим фактором стал рост правоэкстремистских, евгенистских и ксенофобских организаций радикального толка. Например, клужская школа профессора Ю. Молдована[ro] принимала участие в публикации журнала «Бюллетень евгеники и биополитики» (рум. Buletinului Eugenic și Biopolitic), где подчеркивалось значение искусственного отбора для улучшения «биологии» румынской нации, стерилизации наследственно больных, недопущения ассимиляции национальных меньшинств, недопущения смешанных браков (особенно в категорию наиболее «опасных» элементов, куда входили цыгане)[12]. Именно ученик Ю.Молдована, Сабин Мануилэ[en][ro] стал в итоге одним из самых влиятельных идеологов в кругах, сформировавшихся к 1940-м годам вокруг диктатора Антонеску. К началу Второй Мировой Войны, чем большего успеха добивались гитлеровские войска в Европе, тем более жёсткие позиции занимала Клужская школа, начав в конце концов выступать за жесткие репрессии по отношению к меньшинствам и политическим оппонентам, распространенные в нацистской Германии[10].

Планы в отношении нацменьшинств в Румынии 1940-хПравить

Антисемитская политика Иона АнтонескуПравить

Премьер-министр Румынии Ион Антонеску (по совместительству — «кондукэтор» Румынии, аналог германского титула «фюрер») хотел видеть Румынию без национальных меньшинств, в первую очередь цыган и евреев[13]. Он говорил: «Я ничего не достигну, если я не очищу румынскую нацию. Не границы, а однородность и чистота расы дают силу нации: такова моя высшая цель». Буквально с самого начала правления Антонеску проводил жёсткую политику по отношению к нерумынам, в первую очередь евреям. В 1941 г. сначала на заседании Совета министров Румынии (3 февраля) было решено «продолжить Румынизацию экономики… и оказывать полное содействие румынским элементам, доказывающим свою подготовленность для занятия экономическими профессиями»[14]. Затем, на двух заседаниях правительства Антонеску поручил начать выселение евреев из страны, начав с евреев, прибывших в страну с «паспортами Нансена» (решение от 15 февраля), а затем выселять из страны евреев, прибывших после 1936 г. года из германоязычных стран и Польши (25 марта)[15]. Позже, (10 октября) Антонеску заявил, что «чужаки» в течение столетий эксплуатировали румынскую нацию: «Мы работаем как рабы, а они наживаются; мы всегда были рабами у чужаков»[16]. В том же году ограничение прав румынских евреев получило новый виток. Были запрещены браки между румынами и евреями (даже за рубежом). Одним из главных законотворцев антисемитской политики в румынском правительстве был государственный министр Михай Антонеску (однофамилец диктатора), который стал автором декрета-закона (27 марта 1941 г.) о национализации городской еврейской собственности и о запрете евреям приобретать такую собственность. Претворив в жизнь этот декрет, Михай пытался компенсировать подрыв, как он сам выражался «национально-христианской основы румынского общества», там более, декрет с энтузиазмом воспринял и сам верховный правитель Румынии, назвав его декретом восстановления исторических прав Румынской нации и интеграции в Европейский националистический дискурс[17].

Ограничения вводились повсеместно несмотря на то, что им противостояли Союз Евреев Румынии и Еврейская партия. Последняя даже отправляла гуманитарную помощь в концлагеря и гетто Транснистрии. Для реализации желаний Антонеску при его содействии был разработан специальный план по ликвидации всех евреев Румынии. Согласно плану, первыми должны были быть уничтожены евреи Буковины, Бессарабии, Транснистрии. Вслед за репрессиями против евреев Украины и Молдавии с перерывом в 5 лет должно было начаться массовое выселение евреев из центральной части Румынии. Всего в Румынии (с Бессарабией и Буковиной) проживало около 600 000 евреев. Государственный антисемитизм Румынии при Антонеску был, согласно распространненому тогда мифу, ответом на неправомерное получение румынского гражданства (согласно «Договору о меньшинствах») беженцами из Советской России, Галиции и Венгрии, которые выдавали себя за евреев[3]. Этот миф не подтверждается цифрами из всерумынской переписи населения, указывающей на низкий естественный прирост еврейского населения Румынии. Общее количество евреев в период с 1912 г. по 1930 г. в Румынии выросло всего на 12 000 человек (5 %)[7].

