Открыть главное меню

Шереметев, Иван Васильевич (Меньшой)

Иван Васильевич Шереметев Меньшой (ум. 10 февраля 1577, Ревель) — воевода и боярин из рода Шереметевых, приближённый Ивана Грозного.

Иван Васильевич Шереметев Меньшой
Facial Chronicle - b.22, p. 249.gif
Лицевой летописный свод: «Об отпущении воевод на шведского короля. В том же году в месяце декабре отпустил царь и великий князь на Шведского короля Густава воевод своих за его неправду: в большом полку боярин и воевода князь Петр Михайлович Щенятев да боярин и воевода князь Дмитрий Федорович Палецкий. (...) В правой руке — князь Андрей Иванович Ногтев да Иван Меньшой Васильевич Шереметев».
Дата рождения XVI век
Дата смерти 10 февраля 1577(1577-02-10)
Место смерти Ревель
Принадлежность Русское царство
Звание воевода, боярин
Сражения/войны

Содержание

БиографияПравить

Как видно из подписей под постановлением Земского Собора 1566 г., Шереметев был неграмотен и не мог вследствие этого «приложить» к постановлению своей «руки», то есть подписать его, но в этом нет ничего удивительного, так как неграмотность в половине XVI века была заурядным явлением среди высших лиц Московского государства.

Дружба же Шереметева с думным дьяком Андреем Щелкаковым, одним из умнейших людей своего времени, доказывает, что, обладая замечательными воинскими способностями, Шереметев был в то же время человеком недюжинного ума.

Ранние годыПравить

Первое упоминание о Шереметеве относится к 1550 году, когда ему было пожаловано в поместье 150 четвертей земли в Московском уезде.

Во время Казанского похода 1552 года он был выборным головой над сотней боярских детей в государевом полку и участвовал в двух сражениях с казанцами.

В июне 1555 года был вторым воеводой ертаульного полка, когда царь Иван Грозный ходил в Тулу по «крымским вестям». Осенью того же года стали готовиться к войне со Швецией, и Шереметев был назначен в полк правой руки товарищем к воеводе князю Суздальскому — Ногтеву. В начале января 1556 года московское войско перешло за шведский рубеж. Первое сражение было в 5 верстах от Выборга, и Шереметев, предводительствовавший, по случаю болезни князя Ногтева, правой рукой, удачно зашёл в тыл неприятеля от Выборга и тем много способствовал поражению шведов.

В июне 1556 года Шереметев находился в Михайлове, откуда был отправлен царём Иваном Грозным, прибывшим в Серпухов по «крымским вестям», в «поле», к Усть-Ельцу, а затем возвращён обратно в Михайлов.

В 1557 году, незадолго до первого Ливонского похода, Шереметев был пожалован в окольничие, а в 1559 году — в бояре.

Он участвовал во всех трёх Ливонских походах 1557 и 1559 годов, сначала воеводой правой руки, а затем воеводой передового полка.

После взятия в августе 1560 года первостепенной Ливонской крепости Феллина, в Пскове собралась новая московская рать, на этот раз против Литвы, так как начались враждебные действия Речи Посполитой. Главноеначальство над московским войском было поручено князю Булгакову и Шереметеву. Им пришлось однако воевать не против литовцев, повернувших от Торваста назад, а против ливонцев.

Осенью 1562 года, во время похода царя Ивана Грозного к Полоцку, Шереметев был вторым воеводой в полку левой руки, а весной 1563 года после взятия Полоцка и отъезда царя в Москву, был оставлен на воеводстве в Полоцке вместе с князем Шуйским и князьями Василием и Петром Серебряными-Оболенскими. Весь город был распределён между боярами по воротам и Шереметеву указано было ведать Богородицкие ворота.

В начале 1564 года возобновились, по окончании перемирия, военные действия против литовцев. Когда, по указу царя Ивана Грозного, князь П. И. Шуйский выступил со своим войском из Полоцка в Оршу, — Шереметев был в этом походе воеводой сторожевого полка. 25 января 1564 года на берегу реки Улы, Троцкий воевода князь Радзивилл внезапно напал на московское войско: князь Шуйский был убит в этом сражении, а Шереметев ранен. Он был «древом шкодливо (то есть опасно) пробит». Между телами убитых нашли колчан и меч Шереметева и отнесли их к князю Радзивиллу, который вследствие этого в своем донесении королю от 3 февраля 1564 года писал, что не знает в точности, убит Шереметев, или в возвратился в Полоцк. Летом того же 1564 года Шереметев находился вторым воеводой правой руки в Вязьме, входившей в состав западной оборонительной линии. По первым же вестям о приходе литовских людей, в конце февраля 1565 года, Шереметев был послан из Вязьмы в Великий Луки в помощь к князю Андрею Ивановичу Шуйскому, стоявшему там с войсками. Через два с половиной месяца после этого Шереметев был послан по «крымским вестям» в Калугу, где вместе с князем Турунтаем-Пронским предводительствовал передовым полком, а в июне назначен воеводой большого полка, в товарищи к главному воеводе всего войска, князю Мстиславскому. В октябре 1565 года Шереметев и князь Щенятев ходили к Болхову на помощь к тамошнему воеводе князю Щепину-Золотому-Оболенскому против крымского хана Девлет-Гирая, подступившего к городу с тяжелыми пушками. За эту службу, в числе других, был награждён и Шереметев: ему пожалован золотой.

Летом 1566 года Шереметев участвовал в Земском Соборе, созванном царём Иваном Грозным для решения вопроса, продолжать ли войну с Литвой. Присутствовало 16 бояр, среди которых Шереметев занимал шестое место. Постановление Собора о продолжении войны было подписано 57-ю лицами. Шереметев не подписал, так как был неграмотен. В конце сентября 1567 года царь Иван Грозный отправился в Новгород распределять полки для войны с Литвой, а Шереметев был оставлен в это время в Дорогобуже. Вскоре по выступлении царя Ивана Грозного с войсками к литовскому рубежу было получено известие о появлении «лихого поветрия» в Ливонии. Вследствие этого созван военный совет, на который явился и Шереметев. На совете было решено отложить поход, и царь возвратился в Москву, а Шереметев, вместе с кн. М. М. Троекуровым, оставлен в Пскове.

В начале января 1569 года литовцы взяли обманом псковский пригород Изборск, который был, однако, вскоре отобран назад пришедшими на выручку московскими воеводами, в том числе и Шереметевым. В апреле 1569 года войска стали стягиваться от литовского рубежа к «полю». Шереметев был назначен в Серпухов вторым воеводой передового полка, но в росписи сказано, что когда «Крымские люди учнут воевати государевы Украйны», то Шереметев поведет сторожевой полк. В других росписях Шереметев значится вторым воеводой большого полка, а затем вторым воеводой правой руки в Калуге.

Крымское нашествиеПравить

Весной 1570 г. Шереметев находился в ожидании крымцев сначала в Кашире, а затем в Серпухове. Крымцы приходили на «Рязанские и на Каширские места», но, не причинив особенного вреда, ушли в степь.

Следующее нашествие крымцев весной 1571 г. окончилось далеко не так благополучно. Хан Девлет-Герай ворвался в Московское государство со 100 тыс. войском и быстро направился к Москве, воспользовавшись тем, что воеводы большого полка князья Бельский и Морозов и воеводы правой руки — князь Мстиславский и Шереметев не успели занять берегов Оки. Воеводы поспешили к Москве другим путём и прибыли туда 13 мая, за день до прихода крымцев. Вследствие малочисленности войска, воеводы не могли встретить неприятеля в открытом поле и решили обороняться в московских предместьях.

14 мая татары зажгли предместья в десяти местах зараз, и вся Москва выгорела, за исключением нескольких каменных церквей и Кремля, в котором заперлись воеводы, решившие защищаться до последней возможности.

Татары ушли от Москвы 26 мая и угнали с собой громадное количество пленных. Со времени вторжения крымцев в пределы Московского государства, царь Иван Грозный жил в Ростове и вернулся в Москву лишь тогда, когда удалился Девлет-Герай.

