Шанхайское гетто

Шанхайское гетто — область в районе Хункоу в оккупированном Японией Шанхае, где были размещены приблизительно 20-25 тысяч еврейских беженцев из нацистской Германии, Австрии, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Польши и Литвы до и во время Второй мировой войны[1]. Официально назывался «Отведённый район для беженцев, не имевших гражданства» (яп. 無國籍難民限定地區).

Шанхайское гетто
Мемориал в Шанхае
Мемориал в Шанхае
Тип открытое
Местонахождение Хункоу, Шанхай
Координаты 31°15′54″ с. ш. 121°30′18″ в. д.HGЯO
Число узников 20 тысяч
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ПредысторияПравить

Евреи в Германии 1930-х годовПравить

В конце 1920-х годов большинство германских евреев были лояльны государству, интегрированы в общество и относительно богаты. Они служили в армии и вносили вклад во все сферы деятельности: науку, бизнес и культуру.

После прихода нацистов к власти в 1933 году началось преследование евреев, что побудило около 304 500 германских евреев из общего числа 600 тысяч выбрать эмиграцию в 1933—1939 годах. Об этом времени президент Всемирной сионистской организации Хаим Вейцман писал: «Мир казался разделившимся на две части — места, где евреи жить не могли и те, в которые они не могли въехать»[2].

Горькую правду этих слов продемонстрировала Эвианская конференция, на которой представители 32 стран, собравшиеся для решения вопроса о квотах для въезда еврейских беженцев из Германии, единодушно в этих квотах отказали.

Эмиграция европейских евреевПравить

Тем временем Германия захватила Австрию, и к сотням тысяч потенциальных беженцев из Германии добавилось 150 тысяч австрийских евреев. Откомандированному в Вену обер-штурмфюреру отдела по делам евреев берлинского гестапо Адольфу Эйхману поставили задачу «максимально ускорить процесс оформления выездных документов, вытянув у отъезжающих как можно больше денег»[3].

«Мужчин уже начали забирать в концентрационные лагеря, давая от двух недель до месяца на выезд, если они найдут страну, готовую их принять, — вспоминала Дана Янкловиц-Манн. — Жены и дети старались получить для своих мужей и отцов паспорта, визы, хоть что-то, дабы помочь им выйти. Но посольства закрыли свои двери; все страны, включая США, закрыли свои границы. И тогда в Вене пошел слух, что есть страна, куда можно въехать без визы, свободно. Он начал распространяться, как пожар»[4].

Речь шла о Шанхае, где на основании Нанкинского договора для европейцев существовала возможность приехать и поселиться без получения визы. Нужно было только купить билет на пароход, отбывающий из Европы. В 1939 году билеты на эти пароходы были раскуплены на 6-7 месяцев вперёд[5].

Порт назначения ШанхайПравить

После Второго Шанхайского сражения 1937 года город был оккупирован японскими войсками. В порт пускали людей без визы и паспорта. К тому времени, когда сюда прибыло большинство германских евреев, здесь уже сформировалось две еврейские общины: богатые багдадские евреи в количество около 1000 человек, включая семьи Кадури и Сассун, и российские евреи, выехавшие из Российской империи из-за антисемитских погромов в царское время и по классовым причинам, когда к власти пришли большевики. Последние сформировали русскую общину как в Харбине, так и в Шанхае.

С началом Второй мировой войны к потоку беженцев прибавились евреи из Польши и Литвы. Голландский бизнесмен, представитель компании Philips и по совместительству консул Нидерландов в Литве с 1939 года Ян Звартендейк начал выдавать евреям свидетельства для въезда в голландскую колонию Кюрасао на нидерландских Антильских островах в Карибском море.

Советские дипломаты согласились пропускать людей с такими псевдовизами через СССР, но только при условии, что они получат и японскую транзитную визу, так как на Дальнем Востоке они могли выехать из СССР только через Японию. Японские транзитные визы выдавал в Литве консул Тиунэ Сугихара[6]. По данным польских историков, таким образом в Китай с августа 1940 года по июнь 1941-го прибыло 2185 человек[7], литовцы считают, что японский консул выдал около 6000 виз[8]. Посол Польши в Токио Тадеуш Ромер старался обеспечить своим соотечественникам транзитные визы в Японию, визы для беженцев в Канаду, Австралию, Новую Зеландию, Бурму, иммиграционные сертификаты в Палестину, иммиграционные визы в США и ряд стран Латинской Америки. В конце концов, 1 ноября 1941 года и он сам прибыл в Шанхай[7].

