Открыть главное меню

«Христос и Антихрист» — трилогия Д. С. Мережковского, в которую вошли три романа: «Смерть богов. Юлиан Отступник» (1895), «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи» (1901) и «Антихрист. Пётр и Алексей» (1904—1905). Автор рассматривал все три романа как единое целое — «не ряд книг, а одна, издаваемая для удобства только в нескольких частях. Одна об одном»[1].

Содержание

ПредысторияПравить

В начале 1890 года, незадолго до начала работы над романом «Смерть Богов. Юлиан Отступник», у Мережковского, по воспоминаниям З. Гиппиус, произошли резкие изменения в мировоззрении. «…Все работы Дмитрия Сергеевича, отчасти эстетическое возрождение культурного слоя России, новые люди, которые входили в наш круг, а с другой стороны — плоский материализм старой интеллигенции… все это вместе взятое, да, конечно, с тем зерном, которое лежало в самой природе Д. С., — не могло не привести его к религии и к христианству»[2], — писала она. Это было скептически встречено его недавними единомышленниками. «Мережковский делается все скучней и скучней — он не может ни гулять, ни есть, ни пить без того, чтобы не разглагольствовать о бессмертии души и о разных других столь же выспренних предметах», — замечал А. Н. Плещеев в письме к А. С. Суворину от 16 февраля 1891 года.

Предшествовал переоценке духовных ценностей «жанровый кризис»: выпустив три поэтических сборника, третий из которых, «Новые стихотворения» (1896), был совсем небольшим по объёму и исключительно философским по содержанию, Мережковский, как сам он говорил, стал утрачивать к поэзии интерес. Переходный характер имела серия переводов древнегреческой драматургии. Работы публиковались с трудом: они были (как заметил один из редакторов по поводу «Скованного Прометея», переведенного в 1891 году) «слишком ярким классическим цветком на тусклом поле современной русской беллетристики». На естественный вопрос изумлённого автора редактор пояснил: «Помилуйте, мы в общественной хронике все время боремся против классической системы воспитания, и вдруг целая трагедия Эсхила!…»[2]

Как отмечает биограф Ю.Зобнин, до сих пор нет ясного ответа на вопрос, почему именно Мережковского заинтересовала эпоха, «почти невозможная, невиданная в тематике отечественной словесности, — Византия, IV век по Рождеству Христову»; предполагается, что способствовали тому именно греческие переводческие «штудии»[2].

Основные идеи трилогииПравить

В романах трилогии писатель выразил свою философию истории и взгляд на будущее человечества[3], сформулировал основные идеи, легшие в основу «нового религиозного сознания» и церкви «Третьего завета»[4].

Все три романа трилогии «Христос и Антихрист» были объединены главной идеей: борьбой и слиянием двух принципов, языческого и христианского, призывом к утверждению нового христианства, где «земля небесная, а небо земное».[5]. В истории человеческой культуры, считал Мережковский, уже предпринимались попытки синтеза «земной» и «небесной» правд, но они оказались неудачными в силу незрелости человеческого общества. Именно в будущем соединении этих двух правд — «полнота религиозной истины»[6], — считал Мережковский. Трилогия Мережковского (согласно К. Чуковскому) была написана для того, чтобы обнаружить «бездну верхнюю» и «бездну нижнюю», «Богочеловека» и «Человекобога», «Христа» и «Антихриста», «Землю и Небо», слитыми в одной душе, «претворившимися в ней в единую, цельную, нерасточимую мораль, в единую правду, в единое добро».[7]

Позднее Мережковский писал:

Когда я начинал трилогию «Христос и Антихрист», мне казалось, что существуют две правды: христианство — правда о небе, и язычество — правда о земле, и в будущем соединении этих двух правд — полнота религиозной истины. Но, кончая, я уже знал, что соединение Христа с Антихристом — кощунственная ложь; я знал, что обе правды — о небе и о земле — уже соединены во Христе Иисусе <…> Но я теперь также знаю, что надо было мне пройти эту ложь до конца, чтобы увидеть истину. От раздвоения к соединению — таков мой путь, — и спутник-читатель, если он мне равен в главном — в свободе исканий, — придет к той же истине…[1]

История созданияПравить

Первый роман трилогии, «Смерть богов. Юлиан Отступник», был опубликован в 1895 году в журнале «Северный вестник». История жизни апологета язычества римского императора IV в. Юлиана, перед лицом наступающего христианства пытавшегося повернуть историю вспять и возродить реформированное язычество под знаком культа Солнца[8], многими критиками рассматривается как наиболее сильное художественное произведение доэмигрантского периода творчества Мережковского[9].