Планы Антонеску в отношении цыган и других нерумынских меньшинствПравить

Некоторые историки считают, что румынская политика первых лет войны в отношении цыганского населения — чистая иницатива Иона Антонеску[10][18]. Согласно Антонеску, антицыганская политика Румынии представляла собой социальный инструмент для обеспечения порядка страны авторитарными методами. На бумаге румынское правительство депортировало только ту часть цыганского общества, которая представляла опасность для социума. На деле же пострадал гораздо более широкий слой населения, а антицыганская риторика подогревалась евгенистической пропагандой и экстремистскими организацями правого толка. К 1941 г. евгенистическая пропаганда достигла своего пика в Румынии — публиковались брошюры, призывавшие заключить кочевых цыган в концентрационные лагеря, направлять их на принудительные работы в нечеловеческих условиях, а также подвергнуть оседлых цыган стерилизации и заменить последних «лучшими представителями румынской нации», кем бы они не являлись по мнению составителей данных трудов[19].

На сегодняшний день существуют неоспоримые доказательства того, что Ион Антонеску прислушивался к евгенистической пропаганде, а передаточным звеном, посредством которого евгенические идеи попадали в поле зрения румынского диктатора был главный румынский статистик тех лет, специалист по биометрии и биостатистики, директор Центрального Института Статистики — Сабин Мануилэ[10]. Главным доказательством приверженности Иона Антонеску идеям Сабина Мануилэ является указ от 1 июня 1941 г., запретивший любым государственным органам, кроме института Мануилэ заниматься статистическими исследованиями[20]. В реферате «Политика народонаселения» Румынии за авторством Сабина Мануилэ (с поставленной резолюцией от Иона Антонеску) было сказано, что «цыгане — великая расовая проблема Румынии» и что «до сих пор ничего не было сделано для решения цыганской проблемы»[21]. Решение о выселении кочевых цыган и цыган без средств к существованию из румынских населенных пунктов для заключения в трудовые колонии было принято 28 мая 1942 г.[22]. Несмотря на то, что приказ предусматривал репрессии по отношению к кочевым цыганам, пострадала более широкая часть населения Румынии потому что в Румынии не существовало документов, напрямую подтверждающих этническую принадлежность. В итоге, выселялись люди, которые вели «цыганский образ жизни», жители цыганских районов, нищие, румыны с темным цветом кожи, словом, все те кто казались жандармам цыганами. Виновником и инициатором такой политики стал генерал Константин Василиу, который назвал эту политику «свежевание бродячих псов» (рум. «ecarisaj politienesc»)[23][10].

При этом Антонеску учитывал геополитические реалии того времени (в первую очередь, союзников Румынии по войне), что находило отражение в селективности репрессивной политики по отношению к нерумынским меньшинствам в стране. В частности, более мягкая, но тем не менее, репрессивная политика применялась в отношении этносов, представляющих их союзников (болгары, венгры[16]) или потенциально союзнические интересы (украинцы[24]) нацистской Германии. При этом, репрессивная политика совершенно (по той же причине) не касалась этнических немцев в Румынии, которым предоставлялись разнообразные привилегии вплоть до политической автономии[25]. Так, например, в одном только Аккерманском уезде, к началу Второй Мировой Войны насчитывалось 117 активных членов национал-социалистической организации[26].