Начались розыски виновников внезапного нашествия крымцев, и князь Мстиславский в так называемой проклятой грамоте признался, что он с «товарищами своими» навёл хана на Московское государство. Надо полагать, что кн. Мстиславский был вынужден пытками принять на себя небывалую вину. По ходатайству митрополита Кирилла и прочих властей, кн. Мстиславский был прощён и трое бояр дали поручную запись о невыезде его из Московского государства, с обязательством заплатить в казну 20000 рублей, в случае его побега. Ближайшим товарищем кн. Мстиславского во время крымского нашествия был Иван Васильевич Шереметев, но он не только не был заподозрен царём Иваном Грозным в измене, а по делу князя Мстиславского сидел в думе вместе с князем Воротынским и принимал бояр, окольничих и дворян, дававших подручную запись по трёх боярах, ручавшихся за кн. Мстиславского. В книге подручных грамот приложены печати князя Воротынского и Шереметева.

Свадьбы Ивана ГрозногоПравить

28 октября 1571 г. Шереметев присутствовал на третьей свадьбе царя Ивана Грозного с Марфой Васильевной Собакиной: он сидел за столом против боярынь, а когда в палатах всё было приготовлено по чину, — ходил звать царя на место.

В декабре 1571 г. Шереметев, в числе других знатных бояр, сопровождал в Новгород царя Ивана Грозного, желавшего предпринять войну со шведами одновременно и в Финляндии, и в Эстонии. Война эта была, однако, отложена, и царь со всеми боярами возвратился в Москву, где вскоре вступил в четвёртый брак с Анной Колтовской.

Битва при МолодяхПравить

Весной 1572 г. распространился слух, что Крымский хан Девлет Герай приготовляется к новому набегу на Москву, и царь Ив. Вас., под предлогом заключения мира со Швецией, уехал в Новгород с женой и со всей казной, уложенной на 450 подводах. Между тем, против крымцев было выслано большое войско, и главным пунктом обороны назначен перевоз под Серпуховом, против которого расположился большой полк, под начальством князя Воротынского и Шереметева. К ним назначено было несколько сходных воевод и немец Фаренсбах с семитысячным немецким отрядом. Воеводы наскоро огородились плетнем из хворосту, выкопали рвы, а у самого перевоза на горе поставили так называемый «гуляй-город».

26 июля 1572 г. Девлет Герай со 120 тыс. войском подошёл к перевозу, оберегаемому князем Воротынским и Шереметевым, и открыл жестокую пальбу, как будто подготовляя себе переправу. На самом же деле он распорядился устроить переправу ниже Серпухова, у Сенкина брода, куда и сам пошёл в ночь с 27 на 28 июля, оставив у перевоза не более 2 тыс. человек. Только по утру узнали князь Воротынский и Шереметев, что татары уже на том берегу и направились к Москве. Всё московское войско бросилось за ними в погоню: благодаря находчивости одного из воевод, кн. Хворостинина, неприятельский отряд был наведён на большой полк князя Воротынского и Шереметева, которые пустили тогда в ход «гуляй город» и побили много татар. После этого они устремились за Девлет Гераем и так настойчиво преследовали его, что он не решился идти к Москве и остановился в 50-ти верстах от неё, в с. Молодях. Четыре дня, с 30 июля по 2 августа включительно, продолжался там ожесточённый бой между московскими и татарскими войсками. В конце концов, татары были побеждены и Девлет Герай, в ночь на 3 августа, бежал к Оке с небольшой дружиной, так как почти все войско его было перебито.

1573—1576Править

После бегства Девлет Герая все полки, за исключением сторожевого полка и полка левой руки, стали на свои прежние места, следовательно Шереметев, в товарищах у кн. Воротынского, стоял с большим полком в Серпухове. 11 апреля 1573 г. он переведён вторым воеводой в правую руку, а затем, вследствие важных перемен на береговой приокской линии, отправлен в помощники к воеводе большого полка, вновь назначенному князю Семёну Даниловичу Пронскому.