Далее последовал роман «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», печатавшийся в журнал «Мир божий» (1900) и вышедший отдельным изданием в 1901 году.[9]. Готовясь к третьей части трилогии, Мережковский ездил для изучения быта сектантов и староверов за Волгу, в Керженские леса, в город Семенов и на Светлое озеро, где находится, согласно преданию, невидимый Китеж-град. Здесь провел он ночь на Ивана Купала в лесу, на берегу озера, в беседе с богомольцами и странниками разных вер, которые сходяились туда в эту ночь со всей России. Зинаида Гиппиус рассказала об этой поездке в очерке «Светлое озеро» («Новый путь». 1904. № 1-2).[10]

Третий роман трилогии, «Антихрист. Пётр и Алексей» (1904—1905), был написан уже после закрытия Собраний и напечатан в 1904 году в журнале «Новый путь» (в отдельном издании в 1905 года — «Антихрист. Пётр и Алексей»; все три части переизданы в Берлине в 1922 году). Здесь Пётр Первый был изображён «воплощённым антихристом»[8], носителем веры представал царевич Алексей.[8][8]

Герои всех трёх произведений (согласно биографии В. Полонского) «под масками исторических деятелей» воплощают почти «космическую» борьбу вечно противостоящих в истории универсальных начал — тех же языческой, «антихристовой» бездны плоти и «христовой» «бездны духа», «извращенной» (по мнению автора) аскетизмом исторического христианства[4]. В ходе работы над трилогией Мережковский, как отмечалось, выработал особый тип «романной поэтики», техники его построения, особый упор сделав на символических лейтмотивах и игре цитатами, перемешав реальные исторические источники и собственные стилизации под таковые[4].

КритикаПравить

Трилогия была неоднозначно оценена критикой и современными Мережковскому писателями и философами. Отмечалась, например, подчинённость прозы писателя определённым, заранее заданным идеям и схемам.[11] Н. Бердяев предположил, что Мережковский «…стремится синтезировать Христа и антихриста». Сам писатель отчасти соглашался с такой оценкой. Он признавался, что надеялся, соединив два начала христианства и язычества получить «полноту жизни», а заканчивая трилогию, уже отчётливо «осознавал, что… соединение Христа с Антихристом — кощунственная ложь».[12]

Позже Бердяев, критикуя концепцию Мережковского в целом, писал:

В антихриста он верит более, чем в Христа, и без антихриста не может шагу ступить. Всюду открывает он антихристов дух и антихристов лик. Злоупотребление антихристом — один из основных грехов Мережковского. От этого антихрист перестает быть страшен. — «Новое христианство (Д. С. Мережковский)»[13]

К. Чуковский, отдавая должное автору-культуроведу («…Д. С. Мережковский любит культуру, как никто никогда не любил её»), уточнял: это, прежде всего, — культура как «жизнь вещей», жизнь «всяческих книг, картин, лоскутков».[7] По мнению Чуковского, в трилогии «…нет ни Юлиана, ни Леонардо да Винчи, ни Петра, а есть вещи, вещи и вещи, множество вещей, спорящих между собою, дерущихся, примиряющихся, вспоминающих старые обиды через десять веков и окончательно загромоздивших собою всякое живое существо».[7]

Историческое значениеПравить

Стилистика прозы Мережковского, способствовавшая удачным переводам, способствовала росту популярности писателя на Западе. В начале века в Европе (как отмечает В. Полонский) «его имя произносилось среди первых литераторов эпохи на равных с именем Чехова». В Daily Telegraph (1904) Мережковский был назван «достойным наследником Толстого и Достоевского».[4]