Погромы, депортации и казни. Исполнители преступленийПравить

 
Румыния, арест евреев для дальнейшей депортации
 
Отчёт 1942 года о депортациях румынских цыган в Транснистрию
 
Арестованные румынские евреи

Во время мятежа легионеров в Бухаресте (1941 год) и других городах страны произошли первые крупномасштабные погромы. 25 июня 1941-го года полицейские города Яссы обходили жителей-христиан и рекомендовали им на окнах и дверях своих домов нарисовать крест чтобы отличать их от еврейских[27]. Через два дня, 27 июня в Яссах начался ещё один масштабный погром, в результате которого по данным румынской комиссии погибло 8000 и было арестовано и вывезено из Ясс 5000 евреев (по другим подсчётам, погибло 13 266 человек, включая умерших во время депортации из города). Этот погром стал первым из организованных властями. Поводом послужили обвинения ясских евреев в коллаборационизме и нападениях на румынских солдат[28].

С началом полномасштабных военных действий на восточном фронте, румынская армия принимала активное участие в зверствах против еврейского населения. Так, например 7-ая румынская пехотная дивизия генерала О. Ставрата участвовала в стихийных расстрелах еврейского населения города Сирет.[29] Батальон 6-го румынского егерского полка (14-ая пехотная дивизия) совместно с немецкими войсками захватил бесарабский город Скулень и проводил расстрелы мирного еврейского населения из пулеметов, а 311 евреев[30] были расстреляны без суда и следствия после захвата города[31].

Первыми в концлагеря Буковины и Бессарабии были отправлены цыгане. В Румынии было арестовано 30 000 цыган, ещё 6100 было арестовано в Молдавии и на Украине[32]. Большинство из них было депортированы в сформированное на оккупированной территории бывшей МАССР губернаторство Транснистрия и собраны в концлагерях под Тирасполем. Из 25 тысяч цыганских узников (по другим источникам — 20 тысяч[10]) концлагерей погибло около 11 тысяч[33]. При этом, есть точка зрения, что примерно половина депортированных цыган погибла в Транснистрии в результате некомпетентности местного руководства[10]. Вслед за ними в концлагеря Бессарабского и Буковинского губернаторств начали переводить румынских и местных евреев[13]. Непосредственно исполнение плана началось 17 июля. Тогда Антонеску, находясь в Бельцах, отдал приказ создать на оккупированных территориях гетто и концентрационные лагеря. Крупнейшими из лагерей стали Вертюженский, Секуренский и Единецкий. Кроме того, в Кишинёве было образовано гетто[13]. Стоит отметить, что Антонеску отдал приказ об этнических чистках евреев сразу после возвращения со встречи с Гитлером в Мюнхене, которая произошла 12 июня 1941 года[34].

Антиеврейская политика Антонеску отличалась такой жестокостью, что он заслужил восхищение Гитлера, который в разговоре с Геббельсом отрекомендовал румын как более решительных борцов с евреями, чем сами немцы[35]. 7 сентября Антонеску посчитал, что евреев нужно выселять за Днестр. Для таких массовых депортаций был разработан специальный план и маршруты. Все арестованные евреи должны были идти пешком (см. марш смерти), а если кто-то отставал или не мог идти, подлежал расстрелу на месте. Для того, чтобы проводить подобные расстрелы, вдоль дорог на расстоянии 10 км друг от друга были вырыты ямы на 100 человек каждая. Расстрелянных сбрасывали в эти ямы. 9 декабря цыган и евреев полностью перевели из концлагерей Бессарабии и Буковины в концлагеря Транснистрии[13]. К ним присоединились местные евреи, в частности из Одессы, а также с левобережья Южного Буга[13].

