Церковный парад лейб-гвардии Финляндского полка

«Церковный парад лейб-гвардии Финляндского полка» (официально — «Высочайший парад лейб-гвардии Финляндскому полку 12 декабря 1905 года в Царском Селе») — картина русского художника Бориса Кустодиева, написанная в 1906 году. Заказана лейб-гвардии Финляндским полком и посвящена представлению полку его шефа, цесаревича Алексея. В настоящее время картина находится в коллекции Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге.

The Church Parade of the Finnish Life Guards Regiment.jpg
Борис Кустодиев
Церковный парад лейб-гвардии Финляндского полка. 1906 год
Холст, масло. 80,5 × 169 см
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, Россия
(инв. ЭРЖ-1639)

История и контекстПравить

 
Николай II с сыном

Осенью 1906 года Кустодиев получил неожиданный заказ от командования лейб-гвардии Финляндского полка на тему предстоящего празднования 100-летия этой части императорской гвардии. Художнику было поручено написать большие портреты основателя полка Александра I и нынешнего императора Николая II, а также картину со сценой церковного парада[en] и первого представления полку его шефа, цесаревича Алексея, состоявшихся 12 декабря 1905 года в Царском Селе[1][2]. Шефом «финляндцев» цесаревич Алексей был назначен спустя год после своего рождения, 30 июля 1904 года, что было отмечено в полку целым рядом торжественных мероприятий[2]. В их число, как записал в своём дневнике великий князь Константин Константинович, вошёл и «прошлогодний церковный парад в полку в Царскосельском манеже, когда Государь, обойдя строй, нёс на руках Шефа полка, маленького Цесаревича. В толпе идущих с Государём находился и я»[3]. Николай Воронович, бывший в то время воспитанником Пажеского корпуса, праздник учреждения которого отмечался «высочайшим смотром» и приходился на один день вместе с Финляндским полком, писал, что «после 1905 года парады эти были перенесены в Царское Село, в манеж лейб-гвардии Гусарского полка. Публика на них не допускалась, парады эти не отличались большой торжественностью и не оставили о себе особых воспоминаний»[4].

 
Николай II с супругой среди «финляндцев»

Как отмечается в многотомной и роскошно оформленной «Истории лейб-гвардии Финляндского полка. 1806–1906»[5], в тот день Финляндский полк выстроился в манеже, имея на своём правом фланге Пажеский корпус, а на левом — Волынский полк вместе с ветеранами из Чесменской богадельни. Пока главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа великий князь Николай Николаевич инспектировал полк, императрица Александра Фёдоровна с цесаревичем Алексеем проследовала в царскую ложу, а Николай II вышел на манеж вместе с великими князьями Михаилом Александровичем и Дмитрием Павловичем. После рапорта командира полка генерал-майора Самгина и обхода императором рядов частей, состоялся молебен с «возглашением Царского многолетия, вечной памяти православным воинам и многолетием Русскому воинству». Затем «Государь Император изволил взять на руки Августейшего Своего Сына, Шефа Финляндцев, которого и пронес перед фронтом участвующих в параде частей, предшествуемый протопресвитером, окроплявшим святою водою знамена и войска. Торжественно было это шествие: на руках царя-отца наследник цесаревич впервые следовал вдоль рядов Своего Л.-Гв. Финляндского полка, все члены которого с сердечным умилением и восторгом взирали на Своего Августейшего Шефа, столь давно жданного перед рядами полка. В белой одежде, опушенной горностаем — обычным украшением царской мантии, как светлый луч, малютка наследник ласково и спокойно взирал на Свой полк, восторженно встреченный Своими Финляндцами»[6]. Отдав наследника императрице, Николай II принял церемониальный парад, после чего поблагодарил Пажеский корпус и проследовал к Финляндскому полку[6], где «осчастливил» собравшихся словами о том, что «верою и правдою почти сто лет служит лейб-гвардии Финляндский полк своим Царям и Родине. […] Сегодня вы видели своего Шефа. Уверен, что будущие финляндцы будут так же верно служить Ему, как вы служили и служите теперь Мне»[7]. Затем император проследовал в ложу, где во второй раз взял на руки цесаревича и подняв его над балюстрадой, сказал: «Вот ваш Шеф!», что вызвало «неописуемый восторг Финляндцев», выражавшийся в криках «ура» и продолжавшийся до отбытия царской семьи из манежа[6].

