Чехословацкие пограничные заграждения

(перенаправлено с «Чехословацкая стена»)

Чехословацкое правительство построило систему пограничных заграждений, как и некоторых укреплённых защитных линий в самой стране, в период с 1935 по 1938 год в качестве защитной мере противодействия растущей угрозе со стороны Германии. Целью заграждений было предотвращение захвата ключевых точек противником — не только Германии, но также Венгрии и Польши — неожиданной атакой до того как армия Чехословакии могла бы полностью мобилизоваться, а также для эффективной обороны до того как союзники — Великобритания, Франция и, возможно, Советский Союз — могли бы прийти на помощь.

T-S 73 Polom

ИсторияПравить

С приходом к власти Гитлера, выказывавшегося за присоединение населённого этническими немцами Судетской области к Германии, встревоженное чехословацкое руководство приступило к оборонительным планам. Хоть довольно рано и было построены некоторые оборонительные структуры, лишь после переговоров с французской армией началось полномасштабное строительство.

После начала кампании по строительству в 1936 году была заметна смена философии дизайна, выраженная в долговременных огневых точках и более крупных блокгаузах, схожих с линией Мажино. Согласно изначальному плану первая стадия строительства закончилась бы в 1941-1942 годах, в то время как вся система была бы завершена к началу 1950-х годов.

Строительство было очень быстрым и к Мюнхенскому соглашению в сентябре 1938 года в общей сумме было завершено строительство 264 блокгаузов (небольшие форты или элементы крепостей) и 10 014 долговременных огневых точек, что стоставляет 20 процентов тяжёлых объектов и 70 процентов лёгких объектов. Более того, многие другие объекты были близки к завершению и были бы функциональны по меньшей мере как убежища, несмотря на нехватку конкретных тяжёлых укреплений в некоторых структурах.[1]

После оккупации Германией чехословацких пограничных регионов в результате Судетского кризиса, немцы использовали эти объекты для испытаний и разработки новых видов оружия и боевых тактик, планов и практики атаки, что в итоге было использовано против Линии Мажино[2] и бельгийских фортов и привело к потрясающему успеху. После падения Бельгии, Франции и Нидерландов немцы начали демонтировать «Стену Бенеша», взрывая башни, или убирая их и амбразуры, некоторые из которых впоследствии были установлены в укреплениях Атлантического вала.

Позже во время войны, когда советские войска прорывали немецкий фронт, немцы в спешке отремонтировали что могли из заграждений, часто всего лишь заделывая кирпичами дыры в местах, где были амбразуры, оставляя при этом небольшую дыру для пулемёта. Часть линии с Востока на Запад, что простиралась от Оставы до Опавы, что представляет из себя речную долину с резким подъёмом на юг, стала сценой интенсивного сражения. Неизвестно насколько важны были эти защитные сооружения для немецкой обороны, однако вскоре после спешного ремонта некоторых зданий с оставленными для пулемётных гнёзд дырами, они были использованы против советского наступления с 17 по 26 апреля 1945 года.[источник не указан 703 дня]

Во время Второй мировой войны немцы убрали много бронированных частей вроде куполов, глав и амбразур с большинства объектов. Некоторые объекты стали частью немецких полигонов для бетонобойных снарядов или испытания взрывчатки и были серьёзно повреждены. В послевоенный период многие из оставшихся бронированных частей отправлены на переработку из-за потери стратегической значимости, а также из-за общей нужды в стали.

После войны они были в ещё большей степени разобраны на важные части, которые затем были проданы. Несколько крупных подземных структур продолжали использоваться как склады для армейского оборудования, некоторые по сей день, в уже вновь независимой чешской армии.

ДизайнПравить

 
N-D-S 73 Jeřáb, часть крепости Доброшов неподалёку от Наход

Базовым принципом дизайна была совместная оборонительная линия, что означает упор огневой мощи на фланг приближающегося врага. Лицевая стена всех заграждений, как крупных, так и небольших, была самой толстой, покрытой валунами и обломками, затем покрытый ещё раз почвой, дабы даже крупнейшие калиберные оболочки потеряли большую часть энергии до достижения бетона. Единственным фронтальным вооружением были пулемётные ячейки в главах, предназначенных для целей наблюдения и борьбы с пехотой. Всякий противник, что попытался бы пройти между блокгаузов, был бы остановлен противотанковыми, противопехотными баррикадами, пулемётным и пушечным огнём. Немногие из более крупных блокгаухов, или артиллерийских фортов, обладали непрямыми мортирами и тяжёлыми пушечными оружейными станками. За крупными структурами было два ряда менее крупных ДОТ четыре-на-семь человек, которые отражали более крупных родственников, с превосходно защищённым фронтом и перекрёстным огнём с флангов дабы остановить любого противника, что смог достичь вершины форта, или прийти сзади. Большая часть линии состояла из непримечательных небольших ДОТ.

«Лёгкими объектами» были простые и пустые коробки с одной или двумя позициями для пулемётов, убираемым перископом для наблюдения, трубами для гранат, ручным кондиционером и внушительной внутренней дверью, расположенной на девяносто градусов к стальному кубу внешней двери. Пулемёт был прикреплён ближе к самому концу трубы, дабы обзора хватало лишь для стрельбы и прицеливания, что отличается от большинства других дизайнов, где используется широкое открытие. Для дополнительной защиты небольшая дыра могла быть быстро закрыта тяжёлой стальной крышкой.

«Тяжёлые объекты» были пехотными блокгаузами, весьма схожими с блокгаузами в южной части Линии Мажино, но с существенными улучшениями. Как и в случае с ДОТ, пушки и пулемёты были размещены на верхушке, и в данном случае полностью закрыты, защищая находящихся внутри от всего кроме наитяжелейших пушек. У крепостей была полная система вентиляции с фильтрацией, в связи с чем даже химические атаки не могли повлиять на защитников. Окромя решёточного питания, двухцилиндровый дизельный двигатель обеспечивал внутреннее питание. Данные заграждения также располагали полноценным туалетом и ванной для стирки, что было роскошью по французским меркам — однако, они предназначались для использования только во время боя. Хоть и в большой степени пустые, с несколькими бетонными стенами как частью структуры, каждая камера была разделена на меньшие комнаты обычными кирпичными и растрными стенами, в которых последний пробел на потолке заполнялся просмоленной пробкой, поскольку постройка некоторых казематов прекратилась до того как были закончены внутренние стены.[3]

НынеПравить

 
K-S 5 U potoka

Сегодня почти все оставшиеся лёгкие объекты в свободном доступе. Доступны также некоторые тяжёлые объекты, другие могут быть арендованы или проданы энтузиастам. Определённое число стало музеями, очень небольшое — складами. Артиллерийский форт «Ганичка» был перестроен в современное убежище для Министерства Внутренних Дел между 1979 и 1993, однако был объявлен ненужным в 1995. Там был создан музей.

Многие из открытых музеев открыты между Остравой и Опавой, близко к современной границе с Польшей, которая была чехословацко-немецкой до Второй мировой войны. Из восьми артиллерийских фортов, которые были построены или строились в сентябре 1938 года, шесть ныне работают в качестве музеев, в то время как оставшиеся два используются армией.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Jiří Hořák, Areál Československého Opevnění Darkovičky, Pruvodce, 1995
  2. Halter 2011.
  3. Josef Durčák, Pohraniční opevnění (Border Fortifications), AVE Opavska 1998.

СсылкиПравить