Однако, румынская администрация не ожидала такого большого количества заключённых. Лагеря Транснистрии располагали крайне ограниченным персоналом и были переполнены, в связи с этим конвои совершали переходы от одного лагеря к другому. В концлагерях часто не было построек и пропитания, в связи с чем часть евреев погибла от голода и холода. Особенно высокая смертность среди заключённых наблюдалась зимой 1941—1942 годов. Из-за голода и болезней многие из заключённых не доживали до казни. Умерших не хоронили, что приводило к новым вспышкам заболеваний[13]. В Транснистрии в жудеце (округе) Голта сложилась наихудшая ситуация. Этот жудец (округ) получил неофициальное название «королевство смерти», поскольку там располагались крупнейшие концентрационные лагеря Румынии. Это были Богдановка, Доманевка, Акмачетка и Мостовое. Зимой 1941—1942 годов в этих лагерях произошли масштабные массовые расстрелы евреев. На берегу Южного Буга всего за несколько дней расстреляли 40 000 узников, ещё 5000 было сожжено заживо в Богдановке[13]. Общее количество евреев, погибших в результате преступной политики Антонеску и румынского правительства, а также погромов в румынских городах, за которые Антонеску мог и не нести персональной ответственности по современным оценкам составляет от 280 000 до 380 000 человек[10].

Динамика изменений политики по отношению к евреям и цыганамПравить

Ситуация с антиеврейской политикой изменилась после февраля 1942 года, когда румынское командование издало приказ о прекращении массовых расстрелов евреев.[36] В гетто и концлагерях Транснистрии при содействии румынской администрации стали формироваться системы управления. Каждым лагерем или гетто управлял «президент общины», которому подчинялись строго структурированные социальные службы и кустарное производство. В случае с антицыганской политикой, депортации цыганского населения в Транснистрию были прекращены к октябрю 1942-го года.[10]

В северной части Транснистрии (к северу и востоку от Могилёва-Подольского) евреи (как местные жители, так и депортированные) большей частью находились не в лагерях, а в гетто, что несколько облегчало их положение. В ряде городов и местечек (например, в Могилёве-Подольском, Джурине, Шаргороде) были созданы еврейские комитеты, в которые входили представители местного еврейства и лидеры общин Бессарабии и Буковины. Иногда такой комитет назначала румынская администрация и в таком случае он являлся аналогом юденрата. Комитеты организовывали общественные кухни, пекарни, мыловаренные фабрики, больницы, сиротские приюты, ремесленные и потребительские кооперативы, почтовые отделения, вели учёт рождений и смертей. Еврейские врачи пытались бороться с эпидемиями. Оставшиеся на свободе румынские евреи стали регулярно посылать в Транснистрию продовольственную помощь. Совет евреев Румынии образовал Автономный комитет помощи. В начале января 1943 г. делегация румынских евреев во главе с Ф. Шрагой получила разрешение посетить Транснистрию и подготовленный ею отчёт о положении евреев там был переведён на несколько языков и разослан еврейским организациям различных стран. Финансовую поддержку Автономному комитету с 1943 г. оказывали Джойнт, Всемирный еврейский конгресс, ОЗЕ и находившийся в Стамбуле Комитет спасения при всемирной Сионистской организации.

В 1942—1943 гг. наибольшей опасности подвергались евреи городов и местечек, расположенных близ Южного Буга, отделявшего румынскую зону оккупации от германской: немецкие отряды неоднократно переправлялись через эту реку и устраивали облавы на евреев. Их убивали на месте или переправляли на другой берег и посылали на принудительные работы, по окончании которых расстреливали. Таким образом только осенью 1942 г. было убито около тысячи человек. Зачастую и сами румынские власти отправляли группы евреев на работу в германскую зону оккупации, где их почти всегда поголовно уничтожали, особенно часто это делал глава администрации Тульчина и его окрестностей. 20 октября 1942 г. немцы уничтожили евреев гетто города Бар, при этом погибло около двенадцати тысяч человек. В концлагере Вапнярка узникам давали в пищу отравленные бобы, вызывавшие паралич и смерть. В декабре 1943 г. министерство внутренних дел Румынии сообщило правительству, что в живых осталось 50 740 евреев, депортированных в Транснистрию (в действительности — около шестидесяти тысяч).

