Челябинский инцидент

Челя́бинский инциде́нт имел место 14—17 мая 1918 года между чехами, ехавшими по Транссибу на восток во Владивосток для переброски через океан на французский участок фронта против Центральных держав, и двигавшимися им навстречу в западном направлении венграми, репатриируемыми большевиками по условиям Брестского договора. Эпизод в Челябинске и его непосредственные последствия стали причиной восстания Чехословацкого корпуса против советской власти с результатом в виде её быстрого свержения на территории от Поволжья до Байкала.

ПредысторияПравить

 
Эшелон чехословацкого корпуса. 1918 год

В мае 1918 года из сибирских и уральских лагерей в направлении на запад по Транссибу двигались эшелоны с возвращающимися домой согласно условиям подписанного два месяца назад между советской Россией и Германией мирного договора более чем миллионом пленных немцев и австро-венгров, на поездах которых развевались красные флаги; они бурно приветствовали своих союзников большевиков. Их поездам давалась «зелёная улица», паровозы, вагоны, уголь. В эшелоне, прибывшем в Челябинск ранним утром 14 мая 1918 года, не было ни русской охраны, ни австро-венгерских офицеров[1].

В обратном направлении — на восток — с большими проволочками ехали чехословаки в 63 эшелонах. С точки зрения большевиков гораздо важнее было отправить немцев, нежели пропустить быстрее чехов. Да и германский генштаб, со своей стороны, также опасался скорого появления на Западном фронте 40-тысячного Чехословацкого корпуса, в то время когда у Франции уже иссякали последние людские резервы. Немцы потребовали от большевиков сделать всё возможное, чтобы Чехословацкий корпус не попал на Западный фронт[2] и под давлением посла Германии в России графа Мирбаха 21 апреля нарком иностранных дел Г. В. Чичерин направил телеграмму Красноярскому совету о приостановлении дальнейшего передвижения чехословацких эшелонов на восток[3]:

Опасаясь японского наступления на Сибирь, Германия решительно требует, чтобы была начата скорая эвакуация немецких пленных из Восточной Сибири в Западную или в Европейскую Россию. Прошу употребить все средства. Чехословацкие отряды не должны передвигаться на восток.

— Г. В. Чичерин

В результате чешские эшелоны то ехали, то стояли по нескольку дней, надолго загоняясь в тупики и простаивая на запасных путях. К концу апреля 1918 года их движение почти прекратилось, и если передовые эшелоны с чехами уже были во Владивостоке, то последние ещё стояли под Пензой. Чехословацкий корпус растянулся на 8 тысяч километров[4], но не разложился и сохранял боевой дух. 14 мая в Челябинске находилось два чехословацких военных состава 3-го и 6-го стрелковых полков; оба эти поезда фактически застряли в городе из-за преимущества, отданного большевиками составам с пленными Центральных держав. Нарастала нервозность, начали распространяться слухи, что большевики решили выдать славян германцам. По эшелонам ходили пропагандисты всех направлений, агитировавших как за советскую власть, так и против неё[5].

Пассажиры этих встретившихся в Челябинске эшелонов относились друг к другу без взаимной симпатии. Возвращавшиеся в Германию военнопленные считали чехов предателями, дезертировавшими или сдавшимися в плен русским войскам. Чехи же видели в австрийцах и венграх своих угнетателей, от гнёта которых они стремились избавиться. Дополнительным раздражителем для чехов являлось то, что эшелоны с военнопленными, и так — к их зависти — направлявшимися домой по оптимальному маршруту, пропускались в первую очередь — Германия настаивала на немедленной эвакуации военнопленных, и советская власть стремилась выполнить это требование. Перевозка пленных немцев и австро-венгров по перегруженной железной дороге и была одной из причин задержки эшелонов с чехами. Поэтому для обеих групп, озлобленных жарой, простоями, неопределённостью и лишениями, встреча на челябинском вокзале таила опасности[4].

