Худяков, Михаил Георгиевич

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Худяков.

Михаи́л Гео́ргиевич Худяко́в (3 сентября 1894, Малмыж, Вятская губерния19 декабря 1936, Ленинград) — советский археолог, исследователь истории и культуры народов Поволжья. Основные работы посвящены истории татар, Волжской Болгарии, археологии Казани.

Михаил Георгиевич Худяков
Mihail Hudyakov.jpg
Дата рождения 3 сентября 1894(1894-09-03)
Место рождения
Дата смерти 19 декабря 1936(1936-12-19) (42 года)
Место смерти
Страна
Научная сфера археология, история
Альма-матер
Учёная степень доктор исторических наук
Известен как исследователь истории и культуры народов Поволжья

БиографияПравить

Родился в небольшом городке Малмыже, в Вятской губернии, в родовитой и обеспеченной русской купеческой семье. Окончил 1-ю казанскую гимназию с золотой медалью (1906—1913), обучался на историко-филологическом факультете Казанского университета (1913—1918). В 1918—1924 годах работал в Казани: преподавателем школы, библиотекарем Общества истории, археологии и этнографии при Казанском университете, с 1919 года — хранителем археологического отделения, затем заведующим историко-археологическим отделом губернского музея, преподавал в Северо-Восточном археологическом и этнографическом институте. С 1920 работал также в музейном отделе Народного комиссариата просвещения Татарской АССР; один из организаторов и секретарей Научного общества татароведения. Участвовал в организации музея в родном Малмыже. В 1920-х годах опубликовал ряд историко-этнографических и археологических работ по истории тюркских и финноугорских народов региона. Особую роль играют «Очерки по истории Казанского ханства», напечатанные в 1923 году.

Работа Худякова была одной из первых работ русских историков посвященных Казанскому ханству, история которого в трудах выдающихся историков предшествующего поколения рассматривалась исключительно в контексте русской истории. Его взгляд отличался от работ предыдущих авторов тем, что автор симпатизирует татарскому народу и показывает политику московского государства, как захватническую и колониальную. Вместе с тем он старается сохранить научную объективность. В своей работе автор выразил благодарность ряду востоковедов, которые, видимо, в какой-то мере разделяли его концепции: Гаязу Максудову и Г. С. Губайдуллину, Н. Н. Фирсову, М. И. Лопаткину, С. Г. Вахидову.

В 1923 г. по обвинению в национализме был осужден видный большевик М. Х. Султан-Галиев и распущено правительство автономии, некоторые члены которого отказались осудить Султан-Галиева. После этих событий Худяков покидает Казань. С 1925 г. он жил и работал в Ленинграде как научный сотрудник Государственной публичной библиотеки. В 1926—1929 годах учился в аспирантуре Государственной академии истории материальной культуры (ГАИМК). В 1927 г. принял участие в работах Средневолжской экспедиции в Чувашии. В течение 1920-х годов записывал удмуртский эпос. С 1929 преподавал в Ленинградском университете, с 1931 доцент ЛИЛИ и Ленинградского института философии, литературы и истории (ЛИФЛИ). В 1929—1933 годах состоял учёным секретарём и научным сотрудником Комиссии по изучению племенного состава населения СССР при АН СССР. С 1931 научный сотрудник 1-го разряда ГАИМК (институт доклассового общества), с 1933 переходит в сектор феодальной формации. В 1930-32 против него были выдвинуты критические обвинения в «султангалиевщине» и «тюркском национализме», которые ограничились публичными «проработками». В 1931 г. принял участие в «критике» арестованного археолога С. И. Руденко. Активно пропагандировал пользующийся официальной поддержкой марризм. В 1936 без защиты диссертации ему была присвоена учёная степень доктора исторических наук и звание действительного члена Института доклассового общества ГАИМК.

9 сентября 1936 арестован Управлением НКВД Ленинградской Области по статье 58-8, 11 УК РСФСР как «активный участник контрреволюционной троцкистско-зиновьевской террористической организации»). 19 декабря 1936 выездной сессией ВК ВС СССР приговорен к высшей мере наказания, с конфискацией всего личного имущества. Расстрелян в тот же день в Ленинграде.[1]

Труды М. Г. Худякова были запрещены и изъяты из библиотек.

