Открыть главное меню

АН602 (она же «Царь-бомба», а также (ошибочно) РДС-202 и РН202 [⇨]) — термоядерная авиационная бомба, разработанная в СССР в 1954—1961 гг. группой физиков-ядерщиков под руководством академика Академии наук СССР И. В. Курчатова[⇨].

АН602
Tsar Bomba Revised.jpg
Натурный макет «Царь-бомбы» АН602 в Музее ядерного оружия РФЯЦ-ВНИИЭФ. В действительности экспонат представляет собой корпус изделия 202, у 602 заряда корпус имел другую носовую часть[1].
Тип термоядерная бомба
Страна  СССР
История службы
Годы эксплуатации опытный образец
История производства
Конструктор НИИ-1011, КБ-11
Разработан 1954—1961
Годы производства 1961
Варианты А620ЭН (бомба полной (101,5 мегатонн) мощности, 1959 г., не испытана); 20-мегатонный вариант бомбы (прототип боевой термоядерной авиабомбы сверхбольшой мощности, выполненный в корпусе АН602), испытанный сбросом с подрывом в 1962 г.
Характеристики
Масса, кг 26 500
Длина, мм 8000
Ширина, мм 2100
Мощность взрыва 58,6 мегатонн в тротиловом эквиваленте
Commons-logo.svg АН602 на Викискладе
Место взрыва

«Царь-бомба» является самым мощным взрывным устройством за всю историю человечества. Её испытания состоялись 30 октября 1961 года посредством сброса с самолёта Ту-95В на ядерном полигоне «Сухой Нос» (остров Новая Земля) [⇨]. Измеренная мощность взрыва составила 58,6 мегатонн в тротиловом эквиваленте или около 2,4х1017 Дж (что соответствует дефекту массы 2,65 кг)[⇨].

В группу разработчиков входили А. Д. Сахаров, В. Б. Адамский (ведущий разработчик), Ю. Н. Бабаев, С. Г. Кочарянц, Ю. Б. Харитон, Ю. Н. Смирнов, Ю. А. Трутнев и другие.

Применением АН602 было наглядно продемонстрировано владение Советским Союзом неограниченным по мощности оружием массового поражения. Научным результатом стала экспериментальная проверка принципов расчёта и конструирования термоядерных зарядов многоступенчатого типа[⇨].

АН602 представляла собой модификацию проекта РН202[2].

Бомба внесена в книгу рекордов Гиннесса, как самое мощное термоядерное устройство, прошедшее испытание[3].

В ряде опубликованных книг, даже авторства участников разработки изделия 602, содержатся неточности, которые тиражируются в других источниках[1].

Содержание

Цели проектаПравить

В середине 1950-х США имели безусловное превосходство над СССР по ядерным вооружениям. Хотя в СССР к этому времени уже были созданы термоядерные устройства, но не было необходимого их разнообразия. По существу, даже в 1961 году не было эффективных средств доставки ядерных зарядов до территории США. Значимой возможности ответного ядерного удара по США у СССР практически не было[1].

Помимо внешнеполитического и пропагандистского соображений — ответить на ядерный шантаж США — создание «Царь-бомбы» укладывалось в концепцию развития стратегических ядерных сил СССР, принятую в период руководства страной Г. М. Маленковым и Н. С. Хрущёвым, которая сводилась к тому, чтобы, не гонясь за количественным паритетом с США в ядерных боеприпасах и средствах их доставки, добиться достаточного для «гарантированного возмездия с неприемлемым уровнем ущерба для противника» в случае его ядерного нападения на СССР качественного превосходства советских стратегических ядерных сил[4]. Также 23 июня 1960 года вышло Постановление Совета Министров СССР о создании орбитальной боевой ракеты Н-1 (индекс ГРАУ — 11А52) стартовой массой 2200 тонн с термоядерной боевой частью массой 75 тонн; её предполагаемая мощность неизвестна, но — для сравнительной оценки — 40-тонная боевая часть глобальной ракеты УР-500 должна была иметь тротиловый эквивалент 150 мегатонн[5].