Прибытие евреев-ашкеназовПравить

Беженцы, которым удалось купить билеты на комфортабельные итальянские и японские пароходы из Генуи, позже описывали свое трехнедельное путешествие в обстановке роскоши, изобилия блюд и развлечений — от угрозы убийства в Германии к стесненным условиям гетто в Шанхае — как сюрреалистическое. Некоторые из пассажиров пытались вне расписания высадиться в Египте, надеясь просочиться оттуда в подмандатную Великобритании Палестину.

Первые германские беженцы, 26 семей, среди которых было 5 известных врачей, прибыли в Шанхай уже в ноябре 1933 года. К весне 1934 в городе было уже 80 терапевтов, хирургов и стоматологов. 15 августа 1938 года в порт на итальянском корабле прибыли первые беженцы из захваченной нацистами Австрии.

Большинство беженцев приехали после «Хрустальной ночи».

В 1939—1940 годах Lloyd Triestino обеспечил подобие паромного сообщения между Италией и Шанхаем, перевозя тысячи пассажиров.

Однако этого было недостаточно. Для реальной массовой эмиграции требовались специально зафрахтованные пароходы, способные взять на борт 1000—1500 пассажиров одновременно. Эти возможности прорабатывались в ведомстве Эйхмана, однако так и не были реализованы по двум причинам. Иностранные суда невозможно было зафрахтовать за немецкие марки, а для германских судов требовалось топливо, которое покупалось за валюту, в которой Германия остро нуждалась для собственной промышленности. Единственной надеждой для евреев было получение валютных субсидий из-за рубежа, однако их было крайне мало[5].

Интересно, что еврейские организации предостерегали от эмиграции в Шанхай: лидер Reichsvertretung der Juden in Deutschland Юлиус Зелигсон заявил, что «лучше с честью умереть в Европе, чем погибнуть в Шанхае». Американский Джойнт предупреждал, что власть японцев в Шанхае может быть хуже, чем власть немцев в Европе. Даже после аншлюса Австрии британский МИД отмечал, что еврейские организации в Лондоне и Париже предостерегают от расширения потока беженцев в Шанхай[5]. При этом и в самом Шанхае евреи не спешили распахнуть объятья собратьям: Михель Спилман, занимавший должность почетного казначея недавно созданного Комитета содействия европейским еврейским беженцам в Шанхае (CAEJR), написал властям Шанхайского муниципального совета и руководству Французской концессии об «опасности неограниченного притока беженцев». Таким образом он указывал на то, что средства комитета все еще требуются для помощи членам общины, пострадавшим во время японо-китайской войны. Одновременно он обратился к еврейским организациям в Европе и США с просьбой задержать поток беженцев, что они и стали делать[5]. Британское посольство в Германии конфиденциально написало генеральному консулу в Шанхае Герберту Филипсу: «…кажется, что большой приток еврейских беженцев будет иметь самые огорчительные результаты, и мы, конечно же, не хотим проблемы антисемитизма в добавление к нашим проблемам в Шанхае». Министерство иностранных дел опасалось, что антисемитские выступления, нараставшие по мере роста числа беженцев, могут быть «использованы для того, чтобы поколебать положение британских властей».

4 августа 1939 года посол Японии в Берлине Ошима заявил правительству Германии требование прекратить отправку германских евреев в Шанхай и другие области, контролируемые японскими войсками. 10 августа аналогичное требование просьбы получил консул в Италии, с предложением «предпринять все шаги, чтобы предотвратить приезд еврейских беженцев в Шанхай[5]».

Последние корабли, которым было разрешено принять на борт еврейских беженцев, были «Hakusan maru» (NYK’s, отправлением 14 августа), «Conte Biancamano» (Lloyd Triestino’s, 16 августа), «Potsdam» (Norddeutscher Lloyd’s) и «Athos 2» (Messageries Maritimes’), оба отправлением 18 августа.

Морские перевозчики терпели убытки, и в дело вмешались дипломаты, включая французского вице-консула в Шанхае. После долгих торгов пришли к решению, что беженцам будут разрешать въезд при наличии 400 долларов на взрослого и 100 долларов на ребёнка, при наличии разрешения от Французской концессии или Специального муниципалитета Шанхая. Однако с началом войны германские евреи стали французам врагами, и въезд им был тотально запрещён. Тем, кто уже обосновался в концессии, была запрещена любая хозяйственная деятельность. 27 октября 1939 года в местной шанхайской газете было опубликовано «Временное соглашение», согласно которому персона имела право высадиться в Шанхае, если он или она обладает необходимыми средствами, рабочим контрактом или вступает в брак. Поскольку число «финансово обеспеченных» европейских близких родственников у беженцев, живущих в японской зоне, было очень мало, то такое разрешение представляло собой ничто иное, как «гуманитарный жест». Французские концессионные власти в конце января 1940 года ослабили полный запрет на въезд немецких евреев, однако полностью прекратили выдачу разрешений в мае.

Однако до мая 1940 года беженцы все-таки продолжали приезжать в Шанхай, хотя в гораздо меньшем количестве. Но и этот поток Специальный муниципалитет Шанхая постарался остановить, потребовав от беженцев авансом делать вклады в Hongkong and Shanghai Banking Corporation. Когда в войну вступила Италия, единственной возможностью уплыть в Шанхай остался Марсель (пароходы из Германии прекратили курсировать с началом войны). До июля 1941 года работал канал эвакуации беженцев через СССР, по железной дороге до Владивостока и далее через Японию.

Общее число иммигрантов-ашкеназов в Шанхай между ноябрем 1938 года и июнем 1941-го, по суше и по морю, составило около 18 тысяч человек, в том числе[5]:

  • 1,374 человек в 1938;
  • 12,089 в 1939;
  • 1,988 в 1940;
  • 4,000 в 1941.

Позиция еврейского сообщества[5]Править

Лидирующие позиции в Шанхае занимали Багдадская община и предприниматели, ассоциировавшие себя с британскими интересами, считают исследователи Яд ва-Шем Абрам Альтман и Ирена Эбер. Дальние германские родственники представляли для них специфическую угрозу. Обязанные метрополией заботиться об их выживании, они с трудом могли служить двум хозяевам — Британии и японцам, которые находились в конфликте[5]. Для британцев, которые впервые за сто лет колониального владычества столкнулись с политической и экономической угрозой со стороны японских интервентов, прибытие большого числа беженцев создавало новые проблемы. Это не только нарушило демографическое равновесие, но и создало угрозу бедности в городе, который и так был бедным, где процветали торговля наркотиками, проституция, бандитизм.

Трудно понять позицию еврейских организаций Европы, которые не только не поддержали стремление нацистов вывезти евреев из Германии и Австрии, но и чинили препятствия переезду даже тогда, когда со стороны властей Шанхая их еще не было. Количество людей, которые нашли убежище в Шанхае, могло быть в два-три раза больше. Еврейские лидеры не сделали ничего, чтобы предложить беженцам альтернативы шанхайскому маршруту.

Между 1938 годом и сентябрем 1939-го 257,788 евреев Германии, Австрии и Чехословакии покинули родину. Из них 40,147 достигли Палестины, причем 17,240 нелегально. И примерно в тот же отрезок времени половина этого количества прибыла в Шанхай, легально и с комфортом. Когда спасение жизней было превалирующим приоритетом, шанхайский маршрут, по большому счету, был проигнорирован. Безусловно, еврейское руководство — в том числе сионистские организации — понимали, что после аншлюса Австрии в марте 1938-го, депортации польских евреев из Германии в октябре, «Хрустальной ночи» жизнь евреев в опасности.

Физическое уничтожение евреев в Европе началось 18 октября 1941 года, когда первые поезда отправились из Берлина «на восток».

ГеттоПравить

После нападения японцев на Перл-Харбор богатые багдадские евреи (многие из которых были подданными Великобритании) были интернированы, деятельность американских благотворительных фондов свернута. Безработица усилилась, инфляция росла. Представительница «Джойнта» Лаура Марголис прибыла в Шанхай, чтобы стабилизировать ситуацию, обратившись за помощью к российским евреям, на которых ограничения не распространялись[9].

В ходе войны нацисты настаивали, чтобы японцы усиливали давление на евреев в Шанхае, считая, что «окончательное решение еврейского вопроса» относится и к ним.

15 ноября 1942 года японское военное командование под давлением Германии приняло решение о создании еврейского гетто. 18 февраля 1943 года японские власти объявили, что прибывшие в Шанхай после 1937 года иностранцы будут жить в «отведённом районе для беженцев, не имеющих гражданства» и они обязаны переселиться туда до 15 мая.