           
Горемыкин Витте Игнатьев Победоносцев Коковцов Дубасов

Кустодиеву было предложено сообщить о своём решении насчёт заказа, принятие которого могло помочь ему как художнику, которому в этом году не удалось ничего продать кроме двух небольших женских портретов, приблизиться к царскому двору и познакомиться с именитыми заказчиками по примеру Валентина Серова или Ильи Репина[8]. Примечательно, что во время недавней революции 1905 года Кустодиев принял участие в работе сатирических журналов «Жупел» и «Адская почта», вскоре закрытых цензурой по причине антиправительственного настроя[9][1]. В них были опубликованы издевательские и гротескные портреты царских министров Витте, Горемыкина, Игнатьева, Победоносцева, Коковцова и Дубасова, изображённых в раззолочённых орденами и аксельбантами мундирах, которые составили сатирический цикл «Олимп»[9][10][11]. Героев для своих карикатур он находил в Мариинском дворце во время работы над картиной «Торжественное заседание Государственного совета…» совместно с Репиным. В том же 1905 году она экспонировалась на организованной Сергеем Дягилевым «Выставке исторических портретов» в Таврическом дворце, где имя молодого художника, возможно, стало известным самому Николаю II. Между тем, отношение Кустодиева к сановникам с критических позиций, без пиетета и с изрядной долей иронии, едва ли не было замечено царским окружением, хотя карикатур на императора он не рисовал[9][1]. К тому времени Кустодиев был многообещающим художником, известность и признание к которому пришли раньше остальных, однако он постоянно нуждался в деньгах ввиду всё возрастающих семейных расходов и рождения третьего ребёнка, и после долгих раздумий без сомнений согласился на предложение «финляндцев»[12][8][13].

СозданиеПравить

   
Эскиз и портрет Кустодиева
 
Портрет Доу

Портрет Александра I в полный рост Кустодиев исполнил легко, воспользовавшись известным портретом работы Джорджа Доу для галереи героев войны 1812 года и лишь слегка изменив детали. При написании такого же по размерам портрета Николая II он следовал романтической манере Доу, пользуясь также фотографиями императора и живыми впечатлениями от наблюдения за ним во время ноябрьских и декабрьских парадов гвардейских Московского, Семёновского и стрелков Императорской Фамилии в Царском селе в преддверии празднования 100-летия Финляндского и Волынского полков, назначенного на 12 декабря 1906 года[14]. Участие в военных парадах было любимым занятием Николая II, сравнимым лишь с охотой. В 1906 году, если судить по дневнику императора, состоялось около 40 подобных парадов, проведение которых, возможно, было вызвано намерением укрепить связи с армией во время революционных волнений[15]. Примечательно, что Финляндский полк отличился в войне 1812 года и в других кампаниях[1], в том числе в разгроме польских восстаний в 1831 и 1863 годах[16], как и Волынский полк, созданный в 1817 году из 1-го батальона «финляндцев»[17]. Между тем, гвардейцы не приняли участия в русско-японской войне 1904—1905 годов, чем избежали национального позора, но уже в 1906 году были посланы в столицу, где подавили матросский мятеж в Кронштадте и прославились как «душители народа»[2].

 
«Император Николай II с цесаревичем. 1905», эскиз

В отличие от императорских портретов, над «церковным парадом» Кустодиеву пришлось потрудиться. В ходе нескольких поездок в Царское Село художник написал несколько подготовительных этюдов, запечатлевших цесаревича Алексея, великого князя Константина Константиновича, протоиерея Желобовского, генерал-майора Епанчина, князя Васильчикова[5]. Рассказав о получении заказа и работе над картиной в послании своей матери Екатерине Прохоровне, Кустодиев вскоре получил ответное письмо, в котором она рассказала, что «читая о том, как ты был во дворце, говорил с государыней и видел наследника, я умилилась до слез и позавидовала тебе. Ведь я прожила в Петербурге 2 года и 9 месяцев и за это время никого не видала из царской фамилии. А я ведь, ты знаешь, очень к ней неравнодушна и особенно к маленькому наследнику… Неужели ты не снимешь с картины фотографию и не пришлешь мне? Это я прямо-таки сочту за обиду»[18]. Некоторые предварительные этюды можно считать достижением Кустодиева[19]. Так, от этюда князя Васильчикова, экспонировавшегося впоследствии на выставке «Мира искусства», просто в восторг пришёл анонимный художественный критик «Биржевых ведомостей», описавший его как «маленький живописный шедевр, с одинаковым успехом могли бы поставить под ним свое имя — шутка ли — покойный Серов или Репин»[20]. Заказанные Кустодиеву портреты и картина были закончены в срок и выставлены в зале Петербургского офицерского собрания в день банкета в ходе празднования 100-летнего юбилея Финляндского полка[5]. Как отмечается в «Истории лейб-гвардии Финляндского полка. 1806–1906», «отлично исполненные во весь рост художником Кустодиевым портреты Императоров Александра I и Николая II украшали обе стороны зала», общий вид которого, «нарядный и блестящий, как нельзя более гармонировал с настроением празднующих свой столетний праздник Финляндцев»[21]. Заручившись связями с царским двором и получив за выполнение заказа хорошие деньги, Кустодиев завершил революционный 1906 год в качестве почти что придворного живописца[19].

КомпозицияПравить

 
Репродукция картины Кустодиева

Картина размерами 80,5 × 169 см написана маслом на холсте, слева внизу подпись: «Б. Кустодиевъ 1906»[13][22]. На полотне изображён момент церковного парада в царскосельском манеже, когда Николай II, держа на руках своего сына, двухлетнего цесаревича, идёт со следующей за ним свитой мимо строя вытянувшихся «финляндцев», которых окропляет святой водой возглавляющий шествие священник[5][2]. Композиция будто находится в непрерывном движении, движется всё — от толпы, занявшей всю правую сторону полотна, до отдельных фигур до потолка манежа, написанного в виде растекающихся в сторону зрителя лучей. Огромное пространство картины усилено узким форматом полотна; портретные характеристики складываются из подчёркнутой и вместе с тем жёсткой силуэтности фигур, а также благодаря множеству деталей[13]. При этом внешность героев полотна запечатлена без прикрас и не отличается парадностью[2]. Среди эмоций «финляндцев» можно различить лишь напряжение, но никаких чувств «умиления и восторга», о которых писал официальный историк полка[5]. По мнению историка Финляндского полка Владимира Ушакова, сам император имеет глупый вид, а среди свиты имеются совершенно гнусные лица, в связи с чем картина кажется одиозной и выражающей ненависть к царю и его окружению, широко распространившуюся в ходе революции и проникшую даже в ряды гвардии[2]. Как отмечает биограф Кустодиева Аркадий Кудря, заказ Финляндского полка, в том числе и «Церковный парад», в целом можно охарактеризовать как регресс для творчества художника[19]. В связи с этим искусствовед Марк Эткинд писал, что эта отличающаяся вялостью и скукой картина создана человеком, вдруг потерявшим всякий художественный вкус[12]. По мнению же Кудри, «финляндцы» и не нуждались в живописных изысках — им было важно, чтобы было написано «прилично и достойно» данной, высокой темы[19].

СудьбаПравить

Согласно пожеланию заказчиков картина пышно именовалась как «Высочайший парад лейб-гвардии Финляндскому полку 12 декабря 1905 года в Царском Селе»[5], но более известным названием является «Церковный парад лейб-гвардии Финляндского полка»[23]. После празднования юбилея картина была выставлена в музее Финляндского полка[5]. Репродукция её была помещена в четвёртом томе «Истории лейб-гвардии Финляндского полка. 1806–1906»[2][24]. В 1946 году картина была передана из Музея этнографии народов СССР в Государственный Эрмитаж[23]. Эскиз к картине под названием «Император Николай II с цесаревичем. 1905» хранится в запасниках Третьяковской галереи[25][26]. Портрет Александра I находится в Русском музее[27]. Местонахождение портрета Николая II неизвестно.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 Кудря, 2006, с. 79.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Ушаков В. Знамя примирения // Журнал «Нева». — 2003. — № 2. — С. 206—213.
  3. Дневник Великого Князя Константина Константиновича. ГАРФ. Ф. 660. Оп. 1. Ед. хр. 56. (9 декабря 1906). Дата обращения: 16 мая 2017.
  4. Воронович, 2001, с. 62.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Кудря, 2006, с. 81.
  6. 1 2 3 Гулевич, 1907, с. 69.
  7. Николай II, 1906, с. 67.
  8. 1 2 Кудря, 2006, с. 79—80.
  9. 1 2 3 Кудря, 2006, с. 77.
  10. Эткинд, 1960, с. 22, 49.
  11. Воинов, 1925, с. 29, 80.
  12. 1 2 Эткинд, 1960, с. 55.
  13. 1 2 3 Пиотровский, 2007, с. 66.
  14. Кудря, 2006, с. 80.
  15. Кудря, 2006, с. 80—81.
  16. Алексей Шкваров. История Лейб-Гвардии Финляндского полка. Фонтанка.ру (23 декабря 2015). Дата обращения: 16 мая 2017.
  17. Алексей Шкваров. История Лейб-Гвардии Волынского полка. Фонтанка.ру (19 декабря 2015). Дата обращения: 16 мая 2017.
  18. Кудря, 2006, с. 81—82.
  19. 1 2 3 4 Кудря, 2006, с. 82.
  20. Кудря, 2006, с. 164—165.
  21. Гулевич, 1907, с. 324—325.
  22. Эткинд, 1982, с. 82.
  23. 1 2 Церковный парад лейб-гвардии Финляндского полка. Государственный Эрмитаж. Дата обращения: 16 мая 2017.
  24. Гулевич, 1907, с. 67.
  25. Рождение шедевра: эскиз, этюд, картина. RDH.ru (27 мая 2014). Дата обращения: 16 мая 2017.
  26. Рождение шедевра: эскиз, этюд, картина. CultObzor.ru (31 мая 2014). Дата обращения: 16 мая 2017.
  27. Александр I. 1906. Кустодиев. Art-Catalog.ru. Дата обращения: 16 мая 2017.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить