Открыть главное меню

Чернецов, Василий Михайлович

Васи́лий Миха́йлович Чернецов (22 марта [3 апреля1890[1][2], станица Калитвенская, Область Войска Донского — 23 января 1918[3], близ хутора Иванкова[4], Область Войска Донского) — русский военачальник, полковник.

Василий Михайлович Чернецов
Chernetsov VM.png
Дата рождения 22 марта (3 апреля) 1890(1890-04-03)
Место рождения станица Калитвенская, Донецкий округ, Область Всевеликого Войска Донского, Российская империя
Дата смерти 23 января 1918(1918-01-23) (27 лет)
Место смерти близ хутора Иванкова, Область Войска Донского
Принадлежность  Российская империя
 Белое движение
Род войск казачьи кавалерийские части
Годы службы 1909—1918
Звание полковник
Командовал казачьей сотней,
комендант Макеевских рудников,
казачьим партизанским отрядом
Сражения/войны Первая мировая война
Гражданская война
Награды и премии
RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg Орден Святой Анны III степени RUS Imperial Order of Saint Anna ribbon.svg
RUS Imperial Order of Saint Stanislaus ribbon.svg Орден Святого Станислава III степени Георгиевское оружие
Знак чернецовцев

Донской казак. Участник Первой мировой и гражданской войн. Активный участник Белого движения на Юге России. Командир и организатор первого белого партизанского отряда. Кавалер многих орденов, обладатель Георгиевского оружия.

Содержание

БиографияПравить

Крещён по православному канону 25 марта 1890 году в Успенской церкви станицы Калитвенской. Родители — казак со станицы Калитвенской Михаил Иосифович Чернецов и Акилина Иосифова (урожденная Бородина). Сын ветеринарного фельдшера.

Образование получал в Каменском реальном училище (станица Каменская) (1907), в 1909 году окончил Новочеркасское казачье юнкерское училище (город Новочеркасск).

Участие в Первой мировой войнеПравить

На Первую мировую войну вышел в чине сотника, в составе 26-го Донского казачьего полка (4-я Донская казачья дивизия). Выделялся отвагой и бесстрашием, был лучшим офицером-разведчиком дивизии, трижды ранен в боях. В 1915 году В. М. Чернецов возглавил сводную партизанскую сотню 4-й Донской казачьей дивизии. И отряд этот рядом блестящих дел покрыл неувядаемой славой себя и своего молодого командира.

За воинскую доблесть и боевое отличие Чернецов в 1916 году произведён в подъесаулы и есаулы, награждён многими русскими орденами, получил Георгиевское оружие - за уничтожение немецкой роты у деревни Гривнек.

В августе получил третье ранение. После госпиталя назначен командиром особой 39-й сотни в Макеевском районе, комендант Макеевских рудников.

Участие в Гражданской войне на ДонуПравить

Летом 1917 года был избран депутатом Макеевского Совета от казаков. Депутат Большого Войскового круга от родной станицы.

На Дону о непризнании большевистского переворота заявил атаман Каледин. Сюда стали стекаться с севера и центра добровольцы, желавшие с оружием в руках бороться с красными. Генералы Л. Г. Корнилов, М. В. Алексеев и А. И. Деникин 2 (15) ноября 1917 год начали формирование Добровольческой армии. Однако Дон не откликнулся на призыв атамана, и прикрытие Новочеркасска легло на состоявший из учащейся молодёжи партизанский отряд есаула Чернецова, который стал едва ли не единственной действующей силой атамана А. М. Каледина.

Отряд в 140 человек (организационно сотня из 4 взводов) вышел из Новочеркасска 30 ноября (13 декабря1917 год и вел боевые действия против красных на всех угрожаемых направлениях, даже получив прозвище донской «кареты скорой помощи»: чернецовцы воевали на северо-западе области против красных частей, идущих от Харькова и воронежа, неизменно отбивая наступавших на Дон красных. Отряд пополнялся добровольцами, и его численность превысила 200 человек - 3 сотни и офицерский взвод.

27 декабря чернецовцы захватили Дебальцево - скрытно выдвинувшись и уничтожив артиллерийским обстрелом вражеские пулеметы, отряд атаковал станцию и выбил из нее красноармейские части.

В отряде в основном была учащаяся молодежь - студенты, кадеты, но были и офицеры, казаки, просто добровольцы. И все они верили в Чернецова.

 В личности этого храброго офицера сосредоточился как будто весь угасающий дух донского казачества. Его имя повторяется с гордостью и надеждой. Чернецов работает на всех направлениях: то разгоняет совет в Александровске-Грушевском, то усмиряет Макеевский рудничный район, то захватывает станцию Дебальцево, разбив несколько эшелонов красногвардейцев и захватив всех комиссаров. Успех сопутствует ему везде, о нем говорят и свои, и советские сводки, вокруг его имени родятся легенды, и большевики дорого оценивают его голову.[5] 

На состоявшемся 10 (23) января 1918 г. съезде фронтового казачества большевиков в станице Каменской объявляют о переходе власти к ревкому во главе с Подтёлковым. После того, как посланный Калединым 10-й полк не справился с задачей разгона съезда и ареста большевистских агитаторов, против них направили Чернецова.