В 1950 г. Ш.Ф.Мухамедьяров вернул в научный оборот имя Худякова, дав ему характеристику как представителю «старой буржуазной историоrрафии, порой допускавшему грубые извращения природы политической надстройки в классовом обществе"[2].

В июне 1957 r. определением военной коллегии Верховного Суда СССР М.Г.Худяков было реабилитирован, однако более 30 лет его труды не переиздавались и оставались недоступными широкому кругу исследователей[2].

Первым шагом по возвращению его трудов из безвестности явились публикации на татарском языке некоторых его работ («Очерков…» и отдельных статей) на страницах молодёжного журнала «Идель» начиная с 1989 г. Повторное издание книги вышло в 1991 г. и впоследствии неоднократно переиздавалось.

Роль в наукеПравить

«Принципиальное значение имеет то, что автор, будучи русским историком, впервые выступил с решительной аполоrетикой Казанского ханства, назвав его уничтожение актом жестокой колониальной политики, приведшей татарский народ к национальной траrедии», — говорится в посвящённой Худякову диссертации Ф. А. Байрамовой (Казань, 2006)[2]. Худякова называют первооткрывателем комплексного изучения Казанского ханства, незаслуженно забытым и возвращённым к читателям и научной общественности усилиями татарской интеллигенции.

Наставник Худякова, профессор Казанского университета Н. Н. Фирсов положительно оценил труд ученика, однако указал, что «автор недостаточно отчетливо выяснил вопрос о государственном строе Казанского ханства, что в этом строе общего с Золотой Ордой, Астраханскими и Казанскими ханствами и что нужно отнести на счет местных, стародавних болгарских устоев»[2].

С Худяковым полемизировал тюрколог С. Г. Порфирьев, который счёл сочинение коллеги тенденциозным и заказным: «появилась книга при условиях исключительно благоприятных — и Казанский университет, и старейшие ученые общества Казани лишены в наше время возможности изложить хотя бы одну страницу своих исторических трудов»[2].

Профессор Государственной Академии истории материальной культуры С. Н. Быковский отметил тщательность подхода Худякова к работе с источниками[2].

Профессор МПГУ, доктор исторических наук В. А. Волков объясняет популярность Худякова в Татарстане тем, что он целиком встал на татарскую сторону, представляя Русь как немотивированного агрессора и угнетателя. «Он оказался очень созвучен идеям, звучавшим в то время в большевистской среде, искавшей опору в националистах для борьбы с белой опасностью и великодержавным шовинизмом», — отмечает историк[3].

