Экономика языка: язык в Транснациональных корпорациях

Экономика языка — это раздел науки, изучающий языковую связь с экономической сферой.[1] Язык и его формы, а также их влияние на функционирование транснациональных корпораций, являются предметом исследования данной статьи.

Введение в проблематику: экономика языка и ТНКПравить

В настоящее время насчитывается более 80 000 транснациональных корпораций (ТНК), имеющих филиалы и дочерние компании по всему миру. По своему строению и масштабам многие ТНК сравнимы с целыми городами, так как имеют ряд схожих признаков, а именно высокую степень автономии, иерархическую структуру управления, большую численность, а также многоязычие.[1] Именно языки и их влияние на функционирование ТНК стоят в центре данного исследования.

В ТНК большое количество людей являются или вынуждены быть билингвами, а иногда и мультилингвами, в силу того, что им приходится поддерживать коммуникацию на других языках с представителями дочерних компаний и филиалов за рубежом. Билингвизм является распространенным явлением в бизнес-среде и нередко проявляется как «переключение кода», или спонтанное переключение говорящего с одного языка на другой язык, диалект или социолект в процессе диалога. В контексте функционирования ТНК феномен переключения кодов может играть важную роль и оказывать как позитивное, так и негативное влияние на работу корпораций.

ИсторияПравить

Первые транснациональные компании начали появляться в конце XIX века. Это были корпорации в колониальных странах, которые добывали и перерабатывали сырье. В период с 1918 по 1939 гг. появились компании, которые занимались производством военной техники, что приносило большую прибыль владельцам. После Второй мировой войны стали ускоряться процессы интернационализации и глобализации. Постепенно начал развиваться международный бизнес, поскольку компании с такой бизнес-моделью оказались эффективными и финансово надежными. В середине XX в. международные европейские компании стали закрепляться на мировом рынке, а в 80-е годы на международный уровень вышли азиатские корпорации.[2] Масштабы деятельности ТНК постепенно расширялись, поэтому появилась необходимость во внедрении корпоративной, в том числе языковой, политики. Это послужило отправной точкой для начала исследований о функционировании языков в разных ТНК и особенностях их корпоративной политики в этом аспекте.

Языки в ТНК: основные понятияПравить

Когда речь идет о транснациональных корпорациях и языке в сфере бизнеса, рассматриваются корпоративные диалекты, специальные языки и социолекты, исследованиями которых занимается прагматика.

Корпоративный языкПравить

Маршан-Пиеккари был выдвинут термин «языковая стандартизация» –стремление высшего руководства установить для ТНК общий корпоративный язык (CCL – Common Corporate Language).[3] Однако взаимодействие не всегда происходит на нем. Выбор корпоративного языка обусловлен потребностями в коммуникации между подразделениями, но не всегда учитывает мнение и уровень владения языком сотрудников.

Специальный языкПравить

Специальный язык – подъязык, включающий большое количество специализированных терминов из определённой предметной области, часто недоступных к пониманию рядовыми участниками коммуникации. В 1980 году исследователи Сагер, Дангворт и Макдональд описали специальный язык как полуавтономную семиотическую систему, основанную на национальном языке, но ограничивающуюся общением между специалистами в одинаковых или тесно связанных между собой областях.[1] Специальные языки образуют взаимоисключающие, иногда частично совпадающие, наборы подъязыков, основанные на разделении знаний речевого сообщества.[4] В ТНК к специальным языкам можно отнести язык логистики, язык технической и научной деятельности и др.

СоциолектПравить

Согласно Труджиллу, социолект – разновидность языка, связанная с социальным положением говорящего без учета его географического происхождения (в отличие от диалекта).[5] В организационных контекстах социолекту можно дать характеристику с помощью таких факторов, как социально-экономический статус, этническая принадлежность, возраст, пол и позиция в ТНК. Для того, чтобы проследить языковую ситуацию в ТНК, необходимо учитывать существование специальных языков, а также видеть разницу между ними и национальными языками.