Отработка новых конструкций ядерных и термоядерных боеприпасов требует проведения испытаний, в которых подтверждается работоспособность устройства, его безопасность в аварийных ситуациях и подтверждалось расчётное энерговыделение при взрыве[6].

До бомбы, в начале 1950-х гг., разрабатывалась аналогичная торпеда. Авиационных и ракетных комплексов с нужными тактико-техническими характеристиками в СССР тогда не было и руководством страны было принято решение о создании термоядерной торпеды и подводной лодки для её доставки к побережью противника: 12 сентября 1952 г. И. В. Сталин подписал постановление Совета Министров СССР «О проектировании и строительстве объекта 627» (подводной лодки с ядерной энергетической установкой). Предполагалось, что она будет носителем торпеды с термоядерным зарядом Т-15 мощностью до 100 мегатонн тротилового эквивалента. Из-за неудачных испытаний Т-15 не была завершена, подводная лодка получила обычные торпеды[7]. (подробнее…)

НазваниеПравить

Официальные названия: «изделие 602», «АН602», «Иван»[8].

В настоящее время разница названий становится причиной путаницы, когда AH602 ошибочно отождествляют с РДС-37 или с РН202 (изделием 202). (AН602 представляла собой модификацию РН202[2]. В переписке для РН202 использовалось также обозначение «РДС-202»[9] и «изделие В»[10][неавторитетный источник?].)

Неофициальные названия — «Царь-бомба» и «Кузькина мать». Название «Царь-бомба» подчёркивает, что это самое мощное оружие в истории. Название «Кузькина мать» появилось под впечатлением высказывания Н. С. Хрущева вице-президенту США Ричарду Никсону: «В нашем распоряжении имеются средства, которые будут иметь для вас тяжелые последствия. Мы вам покажем кузькину мать[11].

РазработкаПравить

Разработка сверхмощной бомбы началась в 1956 г.[12] и проводилась в два этапа. На первом этапе, с 1956 по 1958 г.г. это было «изделие 202», которое разрабатывалось в созданном незадолго до этого НИИ-1011. Cовременное название НИИ-1011 — «Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт теоретической физики (РФЯЦ-ВНИИТФ)». Согласно официальной истории института приказ о создании НИИ в системе Министерства среднего машиностроения СССР был подписан 5 апреля 1955 года, к работе в НИИ-1011 приступили несколько позже.
На втором этапе разработки, с 1960 до успешного испытания в 1961 г., бомба называлась «изделие 602» и разрабатывалась в КБ-11 (ныне — ВНИИЭФ), вёл разработку В. Б. Адамский[12].

Изделие 202Править

После успешного испытания РДС-37 сотрудники КБ-11 выполнили предварительный расчёт с оценкой возможности создания термоядерных зарядов мощностями 150 Мт ТЭ и 1 Гт ТЭ, 2 февраля 1956 записка с оценкой их параметров была передана Н. И. Павлову.

После создания в 1955 г. второго ядерного центра — НИИ-1011, в 1956 году постановлением совета министров перед ним была поставлена задача разработки заряда сверхбольшой мощности, которая получила название «проект 202»[1].

12 марта 1956 года был принят проект Совместного Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР о подготовке и проведении испытания изделия 202[13]:

Принять проект постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР о подготовке и проведении испытания изделия 202.


Включить в проект постановления пункты, обязывающие:
а) Министерство среднего машиностроения (т. Завенягина) и Министерство обороны СССР (т. Жукова) по окончании подготовительных работ к проведению испытания изделия 202 доложить ЦК КПСС о положении дел;
б) Министерство среднего машиностроения (т. Завенягина) проработать вопрос о введении в конструкцию изделия 202 специальной ступени предохранения, обеспечивающей несрабатывание изделия при отказе парашютной системы, и свои предложения доложить ЦК КПСС.
Поручить тт. Ванникову и Курчатову окончательную редакцию текста данного постановления.