С весны 1574 г. до осени 1576 г. Шереметев стоял по «крымским вестям» то в Серпухове, то в Калуге, причём дело не обходилось без длинных местнических счетов, которые возбуждались иногда против Шереметева, а иногда им самим. В конце октября 1576 г. Шереметев присутствовал в доме боярина князя Мстиславского при приёме гонца Ивана Гоголя, присланного к московским боярам от польских панов рады для переговоров. Ответная грамота написана от лица трех бояр, именованных, по посольскому обычаю, наместниками разных городов. Шереметев назван наместником Коломенским.

Осада РевеляПравить

В декабре 1576 г. пятидесятитысячное войско должно было, по указу царя Ивана Грозного, собраться в Новгороде и идти оттуда прямо на Ревель — единственное укрепленное место в Эстонии, ещё не занятое московскими ратными людьми.

Царь Иван Грозный приказал своим воеводам взять Ревель, и Шереметев, по словам современного ливонского летописца Рюссова, прощаясь с царём перед отправлением в поход, поклялся, что добудет Ревель, или не вернётся живым перед его светлые очи. Переход из Новгорода к Ревелю совершился при весьма неблагоприятных климатических условиях, во время сильных морозов и снежных бурь, и продолжался без малого месяц: выйдя из Новгорода на святках, московские войска достигли Ревеля лишь 22 января 1577 г.

Шереметев был вторым воеводой большого полка и, как видно из показаний какого-то московского воеводы и татарина, взятых в плен ревельцами, пользовался громкой известностью: воевода называл Шереметева «наилучшим воином Московского войска», а татарин — «знатнейшим героем». Один из немцев, очевидцев осады Ревеля, говорит, что «этот Juan Zelmäth был такой необузданный, отважный, свирепый и хитрый человек, что даже сами Русские боялись его».

Шереметеву приписывали первоначальный план осады Ревеля, по которому было решено выманить ревельский гарнизон, как можно далее от сильных укреплений, окружить его, перебить и затем уже приступить к осаде города. План этот остался невыполненным, а Шереметев 7 февраля был смертельно ранен, и вот при каких обстоятельствах.

В то время, как ревельцы подожгли только что устроенный московскими воинами шанец из стогов сена, телег и туров, Шереметев находился на самом шанце на горе. Заметив замешательство среди своих воинов, он сошёл с коня и стал гнать назад тех, которые бежали из окопов. Очевидец повествует, что, не будучи в силах удержать беглецов, Шереметев кидался, «как неистовый, бешеный медведь», и хлопая руками, кричал: «ловите их, ловите их!». В это время он был ранен ядром в ногу. Когда его перенесли в лагерь и сбежались доктора, он отказался от их услуг, говоря: «на то воля Божия».

Со смертью Шереметев два дня спустя, то есть 10 февраля 1577 г., московское войско, по свидетельству одного из участников защиты Ревеля, потеряло лучшего воеводу, а вместе с тем и надежду взять город. Осада Ревеля продолжалась, но при полном упадке духа в войске.

Тело Шереметева было перевезено в Москву, а оттуда в Кирилло-Белозерский монастырь, где и погребено у большой Успенской церкви, на левой стороне паперти.

По приказанию царя Ивана Грозного, имя Шереметева было вписано, для вечного поминовения, в синодик Московского Успенского собора, и ежегодно, в «неделю православия», соборный протодиакон провозглашал: «Под градом под Колыванью пострадавшему от безбожных немцев Ивану Васильевичу Шереметеву, вечная память!»

СемьяПравить

Отец: Шереметев, Василий Андреевич (ум. 1548)

Братья:

Жена: Домна Михайловна, урожденная княжна Троекурова († 10 марта 1583 г.)

Дети:

ИмуществоПравить

Малый Николаевский дворец принадлежал прежде брату царя Ивана Грозного — кн. Юрию Васильевичу. После его смерти, Шереметев купил этот двор у царя за 7800 р. и дал в придачу два своих двора, находившихся также в Москве, но неизвестно где именно.

Вотчины:

  • в Московском, Коломенском, Владимирском, Рязанском, Ярославском и Кашинском уездах.
  • в Нерехтском уезде (Костромской губернии), село Борисоглебское (Емена тож), пожалованное ему Иваном Грозным после смерти прежнего владельца, Алексея Феодоровича Адашева.

ПожертвованияПравить

ИсточникиПравить

СсылкиПравить