Jagdgeschwader 52

Jagdgeschwader 52, JG 52 (с нем. — «52-я истребительная эскадра»). Истребительная эскадра люфтваффе, Общий боевой счет пилотов эскадры превысил 10 тысяч побед. Пилоты эскадры летали исключительно на Bf-109.

52-я истребительная эскадра люфтваффе
Jagdgeschwader 52
JG 52 emblem.png
Годы существования 1939 - 1945
Страна  Германия
Подчинение Balkenkreuz.svg Luftwaffe
Тип истребительная авиация
Включает в себя I./JG52
II./JG52
III./JG52
Функция завоевание превосходства в воздухе
противо-воздушная оборона
Прозвище fliegendes Schwert
Снаряжение Bf 109
Участие в Вторая мировая война, Восточный фронт
Командиры
Известные командиры Герман Граф (1.10.44-8.5.45)

52-я эскадра состояла из трех групп (нем. Gruppe), каждая из которых включала три эскадрильи (нем. Staffel). В среднем, в составе эскадры было от 100 до 120 самолётов.

История эскадрыПравить

Формирование частейПравить

История JG52 началась 1 ноября 1938 года, когда на аэродроме Ингольштадт-Маншинг (Ingolstadt-Manching), в 37 милях к северу от Мюнхена была создана истребительная группа I./JG433. Как следовало из её обозначения, это была первая группа 4-й эскадры одноместных истребителей, которую предполагалось сформировать в зоне действия Luftwaffengruppenkommando 3 — территориального командования, охватывающего всю южную Германию. Персонал новой группы набирался из состава групп I./JG333, I./JG334, I./JG233 и II./JG334. Офицером, выбранным для руководства Группой, стал гауптманн Дитрих Граф фон Пфейль унд Клейн-Эллгут (Dietrich Graf von Pfeil und Klein-Ellguth), который командовал временно созданной Fliegergruppe 10 в ходе судетского кризиса двумя месяцами ранее. Командирами эскадрилий стали соответственно обер-лейтенанты: 1./ — Адольф Галланд, 2./ — Вольфганг Эвальд, 3./ — Альфонс Клейн (Alfons Klein). Все трое были ветеранами Легиона «Кондор», а последние двое имели по 1 победе каждый, одержанные в Испании.

Общее ослабление политической напряженности по всей Европе, сразу же после окончания судетского кризиса (который был устранен в результате подписания Мюнхенского соглашения 30 сентября 1938 года) нашло отражение в медленном, почти неспешном создании новой группы Пфейля. Хотя практически полный комплект Bf.109D-1 (37 штук) был поставлен в Ингольштадт в декабре, к концу года в группу прибыло только 10 пилотов, сформировавших 1./JG433. Среди первых пилотов был и будущий командир эскадры Дитрих Храбак.

Диспропорция в численности имела последствия, когда на Рождество во многих районах Баварии наступил период неожиданно суровой зимы. Размещенные в двух неотапливаемых ангарах, почти каждый из истребителей Группы, оставленный без присмотра, получил поломки в карбюраторах в результате резких заморозков в ночное время. С началом поступления пилотов из учебных частей, ситуация улучшилась

18 февраля 1939 года Группе, ещё не набравшей полную силу, был нанесен трагический удар. На пути из Ингольштадта в Берлин транспортный Ju.52/3m Группы встретился с метелью над горами Эгера в Судетах и разбился из-за сильного обледенения. Все 11 пассажиров и членов экипажа погибли. Среди погибших был обер-лейтенант Альфонс Клейн, который якобы попал на злополучный рейс, с целью посетить Берлинский автомобильный салон. В течение последующих десяти дней 3./JG433 действовала под руководством обер-лейтенанта Карл-Гейнца Леесманна до прибытия официальной замены Клейна 1 марта. Им стал, также бывший член Легиона «Кондор», обер-лейтенант Гельмут Кюле (Helmut Kühle).

В марте также произошел ряд других перемен. Ещё две приемки новоиспечённых пилотов окончательно довели Группу до полного состава. Также состоялась первая поставка в часть новейших Bf.109E (хотя первые из её «Дор» были сданы только в июле). И к концу месяца были предприняты шаги по переводу I./JG433 на новую постоянную базу. Ею стал расположенный в нескольких милях к юго-западу от Штутгарта, травяной аэродром в Беблингене, служивший тогда главным гражданским аэропортом первого (аэродром в Эхтердингене все ещё строился). Пилоты фон Пфейля, таким образом, стали делить воздушное пространство с Ju.52/3m и He.70 из Deutsche Lufthansa, а также с другими гражданскими самолётами, как своими, так и иностранными. Это не было идеальным решением, но оно показало, насколько быстро расширяющаяся военная авиация Третьего рейха опережала наземную инфраструктуру, предусмотренную для неё.

13 апреля 1939 года группа отметила свой приезд на новую базу с должной помпой и церемонией. В то время как гауптманн Дитрих Граф фон Пфейл провел парад по улицам Бёблингена, Bf.109 Группы устроили впечатляющий низкий пролёт над головами. Некоторые источники, однако указывают, что авиационные подразделения на самом деле не покидали Ингольштадт до 20 апреля, когда, по крайней мере, одна эскадрилья (1./JG433 Адольфа Галланда) не отправилась в Беблинген через Мюнхен, где она приняла участие в другом пролёте, на этот раз в честь 50-летия фюрера.

В то время, как Группа все ещё обосновывалась в Беблингене, 1 мая 1939 года была введена по всей территории Рейха новая и упрощенная система обозначений частей Люфтваффе. Впредь все группы истребителей, дислоцированные в районе, контролируемом Luftflotte 3 (так было заново обозначено Luftwaffengruppenkommando (Lw.Gr.Kdo.) 3), будут идентифицироваться последовательными номерами в пределах 51-75. Поскольку I./JG433 занимала четвёртое (и последнее) место в Lw.Gr.Kdo.3 в иерархии одноместных истребителей, то по какой-то причине она переместилась на два места выше во время процесса переименования, получив наименование I./JG52.

Последующие летние месяцы были заняты постоянными учениями и маневрами. Один раз I./JG52 было поручено защищать близлежащий Штутгарт от «вражеского» флота.

В июне Группе было приказано осуществить перебазирование на Венгерор (Wengerohr) — небольшое летное поле на северных склонах долины Мозеля. В летных подразделениях гауптмана фон Пфейля, возможно, хватило комплектности самолётов и пилотов, но во многих вспомогательных службах, её все ещё не хватало, что и было продемонстрировано на практике. Передвижение в Венгерор стало возможным только благодаря реквизиции большого числа гражданских грузовиков и их водителей. Трудности Группы на этом не закончились, потому что травянистая поверхность Венгерора была мягче и неровнее, чем плотная земля Бёблингена. Последовал поток незначительных аварийных ситуаций во время взлётов и посадок в течение короткого периода базирования I./JG52 на данном летном поле, но, к счастью, серьезных травм персонала не было.

Экспедиция в Венгерор, очевидно, была рассчитана на то, чтобы пилоты и наземный персонал фон Пфейла почувствовали вкус действий при боевом положении. Недолговечная эйфория, последовавшая вслед за Мюнхенским соглашением, уже давно рассеялась. В марте 1939 года гитлеровские войска оккупировали остальную Чехословакию. Теперь Гитлер принял все более угрожающую позицию в отношении Польши. Политика умиротворения западных союзников — так отчаянно удерживаемая (и столь дорого купленная за счет других) в прошлом — оказалась совершенно неэффективной. Тучи войны надвигались, и угроза военных действий становилась все более реальной с каждым днём.

Среди многих признаков повышенной напряженности в период, ставший последними неделями мира, было поспешное формирование ряда самостоятельных истребительных частей размером с группы или эскадрильи. Одной из них была 11.(N)/JG72 — вспомогательная ночная эскадрилья, оснащенная бипланами Arado Ar.68F. Она была основана в Бёблингене вместе с I./JG52 15 июля 1939 года. Командовал ею обер-лейтенант Август-Вильгельм Шуман (August-Wilhelm Schumann).