В проекте планировалось разработать вариант РДС-37 с мощностью 30 Мт ТЭ. 6 июня 1956 г. в отчёте НИИ-1011 описано термоядерное устройство РДС-202 с расчётной мощностью 38 Мт. Этот проект не был реализован — испытания были признаны нецелесообразными и отменены после испытаний изделий «40ГН», «245» и «205»[1].

Изделие 602Править

В 1960 г. в КБ-11 (ныне — ВНИИЭФ) была начала разработка термоядерного заряда мощностью 100 Мт. В феврале 1961 г. руководители КБ-11 направили в ЦК КПСС письмо «Некоторые вопросы развития ядерного оружия и способов его использования», где помимо прочего ставился вопрос о целесообразности разработки заряда мощностью 100 Мт. 10 июля 1961 г. в ЦК КПСС состоялось обсуждение, на котором Хрущёв поддержал разработку и испытание сверхмощной бомбы[1].

АН602 не являлась переименованной РН202, просто для ускорения испытаний было решено использовать разработки проекта 202. В КБ-11 (ВНИИЭФ) были взяты уже изготовленные в НИИ-1011 (ВНИИТФ) шесть корпусов для бомбы проекта 202 и использован разработанный для её испытаний комплекс оборудования[1].

АН602 имела трёхступенчатую конструкцию: ядерный заряд первой ступени (расчётный вклад в мощность взрыва — 1,5 мегатонны) запускал термоядерную реакцию во второй ступени (вклад в мощность взрыва — 50 мегатонн), а она, в свою очередь, инициировала ядерную «реакцию Джекила-Хайда» (деление ядер в блоках урана-238 под действием быстрых нейтронов, образующихся в результате реакции термоядерного синтеза) в третьей ступени (ещё 50 мегатонн мощности), так что общая расчётная мощность АН602 составляла 101,5 мегатонны[14].

Испытание первоначального варианта бомбы было отвергнуто по причине чрезвычайно высокого уровня радиоактивного загрязнения, которое она должна была вызвать[15]. В результате было решено не использовать «реакцию Джекила — Хайда» в третьей ступени бомбы и заменить урановые компоненты этой ступени на их свинцовый эквивалент. Это уменьшало расчётную общую мощность взрыва почти вдвое (до 51,5 мегатонны).

Разработка самолёта-носителяПравить

Для доставки бомбы коллективом под руководством Александра Надашкевича был разработан модифицированный вариант бомбардировщика ТУ-95 — Ту-95В[8].

Первые проработки по этой теме начались сразу после переговоров И. В. Курчатова осенью 1954 года с А. Н. Туполевым, который назначил руководителем темы своего заместителя по системам вооружения А. В. Надашкевича. Анализ показал, что подвеска такой большой бомбы потребует серьёзных изменений в самолёте. В первой половине 1955 года были согласованы габариты, вес и размещение АН602 в самолёте. Как и предполагалось, масса бомбы составляла 15% взлётной массы носителя, но из-за её размеров самолёт остался без подвесных топливных баков. Для подвески АН602 был разработан новый балочный держатель на основе БД-206. Разработанный новый БД7-95-242 (БД-242) был значительно грузоподъёмнее БД-206, он имел три бомбардировочных замка Дер5-6 грузоподъёмностью 9 тонн каждый. Три замка создали проблему безопасного сброса бомбы и она была решена — электроавтоматика обеспечила синхронное открытие всех трёх замков[16].

17 марта 1956 года вышло постановление Совета Министров СССР №357—228сс, согласно которому ОКБ-156 должно было приступить к переоборудованию Ту-95 в носитель ядерных бомб большой мощности. Эти работы велись в ЛИИ МАП (Жуковский) с мая по сентябрь 1956-го. Затем Ту-95В был принят заказчиком и передан для проведения лётных испытаний, которые велись (включая сброс макета «супербомбы») под руководством полковника С. М. Куликова до 1959 года и прошли без особых замечаний[16].