Трилогия была очень популярной в Германии; в частности, оказала влияние на творчество немецкого поэта-экспрессиониста Георга Гейма. Позже критики отмечали, что в своей трилогии Мережковский «дал литературе модернизма образец романного цикла как особой повествовательной формы и способствовал становлению того типа экспериментального романа, который отзовется в лучших произведениях А. Белого, Ремизова, а в Европе — Дж. Джойса и Томаса Манна».[4] Именно трилогия «Христос и Антихрист» обеспечила писателю особое место в истории русской литературы: Мережковский вошёл в неё прежде всего как создатель нового типа исторического романа, особой вариации мировоззренческого «романа мысли».[4]

Как отмечала З. Г. Минц, трилогия, произведшая «странное впечатление» на современников, была мало похожа на русский исторический роман XIX века. Новыми были трактовки главных героев, и общая концепция, и сюжетное построение. В европейской художественной литературе исследовательница отмечает лишь одно произведение, с которым трилогия связана: «мировую драму» Г. Ибсена «Кесарь и Галилеянин» (1873).[14]

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Олег Михайлов. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в четырех томах. Пленник культуры. О Д. С. Мережковском и его романах. — Правда, 1990 г. — 2010-02-14
  2. 1 2 3 Ю. В. Зобнин. Дмитрий Мережковский: жизнь и деяния. Москва. — Молодая гвардия. 2008. Жизнь замечательных людей; Вып. 1291 (1091)). ISBN 978-5-235-03072-5
  3. Биографии писателей и поэтов >> Дмитрий Сергеевич Мережковский. writerstob.narod.ru. Дата обращения 2 февраля 2010. Архивировано 24 августа 2011 года.
  4. 1 2 3 4 5 6 Вадим Полонский. Мережковский, Дмитрий Сергеевич. www.krugosvet.ru. Дата обращения 2 февраля 2010. Архивировано 24 августа 2011 года.
  5. Дмитрий Мережковский - биография. www.silverage.ru. Дата обращения 7 января 2010. Архивировано 24 августа 2011 года.
  6. О.Волкогонова. Религиозный анархизм Д. Мережковского. perfilov.narod.ru. Дата обращения 7 января 2010. Архивировано 24 августа 2011 года.
  7. 1 2 3 К. Чуковский. Д.С. Мережковский. Тайновидец вещи (недоступная ссылка). russianway.rchgi.spb.ru. Дата обращения 2 января 2010. Архивировано 13 ноября 2004 года.
  8. 1 2 3 4 Александр Мень. Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус. Лекция.. www.svetlana-and.narod.ru. Дата обращения 15 февраля 2010. Архивировано 24 августа 2011 года.
  9. 1 2 Биография Д. С. Мережковского. www.peoples.ru. Дата обращения 7 января 2010. Архивировано 18 апреля 2012 года.
  10. А. Николюкин. Феномен Мережковского (недоступная ссылка). russianway.rchgi.spb.ru. Дата обращения 2 января 2010. Архивировано 13 ноября 2004 года.
  11. Мережковский Д.С. Биография. yanko.lib.ru. Дата обращения 7 января 2010. Архивировано 24 августа 2011 года.
  12. Чураков Д. О. Эстетика русского декаданса на рубеже XIX - XX вв. Ранний Мережковский и другие. Стр 2. www.portal-slovo.ru. Дата обращения 2 февраля 2010. Архивировано 24 августа 2011 года.
  13. Н.А.Бердяев. Новое христианство (Д.С. Мережковский). www.vehi.net. Дата обращения 14 февраля 2010. Архивировано 24 августа 2011 года.
  14. З. Г. Минц. О трилогии Д. С. Мережковского «Христос и Антихрист». Поэтика русского символизма. СПб.: «Искусство-СПб», 223-241 (2004). Дата обращения 2 марта 2010. Архивировано 18 апреля 2012 года.