Ход событийПравить

После того, как австро-венгерский состав тронулся, венгр Иоганн Малик с ругательством на венгерском языке, вполне понятным, однако, чехам, кинул из последнего вагона обломок чугунной печки в группу чешских солдат и тяжело ранил им стрелка Франтишека Духачека. Тот потерял сознание, и его возмущённые друзья догнали паровоз, силой заставили машиниста остановить эшелон, отцепили вагоны с военнопленными, высадили из последних трёх вагонов человек 70—80, избили десятерых, заставив назвать провинившегося венгра. Выданный своими И. Малик был тут же чехами заколот штыками[6][7]. Остальные пленные потом вспоминали, что убитый ещё перед отправлением со станции объявил, что должен убить хотя бы одного чеха до отъезда.

Большевистские власти Челябинска объявили о создании комиссии по расследованию инцидента, и комиссия челябинского Совета арестовала 17 мая 10 чехословаков, забрав их в город с железнодорожной станции, располагавшейся тогда в 5 км от него. Отправленная для расследования произошедшего события и с требованием освободить задержанных делегация во главе с чешским офицером была арестована большевиками и заключена в тюрьму. Вскоре чехословацкие солдаты под командованием подполковника С. Н. Войцеховского осадили вокзал, арестовали коменданта и захватили оружие. После этого чехи оцепили центр Челябинска, захватили арсенал (2800 винтовок и артиллерийскую батарею[8]), обыскали военный комиссариат и перерезали телефонную линию. Хотя советская комиссия и согласилась отпустить ранее арестованных, солдаты Чехословацкого корпуса сами силой освободили своих товарищей, разоружив красногвардейцев[6][9].

ПоследствияПравить

В Москве новости о событиях в Челябинске вызвали резкую реакцию: в ночь на 21 мая были арестованы два главных члена русской секции Чехословацкого национального совета (ЧНС) заместители председателя филиала ЧНС Прокоп Макса и Богумил Чермак, которые под давлением подписали телеграмму с приказом всем чешским военным сдать оружие советским властям[10].

 
Мемориал чехословацким легионерам в Челябинске

Одновременно в Челябинске 20 мая прошёл съезд членов филиала ЧНС и командиров чешских частей, в ходе которого было решено не выполнять распоряжений о сдаче оружия и изменении маршрута, продолжать двигаться на восток, не останавливаясь и перед применением оружия. Был создан новый руководящий орган, Временный исполнительный комитет в составе 11 человек: командир 3-го полка подполковник С. Н. Войцеховский (общее командование в районе Челябинска), командир 4-го полка поручик С. Чечек (общее командование в районе Пензы и Самары), командир 7-го полка капитан Р. И. Гайда (общее командование в районе Новониколаевска). Во все части были отправлены курьеры с ориентировкой «оружия не сдавать, готовиться к бою». П. Максу, сидевшему в ЧК, телеграфировали: «Съезд избрал исполком для руководства передвижением. Не издавайте приказов, они не будут приниматься во внимание». О своих решениях чехи проинформировали и Совнарком: «Советское правительство не может обеспечить свободный и беспрепятственный проезд корпуса, съезд решил оружия не сдавать»[6]. В решении чешских руководителей начать восстание сыграли важную роль остававшиеся в штабах и на командных должностях русские офицеры С. Н. Войцеховский, А. К. Степанов, Б. Ф. Ушаков и другие. Главными целями выступления было: не допустить выдачи чинов корпуса в Австро-Венгрию (где их ждала смертная казнь) и обеспечить переброску корпуса в Западную Европу[8].