На более личностном уровне, предвестником будущих событий стало убытие глубоко недовольного этим Адольфа Галланда. 31 июля он был отправлен обратно в штурмовую авиацию, где принял под командование эскадрилью 5.(Schl)/LG2, оснащенную бипланами Heinkel He.51. С ней он будет участвовать в боевых действиях в предстоящей кампании в Польше. Его место во главе 1./JG52 занял обер-лейтенант Вильгельм Кейдель (Wilhelm Keidel).

Последнее предвоенное развертывание Группы состоялось на Вангерооге — одном из фризских островов у северного побережья Германии под Вильгельмсхафеном. Здесь пилоты провели две недели, оттачивая свои навыки боя и совершенствуя свою стрельбу. Пилоты ежедневно совершали около двух часов интенсивных полётов над морем, включая стрельбу по конусу, буксируемому Junkers F.13, что имитировало атаку на бомбардировщики, после чего время пилотов было в значительной степени предоставлено им самим.

Вскоре после возвращения I./JG52 в Бёблинген, в середине августа 1939 года, была проведена полная мобилизация. Были призваны резервисты, и Группа подготовилась к защите Штутгарта и многочисленных его заводов, включая важные моторные заводы Мерседес, от возможных бомбардировок французов. 26 августа Группе внезапно было приказано перебраться в Бонн-Ангелар. В казалось бы неизбежной войне, I./JG52 отводилась новая роль в воздушной обороне южного фланга промышленного Рурского бассейна. Когда 29 августа пилоты фон Пфейла окончательно покинули Бёблинген, они оставили там свои последние оставшиеся Bf.109D. Те были использованы для переоснащения 11.(N)/JG72 обер-лейтенанта Августа-Вильгельма Шумана.

В тот же самый день к 11.(N)/JG72 в Беблингене присоединилась другая эскадрилья, спешно сформированная в последние недели мира. 1./JG71 была сформирована в середине июля в Шлейсхайме в качестве подразделения дневных истребителей, на короткое время оснащенная бывшими чешскими истребителями Avia B.534, перед тем как быстро быть перевооруженной на Bf.109D. По случайному совпадению, 1./JG71 также командовал Шуман — обер-лейтенант Гейнц Шуман (Heinz Schumann). Предполагалось, что обе базирующиеся в Бёблингене эскадрильи (11./JG72 была освобождена от своих ночных обязанностей) составят две трети состава, планируемой к созданию новой II./JG52. Но начало боевых действий 1 сентября, похоже, временно приостановили создание второй Группы. В течение первых двух недель войны обе эскадрильи действовали в своего рода административной неопределенности. Хотя некоторые источники ссылаются на 1./JG71 и 11./JG72 как на 4./ и 5./JG52, сами подразделения, наиболее вероятно, продолжали использовать свои первоначальные обозначения. Учитывая общую фамилию, носимую двумя командирами, к паре совместно обращались, именуя «Jagdgruppe Schumann»!

19 августа в Бёблингене был сформирован Stab/JG52. Первым командиром эскадры стал майор Хуберт Мерхарт фон Бернегг (Hubert Merhart von Bernegg), до этого командовавший II./JG53. Его заместителем стал гауптман Зигфрид фон Эшвеге (Siegfried von Eschwege). Но дальнейшее формирование эскадры было задержано началом боевых действий в Польше. Stab JG52 получил первые три Bf.109E только после того, как в сентябре разразилась война. Лишь во второй половине сентября Stab JG52 занял место в оборонительных порядках сил, прикрывающих «Западную стену».

Странная войнаПравить

К этому моменту Великобритания и Франция уже объявили войну, и состоялись первые столкновения между люфтваффе и Armée de l’Air. Последующие вялотекущие столкновения на западном фронте получили наименование «Странная война». Если позволяла погода, обе стороны поднимали истребители и совершали разведывательные вылеты, чтобы исследовать и оценить оборону друг друга. Однако такая деятельность была в основном локальной и контакт с врагом изначально был скорее исключением, чем правилом. Например, базирующаяся в Бонне-Ангаларе I./JG52 мало что могла показать в течение своего первого месяца спокойного пограничного патрулирования.

Первая победа эскадры была одержана вечером 6 сентября (или 8 сентября), в 18:20. Лейтенант Пауль Гутброд (Paul Gutbrod) из 11./JG72 и его ведомый патрулировали над Рейном к югу от Карлсруэ, когда заметили моноплан-высокоплан, который, по-видимому, пытался обследовать мост в Келе. Им был двухместный разведывательный самолёт Mureaux ANF115 из состава GAO556 (GAO553), базирующейся в Страсбурге. Как только французскому пилоту стало известно о приближающихся истребителях, он прервал разведывательный полёт и направил машину к французской стороне реки. Но прежде чем он смог убежать, Гутброд провел две атаки с хвоста. От первой французский пилот сумел уклонится, но во второй, Гутброд, несмотря на ответный огонь стрелка разведчика, смог поразить того двумя короткими очередями. Mureaux развалился в воздухе и его обломки упали на землю около Карлсруэ. Экипаж, в составе пилота сержаната Пьякентини (Sgt. Chef Piaccentini) и наблюдателя лейтенанта Давье (Davier) погиб. Данная победа стала не только первой для JG52, но и первой для всех люфтваффе на Западном фронте. За этот успех лейтенант Гутборд был награждён Железным крестом 2 класса.

Первая победа I./JG52 была одержана только месяц спустя, в пятницу, 6 октября. Вскоре после полудня один из первых двухмоторных бомбардировщиков Armée de l’Air получил приказ провести опасный разведывательный вылет в глубину немецкого воздушного пространства для сбора разведывательной информации о состоянии люфтваффе к югу от Рура. Именно на этот случай I./JG52 была переведена в Бонн-Ангелар. И для подобной ситуации, Группа — помимо частых патрулей — держала по крайней мере одно звено из четырёх истребителей в постоянной боевой готовности с пилотами в кабинах. В данном случае, после получения информации о пролёте вражеского самолёта, в воздух было поднято сразу 2 звена — 8 истребителей. В то же время французский разведчик, а им был бомбардировщик LeO.451 из состава GB I./31 летел над Германией. Его экипажем командовал наблюдатель Пол Ауч (Cne. Paul Aouach). Сначала на французском самолёте возникли проблемы с замораживанием карбюраторов, а позднее — в 13:50 его атаковала пара Bf.109E из 1./JG52. Бомбардировщик попытался оторваться на малой высоте. Он смог опуститься до высоты 10 метров, но был поражен несколькими точными очередями возле Ойскирхена (Euskirchen) одним из мессершмиттов и совершил вынужденную посадку на поле недалеко от бельгийской границы. Все члены экипажа пострадали от огня истребителей и попали вплен. Победу зачислили на счет лейтенанта Ганса Бертеля (Hans Berthel) из 2./JG52, летевшего на Bf.109E-1 (W.N. 3335) «красная 1». Примечательно, что немецкие пилоты были наведены на цель радаром Freya.

К этому времени, первой неделе октября 1939 года, Штаб майора фон Бернегга и новая II./JG52 были полностью сформированы в Бёблингене и вооружены Bf.109E. Новую Группу возглавил гауптман Хорст-Гюнтер фон Корнацки ранее служивший преподавателем тактики в Luftkriegsschule (Военная авиационная школа) в Фюрстенфельдбруке (Fürstenfeldbruck), а позднее получивший известность в качестве создателя концепции Sturmjäger). Группа была доведена до полного состава путём формирования 6./JG52, во главе с обер-лейтенантом Вернером Ледерером (Werner Lederer). В то же время осталась путаница, создаваемая общей фамилией командиров 4./ и 5./JG52, преодоленная неформально, присвоением каждому из них прозвищ: «высокий» Шуман и «коротышка» Шуман, соответственно.

