Открыть главное меню

Варла́м Ти́хонович Шала́мов (5 [18] июня 1907[комм. 1], Вологда, Вологодская губерния, Российская империя — 17 января 1982, Москва, СССР) — русский прозаик и поэт XX века. Создатель одного из наиболее известных литературных и публицистических циклов о жизни заключённых советских исправительно-трудовых лагерей в 1930-е — 1950-е годы.

Варлам Шаламов
Shalamov.jpg
Дата рождения 5 (18) июня 1907(1907-06-18)
Место рождения Вологда, Вологодская губерния, Российская империя
Дата смерти 17 января 1982(1982-01-17) (74 года)
Место смерти Москва, СССР
Гражданство (подданство)
Род деятельности прозаик, поэт
Жанр проза и поэзия
Язык произведений русский
Автограф Подпись
shalamov.ru
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике

БиографияПравить

Семья, детство, юностьПравить

Варлам Шаламов родился 5 (18) июня 1907 года в Вологде[1] в семье священника Тихона Николаевича Шаламова, проповедника на Алеутских островах. Мать Варлама Шаламова, Надежда Александровна, была домохозяйкой. В 1914 году поступил в гимназию, но завершал среднее образование уже после революции. В 1924 году, после окончания вологодской школы 2-й ступени, приехал в Москву, работал два года дубильщиком на кожевенном заводе в Кунцеве (тогда Московская область).[2]

В 1926 году по направлению завода он поступил на первый курс Московского текстильного института и одновременно по свободному набору на факультет советского права МГУ.[2] Он выбрал Московский университет и проучился там с 1926 по 1928 г., затем был исключён «за сокрытие социального происхождения» (указал, что отец — инвалид, не указав, что он священник) по нескольким доносам сокурсников[3].

В своей автобиографической повести о детстве и юности «Четвёртая Вологда» Шаламов рассказал, как складывались его убеждения, как укреплялась его жажда справедливости и решимость бороться за неё. Юношеским его идеалом становятся народовольцы — жертвенность их подвига, героизм сопротивления всей мощи самодержавного государства. Уже в детстве сказывается художественная одарённость мальчика — он страстно читает и «проигрывает» для себя все книги — от Дюма до Канта. В юности он увлекался прозой Бабеля, но впоследствии в ней разочаровался[4], написав в эссе «О моей прозе»: «Я когда-то брал карандаш и вычёркивал из рассказов Бабеля все его красоты, все эти пожары, похожие на воскресение, и смотрел, что же останется. От Бабеля оставалось немного, а от Ларисы Рейснер и совсем ничего не оставалось»[5]. Молодой Шаламов положительно отзывался о Зощенко и Грине, при этом отличался презрением к Л.Н Толстому и А.М. Горькому ("горлопаны") [4]. Своими учителями в прозе считал Андрея Белого и Алексея Ремизова[6], кроме них крайне положительно отзываясь о Фёдоре Достоевском и Борисе Савинкове. Любил повторять, что лучшее в русской поэзии — это поздний Пушкин и ранний Пастернак. Одним из любимых его литературных и исторических персонажей был протопоп Аввакум, которому он впоследствии посвятил поэму «Аввакум в Пустозерске»[7].

РепрессииПравить

 
В. Т. Шаламов, арест 1929 г.

Первый арестПравить

19 февраля 1929 года Шаламов был арестован во время облавы в подпольной типографии, где печаталось «Завещание Ленина». За участие в подпольной троцкистской группе и антисоветскую агитацию был приговорён к трём годам исправительно-трудовых лагерей. В автобиографическом очерке «Бутырская тюрьма» и в рассказе «Лучшая похвала» писал, что, будучи арестованным, был по-настоящему счастлив, потому что считал, что продолжает великую революционную традицию эсеров и народовольцев, к которым до конца жизни испытывал большое уважение[8][9].

Срок отбывал в Вишерском лагере (Вишлаге) на Северном Урале. Познакомился там в 1931 году со своей будущей женой, дочерью «старого большевика» Галиной Игнатьевной Гудзь, которая приехала из Москвы в лагерь на свидание со своим молодым мужем, а Шаламов «отбил» её, условившись о встрече сразу после освобождения[10].

