Открыть главное меню

Хосров и Ширин

«Хосров и Ширин» (перс. خسرو و شیرین‎) — вторая по счёту поэма классика персидской поэзии Низами Гянджеви из его сборника «Хамсе», написанная с 1175/76 по 1191 год. Поэма повествует о любви сасанидского шаха Хосрова, правившего Ираном с 591 до 628 года, к христианской принцессе Ширин[1]. В произведении Низами принцесса Ширин является армянкой[2][3].

Хосров и Ширин
перс. خسرو و شیرین
Nizami Xosrov & Shirin.JPG
Хосров видит купающуюся Ширин. Миниатюра школы Бехзада. Музей Азербайджанской литературы имени Низами Гянджеви, Баку
Жанр поэма
Автор Низами Гянджеви
Язык оригинала персидский
Дата написания 1175/761191
Предыдущее «Сокровищница тайн»
Следующее «Лейли и Меджнун»
Электронная версия
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

История созданияПравить

Отрывок из поэмы
(перевод К. Липскерова)

Кыпчакский мой кумир! Мой нежный хрупкий злак!
Погибла, как Ширин, и ты, моя Афак.
Прекрасен лик и стан, и разум твой был ярок!
Дербентом правящий тебя мне дал в подарок.
Её фата была как воинский доспех,
А рукава узки. К ней не проник бы грех.
Всем недоступная и всех прекрасных строже —
Она стелила мне супружеское ложе.

Поэма была написана примерно в течение 16 лет исламского календаря, между 1175/76 и 1191 годами. Она содержит восхваления сельджукского султана Тогрула III ибн Арслана (1175/761194), его номинального вассала, но фактического правителя Государствa Ильдегизидов атабека Азербайджана Джафар Мухаммед Абу ибн Ильдегиз Джахан-Пехлевана (1175/761186/87), и брата последнего и его преемника Кызыл Арслануа (1186/871191)[1]. Низами, вероятно, начал это произведение в 1175/76 году, когда Тогрул сменил своего отца на троне. Бертельс, однако, отмечает, что Низами начал поэму после смерти своей первой любимой жены, Афак, скончавшейся в 1180/81 году[1].

Поэт завершил поэму в течение короткого времени; но ряд отсрочек султаном Тогрулом и отсутствие щедрости его покровителей (Тогрула и его атабека Мохаммада Джахан-Пехлевана), вероятно, задерживали его завершение. Год 1175/76 указан в качестве даты создания в издании Ṯarvatiān, но рукописи дают другие даты. Внутренняя хронология поэмы является сложной, и сам поэт добавил отдельные части в разные периоды. Например, отрывок, где поэт упоминает о смерти Афак и часть, в котором поэт обращается к своему сыну Мохаммаду, которому в то время было 7 лет, могут быть оба датированы 1180/81 годом; Также, некоторое количество мудрых соображений в конце истории Фархада, в которой поэт заявляет, что ему пятьдесят лет, возможно, было добавлено между 1185/86 и 1189/90 годами. Последняя глава поэмы, которая относится к встрече поэта с Кызыл Арсланом, и заканчивается намёком на смерть последнего и хвалебной речью его преемнику Нусрат аль-Дину Абу Бакру, сын Абу Джафара Мохаммад Джахан-Пехлевана (11911212/13), возможно, была написана в 1191 году или вскоре после этого[1].

Краткое содержаниеПравить

 
Фархад несёт Ширин и её коня к замку. Миниатюра 1481 года Тебризской школы. Музей дворца Топкапы, Стамбул

Главный герой поэмы Хосров, сасанидский царевич, затем шахиншах Ирана Хосров II Парвиз (590—628)[1]. В молодости после восстания шахиншаха Бахрама Чубина он бежит в Армению[1], во двор Мехин Бану. Увидев там купающуюся прекрасную Ширин, армянскую[4][2] принцессу из Барды[5], племянницу (дочь брата) Мехин Бану — могучей правительницы христианского Аррана вплоть до Армении[6], влюбляется в неё. Ширин также любит Хосрова, но политические соображения заставляют Хосрова жениться на византийской принцессе Мариам, Ширин же отвергает внебрачную близость, храня целомудрие.