Вторая, и последняя, победа I./JG52 периода «Странной войны», была одержана спустя неделю, 13 октября. Ею стал один из трех Бленхейм IV из 114 Sqn. RAF, отправленных накануне с базы в Вейтоне (Wyton), в Великобритании, в Villeneuve les Vertus, к востоку от Парижа, где к тому моменту размещались Fairey Battles из 105 Sqn. RAF. Оттуда Бленхеймы должны были принять участие в специальной дальней разведке, запланированной на следующий день. Летевшие поодиночке, они пересекли немецкую границу к югу от Люксембурга, прежде чем отправиться в северном направлении, выходя из воздушного пространства Германии над Северным морем. Бленхейм IV (серийный номер N6160), пилотируемый пайлот-офицером Томпсоном (Plt Off K. G. S. Thompson) был перехвачен в 14:30 звеном истребителей из I./JG52 и сбит лейтенантом Куртом Кишнером (Kurt Kirchner). По разным источникам самолёт упал либо в районе Идар-Оберштайн (Idar-Oberstein) к востоку-юго-востоку от Трира, либо в 3 километрах юго-западнее от Дуйсбурга, пройдя добрую половину намеченного пути над вражеской территорией.

27 октября Штаб эскадры и II./JG52 были переведены на север из Бёблингена в Мангейм — ещё один из довоенных международных гражданских аэропортов Германии, на которых располагались военные подразделения.

Менее чем через две недели после этого, 8 ноября, II./JG52 одержала первые две «официальные» победы (исключая Mureaux, сбитый 11./JG72 ровно двумя месяцами ранее). В 12:45 командир 4./JG52 обер-лейтенант Гейнц Шуман сбил французский наблюдательный шар западнее Рейна, напротив Карлсруэ. А в 14:22, в 40 км западнее, лейтенант Карл Фауст (Karl Faust) из 5./JG52 после короткой схватки возле Bitche добавил на счет группы Morane MS.406. Если первый из успехов покажется менее героическим, то следует иметь в виду, что зоны привязных аэростатов наблюдения почти всегда были окружены тяжелыми системами ПВО, а уничтожение шаров считалось ценным и заслуживающим внимания достижением. Риски, связанные с этим, подчеркиваются тем фактом, что уничтожение такого пилотируемого воздушного шара — в отличие от обычного аэростата, образующего часть воздушного заграждения — было официально приравнено к уничтожению вражеского самолёта.

В ноябре люфтваффе попыталось привести в порядок то мешанину истребительных частей, которые оно торопливо перебросило на позиции «Западной стены» после начала войны двумя месяцами ранее. Теперь же, когда кампания в Польше давно окончилось и восточные границы Рейха оказались в безопасности, а с наступлением зимней погоды, исключались какие-либо крупные действия на западе, Гитлер был настроен на реорганизацию и наращивание боевых частей находящихся на Западе, в рамках подготовки к его предполагаемому весеннему наступлению.

15 ноября I./JG52 была переведена из Бонн-Ангелара (где группа действовала в составе северного сектора — Luftflotte 2 и подчинялась Штабам JG26 и JG77) в Лахен-Шпейердорф (Lachen-Speyerdorf). Здесь она впервые попала под контроль своего Stab JG52 в соседнем Мангейме, являвшегося частью Luftflotte 3, силы которого были расположены на юге, вдоль франко-германской границы.

21 ноября, командир Группы гауптманн Дитрих граф фон Пфейль унд Кляйн-Эллгут отмечал свой 32-й день рождения. Празднование было отмечено небольшим офицерским сбором с парой тостов, на котором ему был вручен набор маленьких серебряных бокалов. После этого гауптманн фон Пфейл объявил, что намеревается совершить патрульный вылет в сопровождении своего «Группен-адъютанта» лейтенанта Кристофа Геллера (Christoph Geller). Это было судьбоносное решение. Направляясь на запад, два мессершмитта были атакованы полудюжиной французских Curtiss Hawk H-75A, летевших на большой высоте вдоль французской границы. Машина командира сразу же загорелась, рухнув к востоку от Пирмазенса (Pirmasens), на территории Германии. Несмотря на то, что ему удалось спастись, он получил тяжелые ожоги. На службу он смог вернутся только спустя два года, перенеся несколько пластических операций, но более не летал, занимая штабные должности. Венцом его карьеры стало назначение командующим 4-й истребительной дивизией незадолго до высадки союзников во Франции. 14 июля 1944 года автомобиль оберст-лейтенанта Пфейля подорвался на мине установленной бойцам французского сопротивления, а сам Пфейл, серьезно раненый второй раз скончался в больнице в Вердене. Лейтенант Геллер, несмотря на то, что его самолёт был поврежден в состоявшемся бою, смог уйти и попытался вернуться в Лахен-Шпейердорф, но был вынужден приземлится примерно в 10 км от летного поля.

Наступившая суровая зима, подобных которой этот регион не знал в течение нескольких лет, а с ней и ухудшившаяся погода, означала заметное снижение воздушной активности для JG52 и для других частей, размещенных вдоль «Западной стены». Фактически, операции были настолько ограничены в течение всей зимы, что почти три месяца не был официально назначен преемник гауптмана фон Пфайля. Его обязанности первоначально исполнял командир 2./JG52 обер-лейтенант Вольфганг Эвальд.

На следующий после боя день, 22 ноября, пилот 2./JG52 Эвальда, унтер-офицер Ганс-Йоахим Хеллвиг (Hans-Joachim Hellwig) имел сомнительную честь, стать первой боевой потерей JG52. Во время патрулировании границы на большой высоте, его «Красная 4» внезапно и необъяснимо перешла в крутое пике, не выходя из которого, рухнула на французской стороне линии фронта. Его гибель была впоследствии объяснена неисправностью кислородной системы самолёта. Французы похоронили Хеллвига с военными почестями.

В канун Рождества 1939 года аэродром Лахен-Шпейердорф посетил Адольф Гитлер, который решил провести первое военное Рождество около линии фронта вместе с солдатами. Специальным поездом до Нойштадта, а затем на машине, он добрался до базы, где был встречен командиром эскадры а также новым исполняющим обязанности командира I./JG52, адъютантом эскадры гауптманом Зигфридом фон Эшваге. Гитлер провел два часа на базе JG52, где пообедал, принял модель Messerschmitt Bf.109E, подаренную ему ефрейтором Артуром Фишером, подарив взамен свою фотографию с афтографом, и произнес не длинную, не более чем на 20 минут, речь о причинах и целях войны.

От недостатка активности в зимние месяцы, также страдала II./JG52 в соседнем Мангейме. В одном из докладов говорится о том, что в связи с малой занятостью днём, Верховное командование приказало 5-й эскадрилье (бывшей 11.(N)/JG72) вернуться к своей первоначальной роли ночных истребителей. С этой целью в эскадрилью был поставлен десяток старых бипланов He.51, вместе с инструкциями по их конвертации в ночные истребители. Протесты «коротышки» Шумана от этого унижения были настолько сильными, что эскадрилье в конечном счете позволили сохранить её Bf.109, однако оставив и Хейнкели. Возникла любопытная ситуация с подразделением, использующим Bf.109 днём, а He.51 ночью! Это якобы продолжалось около двух месяцев и Хейнкели летали только яркими лунными ночами. Насколько эта ситуация была достоверна, неизвестно, только когда 1 февраля (по другим данным 13 января) 1940 года II./JG52 совершила перебазирование из Мангейма на свою новую базу в Шпейере (16 км к югу), Группа была вооружена исключительно Bf.109. 1 февраля в группе произошли перемены, когда командир 4./JG52 обер-лейтенант Шуман передал свои обязанности новому командиру, обер-лейтенанту Йоаханнесу Штейнхофу.

9 февраля в должности командира I./JG52 был официально утвержден фон Эшваге.

К кокнцу февраля обе Группы были вынуждены лишится части своих пилотов и наземного персонала, переданых для формирования новой группы — III./JG52. Эта группа под командованием майора Вольфа-Генриха фон Хоувальда (бывшего командира 3./JG26) была сформирована 1 марта 1940 года в Штраусберге (Strausberg) — аэродроме, расположенном в 28 км к востоку от Берлина. Командирами её эскадрилий были назначены обер-лейтенанты Герберт Фермер (Herbert Fermer), Лотар Эрлих (Lothar Ehrlich) и Карл Плунзер (Karl Plunser) — соответственно 7./, 8./ и 9./JG52. Группа имела на вооружении Bf.109E-1 и E-3. Майор фон Хоувальд поставил задачу превратить свою неоперившуюся группу в сплочённую боевую силу насколько быстро, насколько это возможно. После почти шести недель интенсивных тренировок в Штраусберге, в ходе которых было потеряно 3 самолёта, а обер-лейтенант Альберт Герлах (Albert Gerlach) погиб в столкновении у Altrip с другим мессершмиттом, пилот которого не пострадал, III./JG52 была переведена 6 апреля в Мангейм-Сандхофен, чтобы продолжить процесс обучения под руководством Stab JG53.

В то время как III./JG52 тренировалась в Штраусберге, две Группы, базирующиеся у «западной стены», сумели добавить ещё один вражеский самолёт к ещё не впечатляющей общей копилки эскадры. 24 марта эти Группы в состав пяти эскадрилий патрулировали к западу от Пирмазенса. Звено Bf.109E из 4 самолётов перехватило французский разведывательный Потез 637 из GR.1/52 над Цвайбрюкеном. Унтер-офицеры Лео Заунбрехер (Leo Zaunbrecher) и Альберт Грейнер (Albert Griener) совместно заявили об его уничтожении, хотя победа, третья на счету II./JG52, была засчитана только первому. Французский пилот, Adj. Барбье (Barbier), был ранен, в то время как наблюдатель и стрелок погибли. Победа оказалась последней, одержанной пилотами JG52 до окончания «странной войны». Шесть побед JG52 периода «Странной войны», были достигнуты без боевых потерь со смертельным исходом. Единственной фатальной потерей на этот момент была гибель унтер-офицера Хеллвига из I./JG52. Но в течение последующего месяца другие две Группы потеряют каждая по пилоту в авариях — одного во время столкновения на взлёте, а другого в воздушном столкновении.

Один из последних воздушных боев с участием самолётов JG52, произошедших до вторжения во Францию, произошел вскоре после полудня 23 апреля. В этот день дюжина машин I./JG52 сопровождала один из разведывательных Do.17P из 1.(H)/13 в полёте через французскую границу вблизи Саарбрюккена. Примерно в 32 км, над территорией противника, к востоку от Меца, они были перехвачены десятью Hawk H-75A. Пять из французских истребителей погнались за Дорнье, в то время как другие атаковали «мессершмитты». В последующем бою пострадали самолёты с обеих сторон. Два Bf.109 были повреждены и дымящими повернули к границе. Только один смог вернуться на аэродром, раненый обер-фельдфебель Франц Эссль (Franz Essl) из 2./JG52 был вынужден совершить благополучную аварийную посадку сразу позади немецких окопов. Эссль стал последней потерей эскадры перед началом кампании.

Кампания во ФранцииПравить

10 мая 1940 года, в день начала немецкого наступления на западе, Штаб и III./JG52 размещались в Мангейме-Сандхофене, II./JG52 в Шпейере, в то время как I./JG52 в Лахен-Шпейердорфе. Но части эскадры не действовали как единое соединение. В то время как Штаб майора фон Бернегга вместе с I./ и II./JG52 входил в состав V. Fliegerkorps с поставленной задачей по обеспечению воздушного пространства над левым флангом группы армий «A» (средней из трех групп армий, выстроенных против Западных союзников), ещё не опробованная в бою III./JG52 оставалась под контролем JG53 и была задействована в пограничных столкновениях.

Пилотам I./JG52 было поручено защищать западногерманскую границу. 11 мая они впервые столкнулись с французскими истребителями Morane MS.406, без каких-либо последствий. 13 мая Группу перебазировали чуть ближе к фронту, на аэродром в Хоппштедтен (Hoppstadten), примерно в 38 километрах к юго-востоку от Трира, ставший её базой на протяжении последующих 8 дней. Отсюда её самолёты должны были обеспечить авиационную поддержку войск группы армий «А», а также сопровождение бомбардировщиков V. Fliegerkorps, атакующих цели вокруг Седана, Вердена и далее, а также вылетов на свободную охоту вдоль Мааса. Однако этот аэродром также располагался слишком далеко от района боевой деятельности. Короткий радиус действия Messerschmitt Bf.109E позволял им оставаться над фронтом не более нескольких минут. В ходе одного из вылетов на свободную охоту 15 мая, произошла единственная потеря эскадры пленным, во французской кампании.

Штабное звено I./JG52, патрулируя в районе Шарлевиль, было атаковано французскими Моранами MS.406. Точные французские очереди поразили Messerschmitt Bf.109E-3, пилотируемый лейтенантом Куртом Кирхнером (Kurt Kirchner). Немец был вынужден воспользоваться своим парашютом в тылу врага. Однако его период нахождения в плену был кратковременным, поскольку он, как и многие другие, был освобожден после перемирия в следующем месяце.

II./JG52 оказалась в несколько иной ситуации, поскольку Шпейер располагался в зоне высокой авиационной активности союзников. В самый первый день боев, 10 мая, произошло несколько столкновений с бомбардировщиками RAF, прикрываемых французскими истребителями. Унтер-офицер Карл-Дитрих Мейрер (Karl-Dietrich Meirer) из 6./JG52 утверждал, что сбил два английских бомбардировщика Бленхейм, но они не были подтверждены. 13 мая группа была перемещена в Обер-Олм (Ober-Olm), в 10 км к западу от Майнца. Поскольку эта база была расположена далеко от зоны боевых действий, операции велись с полевого аэродрома Венгерор (Wengerohr) вблизи фронта.

14 мая 1940 года вошел в историю люфтваффе как «День истребителей». Внезапно осознав опасность, угрожающую разделению их сил на две части, английские и французские командиры бросили все имеющиеся бомбардировщики против жизненно важных мостов на Маасе. По крайней мере 9 массированных налётов было проведено в течение дня, в попытке остановить наступление танков. Истребители Luftflotte 3 отреагировали мощно. К наступлению темноты, долины Мааса увенчали остатки 89 самолётов союзников.

Пилоты II./JG52 в этот день сбили 11 машин союзников в ходе трех вылетов, ценой потери одного «Мессершмитта» Bf.109E-1 («белая 4») фельдфебеля Ганса Бауэра (Hans Bauer) из 4./JG52 — самолёт перевернулся на неровной поверхности аэродрома Венгерор, убив пилота. Первый бой произошел сразу после 14.00, когда звено Bf.109E из 5./JG52 атаковало у Седана несколько бомбардировщиков Bloch MB.210 летевших в сопровождении истребителей Curtiss H-75. Лейтенант Вильгельм Хофер сбил один французский истребитель, а обер-лейтенант Август-Вильгельм Шуман — бомбардировщик, открыв свой счет. В ходе второго вылета, примерно в 16:30, немецкие истребители устроили настоящую резню 9 британским бомбардировщикам Fairy Battle (4 из 150 sqn. RAF и 5 из 12 sqn. RAF), позволив уйти только одному, пилотируемому p/o Мак-Эллиотом (McElligott) из 12 sqn. RAF, 6 из них пришлись на счет пилотов II./JG52. Помимо этого, лейтенант Мартин Мунд (Martin Mund) из 4./JG52 сбил двухмоторный французский бомбардировщик Potez 63, который пытался бомбить мост, пользуясь суматохой, вызванной налётом бомбардировщиков RAF. После 19:00 состоялся третий вылет, в котором участвовали пилоты II./JG52. Его героями стали два пилота 5./JG52: унтер-офицеры Лео Заунбрехер и Альберт Гринер, сбившие каждый по одному бомбардировщику Battle.