СочиненияПравить

  • Китайский фарфор из раскопок 1914 г. в Болгарах. ИОИАЭКУ. 1919. Т. 30, вып. 1. С. 117—120
  • Болгар. Выставка культуры народов Востока. Казань, 1920. С. 10-22 (совместно с З. З. Виноградовым)
  • Старое — юно. КМВ. 1920. № 1/2. С. 24-28
  • К истории казанского зодчества. КМВ. № 5/6. С. 17-36
  • Мусульманская культура в Среднем Поволжье. Казань, 1922
  • Очерки по истории Казанского ханства. Казань, 1923
  • Татарское искусство. Вестник знания. 1926. № 2. С. 125—130
  • Каменный век в Китае. Наука и техника. 1926. № 5. С. 6-7
  • Краткий отчет о раскопках в Вятской губернии. Сообщения ГАИМК. 1929. Т. 2. С. 198—201
  • К вопросу о датировке булгарских зданий. Материалы по охране, ремонту и реставрации памятников ТатАССР. 1930. Вып. 4. С. 36-48
  • Татарская Казань в рисунках XVI столетия. ВНОТ. 1930. № 9/10. С. 45-60
  • Сущность и значение яфетидологии. ГАИМК. 1931. Образовательная библиотека ГАИМК № 1
  • Критическая проработка руденковщины. СЭ. 1931. № 1/2. С.167-169
  • К вопросу о кромлехах. Сообщения ГАИМК (Государственная Академия истории материальной культуры). 1931. № 7. С. 11-14
  • К вопросу о пермском зверином стиле. Сообщения ГАИМК. 1931, № 8. С. 15-17
  • Финская экспансия в археологической науке. ообщения ГАИМК, 1931, № 11/ 12. С. 25-29
  • Казань в XV—XVI столетиях. Материалы по истории Татарской АССР: (Писцовые книги города Казани в 1565-68 гг. и 1646 г.). Л., 1932. С. VII—XXV
  • Этнография на службе у классового врага. (Библиотека ГАИМК, 11). Л., 1932 (совместно с С. Н. Быковским и А. К. Супинским)
  • Археология в приволжских автономных областях и республиках за 15 лет. ПИМК. 1933. № 1/2. С. 15-22
  • Дореволюционная русская археология на службе эксплуататорских классов. Л., 1933
  • Культ коня в Прикамье. ИГАИМК. 1933. Вып. 100. С. 251—279
  • Дореволюционное сибирское областничество и археология. ПИДО. 1934. № 9/10. С. 135—143
  • Культово-космические представления в Прикамье в эпоху разложения родового общества: («Солнце» и его разновидности). ПИДО. 1934. № 11/12. С. 76-97
  • Археологи в художественной литературе. ПИДО. 1935. № 5/6. С. 100—118
  • Графические схемы исторического процесса в трудах Н. Я. Марра. СЭ. 1935. № 1. С. 18-42
  • 25-летие научной деятельности П. С. Рыкова. СЭ. 1935. № 2. С. 155—158
  • Очерк истории первобытного общества на территории Марийской области: Введение в историю народа мари. Л., 1935 (ИГАИМК. Вып. 31)
  • Пережитки группового брака и матриархата в Поволжье: (У мари и удмуртов). Труды ИАЭ АН СССР. 1936. Т. 4. С. 391—414
  • Песнь об удмуртских батырах: (Из народного эпоса удмуртов). Проблемы эпической традиции удмуртского фольклора и литературы. Устинов, 1986. С. 97-132
  • Очерки по истории Казанского ханства. М., 1991
  • Hockerbestattungen im Kasanischen Gebiet. Eurasia Septentrionalis antiqua. T. 1. Helsinki, 1927. S. 95-98.

ЛитератураПравить

  • Яшин Д. А. Опыт создания удмуртского эпоса: (О рукописи М. Г. Худякова «Из нар. эпоса вотяков») Проблемы эпической традиции удмуртского фольклора и литературы. Устинов, 1986. С. 82-96;
  • Яшин Д. А. Соотношение фольклорного и авторского в эпосе М. Г. Худякова «Песнь об удмуртских батырах» XVII Всесоюзная финно-угорская конференция. Устинов, 1987. Вып. 2. С. 290—292; РВост. № 5. С.104;
  • Байрамова Ф. Забытый сын народов Поволжья. Вечерняя Казань. 1990. 20 нояб.;
  • Усманов М. А. О Михаиле Худякове и его книге. Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства. М., 1991. С. 5-9;
  • Мухамедьяров Ш. Ф. Казанское ханство в освещении М. Г. Худякова. Там же. С. 309—313;
  • Кузьминых С. В., Старостин В. И. Ленинградские годы в жизненном и творческом пути М. Г. Худякова. Санкт-Петербург и отечественная археология. С. 157—172;
  • Корнилов И. Михаил Георгиевич Худяков: Вехи биографии. Эхо веков. 1995. № 5. С. 211—214;

ПамятьПравить

Его имя носит улица[4] в Вахитовском районе Казани.

ПримечанияПравить

  1. Люди и судьбы. Биобиблиографический словарь востоковедов — жертв политического террора в советский период (1917—1991). СПб.: Петербургское Востоковедение, 2003
  2. 1 2 3 4 5 6 Байрамова, Ф.А. [https://core.ac.uk/download/pdf/197476861.pdf Роль М.Г.Худякова в исследовании истории и культуры народов Среднего Поволжья] / Амирханов, Р.У.. — Автореферат кандидатской диссертации. — Казань: Институт истории АН Республики Татарстан, 2006. — С. 3-7. — 24 с.
  3. В.А.Волков, Е.Ю.Спицын. Внешняя политика Ивана Грозного: казанская проблема. Исторические зарисовки. Московский педагогический государственный университет (10 июня 2019).
  4. Улица Михаила Худякова

СсылкиПравить