В июне 1943 г. Антонеску отдал распоряжение о возвращении из Транснистрии пожилых людей, вдов, инвалидов Первой мировой войны и бывших армейских офицеров. По настоянию немецких советников власти Транснистрии до декабря саботировали выполнение этого распоряжения, однако затем полторы тысячи евреев получили возможность вернуться в Дорохой. При этом, сложно было говорить о какой-либо резкой смене политического климата в стране по отношению к нацменьшинствам, ведь к 1943 году евгеническая риторика только усилилась, открыто публиковались призывы о необходимости подвергнуть «инородческие семьи и общины, в особенности цыган, сегрегации»[37].

В феврале 1944 г., когда германские войска, отступавшие под натиском советских войск, заняли оборону в Транснистрии, Антонеску обратился к германскому командованию с требованием не допускать эксцессов по отношению к еврейскому населению. Это требование в основном выполнялось; лишь в Тирасполе было убито около тысячи евреев, содержавшихся в городской тюрьме. 15 марта 1944 г. советские войска форсировали Южный Буг и за несколько дней продвинулись до Днестра. За это время еврейская комиссия, прибывшая из Бухареста, сумела вывезти в Румынию 2518 евреев из Тирасполя и Балты; ещё раньше в Яссы были доставлены 1846 еврейских сирот из Транснистрии. К середине апреля вся территория между Южным Бугом и Днестром была освобождена советскими войсками[38]. С точки зрения пропаганды, мало что поменялось с начала войны. Евгеническая пресса продолжала публиковать рекомендации для решения цыганской «проблемы», единственная румынская организация, обладающая правом публиковать статистические данные (Центральный Институт Статистики Румынии) в 1944-м году опубликовала монографию этнографа И. Кельчи о цыганах, в которой по отношению к цыганам (кроме субгруппы «rudari») были сформулированы евгенические рекомендации, очень похожие на идеи Георге Фэкэоару, который призывал к максимально радикальным репрессивным действиям против цыган в начале 1941-го года[39].

Число жертвПравить

По утверждениям румынской стороны, румынская администрация Буковины, Бессарабии и Транснистрии за всё время оккупации уничтожила в лагерях 270 тыс.человек. Когда советские армии пересекли Южный Буг и вступили на правый берег реки, Антонеску срочно отдал приказ выкапывать тела казнённых евреев и сжигать их[40]. В то же время по неточным данным только зимой 1941—1942 годов в отдельно взятой Транснистрии было казнено 250 тысяч евреев. К 1944 г. на оккупированных Румынией советских территориях выжили 50 тысяч евреев[13] и 15 тысяч цыган. Меньшее рвение румынских оккупантов, более низкая степень их организованности по сравнению с немецкими нацистами, а также более узкий временной промежуток, в течение которого Румыния вела политику по уничтожению евреев, способствовала тому, что в Транснистрии уцелело около 70 % всех евреев, выживших на оккупированных советских территориях.[41].

В самой Румынии в 1947 году насчитывалось 428 300 евреев, часть из выживших между 1944—1947 годами покинули страну[42].