 
Подполковник Б. Ф. Ушаков

Как пишет современный исследователь гражданской войны в Сибири П. А. Новиков, в ситуации, сложившейся в Поволжье и Сибири весной 1918 года, большевикам важно было не столько разоружить чехов, сколько сделать возможным удаление из Корпуса русских офицеров, действительно представлявших реальную опасность для советской власти. Учёный считает, что у большевиков просто не было иного выхода, как тормозить и пытаться разоружать составы чехословаков, чтобы создать для своего комиссара Дашкова на пропускном пункте станции Слюдянка восточнее Иркутска (где и погибло несколько сотен русских офицеров), и ему подобных, условия, в которых те могли бы без риска для себя задерживать офицерство, стремившееся в Забайкалье и Маньчжурию в т.ч. к активно ведущему борьбу против большевизма и являющемуся своеобразным «магнитом» для антисоветских сил атаману Г. М. Семёнову. Между тем у местных властей не было необходимых сил и средств для проведения таких действий, председатель Пензенского совета рабочих и крестьянских депутатов Александр Минкин сообщал Троцкому: «Пришли к заключению, что не можем выполнить предписание. В Пензе на расстоянии 100 вёрст находится около 12 000 войск с пулемётами. Впереди нас стоят эшелоны, имеющие на 100 человек 60 винтовок. Арест офицеров неминуемо вызовет выступление, против которого устоять мы не сможем»[3]. Однако Троцкий, входивший в роль диктатора, гнул свою линию, и вскоре в Красноярске большевики начали с разоружения 23—24 мая 1918 авиационно-штабного эшелона 2-й дивизии, в котором следовал один из героев будущего восстания подполковник Б. Ф. Ушаков. Офицера красным не удалось схватить, а скрывшись от них, он вступил в контакт с антибольшевистским подпольем и поднял в Канске восстание, как только дождался эшелона с ударным батальоном чехословаков[11][12].

Тем временем, по окончании челябинского совещания утром 25 мая командир 7-го Татранского полка Р. И. Гайда распорядился взять Мариинск, что и было исполнено к 14 часам того же дня частями Э. В. Кадлеца, разоружившими при этом следовавший в Забайкалье красноармейский отряд; 1-м батальоном 6-го полка[3] также была занята станция Чулымская. В этот же день была захвачена железнодорожная станция в Марьяновке (между Томском и Красноярском)[13]. 25-го же числа о событиях в Мариинске стало известно в Москве, и вечером (в 23:00) этого дня в ответ последовала депеша народного комиссара по военным делам Л. Д. Троцкого, категорически запрещавшая дальнейшее продвижение всех чешских эшелонов и предписывавшая расстреливать на месте любого чеха или словака, обнаруженного с оружием. Кроме того, при обнаружении хотя бы одного вооружённого, приказывалось арестовывать всех находившихся в поезде[8] — при том, что реальными возможностями разоружить чехословаков большевики не обладали[5].

Все советы под страхом суровой ответственности обязаны немедленно разоружить чехословаков. Каждый чехословак, который будет найден вооружённым на линии ж.д. должен быть расстрелян на месте: каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооружённый, должен быть выгружен из вагонов и заключен в лагерь военно-пленных. Местные военные комиссары обязуются немедленно выполнить этот приказ; всякое промедление будет равносильно бесчестной измене и обрушит на виновных суровую кару

— Народный комиссар по военным делам Л. Д. Троцкий[3]

Приказ Троцкого стал известен чешскому командованию и был расценен им как объявление войны. Советский приказ начальство корпуса огласило рядовому составу в виде объяснения своих действий и для демонстрации отсутствия пути назад[14]. В ночь на 26 мая части Гайды взяли Новониколаевск. 28 мая — Канск и Нижнеудинск[11]. После взятия Челябинска чешские и словацкие легионеры под командованием русских офицеров вошли и в другие русские города благодаря своей высокой организованности, мотивации (люди понимали, что в случае поражения их ждёт смерть), а также хорошей военной подготовке. Легионеры в общей сложности овладели территориями площадью около 1½ миллионов квадратных километров: между 26 мая и 8 июня советская власть была свергнута также в Пензе, Сызрани, Самаре, Омске, Барнауле, Томске, Кургане, Иркутске и промежуточных пунктах. 18 июня чехи взяли Красноярск[8]. Если военные комиссариаты и руководители РСДРП(б) чехам не мешали, их сажали в тюрьму; при вооружённом сопротивлении — расстреливали. Воспользовавшись обстановкой, вышли из подполья вооружённые и организованные отряды офицерских организаций общей численностью в 13 тыс. человек, которые также свергали советскую власть на контролируемой корпусом территории. В Омске под руководством П. П. Иванова-Ринова выступило около 2 тыс. человек, в Новониколаевске под руководством А. Н. Гришина-Алмазова до 600 человек, в Томске под командованием А. Н. Пепеляева до 1 тыс. человек, в Барнауле под командованием П. Г. Ракина около 600 человек, в Иркутске под командованием А. В. Эллерц-Усова около 1 тыс. человек. К 8 июня на пространстве от Поволжья до Иркутска советская власть пала буквально в одночасье[15] и вместо неё образовался ряд русских правительств, начавших борьбу против большевиков: в Самаре — КОМУЧ, в ЕкатеринбургеУральское временное правительство, в Омске — Временное Сибирское правительство[8].