На следующий день, 15 мая, воздушные бои, проведенные II./JG52, сосредоточились в районе Шарлевиль. На этот раз Люфтваффе в основном столкнулись с французскими экипажами. Около 12:30 состоялся ожесточенный бой между самолётами 6./JG52 и большой группой истребителей Morane MS.406. Немцы добились очередного успеха, сбив четыре французских истребителя без потерь для себя. Таким образом, общее количество побед Группы составило 19, что сделало её наиболее успешной из всех трех Групп JG52. Но это не помешало, двое суток спустя, отозвать Группу в Шпейер для кратковременных действий по обороне границы.

Настало время для III./JG52 фон Хоувальда вступить в бой. 15 мая Группа, все ещё подчиняясь Stab JG53, была переведена в Иппсхайм (Ippesheim) — форпост юго-западнее Майнца, около Бад-Кройцнаха, где на следующий день она получила задание прикрывать левый фланг группы армий «A». После трех безрезультатативных дней, прошедших без каких-либо осложнений, 18 мая десять истребителей из состава III./JG52 были направлены для встречи одиночного He.111, возвращающегося из разведывательного полёта над Францией, с целью обеспечить его безопасное сопровождение в Германию. Сам Хейнкель был найден без труда, но к югу от Меца, находясь в то время ещё на 40 км во французском воздушном пространстве, немецкое формирование было замечено девятью Hawk H-75A. Формирование лидировал обер-лейтенант Лотар Эрлих (Lothar Erhlich). Лейтенант, возглавляющий второе звено 8./JG52, впоследствии ставший с 275 победами третьим по результативности асом в истории, Гюнтер Ралль, вспоминал, что произошло дальше:

Это была наша первая встреча с врагом. Все были очень взволнованы, и мы сразу же забыли все то, чему нас учили. Тактика и радиодисциплина вылетели в окно. Мы все кричали одновременно. Я купался в поту.

Сосредоточившись в атаке на Хейнкель, Хауки были отброшены летящими выше Bf.109. Разразился дикий воздушный бой — «все слились со всеми», в ходе которого разведчику удалось убежать. Девять истребителей из III./JG52 также вернулись невредимым в Иппесхайм (десятый получили незначительные повреждения при посадке из-за проколотой шиной). Три из французских истребителя были сбиты. Победы одержали лейтенанты Лотар Эрлих (Lothar Ehrlich), Отто Декер (Otto Decker) и обер-фельдфебель Адольф Вальтер (Adolf Walter). Сам Ралль заявил повреждения четвёртого. Противниками немцев в этом бою были истребители из GC.II/5, ведомые ветераном Первой мировой войны Марселем Хьюзом (Cdt. Marcel Hugues). При разборе полётов выяснилось, что его ведомый лейтенант Гельмут Лёссниц (Helmut Lössnit) видел пилота четвёртого Хаука (по некоторым сообщениям, чешского пилота Otto Hanzlicek, служившего в Armée de l’Air), выпрыгнувшего из подбитой машины. Заявка «поврежден» была быстро обновлена до подтвержденной победы, ставшей первой для Ралля.

19 мая III./JG52 была снова перебазирована в Трир-Эвриэн, а часть самолётов была размещена на полевом аэродроме Бассенхайм близ Кобленца. В течение последующих нескольких дней встреч с самолётами союзников не происходило. Несколько ожесточенных сражений состоялись только 25 и 26 мая. 25 мая фельдфебель Йозеф Фернзебнер (Josef Fernsebner) преследовал и сбил в 13:35 французский бомбардировщик Potez 63. Рано утром следующего дня звено Bf.109 из 9./JG52 встретило около Диденхофена несколько Curtiss H-75. Французы сбили один Мессершмитт Bf.109E-1, пилот которого лейтенант Гельмут Планер (Helmut Planer) погиб. Через мгновение гауптман Вильгельм Энсслен отомстил за своего товарища, сбив Кёртисс.

22 мая Geschwaderstab и II./JG52 перебазировались в Sandweiler, в Люксембурге. В тот же день I./JG52 перебралась в Шарлевиль, действуя отныне, подобно III-й Группе — под контролем JG53. Под командованием майора фон Бернегга осталась только II./JG52. И именно она, 24 мая, понесла первую боевую потерю Группы, когда лейтенант Мартин Мундвас (Martin Mundwas) из 4./JG52 был сбит Хоками. В этот день звено Bf.109 из 4./JG52, патрулируя у Лонгви, встретилось с Curtiss H-75. Французы отлично использовали фактор неожиданности и хорошие качества своих самолётов, сбив два немецких истребителя без потерь для себя. Лейтенант Мартин Мундвас погиб. Три дня спустя лейтенант Гейнц Гельхаар (Heinz Gehlhaar) расстрелял разведчик Поте 63 над Хейтереном.

1 июня группа понесла болезненную потерю — обер-лейтенант Пауль Гутброд (Paul Gutbrod) был заявлен пропавшим без вести. Во второй половине дня пара из состава Gruppenstab II./JG52 была направлена для обнаружения и уничтожения французского аэростата наблюдения, который по донесениям, действовал над поляной в лесу недалеко от Пуйи, к югу от Музона. Лидером пары был обер-лейтнант Вернер Гутовски (Werner Gutowski), который отчитался о результатах вылета: в ходе вылета в условиях облачности пилоты потеряли друг друга и Bf.109E-3 (W.Nr. 5097) не вернулся. Наиболее вероятной причиной считается столкновение с землей.

I./JG52 в последующие три дня после своего перебазирования 22 мая в Шарлевиль, занималась эскортированием немецких бомбардировщиков, атакующих позиции союзников в районе Компьеня. 25 мая группе было приказано перебраться в Лаон-Куврон, откуда она должна была прикрывать левый фланг группы армий «А». После взлёта из Шарлевилля самолёты 1./JG52 вошли в зону очень плохой погоды, что привело к изменению курса. После почти часа полёта в отсутствии видимости земли немцы оказались над южной Голландией, где они без проблем сели на один из аэродромов вблизи Эйндховена. На следующий день Группа заявила свою единственную победу во время французской кампании, когда фельдфебель Альфонс Бахер (Alfons Bacher) из 3./JG52 сбил французский истребитель Кертисс H-75 над Шантильи в 17:50.

В течение недели проведенной в Лаон-Куврон, истребители I./JG52 несколько раз оказывались в Камбре, который использовался в качестве передовой площадки для операций над районом Дюнкерка. Здесь, отступивший Британский экспедиционный корпус попытался эвакуировать как можно больше своих солдат из гавани и пляжей Дюнкерка.

Успешное завершение эвакуации Дюнкерка ранним утром 3 июня (в течение немногим более недели около трети миллиона британских и французских солдат было переправлено через канал), ознаменовало конец Операция «Гельб» — первой части завоевания Гитлером Франции. Теперь его силы были готовы ко второму этапу — операция «Рот» — готовясь к наступлению на юг, атакуя оставшуюся нетронутую французскую армию глубоко в сердце Франции. В связи с запланированной операцией «Рот», силы Люфтваффе были передислоцированы в последнюю неделю мая. В результате I./JG52 была снята с фронта и перебазирована в Цербст, в 100 км к юго-западу от Берлина, с целью обороны центральной немецкой индустриальной зоны. Во время взлёта после промежуточной посадки в Трире-Еврене 2 июня, столкнулись и были полностью уничтожены два мессершмитта. Фельдфебель Карл Мунц (Karl Munz) из Stab/JG52 получил серьёзные травмы, тогда как ефрейтор Карл-Гейнц Бокель (Karl-Heinz Bokel) из 2./JG52 остался невредим.

Таким образом, и I./ и III./JG52 были выведены из-под управления JG53. Последняя, 1 июня вернулась под контроль JG52, после перелёта из Трира в Хоппштедтен.

Операции «Рот», предшествовала начатая 3 июня крупная атака люфтваффе на наземные цели в районе Большого Парижа, с целью снизить авиационную мощь французов. Эти действия получили название операция «Паула».

Вечером в первый день операции, самолёты II./JG52 сопровождали возвращавшиеся на базу бомбардировщики из района Реймса. Контактов с противником не было. Пилоты III./JG52 оказались более успешными, заявив о паре сбитых Hawk H-75A вблизи Реймса, без потерь. Победителями боев стали унтер-офицер Бернхард Браун (Bernhard Braun) и лейтенант Ганс-Йорг Циммерманн (Hansjorg Zimmermann), оба из 8./JG52. На следующий день обер-лейтенант Вернер Ледерер (Werner Lederer) из 6./JG52 сбил разведчик Potez 63. Дальнейшие две победы были одержаны II./JG52 8 июня — обер-фельдфебель Ганс Потхаст (Hans Potthast) в бою с группой Моранов MS.406 над Суассонсом сбил два французских самолёта.

9 июня началось наступление группы армий «А» в рамках операции «Рот», целью которой являлся захват Парижа и окончательное нанесение поражения Франции. Во время утреннего вылета 5./JG52, её пилоты сразились с французскими Curtiss H-75. Немцы не понесли потерь, а по одному Кёртиссу сбили лейтенанты Гюнтер Витт (Gunther Witt) и Карл-Вильгельм Хартман (Carl-Wilhelm Hartmann). Во второй половине дня, в районе около 17:30, патрульное звено Bf.109 из 4./JG52 атаковало британские истребители Харрикейн, которые летели на малой высоте. В последовавшем ожесточенном бою, лейтенанты Адальберт Шиндлер (Adalbert Schindler) и Гейнц Гелхаар (Heinz Gehlhaar) сбили каждый по Харрикейну. Вечером того же дня Bf.109E-1, который пилотировал обер-фельдфебель Вальтер Маден (Walter Maden), атаковал пару французских бомбардировщиков «Амио-143». После трех промахов, в 20:45 он сбил один из них. Через мгновение, преследуя другую французскую машину, он задел провода высокого напряжения и погиб.

В тот же день две воздушные победы были одержаны пилотами III./JG52. В 16:22 в районе Ретель — Эттиньи по одному Морану MS.406 сбили фельдфебель Йозеф Фернзебнер (Josef Fernsebner) и унтер-офицер Эрих Тепан (Erich Tepan), оба из 7-й эскадрильи.

Последние две победы JG52 во время французской кампании были одержаны 10 июня, когда пилоты II./JG52 обер-лейтенант Вернер Ледерер (Werner Lederer) сбил бомбардировщик Bloch MB.210, а лейтенант Отто Хан (Otto Hahn) сбил истребитель Моран MS.406.

На следующий день, 11 июня, II./JG52 была снята с операций на фронте и переведена на аэродром Сэндвейлер (Sandweiler) в Люксембурге. Один из мессершмиттов разбился при посадке на новой базе. 19 июня Группа перебазировалась в Карлсруэ. В этот день лейтенант Вильгельм Хофер из 5./JG52 погиб в летном происшествии. Все, кроме одной из десяти побед Группы, одержанных за этот период, были заявлены во время краткого пребывания на французской земле.

Самолёты III./JG52 оставались в зоне боевых действий до 13 июня, когда их перевели в Хоппштадтен, а затем во Фрайбург. 24 июня Группа была перебазирована на аэродром Йевер в северной Германии.

Пилоты JG52 во время французской кампании одержали в общей сложности 38 побед, при собственных потерях 5 пилотов погибшими, одним пропавшим без вести и одним захваченным в плен.

Битва за БританиюПравить

К завершению французской кампании только Geschwaderstab базировался на побережье Канала в Ле-Туке, а все три его Группы находились в разных регионах Германии, обеспечивая оборону объектов на Родине.

Первой Группой эскадры, воссоединившейся с майором фон Бернеггом во Франции, была III./JG52. Отправляясь в Йевер, Группа провела почти три недели в Берлине и около него, прежде чем отправиться через Голландию в Кокеллес (Coquelles) — «мозаику полей кукурузы и картофеля» к юго-западу от Кале", куда она прибыла 22 июля. Базирование группы на побережье Канала оказалось непродолжительным. Оно продолжалось всего десять дней — и оказалось катастрофическим.

Первая операция III./JG52 была запланирована на первую половину дня 24 июля. Это был вылет в районе 13:00 на «свободную охоту», предназначенный для оказания помощи в сопровождении бомбардировщиков, атакующих конвой в устье Темзы. Бомбардировщиками были 18 Do.17Z. Группа собралась у Дувра и направилась на север через Кент. Все шло хорошо, пока подразделение не достигло устья, где оно было атаковано 9-ю Спитфайрами из 54 и 610 Sqdn. RAF. Первая точная очередь F/L Эллиса (Ellis) поразила ведущий самолёт, который и плотировал командир III./JG52 и ветеран Легиона Кондор, майор Вольф-Геннрих фон Хоувальд (Wolf-Heinrich von Houwald), который погиб на месте. Через мгновения в море упали ещё три Мессершмитта, похоронившие командира 7./JG52 обер-лейтенанта Герберта Фермера (Herbert Fermer) — сбит F/O Смитом (Smith), командира 8./JG52 обер-лейтенанта Лотара Эрлиха (Lothar Ehrlich) — сбит P/O Колином Грейем (Colin Gray) и ефрейтора Эриха Франка (Erich Frank) из 7./JG52. Горечь этого поражения III./JG52 нельзя было подсластить единственной подтвердившейся (из трех заявленных) победой, которую одержал будущий ас, унтер-офицер Йозеф Цвернеманн, сбивший истребитель Supermarine Spitfire в 13:26. Потеря в первой операции над каналом командира Группы и двух командиров эскадрилий стало предвестником того, что JG52 испытает в течение последующих нескольких недель. И. о. командира III./JG52 теперь стал гауптман Вильгельм Энсслен, так же командовавший 9./JG52. Новым и. о. командира 7./JG52 стал обер-лейтенант Вилли Билефельд (Willy Bilefeld), а 8./JG52 принял обер-лейтенант Гюнтер Ралль.

На следующий день, 25 июля, III./JG52 совершила три вылета по сопровождению немецких бомбардировщиков и пикировщиков. Во время второго, который проходил вскоре после полудня, Bf.109 из Штаба группы и 7./JG52, летевшие над каналом на малой высоте у Дувра, были атакованы Спитфайрами из 65 sqn. RAF. Британский истребитель, пилотируемый F/Sgt. Франклином (Franklin), сел на хвост одного Мессершмитта. Пытаясь избавиться от нападавшего, немец резко накренился и задел воду концом крыла. Bf.109 упал в море, подняв высокий столб воды. Пилот RAF записал себе победу, хотя не выпустил ни одной пули. В упавшем самолёте погиб и. о. командира 7./JG52, обер-лейтенант Вилли Билефельд.

В вечерние часы того же дня конвой CW-8 был атакован шестидесятью пикировщиками Ju.87 Stuka из II./ и III./StG1 и II.(St.)/LG1. Они потопили пять судов, нанеся повреждения ещё двум, а также двум эскортирующим их эсминцам. Пикировщики эскортировали Bf.109E из III./JG52. Немецким истребителям удалось защитить своих подопечных от нападения большой группы Спитфайров из 64 и 610 sqn. RAF, атаковавшим все немецкое соединение, что привело к большим потерям. Смерть в этом сражении настигла обер-лейтенанта Вильгельма Кейделя (Wilhelm Keidel), который сменил погибшего несколько часов назад обер-лейтенанта Билефельда, а лейтенант Ганс Шмидт (Hans Schmidt) из Stab/JG52 и унтер-офицер Макс Рейсс (Max Reiss) из 8./JG52 совершили вынужденные посадки в Англии и попали в плен. Единственный успех был заявлен лейтенантом Отто Декером (Otto Decker) из 8./JG52, который сбил Спитфайр в 19:50.

После двух дней отдыха, 28 июля III./JG52 отправилась в очередной вылет в Англию. Однако на этот раз встреч с истребителями RAF не произошло. Только на следующий день между 08:40 и 08:50, во время свободной охоты у Дувра, произошла встреча с патрулировавшими британскими истребителями. На этот раз немцы были успешны. Унтер-офицер Карл Штеффен (Karl Steffen) из 9./JG52 заявил сбитым Спитфайр, а унтер-офицер Бернхард Браун (Bernhard Braun) из 8./JG52 сбил Харрикейн.

Беспрецедентная потеря Группой своего командира и четырёх командиров эскадрилий в течение немногим более 24 часов (подобно которых не было ни у одной другой из истребительных эскадр до того дня) привело к решению перевести 30 июля группу сначала в Леуварден в Голландии, а затем снова в Цербст, для восстановления сил.

Штаб эскадры в Ле-Туке недолго оставался в вынужденном одиночестве. Вакансия в Coquelles, образовавшаяся в результате быстрого убытия III./JG52, была заполнена I./JG52 гауптмана фон Эшвеге, которая прилетела из Бённингхардта 2 августа. В течение всего предыдущего месяца Группа была задействована в обороне Рейха, действуя под контролем JG77. В этот период она прикрывала самого фюрера, как во время его крупной речи в берлинском театре Кролль-опера 19 июля, в котором он предложил Великобритании шанс на мирные переговоры (предложение, отвергнутое премьер-министром Уинстоном Черчиллем в течение часа!), так и по случаю его визита на ежегодный Фестиваль Рихарда Вагнера в Байроте четыре дня спустя.

6 августа силы JG52 на фронте канала ещё больше укрепились после прибытия II./JG52 в Peuplingues — взлетно-посадочною полосу рядом с Coquelles. С конца июня Группа гауптмана фон Корнатцки базировалась вдоль береговой полосы Северного моря Германии, заявив за этот период 2 бомбардировщика Blenheim IV, сбитых у Фризских островов.

Помня о неудачном крещением огнём III-й Группы на фронте канала, пилотам I./JG52 дали неделю, чтобы ознакомиться с их новым окружением. Это принесло свои плоды, поскольку при их первой встрече с врагом 11 августа они заявили четыре машины RAF уничтоженными без потерь со своей стороны. По одному Spitfire сбили обер-лейтенант Карл Ломмель (Carl Lommel), лейтенант Гюнтер Биисген (Gunther Biisgen) и фельдфебель Игнац Шинабек (Ignaz Schinabeck) из 1./JG52, ещё один Бленхейм заявил обер-фельдфебель Вилли Гросс (Willi Grosse) из 3./JG52.

Имея меньше времени на акклиматизацию, II./JG52 одержала только одну победу в этот день. Но спустя сутки, 12 августа, она получила неприятный шок с исчезновением трех её пилотов. Два мессершмитта упали в Канал — погибли лейтенант Гейнц Гелхаар (Heinz Gehlhaar) из 4./JG 52 и унтер-офицер Герман Керн (Hermann Kern) из 5./JG52, а третий — «Красная 14» унтер-офицера Лео Заунбрехера (Leo Zaunbrecher) из 5./JG52 — сел на брюхо среди кукурузных полей Сассекса, пилот попал в плен. В отличие от единственного пилота, сбитого и захваченного во время французской кампании, Заунбрехер стал первым военнопленным из почти 30 пилотов JG52 — эквивалент почти полной Группы — в ходе битвы за Британию.

Обе Группы приняли участие в «Дне Орла» (Adlertag) 13 августа. В этот день был предпринят «Большой удар», предназначенный для выбивания аэродромов истребительного командования в южной Англии, но который быстро превратился в хаос и путаницу из-за сочетания неблагоприятных погодных условий и нарушения связи.

День Орла, возможно, был неубедительным, но не таким как 14 августа, стоившее II./JG52 трех пилотов погибшими при заявке одного (неподтвержденного) Spitfire над Кентербери. В бою со Спитфайрами из 92 и 151 sqn. RAF над Кентербери, один из Spitfire был заявлен обер-фельдфебелем Эрихом Франке (Erich Francke) из 5./JG52, но погибли обер-фельдфебели Вильгельм Рийттингер (Wilhelm Riittinger), Гейнц Вайс (Heinz Weiss) и Ганс Потхаст (Hans Pothast). Тяжелые потери, понесенные II./JG52, привели к выводу этой части из борьбы против Англии. Группа была переведена 18 августа 1940 года обратно в Германскую бухту, чтобы возобновить службу по обороне северной береговой линии Рейха.

День отвода II.-й Группы — 18 августа, стал «самым тяжелым днем» всей битвы. В этот день гауптман Вольфганг Эвальд повел около полудюжины машин из 2./JG52 в штурмовую атаку на истребительный аэродром RAF в Манстоне, в Кенте. Внимание Эвальда было привлечено группой Спитфайров, сгруппированных вместе на земле для дозаправки между вылетами. После двух проходов эскадрилья заявила, что уничтожила по меньшей мере десять истребителей и 3 Бленхейма. Фактически, только два Спитфайра из 266 Sqn. были полностью списаны, а ещё шесть серьезно повреждены, но позже восстановлены. Также был уничтожен одиночный Харрикейн, который имел несчастье приземлиться в Манстоне для дозаправки.

Но событием, имеющим большую важность для эскадры в этот день 18 августа, стала отставка командира эскадры майора Бернегга. Типичный представитель «старой гвардии», которую Гёринг теперь собирался заменить, чтобы улучшить плохую работу (как он её воспринимал) своих истребительных сил, ни фон Бернегг, ни кого-либо из его членов Штаба — все они были ветеранами Первой мировой войны — никогда не летали во главе JG52. Заменивший его офицер был полной противоположностью. Им стал 38 летний майор Ганс Трюбенбах — ранее командовавший I.(J)/LG2 в соседнем Кале-Марке — страстный и талантливый летчик. Он возглавлял немецкую национальную пилотажную команду в 1938—1939 годах и смог одержать три победы в ходе недавней кампании во Франции. Будучи преисполнен решимости продолжить свою летную карьеру, майор Трюбенбах столкнулся с проблемой унаследования не летающего Штаба, которую решил путём «заимствования» своего бывшего ведомого в I.(J)/LG2, адъютанта Группы обер-лейтенанта Людвига Ленца (Ludwig Lenz), собравшись с ним совершить вылет! Но это удалось совершить не сразу, так как облачность и переменчивая погода в течение последующих пяти дней сократила деятельность обеих сторон.

После перерыва, вызванного плохой погодой, первой, 24 августа, вступила в бой I./JG52. Фельдфебель Герберт Бишофф (Herbert Bischoff) из 1./JG52 вспоминал:

Я попал в JG52 в феврале 1940 года и совершил семьдесят боевых вылетов на самолете, из них 20 или 25 были совершены над Англией. Я одержал одну совместную победу — вместе с фельдфебелем Игнацем Шинабеком (Ignaz Schinabeck) сбил Спитфайр 11 августа 1940 года между Кале и Дувром. Во время моего последнего вылета, 24 августа, меня подбил Спитфайр, который атаковал сверху, со стороны солнца. Он попал в мой двигатель. Я был тогда на высоте 6000 метров, недалеко от Лондона. Я скользнул вниз, но быстро понял, что мне не удастся добраться до Кокеллеса, так как мой радиатор также был разрушен. Поэтому я приземлился в Маргейте и стал пленным на ближайшие семь лет.

В тот же день, 24 августа, будущий ас обер-лейтенант Карл-Гейнц Леесманн из 1./JG52, одержал свою первую воздушную победу, сбив Spitfire в 17:12. Британский истребитель разбился в 5 км к востоку от Маргейта.

26 августа состоялись жестокие воздушные бои, проведенные I./JG52. В первом, около 12:50, подразделение Messerschmitt подверглось нападению со стороны британских истребителей, во время сопровождения Stuk в районе Lymphne. Британцы сбили машину из 3.JG52 — в плен попал Адольф Зигер (Adolf Zieger). Затем последовало жестокое воздушное сражение, в котором немцы оказались победителями. По 1-му Spitfire сбили обер-лейтенанты Карл-Гейнц Леесманн из 1./JG52, Гельмут Беннеманн, и фельдфебель Альфонс Бахер (Alfons Bacher) из 2./JG52.

