Открыть главное меню

Юрьев, Сергей Андреевич

Серге́й Андре́евич Ю́рьев (1821—1888) — русский литературный и театральный деятель XIX века, переводчик, редактор, публицист, критик.

Сергей Андреевич Юрьев
Портрет
Дата рождения 13 (25) мая 1821
Место рождения с. Воскресенское, Калязинский уезд, Тверская губерния
Дата смерти 26 декабря 1888 (7 января 1889) (67 лет)
Место смерти
Страна
Род деятельности переводчик, редактор, публицист, литературный критик
Commons-logo.svg Сергей Андреевич Юрьев на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

Сергей Юрьев родился в Тверской губернии в дворянской семье; первоначальное образование получил дома.

Затем получал образование в Московском дворянском институте и на физико-математическом отделении философского факультета Московского университета (1845).

Служил чиновником особых поручений при тверском губернаторе Александре Павловиче Бакунине.

В 1853 году получил место астронома-наблюдателя при обсерватории московского университета и прочитал в Московском математическом обществе два реферата «О солнечной системе», напечатанные в 1860-х годах в «Математическом сборнике».

Болезнь глаз заставила Юрьева отказаться от занятий астрономией и отправиться в заграничное путешествие, во время которого он посещал немецкие и французские университеты. ВПо возвращении он основал в своём имении народное училище, устроил крестьянский театр, где ставились пьесы Островского и Писемского и народные сказки, переложенные им в драматическую форму. Первым его опытом был перевод комедии Кальдерона «Сам у себя под стражей». Впоследствии он перевёл ещё несколько пьес Кальдерона и Лопе де Вега, которые были собраны в его книге: «Испанский театр цветущего периода XVI и XVII вв.» (Москва, 1877). Кроме того, он перевёл ряд пьес Шекспира: «Антоний и Клеопатра», «Макбет», «Сон в летнюю ночь», «Король Лир», «Буря» и «Цимбелина».

В 1871 году С. А. Юрьев стал издавать на средства А. И. Кошелева журнал «Беседа»[1]. Предполагалось, что он будет продолжением славянофильской «Русской Беседы»; но Юрьев настоял на такой широкой редакционной программе, к которой могли примкнуть представители самых разнообразных мнений, лишь бы это были мнения из искреннего убеждения. После прекращения выхода журнала в 1872 году Юрьев читал публичные лекции по истории драмы в доме Кошелевых и лекции о немецкой литературе на женских курсах профессора В. И. Герье.

В 1880 году он стал первым редактором журнала «Русская Мысль» и оставался во главе редакции в течение пяти лет. Журнал сразу занял славянофильское направление.

Юрьев принадлежал к числу тех литературных деятелей, которые оказывали влияние на современников не столько литературной деятельностью, сколько своей личностью. Писал он немного, но принимал горячее участие в московской литературной и театральной жизни. В 1878 году его избрали председателем Общества любителей российской словесности, а после смерти Островского — председателем Общества русских драматических писателей.

Благодаря стараниям Юрьева в 1880 году торжество открытия памятника Пушкину получило характер крупного общественного события.

Как горячий оратор, увлекательный собеседник он пользовался популярностью среди всей московской интеллигенции без различия направлений. Он с симпатией относился ко всякому идейному увлечению, хотя бы оно не соответствовало его собственным взглядам. Юрьев отличался полной терпимостью к чужим мнениям: как показал опыт издания «Беседы», он считал, что теоретические разногласия не устраняют возможности и необходимости единения разных партий на почве общих гуманных идеалов.

Собственное миросозерцание Юрьева сложилось в славянофильских кружках 1840-х годов, главным образом под влиянием А. С. Хомякова. Признавая вместе со славянофилами, что русская история идёт особым, своеобразным путём, он не считал, однако, нужным открещиваться от западноевропейского и никогда не доходил до обскурантизма.

Будучи искренне верующим человеком, он высказывался против позитивной философии, но в то же время относился с полным сочувствием к приобретениям современной науки; идеала церковного строя он искал не в византийских традициях, а в демократической общине первых веков христианства.

В общественной жизни Юрьев был сторонником так называемого «хорового начала», при котором слышен каждый отдельный голос и в то же время все голоса сливаются в одно гармоническое целое; он был также горячим поборником самого широкого участия общества в политической жизни страны.

Наиболее выдающиеся его статьи:

  • «Речь при открытии памятника Пушкину» (1880);
  • «Социальные стремления человечества и народная правда» (1882, «Русская мысль»);
  • «Значение театра, его упадок и необходимость школы сценического искусства» («Русская мысль», 1883, кн. 8);
  • «Опыт объяснения трагедии Гёте „Фауст“» («Русская мысль», 1884, кн. 11-12), вышедший также отдельной брошюрой (М., 1886);
  • «Несколько мыслей о сценическом искусстве» («Русская мысль», 1888, кн. 2, 3, 5, 10; также издано отдельно редакцией «Русской Мысли», М., 1889).

После смерти Юрьева друзья почтили его память изданием сборника «В память С. А. Юрьева» (М., 1891). В одном из воспоминаний было приведено его мнение о христианстве и его мировом значении:

Сергей Андреевич высказал мнение, что христианская этика без веры в Христа, как в Искупителя и Бога, оказывается бессильною, и что нельзя ничего создать из тех сухих, формальных правил, в которые пытаются некоторые проповедники «новейшего христианства» обратить Евангелие. Но Сергей Андреевич порицал и то направление некоторых благочестивых критиков, представители которого нападают на художественные рассказы Л. Н. Толстого, потому что в них говорится о том, что нужно делать добро. — «И то, и другое нужно одинаково. Помилуйте», с негодованием говорил он: «они хотят, чтобы народ не знал, что для того, чтобы быть христианином, нужно делать добро! — Верь! только это и нужно, а o нравственности не смей и думать. Разве это возможно?»

В его доме провел детство и рос его племянник, будущий выдающийся драматический артист Юрий Юрьев.

С. А. Юрьев был похоронен в Новоалексеевском монастыре.

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

СсылкиПравить