В том же году Шаламов был досрочно освобождён и восстановлен в правах[2]. Однако реабилитирован по этому делу он был только в 2000 году. Свой первый арест, заключение в Бутырскую тюрьму и отбывание срока в Вишерском лагере Шаламов описал в цикле автобиографических рассказов и очерков начала 1970-х годов, которые объединены в антироман «Вишера»[11].

В 1932 году Шаламов возвратился в Москву, работал в профсоюзных журналах «За ударничество» и «За овладение техникой», с 1934 – в журнале «За промышленные кадры», печатал статьи, очерки, фельетоны.[2]

Второй арестПравить

 
В. Т. Шаламов, арест 1937 г.

В 1936 году Шаламов по настоянию своего шурина, видного чекиста Бориса Гудзя, и жены, написал на Лубянку отречение от прошлого троцкизма. В рассказе «Ася» Шаламов описывал, как он и Галина обсуждали это заявление с сестрой Галины и Бориса Александрой (Асей), которая считала, что её семья «сдаёт» Варлама, чтобы вывести остальных из-под удара. Александра Гудзь уже в декабре 1936 года была арестована, позже осуждена за «контрреволюционную деятельность» и в 1944 году умерла в лагере[12].

В январе 1937 года Шаламова вновь арестовали за «контрреволюционную троцкистскую деятельность», как он считал, по доносу шурина[13], однако материалами следственного дела это не подтверждается. Он был осуждён на пять лет лагерей[14]. Жена Галина была сослана в Кагановичский район Чарджоуской области до 1946 года[15], Б. И. Гудзя уволили во время чистки внутри НКВД, а также исключили из ВКП(б), что, однако, было довольно лёгкой судьбой (многие его сослуживцы были расстреляны)[16]. Взаимная ненависть Шаламова и Гудзя сохранилась навсегда, и когда писатель в начале 1950-х нелегально навещал свою семью в Москве, Гудзь, живший рядом, несколько раз вызывал милицию, чтобы арестовать его за нарушение режима проживания[16].

14 августа с большой партией заключенных на пароходе Шаламов прибывает в бухту Нагаево (Магадан). В Северо-восточном лагере (Севвостлаге) на Колыме он прошёл таёжные «командировки», работал на приисках «Партизан», «Чёрное озеро», Аркагала, Джелгала, несколько раз оказывался на больничной койке из-за тяжёлых условий Колымы. Как писал Шаламов впоследствии:

С первой тюремной минуты мне было ясно, что никаких ошибок в арестах нет, что идёт планомерное истребление целой «социальной» группы — всех, кто запомнил из русской истории последних лет не то, что в ней следовало запомнить.[17]

Третий срокПравить

Он не был освобождён в январе 1942 года: «согласно какому-то постановлению многие заключённые должны были пребывать в лагерях до конца войны[18]».

22 июня 1943 года его опять безосновательно осудили на десять лет за антисоветскую агитацию, с последующим поражением в правах на 5 лет[19], состоявшую — по словам самого Шаламова — в том, что он назвал И. А. Бунина русским классиком: «…я был осуждён в войну за заявление, что Бунин — русский классик»[20] и, согласно обвинениям Е. Б. Кривицкого и И. П. Заславского, лжесвидетелей на нескольких других процессах, в «восхвалении гитлеровского вооружения»[19][21][комм. 2].

Осенью 1943 г. в состоянии истощения он попал в лагерную больницу «Беличья» близ пос. Ягодное. После выписки работал в шахте на прииске «Спокойный». Летом 1945 его, тяжело больного, снова поместили в больницу, где он после лечения остался работать культоргом и подсобником.

Осенью 1945 г. во время работы на лесосеке он решился на побег, после которого его направляют на штрафной прииск «Джелгала», затем на общие работы на прииск «Сусуман».Весной 1946 года с подозрением на дизентерию его снова госпитализируют, после чего врач А. М. Пантюхов лично рекомендовал Шаламова на курсы фельдшеров в лагерную больницу на 23-й километр от Магадана[2].

С дипломом медработника его направляют в хирургическое отделение Лагерном отделении Центральной больницы Дальстроя в посёлке Дебин (400 км от Магадана). на левом берегу Колымы и на лесной «командировке» лесорубов.

13 октября 1951 г. срок заключения окончен. Полтора года «пересиживания» до третьего срока так и не были никогда юридически оформлены[20].

С Колымы в МосквуПравить

В течение следующих двух лет по направлению треста «Дальстрой» Шаламов работает фельдшером в поселках Барагон, Кюбюма, Лирюкован (Оймяконский район, Якутия), чтобы заработать деньги для переезда на Большую землю.

Продолжает писать стихи, которые через знакомого врача Е.А. Мамучашвили отсылает Б.Л. Пастернаку. Тот отвечает, между ними начинается переписка.

12 ноября 1953 г. Шаламов приезжает в Москву, встречается с семьей, устанавливает через Б.Л. Пастернака контакты с литературными кругами. Поначалу поселяется в Калининской области (посёлок Туркмен, ныне Клинский район Московской области), работает мастером на торфоразработках, агентом по снабжению.

В 1954 г. начинает готовить первый сборник «Колымские рассказы». К этому периоду относится расторжение брака с Г. И. Гудзь.[2]

В 1956 г. переезжает в Москву и устраивается внештатным корреспондентом журнала «Москва». Устраивается личная жизнь: он женится на О.С. Неклюдовой.

Первые стихи из «Колымских тетрадей» были опубликованы в журнале «Знамя», №5.

В 1957 — 1958 гг. Шаламов переносит тяжелое заболевание: приступы болезни Меньера, полученной в детстве[23], и, вероятно, болезни Гентингтона[24]). Проходит курс лечения в Боткинской больнице.

С 1956 года Шаламов жил в Москве, сначала на Гоголевском бульваре, с конца 1950-х — в одном из писательских деревянных домов-коттеджей на Хорошёвском шоссе (дом № 10), с 1972 года — на Васильевской улице (дом 2, корпус 6). Печатался в журналах «Юность», «Знамя», «Москва», общался с Н. Я. Мандельштам, О. В. Ивинской, А. И. Солженицыным (отношения с которым в дальнейшем перешли в форму полемики[комм. 3]); частым гостем был в доме филолога В. Н. Клюевой. И в прозе, и в стихах Шаламова (сборник «Огниво», 1961, «Шелест листьев», 1964, «Дорога и судьба», 1967, и др.), выразивших тяжкий опыт сталинских лагерей, звучит и тема Москвы (стихотворный сборник «Московские облака», 1972). Занимался также стихотворными переводами[25]. В 1960-х познакомился с А. А. Галичем.

В 1973 году был принят в Союз писателей. С 1973-го и до 1979 года, когда Шаламов переехал жить в Дом инвалидов и престарелых, он вёл рабочие тетради. Разбор и публикацию записей вплоть до своей смерти в 2011 году продолжала И. П. Сиротинская, которой Шаламов передал права на все свои рукописи и сочинения[26].

Письмо в «Литературную газету»Править

23 февраля 1972 года «Литературная газета» опубликовала письмо Шаламова, в котором, в частности, говорилось, что «проблематика Колымских рассказов давно снята жизнью». Основное содержание письма — протест против публикации его рассказов эмигрантскими изданиями «Посев» и «Новый журнал». Это письмо было неоднозначно воспринято общественностью. Многие считали, что оно написано под давлением КГБ, и Шаламов потерял друзей среди бывших лагерников. Участник диссидентского движения Пётр Якир выразил в 24-м выпуске «Хроники текущих событий» «жалость в связи с обстоятельствами», заставившими Шаламова подписать это письмо[27].

Некоторые современные исследователи полагают, что появление этого письма обусловлено болезненным процессом расхождения Шаламова с литературными кругами и чувством бессилия от невозможности сделать свою главную работу доступной широкому кругу читателей в СССР.

Последние годыПравить

Последние три года жизни тяжелобольной Шаламов провёл в Доме инвалидов и престарелых ЛитфондаТушине). О том, что представлял собой дом инвалидов, можно судить по воспоминаниям Е. Захаровой, находившейся рядом с Шаламовым в последние полгода его жизни:

Такого рода заведения — это самое страшное и самое несомненное свидетельство деформации человеческого сознания, которое произошло в нашей стране в XX веке. Человек оказывается лишённым не только права на достойную жизнь, но и на достойную смерть.

Захарова Е. Из выступления на Шаламовских чтениях 2002 года[28][29].