В Ширин влюблён зодчий Фархад. Узнав об этом, Хосров начинает ревновать, призывает Фархада, спорит с ним, но Фархад не может отречься от мечты о Ширин. Тогда Хосров предлагает Фархаду во славу Ширин пробить проход сквозь гранитную гору Бисутун (англ.). Фархад согласен, но при условии, что Хосров откажется от Ширин. Несмотря на нелёгкий труд, мастер начинает работать. Ширин навещает Фархада у горы Бисутун, приветствует, подает ему чашу с молоком. А когда конь Ширин оступается в горах, Фархад несёт Ширин вместе с её конём до самого замка и вновь возвращается к своей работе. Хосров был разгневан известием о встрече Ширин с Фархадом, ему доносят, что труд близок к завершению. Движимый ревностью Хосров посылает Фархаду весть о смерти Ширин, из-за чего Фархад в отчаянии кончает с собой[2].

В конце поэмы Хосров отвергает земную тщету и соединяется с Ширин, ради которой отрекается даже от вина (Ширин говорит ему, что отныне она для него — и чаша вина и виночерпий). Но сын Хосрова от Мариам Шируйе свергает отца, который с тех пор живёт в заточении в храме огня. К нему допускается только Ширин, которая утешает его. Но однажды ночью Шируйе смертельно ранит отца, Хосров умирает, истекая кровью и не решаясь смутить сон Ширин, спящей рядом. Ширин пробуждается и, увидев море крови, рыдает. Обмыв тело Хосрова камфорой и розовой водой, облачив его, она сама облачается во все новое. Шируйе сватается к Ширин, но, похоронив Хосрова, она, чтобы не достаться убийце, поражает себя кинжалом в гробнице любимого[6].

Источники сюжетаПравить

 
Монета Хосрова II Парвиза

Поэма посвящена любовной истории, разворачивающейся на фоне исторических событий: свержения сасанидского царя Ормизда во время восстания, восшествия на престол его сына Хосрова в 590 году, вероятно также принимавшего участие в восстании, восстании командующего армией Бахрама Чубина против нового царя, и обращения Хосрова за помощью к византийскому императору Маврикию. Эти события детально описываются в поэме Фирдоуси «Шахнаме». У Низами Гянджеви же основное внимание уделено отношениям между Хосровом и Ширин. Низами Гянджеви отмечал, что источником для него служила рукопись, хранившаяся в Барде, древней столице Аррана. Возможно, что Низами намекает на эту работу и её автора в притче о Шабдизе в поэме[1].

Ширин также являлась исторической личностью. Византийский историк Феофилакт Симокатта цитирует тексты из двух писем Хосрова на греческом, которые сопровождали пожертвования базилике святого Серия в Резафе (англ.) в Сирии. Оба текста были приведены византийским историком Евагрием Схоластиком. В одном письме, относящемся к 593 году, говорилось о беременности Ширин, которая сопровождала Хосрова во время его путешествия в Византию. В этом письме Хосров писал, что хотя Ширин и христианка, и по закону он не может взять в жёны христианку, но он игнорировал закон в знак своей благодарности к Византии, удерживает её среди других своих жён как законную и упоминает, что Ширин беременна. Согласно этому тексту ряд историков считают, что Ширин была христианкой, и что, после того, как она на некоторое время была наложницей, Хосров в знак преданности Византии, нарушил маздеистский закон и взял Ширин в законные жёны. Армянский историк VII века Себеос также упоминает Ширин, отмечая, что она была одной из самых влиятельных жён Хосрова, и что она была христианкой из Хузистана. Среди древних источников имеются две сирийские хроники, согласно которым Ширин была «арамейкой», то есть, из области Бет Арамея (англ.) (в современном Ираке). Считается, что традиция о её армянском происхождении, какой она представлена в поэме Низами, более поздняя[1].

В искусствеПравить

В изобразительном искусствеПравить

Барельеф, изображающий героя поэмы — Фархада на горе Бисутун, исполнен скульптором А. Хрюновым по эскизам художника Газанфара Халыкова[7] на постаменте памятника Низами Гянджеви в Баку, установленного в 1949 году.

В 1979 году[8] по рисункам азербайджанского художника Микаила Абдуллаева в подземном зале станции «Низами Гянджеви» Бакинского метрополитена было выполнено восемнадцать мозаичных композиций на темы поэм Низами Гянджеви[9][10]. Два мозаичных панно изображают героев поэмы «Хосров и Ширин». Это — «Хосров и Ширин», изображающее Хосрова, который видит купающуюся Ширин, и «Фархад и Ширин», изображающее Фархада, несущего на своих плечах Ширин и её коня.

