Открыть главное меню

Шуленбург, Вернер фон дер

Фридрих-Вернер Эрдманн Маттиас Иоганн Бернгард Эрих, граф фон дер Шуленбург (нем. Friedrich-Werner Erdmann Matthias Johann Bernhard Erich Graf von der Schulenburg[1]; 20 ноября 1875, Кемберг — 10 ноября 1944, Берлин) — немецкий дипломат, посол Германии в СССР (19341941). Участник заговора 20 июля против Адольфа Гитлера.

Фридрих-Вернер фон дер Шуленбург
нем. Friedrich-Werner von der Schulenburg
Фридрих-Вернер фон дер Шуленбург
Флаг Посол Германии в СССР Флаг
1934 — 22 июня 1941
Предшественник Рудольф Надольный
Преемник Дипломатические отношения разорваны
Рождение 20 ноября 1875(1875-11-20)
Кемберг, Германская империя
Смерть 10 ноября 1944(1944-11-10) (68 лет)
Берлин, Третий рейх
Имя при рождении нем. Friedrich-Werner Erdmann Matthias Johann Bernhard Erich Graf von der Schulenburg
Партия НСДАП (с 1934 года)
Образование Берлинский университет,
Мюнхенский университет
Профессия дипломат
Награды
Железный крест 2-го класса DEU Deutsche Adlerorden 1 BAR.svg
Военная служба
Годы службы 19141915
Принадлежность Германия Германская империя
Род войск артиллерия
Звание капитан
Командовал артиллерийской батареей
Сражения Первая мировая война
- Битва на Марне (1914)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Семья и образованиеПравить

Представитель древнего немецкого дворянского рода, ведущего своё начало от рыцаря-крестоносца Вернера фон дер Шуленбурга, убитого в 1119 году. Сын оберст-лейтенанта (подполковника) Бернхарда графа фон дер Шуленбурга (18391902). Окончил гимназию Вильгельма в Брауншвейге (1894). В 1895 году служил вольноопределяющимся в 9-м Потсдамском полку. Изучал государственное право в университетах Лозанны, Мюнхена и Берлина, в 1900 году получил степень доктора государственно-правовых наук. В 1908—1910 годах был женат на Елизавете фон Соббе (1875—1955). В этом браке родилась дочь Криста-Вернфридис нем. Christa-Wernfriedis[2]. В 1930-х годах фон дер Шуленбург приобрёл крепость Фалькенберг[3].

ДипломатПравить

 
Памятная табличка у входа в древний иранский город Персеполь. Ф. В. граф Шуленбург. Посол. 1926*1930*1931

Начал карьеру государственного чиновника в правительстве Брауншвейга, с 1901 года поступил на консульскую службу в министерство иностранных дел. С 1903 года — вице-консул в генеральном консульстве в Барселоне. Затем находился на аналогичных постах в Праге и Неаполе, с 1906 года — в Варшаве, входившей тогда в состав Российской империи. С 1911 года — консул в Тифлисе (ныне Тбилиси).

В начале Первой мировой войны вернулся в Германию и поступил на военную службу в чине капитана резерва в артиллерийский полк. После битвы на Марне (1914) назначен командиром артиллерийской батареи. В 1915 году — германский офицер связи в турецкой армии, участвовал в организации «Грузинского легиона», в который входили добровольцы-грузины, воевавшие против России. Вернувшись на дипломатическую службу, был консулом в турецком городе Эрзеруме, возглавлял германскую консульскую службу в Бейруте и Дамаске.

В 1918 году был направлен в Грузинскую демократическую республику в составе германской делегации, участвовал в переговорах с социал-демократическим («меньшевистским») правительством, сыграл значительную роль в подготовке грузино-германского договора, гарантирующего независимость Грузии. Существует информация, что Шуленбург помогал грузинским политикам составить документы о независимости их страны и провозглашении Грузинской демократической республики.

В 1918 году официально представлял Германию в Грузинской демократической республике. После окончания войны был интернирован английскими оккупационными властями на острове Бююкада, в 1919 году вернулся на родину и занял пост советника министерства иностранных дел. За военные заслуги в период Первой мировой войны был награждён Железным крестом.

В 19221931 годах был посланником в Тегеране. В качестве посла он трижды посетил древний иранский город Персеполь, о чём сохранилась памятная табличка. В 1931—1934 годах был посланником в Бухаресте.