Ответственные лица, расследование преступленийПравить

Высшее политическое руководство Румынии времен Антонеску предстало перед Народным Трибуналом в Бухарестском Процессе (6 — 18 мая 1946 г.)[43]. Среди обвиняемых шли И. Антонеску (маршал), М. Антонеску (руководитель государства и председатель Совета министров), Х. Сима (вице-председатель Совета министров), К. Пантази (министр национальной обороны), Г. Добре (министр национальной экономики), И. Маринеску (бывший министр юстиции), Д. Попеску (министр внутренних дел). М. Стурдза (министр иностранных дел), Г. Алексиану (губернатор Транснистрии), Р. Лекка (правительственный комиссар по еврейским вопросам), Э. Кристеску (генеральный директор секретной полиции), К. Василиу (генерал армии, инициатор антицыганского террора) и несколько высокопоставленных военных чинов. Обвиняемым, в-первую очередь вменялось подчинение Румынии германским интересам и превращение страны в немецкую колонию[44], но в Обвинительном Акте приводились ужасные факты жесточайшего террора режима Антонеску, включавшие в себя террор против нацменьшинств Румынии. Ион и Михай Антонеску, Василиу, Пантази, Кристеску, Алексиану были приговорены к расстрелу. Заочно были приговорены к смерти Сима, Папанаке, Джеорджеску, Стурдза, Протопопеску и Яшинки. Лекка получил пожизненное заключение (в изначальном варианте обвинения значился расстрел). Остальные 11 обвиняемых были осуждены на различные сроки (10 — 20 лет). Расследование преступлений, совершённых в ходе Холокоста началось в Румынии в 1946 году. К суду было привлечено 2700 подозреваемых, из которых 668 были осуждены, а остальные освобождены из-за отсутствия доказательств[45].

Праведники мираПравить

69 (1 января 2021)[46] граждан Румынии были признаны Праведниками мира за участие в спасении евреев от Холокоста.

Отрицание Холокоста в РумынииПравить

Во времена правления Чаушеску, Румыния признавала ответственность правительства Иона Антонеску за политику геноцида по отношению к еврейскому и цыганскому населению страны. Однако, государственная пропаганда сваливала всю роль за геноцид на правительство нацистской Германии и немцев в частности, в то время как роль румынских властей и местного населения минимизировалась[47]. После падения коммунистического режима в Румынии часть националистически настроенных румынских историков оправдывает геноцид евреев и преступления режима Антонеску, а некоторые отрицают геноцид вообще[48]. Несмотря на то, что в 2002 году в Румынии вышел закон, который запрещал пропаганду фашизма и отрицание Холокоста[49], в июне 2003 года румынское правительство заявило, что в Румынии не было Холокоста[50]. Возмущение еврейской общины вызвало назначение в 2012 году министром Дана Сова, который утверждал, что «ни один еврей не пострадал на территории Румынии» во время Второй мировой войны[51]. Скорее всего, корни аномального отрицания лежат в государственной политике негласного отрицания геноцида и низовой политике игнорирования геноцида в румынских школах. Так, к примеру, исследование, посвященное изучению информированности румынских учителей истории на тему геноцида цыган показало, что большинство из этих учителей ничего не знает на эту тему[52]. Другое похоже исследование на эту тему показало, что многие учителя в Румынии рассматривают национальные меньшинства как проблему Румынии, а ещё 15 % из выборки в исследовании не считают идеи Гитлера плохими[53].