В родном городе Низами, в Гяндже, у мавзолея поэта[11] азербайджанским скульптором Горхмазом Суджаддиновым воздвигнут 22-метровый многофигурный комплекс — монумент поэта, выполненный из полированного бордового гранита, окружённый отлитыми в бронзе фигурами героев произведений его «Хамсе»[12]. Одна из фигур изображает героя поэмы «Хосров и Ширин», Фархада[12].

Барельеф с изображением Фархада на горе Бисутун и Ширин,
на памятнике Низами в Баку. Выполнено А. Хрюновым по эскизам Газанфара Халыкова, 1949
Барельеф «Хосров и Ширин», изображающий Хосрова, который видит купающуюся Ширин, на улице Низами в Баку «Хосров и Ширин». Мозаичный рисунок на станции метро «Низами Гянджеви» в Баку. Художник Микаил Абдуллаев, 1979 Статуя героя поэмы Фархада в Гяндже

В музыкеПравить

В 1911 году по мотивам поэмы в Баку была поставлена опера «Фархад и Ширин» на азербайджанском языке. Музыку при помощи ханенде Джаббара Карьягдыоглы написал кеманчист Саша Оганезашвили, слова — Мирза Джала Юсуфзаде (перевод на азербайджанский с персидского). Партию Фархада исполнял сам Джаббар Карьягдыоглы[13].

В 1942 году азербайджанским композитором Ниязи Тагизаде-Гаджибековым по мотивам поэмы была написана опера «Хосров и Ширин»[14].

Литературное влияниеПравить

Под воздействием поэмы «Хосров и Ширин» свои гедонистические идеи пропагандировал персидский поэт Саиб Тебризи[15], писавший также на родном азербайджанском языке. Мысль из поэмы о том, что очернение чести является моральной смертью, стала лейтмотивом поэмы Тасира Тебризи «Самаратул-хиджаб»[16]. Под влиянием этой поэмы Тасир Тебризи написал поэму «Даватул-ашигин»[17].

В сюжетную основу поэмы азербайджанского поэта XIX века Исмаил-бека Накама (азерб.) «Фархад и Ширин» положены события, разворачивающиеся в поэме «Хосров и Ширин» Низами, причём только те, которые связаны с линией Фархада[18].

Тема второй части поэмы была воплощена в пятнадцатой стихотворной пьесе азербайджанского поэта XX века Мирмехди Сеидзаде (азерб.) «Севги» («Любовь»), написанной в 1940 году[19].

Через несколько месяцев после Сеидзаде тема поэмы была воплощена в пьесе всесторонне изучившего творения Низами[20] азербайджанского поэта Самеда Вургуна «Фархад и Ширин». Эта пьеса считалась одной из лучших образцов поэтического воплощения традиций Низами в советской литературе[21].

Поэма Низами и её иллюстрации упоминаются в романе «Имя мне — Красный» Орхана Памука. Так, герои романа, Кара и Шекюре, сравнивают себя с Хосровом и Ширин[22][23].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Orsatti, 2006.
  2. 1 2 3 Энциклопедия Ираника, статья — FARHĀD (1):

    FARHĀD, a romantic figure in Persian legend and literature, best known from the poetry of Neẓāmī Ganjavī (q.v.) as a rival with the Sasanian king Ḵosrow II Parvēz (r. 591—628) for the love of the beautiful Armenian princess Šīrīn.

  3. Encyclopaedia Britannica // Persian literature

    Two of Neẓāmī’s poems are tales about Sāsānian kings who were historical figures: Khosrow wa Shīrīn («Khosrow and Shīrīn») tells the story of the love of Khosrow II (reigned 590—628) for an Armenian princess, and in Haft paykar («The Seven Beauties») the life of Bahrām V (reigned 420—438) serves as a framework for seven fairy tales narrated to the king each night when he visits one of the pavilions of his seven brides, who are all princesses from one of the seven climes identified by medieval cosmology.

  4. Энциклопедия Ираника, статья — ESKANDAR-NĀMA OF NEŻĀMĪ:

    The Eskandar-nāma also has a lot of local color in the episodes set in the Caucasus, which must have appealed to the poet’s intended audience, and perhaps the most attractive character in the poem, Queen Nūšāba, belongs to that area, as does the Armenian princess who is the heroine of Ḵosrow o Šīrīn. Indeed, a striking feature in all three of the mentioned poems is the prominence of strong female characters.