ИспытанияПравить

 
Вспышка взрыва Царь-бомбы
 
Гриб после взрыва

Носитель «супербомбы» был создан, но его реальные испытания отложили по политическим соображениям: Хрущёв собирался в США, и в «холодной войне» наступила пауза. Ту-95В перегнали на аэродром в Узин, где он использовался как учебный самолёт и уже не числился как боевая машина. Однако в 1961 году, с началом нового витка холодной войны, испытания «супербомбы» вновь стали актуальными. На Ту-95В срочно заменили все разъёмы в системе электроавтоматики сброса и сняли створки бомбоотсека — реальная бомба по массе (26,5 т[17], в том числе вес парашютной системы — 0,8 т[18]) и габаритам оказалась несколько больше макета (в частности, теперь её вертикальный габарит превышал размеры бомбоотсека в высоту). Самолёт был также покрыт специальной светоотражающей краской белого цвета.

О предстоящих испытаниях 50-мегатонной бомбы объявил лично Хрущёв в своём докладе 17 октября 1961 года на XXII съезде КПСС[19].

Испытания бомбы состоялись 30 октября 1961 года. Подготовленный Ту-95В № 5800302 с бомбой на борту вылетел с аэродрома Оленья и взял курс на Новую Землю. Экипаж самолета-носителя составлял 9 человек[1]:

  • ведущий летчик испытаний майор Дурновцев Андрей Егорович;
  • ведущий штурман испытаний майор Клещ Иван Никифорович;
  • второй летчик капитан Кондратенко Михаил Константинович;
  • штурман-оператор радиолокатора ст. лейтенант Бобиков Анатолий Сергеевич;
  • оператор радиолокатора капитан Прокопенко Александр Филиппович;
  • бортинженер капитан т/с Евтушенко Григорий Михайлович;
  • ст. стрелок-радист ст. лейтенант Машкин Михаил Петрович;
  • КОУ, стрелок-радист капитан Снетков Вячеслав Михайлович;
  • стрелок-радист ефрейтор с/с Болотов Василий Яковлевич.

В испытаниях участвовал также самолёт-лаборатория Ту-16А (серийный, оборудованный для наблюдения за испытаниями) бортовой номер №3709 с экипажем[1]:

  • ведущий летчик испытаний подполковник Мартыненко Владимир Фёдорович;
  • второй летчик ст. лейтенант Муханов Владимир Иванович;
  • ведущий штурман майор Григорюк Семен Артёмьевич;
  • штурман-оператор радиолокатора майор Музланов Василий Тимофеевич;
  • стрелок-радист ст. сержант с/с Шумилов Михаил Емельянович.

В 2 часа 3 минуты после взлёта на высоте 11,5 км над уровнем цели бомба была сброшена с самолёта-носителя, после чего она опускалась на основном парашюте площадью 1600 м²[1], общая масса парашютной системы, включавшей ещё пять вытяжных парашютов, срабатывавших тремя «каскадами», составляла 800 кг[20][21].

Подрыв бомбы был осуществлён барометрическим взрывателем через 189 секунд после сброса[1] в 11 часов 33 минуты МСК (08:33 UTC) на высоте 4200 м над уровнем моря (4000 м над целью)[1].

В других источниках указаны разные высоты взрыва, от 3700 м над целью (3900 м над уровнем моря) до 4500 м[22]).

Самолёт-носитель к моменту взрыва оказался на расстоянии около 39 км, а самолёт-лаборатория — 53,5 км. Ударная волна догнала самолёт-носитель на удалении 115 км, действие ударной волны от взрыва ощущалось в виде вибрации и не повлияло на режим полёта самолёта[1]. После посадки на фюзеляже были замечены несколько пятен от воздействия вспышки взрыва[16].

Самолёт-лаборатория к моменту прихода ударной волны был на расстоянии 205 км от места взрыва[1]. Измеренная мощность взрыва (58,6 мегатонны) заметно превысила проектную (51,5 мегатонны). Есть сведения, что по первоначальным данным мощность взрыва АН602 была существенно завышена и оценивалась величинами до 75 мегатонн[23].