Посол в МосквеПравить

В 1934 году был назначен послом Германии в Москве. Его первоначальное одобрение прихода Гитлера к власти (выразившееся, в частности, во вступлении Шуленбурга в НСДАП) вскоре сменилось неприятием политики нацистов. Был одним из инициаторов германо-советского политического сближения в 1939 году. Был сторонником внешнеполитического курса Отто фон Бисмарка, который считал, что двумя самыми большими ошибками внешней политики Германии могут стать война на два фронта и война с Россией. Выступал за сотрудничество Германии и Советского Союза. Участвовал в заключении германо-советского пакта о ненападении от 23 августа 1939 года, а также договора о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года.

По воспоминаниям Густава Хильгера, служащего посольства в то время: «Внутри посольства Третий рейх ощущался мало. В кадровом составе на первых порах никаких изменений не произошло. К счастью, ни посол Надольный, ни его преемник граф Шуленбург не были истинными нацистами, а посему и не требовали от персонала посольства доказательств лояльности к правящему режиму. Шуленбург даже не давал себе труда самому писать речи, которые он должен был произносить в официальных случаях (таких, например, как „День рождения фюрера“), а поручал партийному старосте подготовить подходящий текст, который потом зачитывал со скучающим видом»[4].

Деятельность в 1941 годуПравить

Выступал против войны с Советским Союзом, в 1941 году прилагал усилия для того, чтобы её предотвратить. Доносил в Берлин, что Советский Союз имеет сильную армию и огромные индустриальные ресурсы. В мае 1941 года трижды встречался с находившимся в Москве советским полпредом в Берлине Владимиром Деканозовым[5]. Существует распространённая версия, что в ходе первой встречи, состоявшейся 5 мая, Шуленбург прямо предупредил своего собеседника о грядущей войне и даже назвал её дату. Так, в публикации историка Г. Куманёва «22-го; на рассвете…» («Правда», 22 июня 1989) приводится следующая фраза Шуленбурга со ссылкой на члена Политбюро ЦК ВКП(б) Анастаса Микояна:

Господин посол, может, этого ещё не было в истории дипломатии, поскольку я собираюсь вам сообщить государственную тайну номер один: передайте господину Молотову, а он, надеюсь, проинформирует господина Сталина, что Гитлер принял решение 22 июня начать войну против СССР. Вы спросите, почему я это делаю? Я воспитан в духе Бисмарка, а он всегда был противником войны с Россией…

Микоян не был участником этой встречи, и информацию о ней мог получить от Сталина,[источник не указан 3808 дней] который, по его словам, заявил на заседании Политбюро: «Будем считать, что дезинформация пошла уже на уровне послов». В опубликованном тексте мемуаров Микояна изложение этой истории выглядит иначе: «Шуленбург довёл до сведения Деканозова, что в ближайшее время Гитлер может напасть на СССР, и просил передать об этом Сталину». Таким образом, дата начала войны (которая в начале мая ещё не была определена) названа не была.

В сохранившемся отчёте о встрече (в которой также участвовали советник германского посольства Хильгер и заведующий Центральноевропейским отделом Наркоминдела Павлов) нет информации о выдаче Шуленбургом государственной тайны. Однако посол, видимо, действительно вышел за рамки своих обязанностей. В своей книге «Миф „Ледокола“: Накануне войны» профессор Габриэль Городецкий пишет:

…пригласив Деканозова на завтрак 5 мая 1941 года, он в беседе с ним поставил вопрос о критическом состоянии отношений двух стран. Слухи о предстоящей войне между ними являются, по мнению Шуленбурга, «взрывчатым веществом» и их надо пресечь, «сломать им острие». На вопрос Деканозова, откуда идут слухи, он ответил, что источник сейчас не имеет значения. «Со слухами надо считаться, как с фактом». Как это сделать, он пока не думал. В ходе беседы Шуленбург несколько раз подчеркивал, что ведёт эту беседу «в частном порядке». Он предложил встретиться ещё раз, чтобы обсудить этот вопрос.

По сути дела, Шуленбург сообщил своему советскому визави о возможности начала военных действий, сделав это в максимально осторожной форме (со ссылками на некие слухи). Тем самым он хотел побудить советские власти сделать позитивные шаги в двусторонних отношениях, которые могли бы предотвратить начало военных действий. На последующих двух встречах (9 и 12 мая) обсуждались вопросы о характере таких шагов — в частности, Деканозов предложил опубликовать совместное коммюнике о том, что слухи о назревающем между двумя странами конфликте «не имеют под собой основания и распространяются враждебными СССР и Германии элементами». Шуленбург, в свою очередь, заявил, что Сталин мог бы направить письмо Гитлеру, в котором содержалось бы предложение выпустить данное коммюнике. Однако это предложение так и не было принято[6].