  5. Низамий // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

    2) «Хосров и Ширина», напис. в 1180 г. Любовь сасанидского царя Первиза к бардинской княжне Ширине должна аллегорически изображать стремление души человеческой к Богу; но эта поэма (как и последующие) так живо рисует человеческие характеры и страсти, что не предупреждённый читатель не может даже подозревать здесь аллегории. Изд. в Тебризе (без года), в Лагоре (1871); нем. пер. Гаммера (Лпц., 1809).

  6. 1 2 Синельников М. И. Пересказ содержания «Хосров и Ширин» // Зарубежная литература древних эпох, средневековья и возрождения. — М.: АСТ, 1997. — ISBN 5784101862.

    Друг Хосрова Шапур, изъездивший мир от Магриба до Лахора, соперник Мани в живописи и победитель Евклида в черчении, повествует о чудесах, увиденных на берегу Дербентского моря. Там правит грозная царица Шемира, именуемая также Мехин Бану. Она повелевает Арраном вплоть до Армении, а лязг оружия её войска слышен в Исфахане.

    Хосров, восхищенный рассказом друга, лишается сна, думает лишь о неведомой пери. Наконец он посылает Шапура в Барду за Ширин. Шапур мчится в горах, где лазурные скалы облачены в желтые и красные одежды цветов.

  7. Габибов Н. Д., Наджафов М. К. Искусство Советского Азербайджана. — М.: Искусство, 1960. — С. 132. — 198 с.
  8. Абдуллаев Микаил Гусейн оглы // 225 лет Академии художеств СССР. Каталог выставки. — Изобразительное искусство, 1985. — Т. II. — С. 6.
  9. Эфендизаде Р. М. Архитектура Советского Азербайджана. — М.: Стройиздат, 1986. — С. 289. — 316 с.
  10. Габибов Н. Д. (живопись, театрально-декорационное искусство, графика), Новрузова Д. Г. (скульптура), Эфендиев Р. (декоративно-прикладное искусство), Саламзаде А., Мурадов В. (архитектура). Искусство Азербайджанской Советской Социалистической Республики // История искусства народов СССР / Под ред. Б. В. Веймарна, Л. С. Зингера. — Изобразительное искусство, 1984. — Т. IX. — С. 188.
  11. Алиева С. Он просил у судьбы времени // Зеркало : газета. — 23 апреля 2010. — С. 8.
  12. 1 2 Микеладзе Г. Духовная память мегаполиса // Каспий : газета. — 23 сентября 2013.
  13. Шушински Ф. Азәрбайҹан халг мусигичиләри / Под ред. Т. Ахмедова. — Б.: Јазычы, 1985. — С. 360. — 478 с.
  14. Ниязи // Большая биографическая энциклопедия. — 2009.
  15. Ҹаһани, 1979, с. 187.
  16. Ҹаһани, 1979, с. 193.
  17. Ҹаһани, 1979, с. 198.
  18. Алиев, 1985, с. 164.
  19. Алиев, 1985, с. 201.
  20. Зейналова, 1977, с. 47.
  21. Алиев, 1985, с. 192.
  22. From the Desk of Orhan Pamuk
  23. Интермедиальность литературного и театрального текста

ЛитератураПравить

  • Алиев Г. Ю. Темы и сюжеты Низами в литературах народов Востока. — М.: Наука, 1985. — 331 с.
  • Зейналова С. Произведения азербайджанских советских писателей на темы «Хамсэ» Низами. // Известия Академии наук Азербайджанской ССР. Серия литературы, языка и искусства. — 1977. — № 1. — С. 47—53.
  • Крымский А. Е. Низами и его современники. — Б.: Элм, 1981.
  • Крымский А. Е.. Низами и его изучение // Выдающиеся русские учёные и писатели о Низами Гянджеви / Составитель, автор предисловия и редактор Рустам Алиев. — Б.: Язычы, 1981.
  • Додхудоева Л. Н. Поэмы Низами в средневековой миниатюрной живописи / Ответственный редактор О. Ф. Акимушкин. — М.: Наука, 1985.
  • Низами Гянджеви. Хосров и Ширин. Перевод с фарси К. Липскерова. — Б.: Азернешр, 1989.
  • Paola Orsatti. Ḵosrow o Širin (англ.) // Encyclopædia Iranica. — 2006. — Vol. XI. — P. 522—524.
  • Ҹаһани Г. Азәрбајҹан әдәбијјатында Низами ән'әнәләри = Традиции Низами в азербайджанской литературе / Под редакцией И. Гамидова. — Б.: Элм, 1979. — 204 с. (азерб.)