Результаты испытанияПравить

 
Сравнение размеров огненных шаров ядерных взрывов
 
Радиус зоны сплошного поражения при взрыве, для наглядности наложенный на карту Парижа

Взрыв АН602 по классификации ядерных взрывов был низким воздушным ядерным взрывом сверхбольшой мощности. Результаты его впечатляли:

  • огненный шар взрыва достиг в диаметре примерно 4,6 километра[уточнить]. Теоретически он мог бы вырасти до поверхности земли, однако этому воспрепятствовала отражённая ударная волна, поднявшая низ шара и отбросившая шар от земли;
  • световое излучение потенциально могло вызывать ожоги третьей степени на расстоянии до 100 километров;
  • вспышка была видна на расстоянии более 1000 км[24]
  • ядерный гриб взрыва поднялся на высоту 67 километров[2], форма «шляпки» двухъярусная, диаметр верхнего яруса оценен в 95 километров, нижнего — 70, облако наблюдали за 800 км от места взрыва[1];
  • взрывная волна трижды обогнула земной шар[1], первый раз за 36 ч. 27 мин.[3]:
  • сейсмическая волна в земной коре, порождённая ударной волной взрыва, три раза обогнула земной шар[24];
  • волна атмосферного давления, возникшая в результате взрыва, трижды была зафиксирована в Новой Зеландии: станция в г. Веллингтон (Новая Зеландия) зарегистрировала увеличение давления в 21:57 30 октября (приход волны с северо-запада), в 07:17 31 октября (с юго-востока) и в 9:16 1 ноября (с северо-запада; время по GMT) с амплитудой 0,6, 0,4 и 0,2 миллибар соответственно; средняя скорость движения волны оценена в 303 м/с, или 9,9 градуса дуги большого круга в час[25];
  • в 780 км от взрыва выбило в окнах стекла (на о. Диксон)[1];
  • свидетели почувствовали удар и смогли описать взрыв на расстоянии тысячи километров от его центра;
  • звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон на расстоянии около 800 километров, однако нет сообщений о разрушениях или повреждениях сооружений даже в расположенных гораздо ближе (280 км) к полигону посёлке городского типа Амдерма[26] и посёлке Белушья Губа;
  • ионизация атмосферы стала причиной помех радиосвязи даже в сотнях километров от полигона в течение около 40 минут[23];
  • радиоактивное загрязнение опытного поля радиусом 2—3 км в районе эпицентра составило не более 1 миллирентген/час, испытатели появились на месте взрыва через 2 часа, радиоактивное загрязнение практически не представляло опасности для участников испытания[1].

Последствия испытанияПравить

Создание и испытание сверхбомбы имели большое политическое значение: Советский Союз продемонстрировал свой потенциал в создании ядерного арсенала неограниченной мощности (на то время наиболее мощный испытанный США термоядерный заряд был 15 мт). Любопытно, что США не увеличивали мощность термоядерных испытаний после испытания Советским Союзом АН602, а в 1963 г. в Москве был подписан договор о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, в космосе и под водой[1].

Важным научным результатом стала экспериментальная проверка принципов расчёта и конструирования термоядерных зарядов многоступенчатого типа. Было экспериментально доказано, что нет принципиального ограничения на увеличение мощности термоядерного заряда (стоит, однако, отметить, что ещё 30 октября 1949 года, за три года до испытания «Майк», в Дополнении к официальному отчету Общего совещательного комитета Комиссии по атомной энергии США физики-ядерщики Энрико Ферми и Исидор Раби уже сделали вполне однозначный вывод, что термоядерное оружие имеет «неограниченность разрушительной силы»; стоимость увеличения мощности боеприпаса составляла — в ценах 1950 финансового года — 60 центов за одну килотонну тротилового эквивалента или около 10 долларов за ещё одну Хиросиму[27]). Так, в испытанном экземпляре бомбы для поднятия мощности взрыва ещё на 50 мегатонн достаточно было выполнить третью ступень бомбы (являлась оболочкой второй ступени) не из свинца, а из урана-238, как и предполагалось штатно[14]. Замена материала оболочки и понижение мощности взрыва были обусловлены желанием сократить до приемлемого уровня количество радиоактивных осадков[1], а не стремлением уменьшить вес бомбы, как иногда полагают. Впрочем, вес АН602 от этого действительно уменьшился, но незначительно — урановая оболочка должна была весить примерно 2800 кг[28], свинцовая же оболочка того же объёма — исходя из меньшей плотности свинца — около 1700 кг. Достигнутое при этом облегчение чуть более одной тонны слабо заметно при общей массе АН602 не менее 24 тонн (даже если брать самую скромную оценку) и не влияло на положение дел с её транспортировкой.

Впрочем, следует заметить, что «Царь-бомба» действительно была значительно облегчена сравнительно с первоначальным проектом, в котором её масса достигала 40 тонн, что было решительно отвергнуто А. Н. Туполевым[29] — 40-тонную бомбу не смог бы поднять самый грузоподъёмный для того времени самолёт Ту-95 (максимальная бомбовая нагрузка выбранного в качестве носителя тяжёлого стратегического бомбардировщика Ту-95 — его вариант под «изделие В» получил обозначение Ту-95-202 или Ту-95В, производственный индекс этой модификации Ту-95 был «заказ 242» — даже после модернизации ограничивалась 27 тоннами[16]).

Взрыв стал одним из самых чистых в истории атмосферных ядерных испытаний в пересчёте на единицу мощности. Первой ступенью бомбы был урановый заряд мощностью в 1,5 мегатонны[14], что само по себе обеспечило большое количество радиоактивных осадков, тем не менее, можно считать, что АН602 действительно была относительно чистой — более 97 % мощности взрыва давала практически не создающая радиоактивного загрязнения реакция термоядерного синтеза.

Перспективы практического использованияПравить

АН602 никогда не являлась оружием, это было единичное изделие, конструкция которого позволяла достигнуть мощности в 100 Мт ТЭ, испытание 50-мегатонной бомбы было в том числе испытанием работоспособности конструкции изделия на 100 мегатонн[12]. Эта бомба предназначалась исключительно для психологического давления на американцев[8].

Специалисты начинали разработку боевых ракет для БЧ большой мощности (150 Мт и более), которые были переориентированы на вывод космических аппаратов: УР-500 (масса головной части 40 тонн, практически реализована как ракета-носитель «Протон», индекс ГРАУ — 8К82), Н-1 (масса головной части — 75–95 тонн, разработка была переориентирована в носитель для лунной программы, проект доведен до стадии летно-конструкторских испытаний и закрыт в 1976 г., индекс ГРАУ — 11А52), Р-56 (индекс ГРАУ — 8К67)[30].

Слухи и мистификации, связанные с АН602Править

Результаты испытаний АН602 стали предметом для слухов и мистификаций.

Так, утверждалось, что мощность взрыва бомбы достигла 120 мегатонн. Вероятно, это было связано с «наложением» информации о превышении реальной мощности взрыва над расчётной примерно на 20 % (на самом деле — на 14-17 %) на первоначальную проектную мощность бомбы (100 мегатонн, точнее — 101,5 мегатонны). Масла в огонь подобных слухов подлила и газета «Правда», на страницах которой было официально заявлено, что «она <АН602> — вчерашний день атомного оружия. Сейчас созданы ещё более мощные заряды»[22]. На самом же деле более мощные термоядерные боеприпасы (как, например, боевая часть для уже упоминавшейся глобальной ракеты УР-500 мощностью 150 мегатонн) хотя и разрабатывались, но так и остались в виде проектов.

В разное время циркулировали слухи о том, что мощность бомбы была уменьшена в 2 раза по сравнению с планируемой, так как учёные опасались возникновения самоподдерживающейся термоядерной реакции с вовлечением в реакцию водорода атмосферы и океана и последующим выгоранием кислорода.
(Перед испытанием в США первой атомной бомбы высказывались похожие опасения о возникновении в атмосфере неконтролируемой ядерной реакции, несмотря на противоречие такой возможности всем известным сведениям о ядерных реакциях. Непосредственно перед тем взрывом разнервничавшегося из-за таких опасений молодого ученого удалили с места испытания по совету врачей[31]). В действительности детонация ни атмосферы, ни океана невозможна ни при какой мощности термоядерного взрыва[32].

Распространён слух о чрезвычайно быстрой разработке «Царь-бомбы», якобы она была полностью сконструирована за 112 дней после поручения Хрущева на совещании 10 июля 1961 года[14]. В действительности начало разработки — 1956 год[12]. Также эта бомба никогда не была каким-то трудовым подарком разработчиков ядерного оружия к открытию очередного партийного съезда, как пишут в некоторых публикациях[12].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Чернышёв, 2011.
  2. 1 2 3 Веселов, А. В. Царь-бомба // Атомпресса : газ.. — 2006. — № 43 (726) (октябрь). — С. 7.
  3. 1 2 Книга рекордов Гиннесса : 1993. — Москва−Лондон, 1993. — С. 198.
  4. Например даже на конец декабря 1964 г. Ракетные Войска стратегического назначения СССР имели всего 176 пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (МБР) — См. Дроговоз И. Г. Воздушный щит Страны Советов. — Минск: Харвест, 2004. — С. 240. — ISBN 985-13-2141-9., с уточнениями согласно: Михаил Первов. Ракетные комплексы РВСН // Техника и вооружение. — 2001. — № 5-6. — С. 21,34. Для сравнения: одних тяжёлых стратегических бомбардировщиков B-52 «Стратофортресс» в США было выпущено 744 единицы (Шелехов М. В. и др. Авиация капиталистических государств. — М. : Военное издательство, 1975. — С. 11.). Но в то же время — и первый термоядерный боеприпас и первая МБР были созданы именно в СССР.
  5. Михаил Первов. Ракетные комплексы РВСН // Техника и вооружение. — 2001. — № 5-6. — С. 44-45.
  6. Слипченко, Виктор Сергеевич. Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний : Материалы лекции В. С. Слипченко, прочитанной 14 апреля 2004 г. в Московском физико-техническом институте в Московском физико-техническом институте для слушателей курса «Режим нераспространения и сокращения оружия массового уничтожения и национальная безопасность» : [арх. 11 июня 2004] / Центр по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ. — МФТИ, 2004.
  7. ТАСС, 29 октября 2016.
  8. 1 2 3 Чуприн, Константин. Бомбы с ласковыми именами // Независимое военное обозрение : газ.. — 2005. — 10 июня. — Интернет-версия статьи.
  9. Отчет НИИ-1011 по обоснованию конструкции и расчетам изделия РДС-202.
  10. Военный паритет — Ядерные авиабомбы.
  11. Росатом покажет "Кузькину мать" на выставке в Москве. РИА «Новости» (15 августа 2015). Дата обращения 1 февраля 2019. Архивировано 2 февраля 2019 года.
  12. 1 2 3 4 5 Адамский и Смирнов, 1995.
  13. Президиум ЦК КПСС. 1954—1964. Черновые протокольные записи заседаний. Стенограммы. Постановления. / Гл. ред. А. А. Фурсенко. — М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2006. — Т. 2. : Постановления. 1954—1958. — 1120 с.