Вечером 12 января Чернецов приехал в Новочеркасск и уговорил Корнилова передать ему взвод Михайловско-Константиновской батареи. Усиленный 2 орудиями отряд отчаянным рейдом захватил узловые станции Зверево и Лихую, выбил красных и атаковал Каменскую[6].

Утром 17 (30) января чернецовцы без боя заняли оставленную красными Каменскую. Казачье население встретило их весьма дружелюбно, молодёжь записывалась в отряд (из учащихся станицы Каменской была образована 4 сотня), бывшие в станице офицеры сформировали дружину, дамским кружком на вокзале был устроен питательный пункт. За взятие Лихой командир партизанского отряда В. М. Чернецов был произведен «через чин» атаманом А. М. Калединым в полковники.

Однако в тыл отряду Чернецова тут же вышли красногвардейские отряды Саблина, предварительно перерезав железную дорогу и сбив одну роту белого заслона. Чернецов развернул отряд и атаковал превосходящие силы большевиков: 3-й Московский красный полк был разгромлен белыми партизанами, а Харьковский полк основательно потрепан. Саблин был вынужден отступить. В результате боя белые партизаны захватили вагон со снарядами, 12 пулемётов, противник потерял более ста человек только убитыми. Но также велики были и потери партизан, в том числе был ранен «правая рука» Чернецова — поручик Курочкин.

Донревком без всяких оговорок признал власть большевиков и срочно запросил помощь у Москвы. Бежавшими из Каменской красными полками был назначен командовать войсковой старшина Голубов, организовавший боеспособное соединение на базе 27-го полка. Однако Чернецов, после военного совета, где решено было, по предложению сотника Линькова, взять Глубокую, совершил обход Глубокой и, атаковав её из степи, а не по линии железной дороги, как этого ожидал Голубов, опять одержал победу. На этот раз трофеями донских партизан стали уже пушки и обозы красных.

На просьбу Донревкома о помощи большевики прислали Воронежский полк Петрова. Против их соединённых с Голубовым сил 20 января из станицы Каменской, куда вернулись белые партизаны, начался последний поход полковника Чернецова. По плану, командир с сотней своих партизан, офицерским взводом и одним орудием должен был обойти Глубокую, а две сотни с оставшимся орудием штабс-капитана Шперлинга под общей командой Романа Лазарева должны были ударить в лоб.

Молодой начальник переоценил силы свои и своих партизан: вместо выхода к месту атаки в полдень заплутавшие в степи партизаны вышли на рубеж атаки только к вечеру. Первый опыт отрыва от железной дороги вышел комом. Однако не привыкший останавливаться Чернецов решил, не дожидаясь утра, атаковать с ходу. «Партизаны, как всегда, шли в рост, — вспоминал один из чернецовцев, — дошли до штыкового удара, ворвались на станцию, но их оказалось мало — с юга, со стороны Каменской, никто их не поддержал, атака захлебнулась; все три пулемета заклинились, наступила реакция — партизаны стали вчерашними детьми». Орудие было подбито вражеским огнем.

В темноте вокруг В. М. Чернецова собралось около 60 партизан из полутора сотен атаковавших Глубокую. Исправив своё орудие, чернецовцы стали отходить к Каменской. Чернецов допустил ошибку, неосмотрительно приказав проверить орудие по окраине Глубокой, несмотря на предупреждения командира своих артиллеристов подполковника Миончинского о том, что уйти от красной конницы будет очень затруднительно… Вскоре путь отступления оказался перерезан конной массой — казаками войскового старшины Голубова. Три десятка партизан полковника Чернецова при одном орудии приняли бой против пяти сотен конницы, чернецовские орудия бывшей Лейб-гвардии 6-й Донской казачьей батареи открыли огонь, и стрелявшая без офицеров батарея показала отличную выучку.

 Собравшиеся вокруг полковника В. М. Чернецова партизаны и юнкера-артиллеристы залпами отражали атаки казачьей конницы. «Полковник Чернецов громко поздравил всех с производством в прапорщики. Ответом было немногочисленное, но громкое „Ура!“. Но казаки, оправившись, не оставляя мысли смять нас и расправиться с партизанами за их нахальство, повели вторую атаку. Повторилось то же самое. Полковник Чернецов опять поздравил нас с производством, но в подпоручики. Снова последовало „Ура!“. Казаки пошли в третий раз, видимо решив довести атаку до конца, полковник Чернецов подпустил атакующих так близко, что казалось, что уже поздно стрелять и что момент упущен, как в этот момент раздалось громкое и ясное „Пли!“. Грянул дружный залп, затем другой, третий, и казаки, не выдержав, в смятении повернули обратно, оставив раненых и убитых. Полковник Чернецов поздравил всех с производством в поручики, опять грянуло „Ура!“ и, партизаны к которым успели подойти многие из отставших, стали переходить на другую сторону оврага, для отхода далее»[7]. 