Стоит отметить, что в ТНК трудно определить границу между социолектом и специальным языком из-за значительных пересечений между ними, однако среди различий выделяют следующие параметры:

- социолекты, в отличие от специальных языков, практически не переводятся между национальными языками;

-социолекты могут функционировать только осмысленным образом и больше привязаны  к контексту.[1]

Лингвистический ландшафтПравить

В настоящее время набирает популярность социолингвистический термин «лингвистический ландшафт» или «лингваскейп», его применяют для обозначения и объяснения различных языковых предпочтений в конкретных организационных контекстах в двойных измерениях пространства и времени.[6] В широком смысле лингваскейп — специфический баланс языков в публичном урбанизированном пространстве коммуникации.

Лингвистический ландшафт (или языковой ландшафт) чаще всего описывают как представленность разных языков в общественных пространствах многоязычных городов или регионов мира, понимаемую как соотношение языков, на которых оформляются вывески, надписи на общественных зданиях, уличная реклама, дорожные знаки и указатели, таблички и прочее. Иными словами, данный термин означает применение разных языков в общественных пространствах многоязычных регионов, в том числе в различных ТНК. Впервые термин «лингвистический ландшафт» был введен канадскими исследователями Р. Лэндри и Р. Борхисом в статье «Лингвистический ландшафт и этнолингвистическая жизнеспособность: эмпирическое исследование».[6]

Лингвистические ландшафты спорадически изучались с конца 1970-х в социолингвистике, однако предметом массового исследовательского интереса в языковом планировании, социологии, социальной психологии, исследованиях массмедиа стали только в начале XXI века. Социолингвистическая дисциплина, специализирующаяся на изучении языкового оформления городской среды, получила название «анализ лингвистического (языкового) ландшафта».

Индекс транснационализацииПравить

Взаимодействие с различными языками в ТНК тесно связано с тем, какую роль играют зарубежные операции в разных сферах деятельности компании. Для демонстрации степени вовлеченности ТНК в производство товаров и оказание услуг за рубежом, а также в коммуникацию с иностранными партнерами, в анализе используется понятие индекс транснационализации.[7]

Для расчета индекса транснационализации ( It ) необходимы следующие величины:

Аi — зарубежные активы;

А — общие активы;

Ri — объем продаж товаров и услуг зарубежными филиалами;

R — общий объем продаж товаров и услуг;

Si — зарубежный штат;

S — общий штат работников компании.

Формула расчета индекса транснационализации, включающая перечисленные величины, имеет следующий вид:

 

В качестве примера использования данной модели вычислений можно привести результаты анализа данных[8] по нескольким крупным компаниям:

Компания Зарубежные активы (% от общих активов) Зарубежные продажи (% от общего объема) Зарубежный штат (% от общего штата сотрудников ТНК) Индекс транснационализации (%)
Nestle S.A. 90,0 98,3 97,2 95,2
Toyota Motor Corporation 36,3 50,1 6,3 30,9
Ford Motor Company 25,0 30,8 52,5 36,1
IBM 51,1 57,5 52,6 53,7
Siemens AG 40,0 73,7 56,7 56,8

Языковые проблемы в ТНКПравить

Транснациональные корпорации сталкиваются с корпоративными и индивидуальными проблемами языковой политики.

При ведении бизнеса и международных переговоров используется в основном английский язык. Если у ТНК есть штаб-квартиры в странах, где английский не является национальным языком, то английский для большинства сотрудников будет вторым языком. Сотрудники чаще всего обязаны знать английский, если он становится корпоративным языком, так как на нём осуществляется коммуникация, направленная на интернационализацию компании. Одной из проблем при внедрении руководством английского языка в качестве корпоративного в ТНК является то, что не все сотрудники филиалов владеют английским на уровне, достаточном для работы. Несмотря на наличие корпоративного языка, в корпорациях используется множество местных и региональных языков. Отмечается следующая тенденция: если в ТНК регламентирован корпоративный язык, высшее руководство, а также сотрудники отделов менеджмента и маркетинга более свободно владеют английским, в то время как на уровнях сервисных служб и отделов обслуживания работа ведётся на региональных языках из-за низкой квалификации работников.[3]

