Шувалова, Екатерина Петровна

Графиня Екатерина Петровна Салтыкова, в замужестве Шувалова (23 июня 1743 — 13 октября 1817) — дочь фельдмаршала графа П. С. Салтыкова, статс-дама императрицы Екатерины II, наперсница Платона Зубова, гофмейстерина двора великой княгини Елизаветы Алексеевны.

Екатерина Петровна Шувалова
EkaterinaShuvalovaGreuze.jpg
Рождение 23 июня 1743(1743-06-23)
Смерть 13 октября 1817(1817-10-13) (74 года)
Место погребения
Род Шуваловы
Отец Пётр Семёнович Салтыков
Мать Салтыкова, Прасковья Юрьевна[d]
Супруг Андрей Петрович Шувалов
Дети Пётр Андреевич Шувалов, Павел Андреевич Шувалов, Дитрихштейн, Александра Андреевна и Прасковья Андреевна Голицына
Награды Орден Святой Екатерины I степени
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Шувалова, Салтыкова и Салтыкова, Екатерина.

БиографияПравить

В 1762 году вышла замуж за графа Андрея Петровича Шувалова и вскоре после свадьбы совершила с мужем заграничное путешествие, включавшее среди прочего посещение Вольтера в Фернее.

Вернувшись в 1766 году в Москву, Шуваловы поселились здесь в своем доме на Мясницкой, где в 1767 году удостоились посещения самой императрицы Екатерины Алексеевны. Благодаря её благосклонности графиня Екатерина Петровна заняла видное положение при дворе. «Отменно любезная в простом и приятельском сообществе», по словам князя Долгорукого, Шувалова держала открытый дом, «где науки, художества, стихи, театр и все, пленяющее воображение, похищало первое место в разговоре, занятиях и забавах».

Усвоив себе деистические воззрения своего мужа, горячего поклонника Вольтера, графиня доктринами последнего пользовалась в жизни, чтобы оправдать свои слабости, и в этом духе воспитывала своих дочерей. В 1776 г. Шуваловы снова отправились за границу и поселились в Париже. «Шувалова ездит ко многим, а к ней никто; следственно, такое знакомство не всякому приятно», — писал в то время Фонвизин[1]. Мадам дю Деффан называет её женщиной несносно скучной, хотя и вежливой.

 
Портрет Шуваловой, написанный в Париже модным художником Грёзом

В 1781 г. Шувалова вернулась в Петербург и через 8 лет овдовела. Оставаясь при дворе, она в 1792 г. была пожалована в статс-дамы, и в том же году императрица поручила ей, как опытной в заграничных путешествиях, привезти в Петербург молодых принцесс Баден-Дурлахских, из которых одна предназначалась в невесты великому князю Александру Павловичу. Шувалова выполнила возложенное на неё поручение очень искусно; отправилась за границу под предлогом поездки на ахенские воды и, вернувшись с принцессами в Россию, в день обручения великой княгини Елизаветы Алексеевны была назначена состоять при ней гофмейстериной.

На этом поприще Шувалова настолько проявила свою склонность к интригам, что восстановила против себя великокняжеский двор и была прозвана la grande clabaudeuse («великая злопыхательница»). Невзлюбив великого князя, она, по словам А. Я. Протасова, всячески старалась поселить рознь между молодыми супругами, во всем угождая великой княгине и постоянно указывая ей на ошибки её мужа. Результатом такого её поведения было единогласное и резкое осуждение всех окружающих[2]. Великий князь Александр ненавидел Шувалову, а отец его Павел Петрович не скрывал своего презрения к ней.

По свидетельству В. Головиной, для укрепления своего положения Шувалова пыталась подольститься к князю Зубову, став «главной поверенной чувств его»[3]:

 Графиня Шувалова, друг Вольтера и Даламбера, пользуется их доктринами, чтобы оправдывать свои слабости. Она хитрая интриганка и приносит всё в жертву фавору. В то время идолом, перед которым она курила фимиам, был Платон Зубов. 

По восшествии на престол императора Павла она была устранена от должности гофмейстерины, но в день коронации в 1797 году пожалована в кавалерственные дамы ордена св. Екатерины 2-й степени и через два года только добилась ленты. Вскоре за тем она получила разрешение уехать за границу. В 1809 году Екатерина Павловна вместе с дочерью Александрой, вышедшей за князя Дидрихштейна, перешла в католичество. Она постоянно проживала в Риме во дворце на виа делла Скрофа, который римляне называют палаццо Голицына. Умерла Шувалова 13 октября 1817 года. Тело её перевезено было в Петербург и погребено в Александро-Невской лавре.

ДетиПравить

ПримечанияПравить

  1. Д. И. Фонвизин. Собрание сочинений. Письма из второго заграничного путешествия (1777—1778). К родным
  2. Ф. Ростопчин писал в 1793 году: «Графиня Шувалова женщина в высшей степени лукавая, преданная сплетням, кокетству и беззастенчивая в речах. Вместо того чтобы исправлять и учить великого князя с кротостью, она выставляет на вид все его недостатки и добилась уже того, что великий князь и молодая великая княгиня её возненавидели». См.: Письма Ф. Ростопчина к С. Р. Воронцову // Архив Воронцовых. — Т. 8. — М., 1876.- с. 75.
  3. Головина В. Воспоминания. — М.: Захаров, 2006. — 350 с. — ISBN 5-8159-0639-5

ИсточникПравить