ПримечанияПравить

  1. Butnaru, I. C. (1992) The Silent Holocaust: Romania and its Jews (New York: Greenwood Press).
  2. Janos, A. C. (1978) "Modernization and decay in historical perspective: the case of Romania, " in K. Jowitt, ed., Social Change in Romania, 1860—1940 (Berkeley: Institute of International Studies), pp 72-116.
  3. 1 2 3 4 The Beate Klarsfeld Foundation. Documents Concerning the Fate of Romanian Jewry during the Holocaust. Selected and Edited by Jean Ancel. X, Page 14
  4. 1 2 Ioanid R. Evreii sub regimul Antonescu. — Bucureşti, 1998. — Р. 18
  5. Butnaru I.C. Holocostul uitat. Consideraţiuni istorice, politice şi sociale cu privire la antisemitismul românesc. P 65-66
  6. Ancel J. Contribuţii la istoria României. Problema evreiască. — Vol. I. Partea întâi. 1933—1944. — Bucureşti, 2001. — P. 20-24
  7. 1 2 3 Evreii din România între anii 1940—1944. Vol. I. Legislaţia antievreiască. — Bucureşti, 1993.-P. XXIV
  8. Documents Concerning the Fate of Romanian Jewy during the Holocaust. Vol. V. Selected and edited by Dr. Jean Ancel. P.l Vol. 1.
  9. Sam Beck. The origins of Gypsy slavery in Romania (англ.) // Dialectical Anthropology. — 1989-03-01. — Vol. 14, iss. 1. — P. 53–61. — ISSN 1573-0786. — doi:10.1007/BF00255926.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Солонарь, В. "Этническая чистка или борьба с преступностью? Депортация румынских цыган в Транснистрию в 1942 г." (рус.) // Голокості сучасність. Студіїв Україні і світі. — 2008. — Т. 1 (2008): 3..
  11. 1 2 Woodcock Sh. «The Ţigan is Not a Man»: The Ţigan Other as a Catalyst for Romanian National Identity. (англ.) // Dissertation for Ph.D. – Sidney: University of Sidney, Department of History,. — 2005. — С. 533 p..
  12. Maria Bucur. Eugenics and Modernization in Interwar Romania. — DOI: 10.2307/j.ctt5vkh6s. — University of Pittsburgh Press, 2002.
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 Клара Жигня. Холокост бессарабских евреев // Достижения.
  14. Evreii din Romania intre anii 1940—1944. Vol. II. Problema evreiască în stenogramele Consiliului de Miniştri. P. 184—187. — Бухарест, 1996.
  15. Evreii din Romania intre anii 1940—1944. Vol. II. Problema evreiască în stenogramele Consiliului de Miniştri. P. 190—191,205. — Бухарест, 1996.
  16. 1 2 Ciucă M.-D., Teodorescu A., Popovici B.F. Stenogramele. — Vol. I. — P. 184.
  17. Ancel J. Contribuţii la istoria României. Problema evreiască. — Vol. I. Partea întâi. 1933—1944. — Bucureşti, 2001. — P. 127
  18. Achim Viorel. The Roma in Romanian History. — С. P. 168..
  19. Făcăoaru G. Câteva date în jurul familiei şi statului biopolitic // Bucharest, s.d.. — С. 17.
  20. Текст декрета см. в Arhivele Naţionale ale României (ANR), Fond Sabin Manuilă, XII/165/1939.
  21. ANR, Fond Preşedenţia Consiliului de Miniştri, Cabinetul Militar, 174/1940, f. 410; United States Holocaust Memorial Museum Archives (USHMMA), Record Group 25.013M, reel 6. Page 1
  22. Achim V. Documente privind deportarea. — Vol. I. — P. 15-16
  23. Achim V. Documente privind deportarea. - Vol. II. — P. 104.
  24. Dallin A. German Rule in Russia, 1941—1945: A Study of Occupation Policies. 2nd ed. — Boulder, Colorado., 1981. — P. 107—111.
  25. Schechtman J.B. Postwar Population Transfers in Europe. — Philadelphia, 1962. — P. 266.
  26. Hausleitner M. Deutsche und Juden in Bessarabien 1914—1941. Zur Minderheiten politic Russland und Grossrumäniens. -München, 2005. — P. 141—167; Nicolenco V. Op. cit. — P. 56.
  27. Matatias Carp. Cartea Neagră — Suferinţele evreilor din România. 1940—1944. — Vol. III. Transnistria.-Ediţiaa II-a.Ed.Diogene.-1996.
  28. RICHR, Ch. 5, p. 22
