Открыть главное меню

Шипя́щие согла́сные (англ. hushing sounds, фр. chuintantes, нем. Zischlaute) — согласные, характеризующиеся широкополосным шумом с более регулярной акустической картиной, чем у свистящих согласных, что связывают с более простой формой щели, формирующейся при артикуляции шипящих, в отличие от щели, образуемой при артикуляции свистящих. Название получили по производимому ими характерному акустическому впечатлению[1][2][3].

К шипящим относят нёбно-зубные щелевые (фрикативные) согласные и смычно-щелевые (аффрикаты)[2][4].

Содержание

В славянских языкахПравить

В русском языкеПравить

В русском литературном языке отмечаются фрикативные шипящие /ʂ/, /ʐ/, /ɕː/, /ʑː/ (или /ш/, /ж/, /ш̅’/, /ж̅’/) и шипящая аффриката /ʨ/ (или /ч’/)[3]; мягкая долгая шипящая /ж̅’/, характерная для старомосковского произношения (известна в узком круге слов), постепенно утрачивается и встречается в современном произношении в изолированной позиции всё реже, сменяясь твёрдым /ж̅/ (в корне -дожд- сменяясь сочетанием [жд’])[5][6].

Изначально исторически фрикативные шипящие были мягкими (в том числе и современные /ш/, /ж/), а долгие /ш̅’/, /ж̅’/ произносились в прошлом со смычкой между двумя щелевыми элементами ([ж’д’ж’] и [ш’т’ш’], или [ш’ч’])[7]. Они возникли результате первой палатализации или в результате изменения сочетаний согласных с j: *chj, *sj > š’; *gj, *zj, *dj > ž; *kj, *tj > č’ (также аффриката č’ была сформирована на месте сочетаний *kt, *gt перед гласными переднего ряда). Сочетания [ж’д’ж’] и [ш’т’ш’] восходят к праславянским сочетаниям *stj, *skj, *sk и *zdj, *zgj, *zg[3].

Краткие шипящие отвердели в большинстве говоров русского языка, в таком виде они были зафиксированы в литературной норме. Отвердение /ш/ относят, в частности, к XIV веку[3]. В ряде говоров сохранились мягкие краткие шипящие, например, в вятских говорах, в которых мягкость данных согласных обусловлена позицией перед гласными переднего ряда: [ш’и]т’ «шить», [ж’и]т’ «жить», но п’и[шý] «пишу», л’и[жý] «лижу». В некоторых говорах употребляются полумягкие шипящие [ж·] и [ш·]. В ряде севернорусских говоров на месте /ш/, /ж/ произносятся передненёбные, но круглощелевые звуки, в части этих говоров шипящие и свистящие не различаются[7][8].

Долгие шипящие развивались в тех или иных русских говорах по-разному: в некоторых говорах (чаще всего севернорусских или западнорусских) они сохранились неизменными как [ж’д’ж’] и [ш’т’ш’] (или отвердели, образовав [ждж] и [штш]); в ряде говоров они утратили смычку и развились в долгие мягкие [ш̅’] и [ж̅’] (характерные и для литературного языка), или утратив также и мягкость, развились в долгие твёрдые [ш̅] и [ж̅]; в ряде говоров был утрачен щелевой элемент, в результате чего сформировались в [ж’д’] и [ш’т’], [жд] и [шт] (последняя пара только в позиции перед гласными непереднего ряда). Чаще всего в русских говорах распространены варианты твёрдых долгих шипящих с утратой смычки [ш̅], [ж̅]: е[ш̅]о «ещё»; во[ж̅]ы «вожжи». Менее распространены варианты мягких долгих шипящих с утратой смычки [ш̅’], [ж̅’]: е[ш̅’]о, во[ж̅’]и. Реже встречаются такие варианты, как е[ш’ч’]о, е[шт’]о, е[ш’ч’]о, е[шч]о, е[шт]о; во[ж’д’ж’]и, во[ж’д’]и, во[ждж]и, во[жд]и[7][9]. Варианты произношения щелевых шипящих согласных не образуют определённых ареалов на территории распространения русских говоров. Исключение может составлять ареал говоров центральной диалектной зоны, в которых отмечается распространение долгих мягких шипящих /ш̅’/ и /ж̅’/[10].

Шипящая аффриката /ч’/ была мягкой в исходной древнерусской фонетической системе. Мягкая /ч’/ представлена в литературном языке и в значительной части русских говоров. Для западнорусских говоров характерно отвердение /ч’/ — [ч]; в севернорусских, среднерусских псковских и гдовских, в части восточных среднерусских акающих и окающих, в части смоленских и некоторых других говорах на месте /ч’/ отмечается произношение аффрикат [ц’’] ([ц’]) или [ц]; в ряде говоров, главным образом в курско-орловских, шипящая аффриката полностью утрачена[11][12][13][14].