  14. 1 2 3 4 Антон Волков. Испытание заряда 50 Мт — «Кузькина мать» (недоступная ссылка). Ядерное и термоядерное оружие. 2002 by Anton Volkov. Дата обращения 28 сентября 2012. Архивировано 22 октября 2009 года.[неавторитетный источник?]
  15. Sakharov, Andrei. Memoirs. — New York : Alfred A. Knopf, 1990. — P. 215–225. — ISBN 0-679-73595-X..
  16. 1 2 3 4 Туполев Ту-95В. «Уголок неба»: Большая авиационная энциклопедия. Дата обращения 1 апреля 2019.
  17. В различных источниках вес АН602 указывается от 24 до 27 т. Здесь приведены данные из: Веселов, 2006
  18. Широкорад А. Б. Вооружение советской авиации 1941-1991 / Под общ. ред. А. Е. Тараса. — Минск: Харвест, 2004. — С. 420. — ISBN 985-13-2049-8.
  19. XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. 17—31 октября 1961 года. Стенографический отчёт. — М.: Политиздат, 1962. — Т. 1. — С. 55.
  20. Широкорад, 2004, с. 420.
  21. Nuclear Weapon Archive.
  22. 1 2 Хохлов Игорь Игоревич. Царь-бомба (Большой Иван). термоядерное устройство, разработанное в середине 50-х годов группой физиков под руководством академика И. В. Курчатова. В группу входили Андрей Сахаров, Виктор Адамский, Юрий Бабаев, Юрий Трунов и Юрий Смирнов. Дата обращения 1 апреля 2019.
  23. 1 2 Широкорад, 2004, с. 423.
  24. 1 2 РФЯЦ-ВНИИЭФ.
  25. Farkas E. Transit of Pressure Waves through New Zealand from the Soviet 50 Megaton Bomb Explosion (англ.) // Nature. — 1962. — Vol. 193. — Iss. 4817 (24 Feb. 1962). — P. 765—766. — ISSN 0028-0836. — DOI:10.1038/193765a0. [исправить]
  26. 4.4. Северный испытательный полигон «Новая земля» (СИПНЗ) : [арх. 7 июля 2007] // Ядерные испытания СССР / Ред. колл. Минатома, Минобороны и РАН РФ в сост.: В. В. Адушкин, И. А.Андрюшин, Н. П.Волошин, Ю. В. Дубасов, Р. И. Илькаев, В. Н. Михайлов, А. А. Спивак, А. К.Чернышев. — Саров : РФЯЦ−ВНИИЭФ, 1999. — Т. 2 : Технологии ядерных испытаний СССР. Воздействие на окружающую среду. Меры по обеспечению безопасности. Ядерные полигоны и площадки., Гл. 4 : Ядерные полигоны СССР. Площадки для проведения подземных ядерных взрывов в мирных целях.. — 248 с. — ISBN 5-85165-062-1.
  27. Дайсон, Фримен. Оружие и надежда. — М. : Прогресс, 1990. — С. 41—42. — ISBN 5-01-001882-9.
  28. Мгновенное деление 1000 кг урана обеспечивает взрыв мощностью примерно 18 мегатонн (См. Водородная бомба // Онлайн энциклопедия Кругосвет). Следовательно, для увеличения мощности взрыва на 50 мегатонн (расчетный «вклад» третьей ступени бомбы) необходимо было около 2800 кг урана.
  29. Широкорад, 2004, с. 419.
  30. Первов, Михаил. Ракетные комплексы РВСН // Техника и вооружение : журн.. — 2001. — № 5-6. — С. 44.
  31. Лоуренс, У. Л. Люди и атомы = William L. Lawrence: Men and Atoms, The discovery, the Uses and the Future of Atomic Energy; Simon and Schuster; New York : [пер. с англ.] / Под ред. чл.−корр. АН СССР В. С. Емельянова. — М. : Атомиздат, 1966. — Гл. 16 : Гора огня. — С. 137. — 296 с. — 50 000 экз. — УДК 539.17(09)(G).
  32. Weaver, Thomas A. Necessary conditions for the initiation and propagation of nuclear-detonation waves in plane atmospheres : [англ.] / Thomas A. Weaver, Lowell Wood // Physical Review A. — 1979. — Vol. 20, no. 1 (1 July). — P. 316. — DOI:10.1103/PhysRevA.20.316.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить

  • Дальнейшие разработки атомного оружия. Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики. — Ядерный центр — История. Дата обращения 1 апреля 2019.
Фильмография
  • Документальный фильм «Кузькина мать. Царь-бомба. Апокалипсис по-советски» (реж. Игорь Чернов, 2011)