В 2006 году исследователи рассмотрели корпоративный язык в контексте немецкой транснациональной корпорации «Siemens». Главный вопрос, который возник в ходе исследования – какой из двух языков, немецкий или английский, носит статус корпоративного в компании. Были выявлены расхождения между политикой компании и практикой сотрудников в отношении использования языка. В некоторых филиалах компании и на определённых уровнях управления, где английский был признан корпоративным языком, также использовался и немецкий.[9]

Руководство датско-норвежско-шведской авиакомпании «SAS» приняло рациональное решение – не назначать официально корпоративным языком какой-либо из трех национальных языков (датский, шведский, норвежский). Вместо этого использовалась неформальная смесь трех тесно связанных языков.[10]

В 2011 году проводились исследования в отношении использования языка в финских дочерних компаниях иностранных транснациональных корпораций. Было выявлено, что в ТНК, где английский был официально регламентирован в качестве корпоративного языка и преобладал в общении с центральными офисами и европейскими дочерними компаниями, общение с местными партнерами в основном происходило на основном местном языке (финском).[11]

Стоит добавить, что проблемы с языковой политикой в транснациональных корпорациях в первую очередь возникают в дочерних компаниях фирмы, где на практике решаются вопросы перевода.

Регламентирование корпоративного языка в ТНК образует одну из возможных опорных точек вокруг лингвистического ландшафта корпораций.

ФасилитаторыПравить

Для того, чтобы решить проблемы, облегчить языковую ситуацию и наладить коммуникацию в корпорациях существуют фасилитаторы (дословно «помощники»). Это группа специалистов по решению коммуникативных конфликтов и устранению недопонимания в ТНК, специально подготовленных в центральных штабах.[1]

Роль посредников между сотрудниками из разных культур является предметом активных исследований. Люди с разным происхождением по-разному воспринимают и интерпретируют социальный мир. Следовательно, передача точного смысла между двумя языками невозможна без понимания культурного контекста и достаточной лингвистической компетенции, поскольку язык является основным ключом к пониманию культуры. Поверхностное использование корпоративного языка может привести к значительным недопониманиям и сбоям в общении. Успешное выполнение роли посредника включает не только способность переводить с одного языка на другой, но также и способность интерпретировать системы значений, идиомы и дискурсы.

Фасилитаторы посещают филиалы ТНК и их дочерние компании, выступая в качестве консультантов.[12] Их основными задачами являются оценка языковой ситуации, помощь по внедрению новых языков, а также облегчение адаптации под новые правила. В связи со спецификой профессии, каждый фасилитатор должен быть компетентен в сфере межкультурной коммуникации для обеспечения и установления доверительных отношений. Фасилитаторы не только помогают сотрудникам дочерних компаний легче адаптироваться, но и с другой стороны, они открывают глаза высшему руководству ТНК, на реальную ситуацию в филиалах, а также помогают высшему руководству понять особенности работы в их компаниях зарубежом.

Истинный вклад фасилитаторов в функционирование ТНК заключается в их креативности и методах, которые они применяют. Они проводят специальные мероприятия и тренинги для сотрудников дочерних компаний, где делятся своими знаниями, а также целями и идеями руководителей. Эти знания о разных аспектах бизнеса в ТНК помогают сотрудникам лучше понять политику корпорации, её основы и фундаментальные принципы. Ярким примером работы фасилитаторов стало успешное их внедрение в филиалы датской фармацевтической транснациональной корпорации «Novo Nordisk».[1]

Фасилитаторы также владеют различными специальными языками своей профессиональной сферы. Таким образом, если необходимо решить проблему в техническом отделе, то заранее будет выбран фасилитатор, обладающий прямой или смежной компетенцией.