  29. Documents Concerning the Fate of Romanian Jewy during the Holocaust. Vol. V. Selected and edited by Dr. Jean Ancel. P.l Evreii din Romania intre anii 1940—1944.-Vol. III. 1940—1942: Perioada unei mari restrişti. Partea I-a. Cuvînt inaint.: acad. prof. Dr. Nicolae Cajal. Ed. Hasefer. Бухарест, 1997.
  30. "Martiriul evreilor din Romania 1940—1944. Documente şi mărturii. — Bucureşti, 1991. -P. 121—122; C. N. — Vol. II. — P. 80-82.
  31. Documents Concerning the Fate of Romanian Jewy during the Holocaust. Vol. VI. — Р. 425—426; Jean Ancel. The Romanian Way of Solving the «Jewish Problem» in Bessarabia and Bucovina. June-July 1941 -Yad Vashem Studies, 19. — 1998. — P. 199—200
  32. Катрин Реемтсма. «Синти и Рома». Современная культура и история. — Мюнхен, 1996. — С. 122—123.
  33. International Commission on the Holocaust in Romania. Executive Summary: Historical Findings and Recommendations (англ.) (PDF). Final Report of the International Commission on the Holocaust in Romania. Yad Vashem (The Holocaust Martyrs' and Heroes' Remembrance Authority) (11 ноября 2004). Дата обращения: 17 мая 2012. Архивировано 21 мая 2012 года.
  34. Hillgruber A. Staatsmänner und Diplomaten bei Hitler: Vertrauliche Aufzeichnungen über die Unterredung mit Vertretern des Auslandes (Стенограмма переговоров) 1939—1941. — Bd. 1. — Frankfurt a.M., 1967. - S. 591—592.
  35. Goebbels J. Tagebücher 1924—1945. — Bd. IV. — München, 1992. — S. 1659—1660.
  36. Яд ВаШем Шоа в Транснистрии: трагедия Одесского еврейства
  37. Râmneanţu P. Sânge şi glie (Румынский). — 1943. — С. P. 19..
  38. Транснистрия — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  39. Chelcea I. Ţiganii din România. Monografie etnografică.. — Бухарест, 1944. — С. Р. 85..
  40. Илья Кускин. Холокост в Румынии // Вестник. — 2002. — № 16 (301).
  41. Альтман И. Глава 3 // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 15 ноября 2009. Архивировано 21 октября 2004 года.
  42. Ирма Фадеева. Еврейские общины в Дунайских княжествах // Еврейское слово. — 2008. — № 11 (381).
  43. Procesul marii trădări naționale. Stenograma desbaterilor dela Tribunalul Poporului asupra guvernului Antonescu. 1946.
  44. Procesul lui Ion Antonescu. București (page 13), 1995.
  45. Roland Clark. New models, new questions: historiographical approaches to theRomanian Holocaust // European Review of History—Revue europe´ enne d’histoire. — Routledge, 2012. — Т. 19, вып. 2. — С. 303—320. — ISSN 1350-7486. — doi:10.1080/13507486.2012.662946.
  46. Numbers of Righteous Among the Nations per Country & Ethnic Origin (английский) (англ.)Yad Vashem.
  47. Cioflâncă, A. A ‘Grammar of Exculpation’ in Communist Historiography: Distortion of the History of the Holocaust under Ceausescu. (англ.) // The Romanian Journal of Political Sciences. — 2004. — Т. 2. — С. 29—46.
  48. Продолжают отрицать Холокост (недоступная ссылка). isramir.com. Дата обращения: 3 сентября 2011. Архивировано 10 апреля 2012 года.
  49. Emergency Ordinance 31/2002. Commentary: It refers to the prohibition of the fascist, racist or xenophobeic organizations or symbols and to the promotion of the cult of persons who are guilty of crimes against peace and humanity.’ For more on the law, see Monitorul Official http://www.monitoruloficial.ro.
  50. Румыния — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  51. GIL SHEFLER. Dan Sova (англ.). The Jerusalem Post (7 августа 2012). Дата обращения: 3 сентября 2015.
  52. Michelle Kelso. ‘And Roma were victims, too.’ The Romani genocide and Holocaust education in Romania // Intercultural Education. — 2013-05-24. — Т. 24, вып. 1—02. — С. 61–78. — ISSN 1467-5986. — doi:10.1080/14675986.2013.768060.
  53. Chircu, E. S., and M. Negreanu. Intercultural Development in the Romanian Education System (англ.) // Intercultural Education. — 2010. — Т. 21, № 4. — С. 329–339.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить