Эзопов язык

Эзо́пов язык (по имени баснописца Эзопа) — тайнопись в литературе, иносказание, намеренно маскирующее мысль (идею) автора. Прибегает к системе «обманных средств»: традиционным иносказательным приёмам (аллегория, ирония, перифраз, аллюзия), басенным «персонажам», полупрозрачным контекстуальным псевдонимам. Раб Эзоп не мог в своих баснях прямо указывать на пороки господ, поэтому заменил их образы животными с соответствующими характеристиками. С тех пор язык иносказаний именуют Эзоповым[1].

В русской литературе традиция использования этого приёма формировалась с конца XVIII века для обхода цензуры[2]. Широко использовал этот приём сатирик Михаил Салтыков-Щедрин. Впоследствии эзопов язык в сатире становился частью индивидуального стиля многих писателей и применялся также вне цензурного давления[1].

Использование эзопова языка исследовал литературовед Лев Лосев. Он определил эзопов язык как литературную систему взаимодействия автора с читателем, при которой смысл остаётся скрытым от цензора[3].

Классификация приёмов эзопова языкаПравить

Важно понимать, что для того, чтобы скрыть текст, нужны закрытые приёмы, которые помогут скрыть смысл, заложенный в тексте. Примером такого приёма служит метонимия, которая лежит в основе эзопова языка. В текстах метонимия проявляется в трёх планах:

  • жанрово-сюжетном (произведение внешне претендует на один жанр, хотя на самом деле другой);
  • адресования (произведение внешне адресовано одному кругу читателей, хотя на самом деле другому, к примеру, книга может быть адресована детям, хотя на самом деле посыл идёт взрослым);
  • высказывания (в нем встречаются все типы тропов).

В эзоповом языке не могут употребляться автологические приёмы, такие как сравнение или оксюморон, поскольку они открыты и не могут закрыть смысл.

Экран и маркерПравить

Изучение словесной эстетики происходит на трёх уровнях:

* культурный уровень;
* глубинный уровень;
* уровень высказывания.

Они структурированы и имеют свою систему правил и ограничений существующих в данной культуре. Впрочем, эзопов язык выступает следствием поверхностной культурной жизни, то есть связан со сферой политики, и всё в литературе эзопова языка реализуется на уровне высказывания. Лев Лосев выделяет 2 группы приёмов, которые осуществляют реализацию эзопова языка:

* экраны — направлены на то, чтобы скрыть эзоповский текст;
* маркеры — привлекают внимание к эзоповскому тексту.

Зачастую эти приемы реализуются в одном и том же элементе, что указывает на двойственность природы эзоповского высказывания. Например, в стихотворении Беллы Ахмадулиной «Варфоломеевская ночь» название одновременно представляет собой и экран, и маркер: от одного читателя оно укроет иносказательность, а читатель, который привык к нарицательному употреблению данного выражения, поймёт вложенный в него смысл.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Эзопов язык — статья из Большой советской энциклопедии
  2. Грушко Е. А., Уртминцева М. Г., Медведев Ю. М. Эзопов язык // Словарь русской литературы. — Три богатыря, 1997. — С. 518. — 555 с. — (Русские словари). — ISBN 9785894580036.
  3. Эзопов язык // Театр : журнал. — 1992. — Вып. 5—6. — С. 164.

ЛитератураПравить

  • Эзопов язык // Большая российская энциклопедия. Том 35. — М., 2017. — С. 224.
  • Лосев Л. В. Эзопов язык в современной русской литературе, 1984
  • Лосев Л. В. Эзопов язык в русской литературе /современный период/, 1981
  • Бирих А. К. и др. Язык // Словарь русской фразеологии. — СПб.: Фолио-Пресс, 1998. — С. 649. — 704 с.
  • Язык // Фразеологический словарь русского языка / Под ред. А. И. Молоткова. — М.: Советская энциклопедия, 1968. — С. 540. — 543 с.
  • Эзопов язык // Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А. Н. Николюкина. — Институт научной информации по общественным наукам РАН: Интелвак, 2001. — Стб. 1217—1218 — 1596 с. — ISBN 5-93264-026-Х.
  • Эзопов язык // Словарь литературоведческих терминов / Ред.-сост.: Л. И. Тимофеев и С. В. Тураев. — М.: Просвещение, 1974. — С. 459—460. — 509 с. — 300 000 экз.