Челябинский инцидент в описаниях противников и в современных публикацияхПравить

Противоборствующие стороны по-разному описывали события мая 1918, перекладывая ответственность каждая на противоположную сторону.

По версии чехов, во второй половине мая 1918 Советское правительство приказало[16]:

вполне обезоружить чехословаков, расформировать их части, расстрелять отдельных солдат и офицеров, а всю массу перевести в лагеря военнопленных. в 20-х числах мая советские отряды, состоящие почти исключительно из немцев и мадьяр, в четырёх местах — 25 мая в Марьяновке (под Омском), 26 — в Иркутске, 27 рано утром в Златоусте, Сердобске — предательски напали на почти безоружные эшелоны чехословаков. Подобными преступными и предательскими действиями чехословацкие полки были вынуждены выступить на свою защиту против Советской власти.

С советской стороны трактовка событий такова[17]:

Чехословаки неожиданно и почти в один и тот же день напали на гг. Челябинск, Новониколаевск и Мариинск и свергли там Советскую власть. Города Западной Сибири оказались, поэтому, совершенно разобщёнными, а малочисленные Красногвардейские отряды, в следствие перерыва ж.д., лишены были возможности объединиться, чтобы общими силами нанести сокрушительный удар чехословакам, и были вынуждены действовать враздробь и порознь и успеха, конечно, иметь не могли, тем более что чехословаки были значительно лучше вооружены и дисциплинированы.

В современной западной прессе большинство публикаций (особенно в Чехии[18]) повествуют о том, что чехи и словаки пали жертвами большевистского режима[19], хотя встречаются и публикации сторонников иных точек зрения[20].