В западнославянских языкахПравить

В польском литературном языке представлены два ряда шипящих[15]: твёрдого передненёбного ряда (палато-альвеолярные согласные) /ʧ/, /dʒ/, /ʃ/, /ʒ/, обозначаемые на письме соответственно как cz, dż, sz, ż / rz и мягкого средненёбного шепелявого ряда (альвео-палатальные согласные) /ʨ/, /ʥ/, /ɕ/, /ʑ/, обозначаемые на письме соответственно как ci / ć, dzi / dź, si / ś, zi / ź. Согласные первого ряда возникли в результате диспалатализации в XVI веке ранее мягких шипящих, а согласные второго ряда стали формироваться с XII века из палатализованных переднеязычных согласных s’, z’, t’, d’[16]. Увеличение частотности употребления шипящих /ʃ/, /ʒ/ в польском языке произошло в результате того, что в вибранте r ž (ř), возникшем из древнепольской *r’, шипящий призвук развился в основную артикуляцию, а основной звук — в побочную (rž) с последующей полной редукцией r. Таким образом, *r’ и *ž’ совпали в одной фонеме ž (/ʒ/), полностью данный процесс завершился к XVIII веку. На письме рефлекс *r’ обозначается как rz (в позиции после глухих согласных — /ʃ/): rzeka «река»; krzak «куст»[17].

В большинстве говоров мазовецкого и малопольского диалектов предположительно в XIII—XIV веках произошла замена согласных твёрдого шипящего ряда свистящими согласными, данное явление получило название мазурение[18].

В кашубском языке известны такие шипящие согласные, как /ʧ/, /dʒ/, /ʃ/, /ʒ/. В XII—XIII веках как польский, так и кашубский языковые ареалы характеризовались распространением палатализованных переднеязычных согласных s’, z’, c’ (< *t’), ʒ’ (< *d’). В дальнейшем в польском языке из данного ряда сформировался ряд среднеязычных шипящих, а в кашубском произошло его отвердение: s’ > s, z’ > z, c’ > с, ʒ’ > ʒ: swiat «свет», zëma «зима», scana «стена», rodzëc «родить». Данное явление получило название кашубение[19].

Для верхнелужицкого языка характерен следующий ряд шипящих: /ʧ/, /dʒ/, /ʃ/, /ʒ/, на письме шипящие обозначаются соответственно как č / ć, dź, š, ž. В нижнелужицком кроме этого ряда также отмечаются мягкие шипящие /ʨ/, /ʥ/, /ɕ/, /ʑ/ — орфографически ć, ś, ź[20].

С XII—XIII по XVI века в фонемном инвентаре лужицких языков отмечались разного рода преобразования, в том числе и касающиеся шипящих согласных. Так, парные мягкие взрывные t’, d’ приобрели шипящий призвук и развились в мягкие аффрикаты ć, ʒ́. Позднее в верхнелужицком языке ć совпала с исконной аффрикатой č. В нижнелужицком ć, ʒ́ в дальнейшем изменились во фрикативные мягкие шипящие ś, ź (за исключением позиции после согласных). В отличие от верхнелужицкого в нижнелужицком произошло отвердение старых шипящих š, ž и совпадение аффрикаты č с отвердевшей свистящей c: в.-луж. čisćić [č’isč’ič’], н.-луж. cysćiś «чистить»; в.-луж. ćišina, н.-луж. śišyna «тишина»; в.-луж. dźeń, н.-луж. źeń «день» и т. д. Вибрант ř, развившийся (как и в чешском языке) из *r’, в сочетаниях с предшествующими p, t, k переходил во фрикативные шипящие. В верхнелужицком после p, k на месте r’ возникла мягкая š, а после t в результате ассимиляции r’ перешла в č или в ряде позиций — в мягкую c’. В нижнелужицком изменения коснулись не только мягкой r’, но и твёрдой r после p, t, k, они изменились в мягкую ś и твёрдую š соответственно: в.-луж. přaza [pš’aza] «пряжа», křidło [kš’ido] «крыло», třasć [č’asč’] «трясти», třěleć [c’ěleč’] «стрелять»; н.-луж. pśěza, kśidło, tśěsć, stśělaś (на месте мягкой r’) и pšawda «правда», kšej «кровь», tšawa «трава» (на месте твёрдой r)[21].