Языковые компетенции позволяют фасилитаторам создавать и развивать особый вид корпоративного социолекта, социолект фасилитации, с целью сближения и сплочения сотрудников в их регионах. Социолект фасилитаторов действует как кросс-культурный инструмент для улучшения коммуникации, однако он не может функционировать в транснациональных контекстах без их взаимодействия с различными специальными языками и корпоративным языком ТНК.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 Susanne Tietze, Nigel Holden, Wilhelm Barner-Rasmussen. Language Use in Multinational Corporations: The Role of Special Languages and Corporate Idiolects // The Palgrave Handbook of Economics and Language. — London: Palgrave Macmillan UK, 2016. — С. 312–341. — ISBN 978-1-349-67307-0, 978-1-137-32505-1.
  2. Тимошкина Елена Андреевна. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЙ. ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОГО БИЗНЕСА // Science Time. — 2018. — Вып. 5 (53). — С. 32–35.
  3. 1 2 Rebecca Marschan-Piekkari, Denice Welch, Lawrence Welch. In the shadow: the impact of language on structure, power and communication in the multinational // International Business Review. — 1999-08. — Т. 8, вып. 4. — С. 421–440. — ISSN 0969-5931. — doi:10.1016/s0969-5931(99)00015-3.
  4. Deborah C. Andrews. Juan C. Sager, David Dungworth, and Peter F. McDonald, English special languages: Principles and practice in science and technology, Wiesbaden: Brandstetter, 1980. Pp. 368. // Language in Society. — 1982-04. — Т. 11, вып. 1. — С. 147–149. — ISSN 1469-8013 0047-4045, 1469-8013. — doi:10.1017/s0047404500009143.
  5. Peter Trudgill. A Glossary of Sociolinguistics. — 2019-08-08. — doi:10.1515/9781474473323.
  6. 1 2 Rodrigue Landry, Richard Y. Bourhis. Linguistic Landscape and Ethnolinguistic Vitality // Journal of Language and Social Psychology. — 1997-03. — Т. 16, вып. 1. — С. 23–49. — ISSN 1552-6526 0261-927X, 1552-6526. — doi:10.1177/0261927x970161002.
  7. Ефремов Виктор Степанович, Владимирова Ирина Геннадьевна. Транснационализация компаний и оценка ее уровня // Инновации и инвестиции. — 2017. — Вып. 11. — С. 44–49. — ISSN 2307-180X.
  8. Annexes // World Investment Report 2001. — 2001-12-31. — ISSN 2225-1677. — doi:10.18356/984be767-en.
  9. Riikka Fredriksson, Wilhelm Barner‐Rasmussen, Rebecca Piekkari. The multinational corporation as a multilingual organization // Corporate Communications: An International Journal. — 2006-10-01. — Т. 11, вып. 4. — С. 406–423. — ISSN 1356-3289. — doi:10.1108/13563280610713879.
  10. Svensk Forening for Naringslara // Scandinavian Journal of Nutrition. — 2004-01. — Т. 48, вып. 4. — С. 197–198. — ISSN 1651-2359 1102-6480, 1651-2359. — doi:10.1080/11026480410005521.
  11. Wilhelm Barner-Rasmussen, Christoffer Aarnio. Shifting the faultlines of language: A quantitative functional-level exploration of language use in MNC subsidiaries // Journal of World Business. — 2011-07. — Т. 46, вып. 3. — С. 288–295. — ISSN 1090-9516. — doi:10.1016/j.jwb.2010.07.006.
  12. Sharon Leiba O'Sullivan. Book Review: Nigel J. Holden, Cross-Cultural Management: A Knowledge Management Perspective, Harlow, Essex: Pearson Education Limited, 2002. ISBN 027364680X // International Journal of Cross Cultural Management. — 2008-04. — Т. 8, вып. 1. — С. 114–116. — ISSN 1741-2838 1470-5958, 1741-2838. — doi:10.1177/14705958080080010604.

ЛитератураПравить

  • Barner-Rasmussen W., Aarnio C. Shifting the faultlines of language: A quantitative functional-level exploration of language use in MNC subsidiaries // Journal of World Business. — 2011. — Т. 46. — №. 3. — С. 288—295.
  • Barner-Rasmussen W., Björkman I. Surmounting interunit barriers factors associated with interunit communication intensity in the multinational corporation //International Studies of Management & Organization. — 2005. — Т. 35. — №. 1. — С. 28-46.
  • Blazejewski S. Transferring value-infused organizational practices in multinational corporations: A conflict perspective //IACM 18th annual
  • conference. — 2005.
  • Brannen M. Y. When Mickey loses face: Recontextualization, semantic fit, and the semiotics of foreignness //Academy of Management Review. — 2004. — Т. 29. — №. 4. — С. 593—616.
  • Bruntse J. It’s Scandinavian. Dansk-svensk kommunikation i SAS : дис. — 2004.
  • Charles M. Europe: Oral business communication //Business Communication Quarterly. — 1998. — Т. 61. — №. 3. — С. 85-93.
  • Dor D. From Englishization to imposed multilingualism: Globalization, the Internet, and the political economy of the linguistic code //Public Culture. — 2004. — Т. 16. — №. 1. — С. 97-118.
  • Feely A. J., Harzing A. W. Language management in multinational companies //Cross Cultural Management: an international journal. — 2003.
  • Fredriksson R., Barner-Rasmussen W., Piekkari R. The multinational corporation as a multilingual organization //Corporate Communications: An International Journal. — 2006.
  • Ginsburgh V. et al. (ed.). The Palgrave handbook of economics and language. — Palgrave Macmillan, Language Use in Multinational Corporations: The Role of Special Languages and Corporate Idiolects −2016- C. 312—341.
  • Harzing A. W., Pudelko M. Language competencies, policies and practices in multinational corporations: A comprehensive review and comparison of Anglophone, Asian, Continental European and Nordic MNCs //Journal of World Business. — 2013. — Т. 48. — №. 1. — С. 87-97.
  • Holden N. Cross-cultural management: A knowledge management perspective. — Pearson Education, 2002.
  • House J. English as a lingua franca: A threat to multilingualism? //Journal of sociolinguistics. — 2003. — Т. 7. — №. 4. — С. 556—578.
  • Janssens M., Lambert J., Steyaert C. Developing language strategies for international companies: The contribution of translation studies //Journal of World Business. — 2004. — Т. 39. — №. 4. — С. 414—430.
  • Labov W. Dialect diversity in America: The politics of language change. — University of Virginia Press, 2012.
  • Landry R., Bourhis R. Y. Linguistic landscape and ethnolinguistic vitality: An empirical study //Journal of language and social psychology. — 1997. — Т. 16.№. 1. — С. 23-49.
  • Luo Y., Shenkar O. The multinational corporation as a multilingual community: Language and organization in a global context //Language in International Business. — Palgrave Macmillan, Cham, 2017. — С. 59-92.
  • Marschan-Piekkari R., Welch D., Welch L. In the shadow: The impact of language on structure, power and communication in the multinational // International business review. — 1999. — Т. 8. — №. 4. — С. 421—440.
  • Neeley T. B., Hinds P. J., Cramton C. D. The (un) hidden turmoil of language in global collaboration //Organizational Dynamics. — 2012. — Т. 41. — №. 3. — С. 236—244.
  • Peltokorpi V., Vaara E. Language policies and practices in wholly owned foreign subsidiaries: A recontextualization perspective //Language in International Business. — Palgrave Macmillan, Cham, 2017. — С. 93-138.
  • Piekkari R., Tietze S. Language and international human resource management //Handbook of Research in International Human Resource Management, Second Edition. — Edward Elgar Publishing, 2012.
  • Piekkari R. et al. A world of languages: Implications for international management research and practice //Journal of World Business. — 2011. — Т. 46. -

№. 3. — С. 267—269.

  • Sager J. C. et al. English special languages: principles and practice in science and technology. — Wiesbaden : Brandstetter, 1980.
  • Steyaert C., Ostendorp A., Gaibrois C. Multilingual organizations as ‘linguascapes’: Negotiating the position of English through discursive practices //
  • Journal of World Business. — 2011. — Т. 46. — №. 3. — С. 270—278.
  • Tietze S., Cohen L., Musson G. Understanding organizations through language. — Sage, 2003.
  • Trudgill P. A glossary of sociolinguistics. — Oxford University Press on Demand, 2003
  • World Investment Report 2001: Promoting Linkages, United Nations (UNCTAD), New York and Geneva, 2001
  • Ефремов В.С. , Владимирова И.Г. Транснационализация компаний и оценка ее уровня // Инновации и инвестиции. — 2017. — Вып. 11. — С. 44–49.