ПримечанияПравить

  1. Флеминг, Питер Судьба адмирала Колчака. 1917—1920 / Пер. с англ. Л.А. Игоревского. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2006.— 252 с. — (Россия в переломный момент истории). ISBN 5-9524-2530-5, С. 11
  2. Новиков, П. А. Забытый рыцарь Белого воинства подполковник Борис Фёдорович Ушаков// Хипхенов, Г. И., Новиков, П. А., Родионов, Ю. П., Скороход, В. П. Белая Сибирь. Коллективная монография к 100-летию сражений Гражданской войны. Иркутск. 2018., С. 166
  3. 1 2 3 4 Олег Назаров. Восстание чехословацкого корпуса. Дата обращения: 25 апреля 2021. Архивировано 25 апреля 2021 года.
  4. 1 2 Флеминг, Питер Судьба адмирала Колчака. 1917—1920 / Пер. с англ. Л.А. Игоревского. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2006.— 252 с. — (Россия в переломный момент истории). ISBN 5-9524-2530-5, С. 12
  5. 1 2 М. Веллер, А. Буровский Гражданская история безумной войны. М. — 2007 — ООО «Издательство АСТ» ISBN 978-5-17-45470-9 , ООО «Издательство „АСТ Москва“» ISBN 978-5-9713-5930-2, С. 249
  6. 1 2 3 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. — 415 с. ISBN 5-9524-1400-1, С. 66
  7. Флеминг, Питер Судьба адмирала Колчака. 1917—1920 / Пер. с англ. Л.А. Игоревского. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2006.— 252 с. — (Россия в переломный момент истории). ISBN 5-9524-2530-5, С. 13
  8. 1 2 3 4 5 Революция и Гражданская война в России: 1917—1923 гг.: Энциклопедия. В 4 томах/ Большая энциклопедия. — М.: ТЕРРА, 2008. — 560 с.; илл. ISBN 978-5-273-00560-0, Т. 4, С. 426
  9. Флеминг, Питер Судьба адмирала Колчака. 1917—1920 / Пер. с англ. Л.А. Игоревского. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2006.— 252 с. — (Россия в переломный момент истории). ISBN 5-9524-2530-5, С. 14
  10. Флеминг, Питер Судьба адмирала Колчака. 1917—1920 / Пер. с англ. Л.А. Игоревского. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2006.— 252 с. — (Россия в переломный момент истории). ISBN 5-9524-2530-5, С. 18
  11. 1 2 Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. — 415 с. ISBN 5-9524-1400-1, С. 69
  12. Новиков, П. А. Бои в Восточной Сибири в мае-августе 1918 г.// Хипхенов, Г. И., Новиков, П. А., Родионов, Ю. П., Скороход, В. П. Белая Сибирь. Коллективная монография к 100-летию сражений Гражданской войны. Иркутск. 2018., С. 104
  13. Хипхенов, Г. И. В мая восемнадцатого (из военно-политической истории Иркутской губернии)// Хипхенов, Г. И., Новиков, П. А., Родионов, Ю. П., Скороход, В. П. Белая Сибирь. Коллективная монография к 100-летию сражений Гражданской войны. Иркутск. 2018., С. 78
  14. Хипхенов, Г. И. В мая восемнадцатого (из военно-политической истории Иркутской губернии)// Хипхенов, Г. И., Новиков, П. А., Родионов, Ю. П., Скороход, В. П. Белая Сибирь. Коллективная монография к 100-летию сражений Гражданской войны. Иркутск. 2018., С. 79
  15. М. Веллер, А. Буровский Гражданская история безумной войны. М. — 2007 — ООО «Издательство АСТ» ISBN 978-5-17-45470-9 , ООО «Издательство „АСТ Москва“» ISBN 978-5-9713-5930-2, С. 250
  16. Известия войск Восточного фронта. № 1. 26 августа 1918 г.
  17. Вегман В. Д., Циркунов Ю. Сибирская Красная гвардия и отряд П. Сухова. С. 13
  18. Елена Николаева. В Чехии заявили, что челябинский инцидент изменил историю их страны. up74.ru/articles/news. Дата обращения: 19 января 2021.
  19. Челябинский инцидент 1918 года. inosmi.ru. Дата обращения: 19 января 2021.
  20. Incident at Chelyabinsk: The Russian Revolution and Conflict in Eastern Europe, Part I. History One Year at a Time. Дата обращения: 19 января 2021.

БиблиографияПравить

  • Новиков, П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. — 415 с. ISBN 5-9524-1400-1
  • Хипхенов, Г. И., Новиков, П. А., Родионов, Ю. П., Скороход, В. П. Белая Сибирь. Коллективная монография к 100-летию сражений Гражданской войны. Иркутск. 2018.
  • Флеминг, Питер Судьба адмирала Колчака. 1917—1920 / Пер. с англ. Л.А. Игоревского. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2006.— 252 с. — (Россия в переломный момент истории). ISBN 5-9524-2530-5
  • Революция и Гражданская война в России: 1917—1923 гг.: Энциклопедия. В 4 томах/ Большая энциклопедия. — М.: ТЕРРА, 2008. — 560 с.; илл. ISBN 978-5-273-00560-0
  • М. Веллер, А. Буровский Гражданская история безумной войны. М. — 2007 — ООО «Издательство АСТ» ISBN 978-5-17-45470-9 , ООО «Издательство „АСТ Москва“» ISBN 978-5-9713-5930-2

СсылкиПравить