Тем не менее и там Варлам Тихонович, у которого была нарушена способность правильно двигаться и внятно артикулировать свою речь, продолжал сочинять стихи. Осенью 1980 года А. А. Морозов каким-то невероятным образом сумел разобрать и записать эти последние стихи Шаламова. Они были опубликованы ещё при жизни Шаламова в парижском журнале «Вестник РХД» № 133, 1981[30].

В 1981 году французское отделение Пен-клуба наградило Шаламова премией Свободы.

15 января 1982 года Шаламова после поверхностного обследования медицинской комиссией перевели в интернат для психохроников. Во время транспортировки Шаламов простудился, заболел пневмонией и скончался 17 января 1982 года.

По мнению Сиротинской:

Определённую роль в этом переводе сыграл и тот шум, который подняла вокруг него со второй половины 1981 года группа его доброжелателей. Были среди них, конечно, и люди действительно добрые, были и хлопотавшие из корысти, из страсти к сенсации. Ведь именно из-за них у Варлама Тихоновича обнаружились две посмертные «жены», с толпой свидетелей осаждавшие официальные инстанции. Бедная, беззащитная его старость стала предметом шоу.

[31]

Несмотря на тот факт, что Шаламов всю жизнь был неверующим, Е. Захарова настояла на его отпевании. Отпевал Варлама Шаламова протоиерей Александр Куликов, бывший впоследствии настоятелем храма св. Николая в Кленниках (Маросейка). Поминки по Варламу Тихоновичу организовывал философ С. С. Хоружий.

Шаламов похоронен на Кунцевском кладбище в Москве. На похоронах присутствовало около 150 человек. А. Морозов и Ф. Сучков прочитали стихи Шаламова.

ТворчествоПравить

В 1932 году Шаламов начал печататься в московских изданиях. Опубликовал несколько рассказов, воспоминания о Маяковском[32]. Одна из первых крупных публикаций — рассказ «Три смерти доктора Аустино» — в журнале «Октябрь» №1 (1936).

В 1949 году на ключе Дусканья он стал записывать свои стихи.

После освобождения Шаламов вернулся к литературной деятельности. Однако с Колымы он уехать не мог. Лишь в ноябре 1953 года было получено разрешение на выезд. Шаламов приехал в Москву на два дня, встречался с Б. Л. Пастернаком, с женой и дочерью. Однако жить в крупных городах ему было нельзя, и он уехал в Калининскую область

Всё это время он писал один из главных своих трудов — «Колымские рассказы». Писатель создавал «Колымские рассказы» с 1954 по 1973 год. Отдельным изданием они вышли в Лондоне в 1978 году. В СССР в основном опубликованы только в 19881990 годах. Сам писатель делил свои рассказы на шесть циклов: «Колымские рассказы», «Левый берег», «Артист лопаты», «Очерки преступного мира», «Воскрешение лиственницы» и «Перчатка, или КР-2». Полностью они собраны в двухтомнике «Колымские рассказы» в 1992 году в серии «Крестный путь России» издательства «Советская Россия».

В 1962 году он писал А. И. Солженицыну:

Помните, самое главное: лагерь — отрицательная школа с первого до последнего дня для кого угодно. Человеку — ни начальнику, ни арестанту не надо его видеть. Но уж если ты его видел — надо сказать правду, как бы она ни была страшна. <…> Со своей стороны я давно решил, что всю оставшуюся жизнь я посвящу именно этой правде[33].

Впоследствии отзывался о Солженицыне крайне негативно, называя его «дельцом». Даже имел полноценную тетрадь, в которой он писал критику Солженицына, его общественной деятельности, а также того, как тот пишет о лагерном быте.[34][35] В неотправленном письме Солженицыну Шаламов писал: «Пастернак был жертвой холодной войны, вы её орудие». Сам Солженицын критиковал Шаламова за то, что тот «не написал ни одной по-настоящему антисоветской строчки и продолжал верить в Троцкого и в идеалы революции».

Пастернак высоко отзывался о стихах Шаламова. Позже, после того как правительство заставило Пастернака отказаться принять Нобелевскую премию, их пути разошлись.