Чернецов разрешил юнкерам-артиллеристам покинуть отряд и они во главе с Миончинским на конях вырвались из окружения. В дальнейшем В. М. Чернецов в ходе боя был ранен и с частью отряда попал в плен к Голубову. Вскоре после боя Голубов получил известие о том, что чернецовцы со стороны Каменской продолжают наступление. Угрожая всем пленным смертью, Голубов заставил Чернецова написать приказание об остановке наступления. Голубов развернул свои полки в сторону наступавших, оставив с пленными небольшой конвой.

Воспользовавшись моментом (приближение трёх всадников), Чернецов ударил в грудь председателя Донревкома Подтёлкова и закричал: «Ура! Это наши!». С криком «Ура! Генерал Чернецов!» партизаны бросились врассыпную, растерявшийся конвой дал возможность некоторым спастись.

Раненый Чернецов ускакал в свою родную станицу, где был выдан кем-то из одностаничников и захвачен на следующий день Подтёлковым, от рук которого погиб.

«По дороге Подтёлков издевался над Чернецовым — Чернецов молчал. Когда же Подтёлков ударил его плетью, Чернецов выхватил из внутреннего кармана своего полушубка маленький браунинг и в упор… щёлкнул в Подтёлкова, в стволе пистолета патрона не было — Чернецов забыл об этом, не подав патрона из обоймы. Подтелков выхватил шашку, рубанул его по лицу, и через пять минут казаки ехали дальше, оставив в степи изрубленный труп Чернецова. Голубов, узнав о гибели Чернецова, набросился с ругательствами на Подтёлкова и даже заплакал…»[7].

Был отпет по православному канону 31 января 1918 году в Пантелеймоновской церкви хутора Иванкова[4] станицы Каменской священником Александром Смирновым и псаломщиком Василием Байздренковым. В графе «От чего умер» написано — «Убит в гражданскую войну».

Генерал Деникин, описывая вклад Василия Михайловича в дело борьбы с большевиками в первые самые трудные дни, писал впоследствии:

 Со смертью Чернецова как будто ушла душа от всего дела обороны Дона. Все окончательно разваливалось. Донское правительство вновь вступило в переговоры с Подтёлковым, а генерал Каледин обратился к Дону с последним своим призывом — посылать казаков добровольцев в партизанские отряды.[5] 

Часть остатков первого белого партизанского отряда ушла 9 февраля 1918 года с Добровольческой Армией в «Ледяной поход», войдя в состав Партизанского полка армии. Основные силы вошли в партизанский отряд генерала П. Х. Попова и отправились 12 (25) февраля в Степной Поход по Задонью.

НаградыПравить

  • За отличие в службе и храбрость награждён орденами Святого Станислава 3-й степени (до войны 1914 года), Святого Святослава 2-й степени с мечами, Святого Владимира с мечами, Святой Анны 4-й степени, Святой Анны 3-й степени, а также Георгиевским оружием[8].

ПамятьПравить

  • 3 февраля 2013 года на северной окраине посёлка Глубокого картину боевых действий 21 января 1918 года перед зрителями восстановили участники военно-исторических клубов Ростовской области, Санкт-Петербурга и Москвы. Реконструкция боя отряда полковника Василия Чернецова с красногвардейцами стала уже традиционным февральским событием и состоялась уже в пятый раз[9].

Чернецов в художественной литературеПравить

  • Некоторые эпизоды партизанской деятельности Чернецова достаточно подробно описаны в романе Михаила Шолохова «Тихий Дон». Интересными представляются отличия от выше описанных событий. Например, сцена гибели Чернецова преподносится автором как безусловное убийство безоружного пленного. В то время как действия Подтёлкова можно было бы трактовать и возможной самозащитой (при наличии у пленного пистолета).
  • Валентинов А. Капитан Филибер. Роман / авторская редакция. — М.: Эксмо, 2007. — 480 с. — (Стрела Времени: Миры Андрея Валентинова). — 5100 экз. — ISBN 978-5-6990-24655-7.
  • Туроверов Н. Н. Первая любовь.
  • Иван Александрович Родионов. Жертвы вечерние (роман). Берлин, 1922 г.

ПримечанияПравить

  1. Метрическая запись № 60 Успенской церкви станицы Калитвенской за 1890 год
  2. Даты даны по старому стилю (если иное не указано).
  3. Метрическая запись № 16 Пантелеймоновской церкви хутора Иванков станицы Каменской за 1918 год
  4. 1 2 Ныне — пгт Глубокий, центр Каменского района, Ростовская область.
  5. 1 2 Деникин А. И., 2006, с. 221.
  6. Шамбаров В. Е., 2007, с. 82-83.
  7. 1 2 В. М. Чернецов и Партизаны-чернецовцы (недоступная ссылка)
  8. За кого отдал жизнь удалой партизан Василий Михайлович Чернецов и кому он мешал (недоступная ссылка). Дата обращения 3 февраля 2013. Архивировано 17 апреля 2013 года.
  9. В Каменском районе прошла историческая реконструкция боя Чернецова

ЛитератураПравить

СсылкиПравить