Беженцам был отведён самый бедный и перенаселённый район города. Местные еврейские семьи и американские еврейские благотворительные организации помогли им с жильём, пищей и одеждой[1][10]. Японские власти постепенно усиливали ограничения для беженцев, однако гетто не было обнесено стеной и проживавшие там китайцы не выселялись[11][12].

В 1944 году начались авиарейды американцев на Шанхай. В Хункоу бомбоубежищ не было, так как в этой местности грунтовые воды стоят высоко. Самый разрушительный рейд состоялся 17 июля 1945 года, его целью впервые был именно Хункоу. Во время это бомбардировки погибли 38 беженцев и сотни китайцев[13].

Гетто было освобождено 3 сентября 1945 года, после капитуляции Японии в Японо-Китайской войне.

С созданием государства Израиль и падением правительства Чан Кайши большинство обитателей Шанхайского гетто покинуло его. Осталось около 100 человек.

После установления дипломатических отношений между Израилем и Китаем в 1992 году контакты между народами развивались по разным направлениям. В 2007 году 26 израильских компаний сделали пожертвование в 660,000 юаней на проекты еврейской общины в Хункоу в знак признательности за убежище, предоставленное беженцам. В районе установлен монумент в память о беженцах.

В 2002 году о гетто был снят одноимённый документальный фильм (англ. Shanghai Ghetto)[14][15].

Некоторые известные личности, проживавшие в шанхайском геттоПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Shanghai Jewish History Архивная копия от 29 мая 2010 на Wayback Machine (Shanghai Jewish Center)
  2. Manchester Guardian, May 23, 1936, cited in A.J. Sherman, Island Refuge, Britain and the Refugees from the Third Reich, 1933—1939, (London, Elek Books Ltd, 1973), p.112, also in The Evian Conference — Hitler’s Green Light for Genocide Archived 2013-08-27 at the Wayback Machine by Annette Shaw
  3. Кречетников, Артем. 75 лет начала Холокоста: гаррота и топор, BBC News Русская служба (31 июля 2016). Дата обращения 5 марта 2020.
  4. Europe’s Harms to China’s Arms by Sally Ogle Davis and Ivor Davis (Jewish Journal) October 4, 2002
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Avraham Altman, Irene Eber. Flight to Shanghai, 1938-1940: The Larger Setting (англ.) // Shoah Resource Center, The International School for Holocaust Studies. — Jerusalem, 2000. — Vol. 28. — P. 51—86.
  6. Штереншис М. Евреи: история нации. — Герцлия: Исрадон, 2008. — С. 318—319. — 560 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-94467-064-9.
  7. 1 2 [Krzysztof Kacperek]. «Kanadyjska Fundacja Dziedzictwa Polsko-Żydowskiego — Tadeusza Romera Pomoc Żydom Polskim na Dalekim Wschodzie». Polish-jewish-heritage.org. Retrieved 2011-07-08.
  8. Штереншис М. Евреи: история нации. — Герцлия: Исрадон, 2008. — С. 318—319. — 560 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-94467-064-9.
  9. Interactions Between the Chinese and the Jewish Refugees in Shanghai During World War II | UPENN CURF. www.curf.upenn.edu. Дата обращения: 6 марта 2020.
  10. Изгнание (недоступная ссылка). Дата обращения: 10 мая 2010. Архивировано 6 мая 2009 года.
  11. Shanghai Ghetto Shows a Hidden Piece of WWII History Архивная копия от 4 июня 2011 на Wayback Machine By Kimberly Chun (AsianWeek)
  12. The Jews of Shanghai. The War Years Архивная копия от 8 марта 2005 на Wayback Machine by Murray Frost
  13. Voticky, Anka (2010). Knocking on every door. Toronto: The Azrieli Foundation. p. Kindle loc 1299—1317. ISBN 978-1-897470-20-6.
  14. Shanghai Ghetto (англ.) на сайте Internet Movie Database
  15. Shanghai Ghetto (англ.) (недоступная ссылка). shanghaighetto.com. Дата обращения: 7 апреля 2010. Архивировано 7 ноября 2010 года.
  16. Judea Pearl и Ruth Pearl. I Am Jewish: Personal Reflections Inspired by the Last Words of Daniel Pearl. — Jewish Lights Publishing, 2005. — С. 54. — 262 с. — ISBN 1580232590.

ЛитератураПравить

  • Ernest G. Heppner, Shanghai Refuge: A Memoir of the World War II Jewish Ghetto (Lincoln, NE: University of Nebraska, 1993

СсылкиПравить