В южнославянских языкахПравить

В сербохорватском языке отмечаются следующие шипящие: /ʧ/, /dʒ/, /ʃ/, /ʒ/, /tɕ/, /dʑ/ (орфографически в кириллице — ч, џ, ш, ж, ћ, ђ; в латинице — č, dž, š, ž, ć, đ). В формирующейся черногорской литературной норме имеются кроме того две шипящие фонемы /ɕ/, /ʑ/, в связи с чем в черногорский алфавит введены две буквы ć, з´ (в латинице — ś, ź)[22][23]. Фонема /dʒ/ появилась в сербохорватском с началом турецких завоеваний XIV века и проникновением в речь южных славян многочисленных турецких заимствований[24].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Бондарко Л. В. Согласные // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  2. 1 2 Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. — Изд. 2-ое. — М.: Советская энциклопедия, 1969. — С. 520.
  3. 1 2 3 4 Иванов В. В. Шипящие согласные // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 632. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  4. Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. — 2-е изд, испр. и доп. — М.: Просвещение, 1976.
  5. Кедрова Г. Е., Потапов В. В., Егоров А. М., Омельянова Е. Б. Консонантизм. Способ образования. Классификация согласных по способу образования. Русская фонетика (учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ). (Проверено 23 марта 2014)
  6. Кедрова Г. Е., Потапов В. В., Егоров А. М., Омельянова Е. Б. Консонантизм. Способ образования. Двухфокусные согласные звуки (шипящие согласные). Русская фонетика (учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ). (Проверено 23 марта 2014)
  7. 1 2 3 Князев С. В., Моисеева Е. В., Шаульский Е. В. Консонантизм. Консонантизм: диалектные различия. Шипящие щелевые согласные. Фонетика русских диалектов (учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ). (Проверено 23 марта 2014)
  8. Бромлей С. В., Булатова Л. Н., Гецова О. Г. и др. Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. — М.: Издательский центр «Академия», 2005. — 67—68 с. — ISBN 5-7695-2007-8.
  9. Бромлей С. В., Булатова Л. Н., Гецова О. Г. и др. Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. — М.: Издательский центр «Академия», 2005. — 68—70 с. — ISBN 5-7695-2007-8.
  10. Захарова К. Ф., Орлова В. Г. Диалектное членение русского языка. — 2-е изд. — М.: Едиториал УРСС, 2004. — С. 62. — ISBN 5-354-00917-0.
  11. Бромлей С. В., Булатова Л. Н., Гецова О. Г. и др. Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. — М.: Издательский центр «Академия», 2005. — 62—66 с. — ISBN 5-7695-2007-8.
  12. Князев С. В., Моисеева Е. В., Шаульский Е. В. Консонантизм. Консонантизм: диалектные различия. Аффрикаты. Фонетика русских диалектов (учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ). (Проверено 23 марта 2014)
  13. Князев С. В., Моисеева Е. В., Шаульский Е. В. Карта. Различение или совпадение согласных на месте ч и ц. Фонетика русских диалектов (учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ). (Проверено 23 марта 2013)
  14. Князев С. В., Моисеева Е. В., Шаульский Е. В. Легенда карты. Различение или совпадение согласных на месте ч и ц. Фонетика русских диалектов (учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ). (Проверено 23 марта 2013)
  15. Тихомирова Т. С. Польский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  16. Тихомирова Т. С. Польский язык // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 7. — ISBN 5-87444-216-2. (Проверено 23 марта 2014)
  17. Ананьева Н. Е. История и диалектология польского языка. — 3-е изд., испр. — М.: Книжный дом «Либроком», 2009. — С. 140. — ISBN 978-5-397-00628-6.
  18. Halina Karaś. Leksykon. Mazurzenie (польск.). Gwary polskie. Przewodnik multimedialny pod redakcją Haliny Karaś (30 ноября 2009). Архивировано 16 октября 2012 года. (Проверено 23 марта 2014)
  19. Popowska-Taborska H. Kaszubszczyzna. Zarys dziejów. — Warszawa: PWN, 1980. — С. 25. — ISBN 83-01-00587-4.
  20. Ермакова М. И., Недолужко А. Ю. Серболужицкий язык // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 7. — ISBN 5-87444-216-2. (Проверено 23 марта 2014)
  21. Енч Г., Недолужко А. Ю., Скорвид С. С. Серболужицкий язык. — С. 4. (Проверено 23 марта 2014)
  22. Кречмер А. Г., Невекловский Г. Сербохорватский язык (сербский, хорватский, боснийский языки) // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 9. — ISBN 5-87444-216-2.
  23. Кречмер А. Г., Невекловский Г. Сербохорватский язык (сербский, хорватский, боснийский языки) // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 11. — ISBN 5-87444-216-2.
  24. Кречмер А. Г., Невекловский Г. Сербохорватский язык (сербский, хорватский, боснийский языки) // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 10. — ISBN 5-87444-216-2.

СсылкиПравить