СемьяПравить

Варлам Шаламов был дважды женат. В первый раз — на Галине Игнатьевне Гудзь (19091956), которая в 1935 родила ему дочь Елену (Шаламова Елена Варламовна, в замужестве — Янушевская, ум. в 1990). Вторым браком (19561965) был женат на Ольге Сергеевне Неклюдовой (19091989), также писательнице, сын которой от третьего брака (Сергей Юрьевич Неклюдов) — известный монголовед и фольклорист, доктор филологических наук.

ПамятьПравить

 
Мемориальная доска на фасаде Шаламовского дома.

ПроизведенияПравить

Сборники стихов, изданные при жизни
  • Огниво (1961)
  • Шелест листьев (1964)
  • Дорога и судьба (1967)
  • Московские облака (1972)
  • Точка кипения (1977)
Цикл «Колымские рассказы» (1954—1973)
  • Колымские рассказы
  • Левый берег
  • Артист лопаты
  • Ночью
  • Сгущённое молоко
  • Очерки преступного мира
  • Воскрешение лиственницы
  • Перчатка или КР-2
Цикл «Колымские тетради». Стихотворения (1949—1954)
  • Синяя тетрадь
  • Сумка почтальона
  • Лично и доверительно
  • Златые горы
  • Кипрей
  • Высокие широты
Некоторые другие произведения
  • Четвёртая Вологда (1971) — автобиографическая повесть
  • Вишера (Антироман) (1973) — цикл очерков
  • Фёдор Раскольников (1973) — повесть.

ФильмографияПравить

Художественные фильмы по произведениям ШаламоваПравить

Документальные фильмы о ШаламовеПравить

  • «Вы будете гордостью России…» (1990) — фильм Валерия Есипова, в который вошли интервью с людьми, знавшими В. Т. Шаламова[43].
  • «Несколько моих жизней» (1991) — фильм Александры Свиридовой и Андрея Ерастова по мотивам произведения «Колымские рассказы» В. Шаламова.
  • «Колымская командировка» (1994) — полулюбительский фильм Валерия Есипова, снятый в Магадане.
  • «Острова. Варлам Шаламов» (2006) — фильм режиссёра Светланы Быченко, ставший финалистом российской национальной телевизионной премии «ТЭФИ—2007».
  • «Я забыл погоду детства» (2007) — фильм Игоря Ларина, стихи В. Шаламова читает Вениамин Смехов.[44]
  • «Варлам Шаламов. Опыт юноши» (2014) — документальный фильм пермского режиссёра Павла Печёнкина. В декабре 2014 года на XX Международном фестивале фильмов о правах человека «Сталкер» картина получила приз «лучшему неигровому фильму» и специальный приз имени писателя Анатолия Приставкина «За лучший сценарий». Сценаристом фильма выступил историк и создатель музея «Пермь-36» Виктор Шмыров[45]. 29 января 2016 года фильм стал лауреатом национальной премии в области кинематографии «Золотой орёл» в номинации «За лучший неигровой фильм».

КомментарииПравить

  1. В лагерных документах и паспорте ошибочно указано 1 июля. Эта дата считалась верной до 1994 года[1].
  2. Это обвинение повторил, в частности, главный редактор «Литературной газеты» Ю. М. Поляков в нескольких выступлениях 2010-х[22].
  3. Описанную в его записных книжках и неоконченной пьесе «Вечерние беседы».
  4. Описано им в очерке «Вишера» (1961) и рассказе «Первый зуб» (1964).

