Открыть главное меню

Юн-Улуг (кит. упр. 都藍可汗, пиньинь: doulankehan, Дулань-хан Юнъюйлюй; личное имя кит. упр. 阿史那雍虞闾, пиньинь: ashina yongyulü — Ашина Юнъюйлюй) — Сын Бага-Ышбара хана, 8-й каган Гёктюрк (Небесных Тюрок) с 588 по 599 год.

Юн-Улуг
都藍可汗
8-й тюркский Каган
588 — 599
Предшественник Чоллыг-Джагбу-Бага хан
Преемник Кара-Чурин-Тюрк(Запад)
Жангар Киминь-каган (восток)
Рождение VI век
Смерть 599(0599)
убит в степи
Род Ашина
Имя при рождении Юн улуг, кит. Юнъюйлюй
Отец Бага-Ышбара хан
Супруга Да-и (титул) Чжао Цзюнь/Цянь Цзинь (из Бэй Чжоу или Чэнь)[1]
Вероисповедание Тенгрианец.

ПравлениеПравить

По косвенным сведениям[2], Юн-Улуг участвовал в походе 583 года против Торэмен Апа-хана. После смерти кагана Бага-Ышбара хана тюркская знать выбрала Юн-Улуга в качестве нового кагана. Новый каган решил поддерживать дружественные отношения с Суй и сразу отправил подарки императору и получил 2 000 кусков шёлка. Тюрки желали торговли с Китаем и отправили императору 10 000 лошадей, 20 000 овец, по 500 верблюдов и быков. Император решил открыть торговлю с тюрками.

В 589 Суй Вэнь-ди покорил Чэнь и послал жене кагана, китаянке Чжао Цзюнь (она же Цянь Цзинь) фамильный щит рода Чэнь. Чжао Цзюнь происходила из дома Чэнь[3] и император таким образом решил уязвить её. Царевна ответила императору стихами[4]

Император счёл себя оскорблённым дерзостью царевны. Суй Вэнь-ди обвинил Чжао Цзюнь в измене (с Нали-ханом) и указом снял с неё титул, но забрать её у кагана он не мог. Император отправил гуня Нюданя с четырьмя певицами-рабынями в подарок кагану, чтобы отнять у него Чжао Цзюнь.

В 593 китаец Ян Синь сообщил кагану, что режим Суй не слишком популярен в Китае и можно не посылать дань императору. В 594 специальный посол Чжансунь Шэн оклеветал Ян Синя и добился его казни. Позже он встретился с Толис-ханом Жангаром (кит. Жанцзянь) который желал брака с суйской принцессой. Через советника Пэй Цзюя Жангару передали, что если он убьёт Чжао Цзюнь, то получит невесту. В 597 Жангар оклеветал царевну перед каганом и её казнили. Каган понял, что Жангар его обманул, но к тому времени Жангар уже сбежал и собрал своё войско. Начались сражения каганских войск и войск Жангара.

Война с ЖангаромПравить

Император стал активно поддерживать Жангара: отправил ему царевну Иань, трёх особых послов: Нюданя, Сувэй Хулюя и Сяо Сяня, разрешил Жангару поселиться в крепости Дугинь, где осыпал его подарками, но постоянно следил за ним. Юн-Улуг принял это, как открытый вызов его власти и стал часто нападать на китайскую границу.

В 598 ван Ян Сю вышел из Линчжоу для нападения на кагана. Нападение не получилось. В 599 году каган объединился со своим другом западным ханом Дату (Кара-Чюрин-Тюрком). Их войска разметали суйцев, прорвали границу в Ордосе и вторглись в Юйчжоу. Братья и сыновья Жангара погибли в бою. Сам Жангар с пятью всадниками и Чжансунь Шэном бежал из ставки. Жангар стал колебаться и хотел просить пощады у Кара-Чурина, но Чжансунь Шэн обманом заставил его приехать к Суй Вэнь-ди. Там Жангара держали в неволе, но хорошо кормили. Вскоре к Жангару присоединился Тюзлюк (кит. Дусулу). Император снабжал Жангара деньгами, чтобы он подкупал всех тюркских князей, которые приедут к нему.

Летом 599 генералы Гао Фань и Ян Со напали на Кара-Чурина. Китайская армия действовала в необычной манере, ударив атакующих тюрок своей конницей в лоб. Много китайской кавалерии полегло, но замешательство тюрок позволило атаковать китайской пехоте. Армия Кара-Чурина была разбита. Жангар был провозглашён Иличжэнь-доу Циминь-ханом, ему соорудили дворец в Диличэне, дали царевну Ичэн (Иань уже умерла) и окружили свитой. Каган Юн-Улуг не переставал нападать на Жангара и Вэнь-ди переселил его в Хэнань, где поселил в роскошном дворце.

В конце 599 года тюрки (вероятно подкупленные Суй) убили кагана Юн-Улуга в степи. Каганат фактически уже раскололся на части, но Кара-Чурин-Тюрк сам провозгласил себя каганом.

Предшественник:
Чоллыг-Джагбу-Бага хан
Тюркский каган
588—599
Преемник:
Кара-Чурин-Тюрк(запад)
Жангар Киминь-каган (восток)

ПримечанияПравить

  1. Унаследована от предыдущего кагана. По обычаю кочевников новый правитель наследовал жену прежнего, если она не его мать.
  2. Л. Н. Гумилёв. Великая распря в первом тюркском каганате в свете византийских источников. стр. 88
  3. В другом месте говорится, что из Бэй Ци
  4. У Бичурина:
    Возвышение и упадок следуют утром и вечером
    Закон мира как плавающий пороет.
    Блеск и славу поистине трудно сохранить,
    Пруды и террасы сами собою изглаживаются
    Ныне почести и богатства осеняют нас;
    По окончании дела рассевается прелесть их.
    Не вечно веселит чаша с вином;
    Не продолжителен звук струны музыкальной.
    Я была дочь царского семейства;
    Скитаясь без приюта, зашла в кочевую орду.
    В одно утро увидела свершение и разрушение.
    Все, что имела, вдруг исчезло.
    Так вообще все искони идет.
    Не я одна служу примером превратности.
    Песня царевны Чжао-гюнь
    Трогает сердце выданной в отдаленность.
    Более известны в переложении Л. Н. Гумилёва:
    Предшествует слава и почесть беде.
    Ведь мира законы — трава на воде.
    Во времени блеск и величье умрут,
    Сравняются, сгладившись, башня и пруд.
    Пусть ныне богатство и роскошь у нас,
    Недолог всегда безмятежности час.
    Не век опьяняет нас чаша вина,
    Звенит и смолкает на лютне струна.
    Я царскою дочерью прежде была,
    А ныне в орду кочевую зашла,
    Скитаясь без крова, и ночью одной
    Восторг и отчаянье были со мной.
    Превратность царит на земле искони,
    Примеры ты встретишь, куда ни взгляни.
    И песня, что пелась в былые года,
    Изгнанницы сердце тревожит всегда