По мнению известного советского разведчика Павла Судоплатова, советское руководство считало, что Шуленбург действует по заданию влиятельных германских политических кругов, которые предпримут дальнейшие действия по улучшению двусторонних отношений. Привыкший, что высокопоставленные советские дипломаты не предпринимают самостоятельных шагов в общении с зарубежными коллегами, Сталин не мог представить себе, что Шуленбург способен на личную инициативу в столь принципиальном вопросе. В этой ситуации Сталин не стал первым обращаться с письмом к Гитлеру, хотя и предпринял ряд действий, которые, по его мнению, могли быть позитивно восприняты в Берлине. Так, 8 мая 1941 года СССР официально разорвал отношения с оккупированными Бельгией, Норвегией и Югославией. В то же время Гитлер к маю 1941 года уже принял принципиальное решение о начале войны против СССР. Таким образом, личная инициатива Шуленбурга (поддержанная другим сторонником развития германо-советских отношений, советником посольства Хильгером) не могла привести к желаемым результатам.[источник не указан 3808 дней]

В наше время стало известно, что еще в 1941 г. за несколько недель до войны германский посол в СССР граф Шуленбург обратился к находившемуся тогда в Москве советскому послу в Германии Деканозову и пригласил его для доверительной беседы. Присутствовали четверо: Шуленбург, советник германского посольства Хильгер1) (который впоследствии и рассказал обо всем этом в своих воспоминаниях), Деканозов и переводчик Сталина Павлов. Шуленбург и Хильгер предложили Деканозову передать Сталину, что Гитлер в ближайшее время нанесет удар по СССР. Это, безусловно, была государственная измена, и какая: посол сообщает правительству, при котором аккредитован, что его страна вероломно нападет на их страну. Шуленбургу грозили за это смерть и несмываемый позор. Но как реагировали Деканозов и Сталин? «Наши усилия, — пишет Хильгер, — закончились полным провалом». Сталин не поверил Шуленбургу, как не поверил Зорге и Черчиллю. Он счел, что сообщение германского посла — всего лишь хитрый ход со стороны Гитлера с целью вынудить Сталина пойти на новые уступки немцам.

(Г. Хильгер (1886—1965) — германский дипломат. В 1923—1941 гг. — руководитель экономического отдела, советник посольства Германии в СССР.

Использованы материалы кн.: Торчинов В. А., Леонтюк А. М. Вокруг Сталина. Историко-биографический справочник. Санкт-Петербург, 2000

«Чем больше я наблюдал за поведением русских, — пишет Хильгер, — тем больше я убеждался, что Сталин не сознавал, как близко было угрожавшее ему германское нападение… По-видимому, он думал, что сможет вести переговоры с Гитлером и готов был на новые уступки Германии» (Дружба народов. 1988. № 3).

Убежден, что такой спокойный, уравновешенный, имевший собственные политические убеждения и моральные принципы человек, каким был Шуленбург, собиравшийся к тому же уходить на пенсию, воспринял все упомянутые обстоятельства как личное унижение, и это также подтолкнуло его на нелегкое решение стать на свой лад, несмотря на возраст, участником борьбы против Гитлера. Советский историк Мельников в своих исследованиях убедительно доказал, что Шуленбург, являвшийся сторонником линии, близкой к проводившейся Бисмарком политике стабильных, добрососедских отношений с Россией, не пользовался симпатиями Герделера, мечтавшего об альянсе Германии с империалистическими западными державами, направленном против Советского Союза. И напротив, Шуленбург поддерживал тесный контакт с так называемым кружком Крейзау, в который входили противники гитлеровского режима, стремившиеся проводить прогрессивную политику, выступая, в частности, за честные и прочные дружественные отношения с Советским Союзом. (см Кегель Герхард ,,В бурях нашего века. Записки разведчика-антифашиста")

В ночь на 22 июня 1941 года Шуленбург получил из Берлина телеграмму с текстом ноты об объявлении войны Советскому Союзу. В половине шестого утра, через два часа после начала военных действий, он был принят в Народном комиссариате иностранных дел и вручил её Вячеславу Молотову (по словам самого В. М. Молотова Шуленбург явился раньше, около полтретьего, но не позже 3 часов ночи[7]).

Советник германского посольства Хильгер потом записал: «Мы распрощались с Молотовым молча, но с обычным рукопожатием». Переводчик советской стороны Павлов записал, что Шуленбург от себя лично добавил, что считает решение Гитлера безумием.