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Есипов В. Когда родился Шаламов? // Красный Север. — 1998. — 18 июня.
  2. 1 2 3 4 5 6 И.П.Сиротинская. Шаламов Варлам Тихонович. Культура в Вологодской области. cultinfo.ru. Дата обращения 19 июля 2019.
  3. Есипов, 2012, с. 78-79.
  4. Колымские рассказы. Полка. Дата обращения 7 октября 2018.
  5. (о моей прозе) // Варлам Шаламов (англ.). shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2018.
  6. Записные книжки 1971г. III // Варлам Шаламов (англ.). shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2018.
  7. Аввакум в Пустозерске // Варлам Шаламов (англ.). shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2018.
  8. Лучшая похвала // Варлам Шаламов (англ.). shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2018.
  9. Бутырская тюрьма (1929 год) // Варлам Шаламов (англ.). shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2018.
  10. Есипов, 2012, с. 123.
  11. Шаламов В. Перчатка или КР-2. Рассказы. — М.: Орбита, 1990. — 336 с. — ISBN 5-85210-019-6.
  12. Есипов, 2012, с. 136-138.
  13. Варлам Шаламов. Моя жизнь
  14. Следственное дело 1937 г. № 2456 (Шаламова).
  15. Есипов, 2012, с. 165.
  16. 1 2 Есипов, 2012, с. 139.
  17. Переписка с Воронской Г. А. // Варлаам Шаламов. Проверено 8 сентября 2013.
  18. В. Т. Шаламов. Джелгала. Драбкин // Мемуары о Колыме.
  19. 1 2 Следственное дело 1943 г. № 125856 (Шаламова)
  20. 1 2 В. Т. Шаламов. Экзамен
  21. В. Т. Шаламов. Джелгала. Суд в Ягодном // Мемуары о Колыме.
  22. Есипов В. В. «Апофигей» добрался до Шаламова... Главред «Литгазеты» обвинил Шаламова в гитлеровской агитации // Новая газета. — 2015. — № 51 (20 мая).
  23. Есипов, 2012, с. 233.
  24. Михаил Левин. Варлам Шаламов. Воспоминания лечащего врача // Побережье. — № 16. — 2007.
  25. Век перевода
  26. Завещание В. Т. Шаламова. Дата обращения 8 апреля 2015.
  27. 3423 — XTC (недоступная ссылка). Дата обращения 20 января 2013. Архивировано 2 февраля 2012 года.
  28. ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ШАЛАМОВА (недоступная ссылка). Е. Захарова. Дата обращения 24 марта 2013. Архивировано 29 января 2013 года.
  29. ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ШАЛАМОВА (недоступная ссылка). shalamov.ru. Дата обращения 8 февраля 2009. Архивировано 28 января 2010 года.
  30. В. Т. Шаламов. Неизвестный солдат. Пятнадцать стихотворений. // «Вестник РХД». — Париж, 1981. — № 133. — С. 115—120.
  31. Сиротинская И. П. Мой друг Варлам Шаламов. — М., 2006. — С. 55.
  32. Шаламов В. Маяковский разговаривает с читателем // Огонёк. — 1936. — № 10 (10 апреля). — С. 5.
  33. Шаламов В. Переписка с А. И. Солженицыным // Новая книга: Воспоминания. Записные книжки. Переписка. Следственные дела. — М., 2004. — С. 652.
  34. Неотправленное письмо (Солженицын) ::: Шаламов В.Т. - Воспоминания ::: Шаламов Варлам Тихонович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты (англ.). www.sakharov-center.ru. Дата обращения 7 октября 2018.
  35. [https://www.shalamov.ru/memory/45/ В. Шаламов и А. Солженицын // Ирина Сиротинская] (англ.). www.shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2018.
  36. Dictionary of Minor Planet Names, edited by Lutz Schmadel
  37. Фотографии экспозиции в п. Дебин
  38. Новая газета Красновишерск. Город, который себе ничего не простил
  39. В Дебинском диспансере организовали мемориальную комнату Варлама Шаламова. // magadan.ru, 11.02.2014
  40. Мемориальная доска Варламу Шаламову установлена в Москве
  41. В Москве нарисовали граффити с Варламом Шаламовым — Meduza. Meduza. Дата обращения 12 декабря 2015.
  42. С 25 февраля: выставка «Жить или писать. Варлам Шаламов». www.memo.ru. Дата обращения 20 февраля 2016.
  43. Фильм можно скачать на сайте shalamov.ru
  44. Я забыл погоду детства / Телеканал «Россия – Культура». tvkultura.ru. Дата обращения 16 февраля 2016.
  45. Пермский фильм о Варламе Шаламове признан лучшим. Радиостанция «Эхо Москвы» в Перми // echoperm.ru (16 декабря 2014 года)

ЛитератураПравить

СсылкиПравить

  Внешние видеофайлы
Выступление Е. Захаровой
  на конференции «Судьба и творчество Варлама Шаламова в контексте мировой литературы и советской истории» 16 июня 2011 года.
  Внешние изображения
  Надгробный памятник на могиле Варлама Шаламова на Кунцевском кладбище, участок 8