Последние годы жизни, заговор и гибельПравить

После начала Великой Отечественной войны Шуленбург со всем штатом посольства был интернирован и затем на границе с Турцией передан немецкой стороне в обмен на советских дипломатов. Остался на дипломатической службе, хотя и не получил нового значимого назначения (он возглавил так называемый «Русский комитет»).

Был причастен к заговору против Гитлера. Рассматривался участниками антигитлеровской оппозиции в качестве возможного кандидата на пост министра иностранных дел (наряду с Ульрихом фон Хасселем). Выражал желание перейти через линию фронта, чтобы от имени заговорщиков договориться с СССР о прекращении войны.

[6]Такая принципиальная политическая позиция Шуленбурга объясняет его готовность — а ему тогда исполнилось уже 68 лет, и здоровье его было расшатано — тайно перейти после Сталинграда на советскую сторону с целью подготовки переговоров с Советским Союзом о заключении мира. В донесениях гестапо Борману и Гитлеру — так называемых донесениях Кальтенбруннера — указывается: план противников Гитлера использовать Шуленбурга для контактов с Советским Союзом возник в конце декабря 1942 года. Осенью 1943 года была предпринята попытка добиться поддержки этого плана у Герделера[9], но тот ответил отказом. В сообщении Кальтенбруннера, которое цитирует в своей книге «Заговор 20 июля 1944 года в Германии. Причины и следствия» Д. Е. Мельников, об этом говорится следующее: "Осенью 1943 года Герделер и фон Тресков имели беседу о возможности переправить бывшего посла Шуленбурга через германские линии на Восточном фронте. Мысли, которые развивал фон Тресков, заключались примерно в следующем. Шуленбург один из тех немногих немцев, которые лично знают Сталина. Шуленбург должен вновь завязать с ним связь. Если Шуленбург придет к соглашению со Сталиным, то путем военной акции должен быть совершен переворот в Германии… Шуленбург всегда выступал против войны с Советским Союзом. Нет сомнения, что этот план соглашения о мире с Советским Союзом в таком виде был сформулирован фон Тресковым. На допросах в гестапо Шуленбург признался, что был согласен с этим планом, который, однако, потерпел неудачу из-за нерешительности некоторых высокопоставленных военачальников, у которых не хватило смелости оказать группе немецких буржуазных противников Гитлера обещанную ранее поддержку.

Кроме того, Шуленбург дал согласие занять после свержения Гитлера пост министра иностранных дел в новом правительстве Германии.

Гитлер и его палачи жестоко отомстили человеку, который всегда выступал против войны с Советским Союзом, а потом был готов рискнуть жизнью ради окончания этой войны и переговоров о мире. 10 ноября 1944 года они расправились с ним, отправив его на виселицу.[10]

КиновоплощенияПравить

ПримечанияПравить

  1. Friedrich-Werner Erdmann Matthias Johann Bernhard Erich von der Schulenburg (нем.)
  2. Christa-Wernfriedis Hanna Margarete Engelberta von der Schulenburg (нем.)
  3. Burg Falkenberg (нем.)
  4. Хильгер Г. Я присутствовал при этом / Дипломатический ежегодник 1989. — М.: Международные отношения, 1990. — 512 с. — Тираж 14000 экз. ISBN 5-7133-0246-6 ≡ Hilger G. Wir und der Kreml. Deutsch-sowjetische Beziehungen 1918—1941. Erinnerungen eines deutschen Diplomaten. — Frankfurt a.M.: A. Metzner, 1955.
  5. Леонид Млечин. Заговор послов? // Новая газета. — 2019. — № 58. — С. 16—17.
  6. А. Сабов. Все вели двойную игру. Что действительно знал Сталин о дате начала войны против СССР // «Российская газета» Федеральный выпуск № 3756 от 27 апреля 2005 г.
  7. Ф. И. Чуев. Сто сорок бесед с Молотовым
  8. Журнал «Профиль» № 18 (240) от 14.05.2001
  9. Kegel, Gerhard, 1907-. В бурях нашего века : записки разведчика-антифашиста. — Izd-vo polit. lit-ry, 1987.
  10. Kegel, Gerhard, 1907-. В бурях нашего века : записки разведчика-антифашиста. — Izd-vo polit. lit-ry, 1987.

ЛитератураПравить

  • Хавкин Б. Л. Граф Шуленбург: «Сообщите господину Молотову, что я умер… за советско-германское сотрудничество» // Родина. — 2011. — № 1. — С. 121—128
  • Ватлин А. Ю. Граф Фридрих Вернер фон дер Шуленбург и эпоха массовых репрессий в СССР // Вопросы истории. — 2012. — № 2. — С. 32—54.

СсылкиПравить