Во второй половине дня, сразу после 16:00, восемьдесят Dornier Do.17Z из KG2 и KG3 в сопровождении стольких же Bf.110 из ZG26 и почти тридцати Bf.109E из I./JG52 бомбили аэродромы Дебден и Хорнчерч. Немецкое соединение было атаковано 33 Харрикейнами из 56, 111 и 310 sqdn. RAF. Пилоты 3./JG52 обер-лейтенант Гельмут Кюле (Helmut Kuhle) и фельдфебель Карл Рутгер (Karl Ruttger) сбили по 1 Харрикейну. Поскольку бой привел к повышенному расходу топлива, Messerschmitt Bf.109 вынуждены были покинуть сопровождаемые бомбардировщики и полететь во Францию самым кротчайшим путём. Когда они возвращались, Харрикейны из 56 и 615 sqdn. RAF атаковали самолёты 2./JG52, которые летели в арьергарде соединения. Подразделение потеряло четырёх пилотов: унтер-офицер Лотар Хартлиб (Lothar Hartlieb) погиб, а унтер-офицер Карл-Гейнц Бокель (Karl-Heinz Bokel), ефрейтор Владислав Малеки (Wladislaw Malecki) и фельдфебель Альфонс Бахер (Alfons Bacher) попали в плен.

В тот день также произошла очередная смена командованияы, когда командир I.-й Группы гауптманн Зигфрид фон Эшвеге убыл на обучение, а его сменил гауптманн Вольфганг Эвальд, чье собственное вакантное место в качестве командира 2./JG52 было заполнено обер-лейтнантом Леесманом.

30 августа во время эскорта 8 бомбардировщиков Do.17, которые должны были бомбить аэродром Биггин-Хилл, произошел бой с истребителями RAF. Обер-фельдфебель Оскар Страк (Oskar Strack) сбил один Спитфайр. Однако на обратном пути лейтенант Кристоф Геллер (Christoph Geller), бывший адъютант Группы, а теперь пилот 2./JG52 погиб у Дувра, когда его самолёт упал в море после отказа двигателя.

31 августа I./JG52 провела три боевых вылета. Первым была безрезультатная охота в районе аэродрома Деттинг, а также штурмовка этой базы самолётами 3./JG52. Во время второго вылета, по эскортированию Messerschmitt Bf.110 из Erpr.Kd.210, которые должны были бомбить аэродром Kenley, произошла целая серия воздушных схваток с британскими истребителями. В первой, лейтенант Ганс Бертель, обер-лейтенанты Гельмут Беннеманн, Роберт Гебель (Robert Gobel) и Карл-Гейнц Леесманн сбили по 1 Харрикейну южнее Лондона. Самолёт унтер-офицера Петера Вебера (Peter Weber) из 2./JG52, был поражен во время этого боя, сам Вебер получил тяжелые ранения, но ему удалось совершить посадку в районе Маркиза. Спустя несколько дней он скончался от травм в больнице в Хардинхене. Через несколько минут немцы снова были атакованы истребителями RAF. На этот раз они не пострадали. Вместо этого по одной машине RAF было сбито обер-лейтенантами Карл-Гейнцем Леесманном, Гельмутом Кюле, обер-фельдфебелем Вилли Гроссом (Willi Grosse) и фельдфебелем Зигфридом Фоссом (Siegfried Voss). Вечером, около 19:30, сопровождая He.111 до Биггин-Хилл, лейтенант Ганс Бертель и обер-лейтенант Карл-Гейнц Леесманн одержали по победе. Таким образом, последний день августа стал очень успешным для пилотов I./JG52, которые сбили не менее десяти английских истребителей, ценой потери одного пилота.

1 сентября тоже оказался успешным для I./JG52. Во время рейда He.111 на Тилбери немцы провели бой, в результате которого они сбили пять истребителей RAF (успехи на счету лейтенанта Ганса Бертеля, обер-лейтенантов Гельмута Беннеманна, Карла-Гейнц Леесманна, лейтенанта Франца Эссла (Franz Essl) и фельдфебеля Гейнца Юрлингса (Heinz Uerlings)) ценой потери одного пилота (обер-фельдфебель Пауль Гербер (Paul Gerber) из 2./JG52 погиб в воздушном бою над Бертерсденом).

2 сентября фельдфебель Гейнц Юрлингс из 1./JG52 стал военнопленным, после того как совершил вынужденную посадку к юго-востоку от Истчерча, пораженный зенитным огнём. Счет I./JG52 за день снова был высоким, по одному британскому истребителю сбили обер-лейтенанты Гельмут Беннеманн, Курт Киршнер (Kurt Kirchner), Гюнтер Бусген (Gunther Busgen), обер-фельдфебель Оскар Страк и лейтенант Франц Эссл.

И такая тенденция продолжалась. Хотя I./JG52 к этому времени действовала несомненно, лучше, чем ранее, но стабильные потери в сочетании с отсутствием пополнений означали, что к концу первой недели сентября численность пилотов и машин Группы упала до уровня ниже 50 %.

5 сентября одиночные истребители сбили лейтенант Ганс Бертель и обер-лейтенант Карл-Гейнц Леесманн.

На следующий день, 6 сентября, во время эскорта Ju.88 в налёте на Кенли, группа понесла две потери. В бою против почти сорока Харрикейнов погиб унтер-офицер Ойген Кинд (Eugen Kind) из 1./JG52, а обер-лейтенант Альберт Валлер (Albert Waller) из 3./JG52 был взят в плен. Валлер попал на чешского аса, сержанта Йозефа Франтишека, который служил в Польской 303 sqdn RAF. Франтишек, пилот Hawker Hurricane, доложил:

Я заметил два самолета противника. Напав на одного с хвоста и немного со стороны, выпустил очередь с расстояния около 150 ярдов. Враг ушел вниз, а я выстрелил ещё раз, пытаясь попасть в кокпит. Его машина продолжала двигаться к земле. Пламя появилось с правой стороны двигателя. Тем временем меня атаковали два противника, которые вели огонь по моим крыльям. Я покинул бой и вернулся в Нортхольт.

7 сентября, когда битва приближалась к своему кульминационному моменту, I./JG52 была призвана осуществить свою первую миссию по сопровождению бомбардировщиков к Лондону. Частично поредевшая Группа в этом важном крупном рейде на столицу противника была, особенно успешной. Мало того, что она сама и все её подопечные (соединение He.111) вернулись без потерь, так и четыре пилота Эвальда заявили по британскому истребителю. Победы одержали лейтенант Ганс Бертель, обер-лейтенанты Гельмут Беннеманн, Роберт Гебель и Карл-Гейнц Леесманн. На следующий день Герман Геринг, который взял на себя персональную ответственность за операцию и вместе со своим окружением стоял на скалах мыса Гри-Не, следя, как поднималась воздушная армада, позвонил в Группу, чтобы поздравить её с успехом.

9 сентября обер-фельдфебель Оскар Страк из 1./JG52 сбил Спитфайр, сопровождая бомбардировщики на Лондон.

Вечером 11 сентября бипланы Fairey Albacore из состава FAA, сопровождаемые истребительным вариантом бомбардировщика Бленхейм, совершили воздушный налёт по скопление десантных кораблей во французских гаванях в Канале. По возвращении в Англию, соединение было перехвачено поднятыми по тревоге Bf.109 из состава I./JG52. Один Albacore сбил обер-фельдфебель Оскар Страк, один Бленхейм лейтенант Франц Эссл, обер-лейтенант Гюнтер Бюсген сбил две машины (по одному Альбакору и Бленхейму).

Четыре дня спустя, 15 сентября, в «День битвы за Британию», как называют его сами англичане — I./JG52 снова направилась на Лондон, на этот раз сопровождая соединение Ju.88. Ввязавшись в серию собачьих схваток, Группа смогла претендовать на восемь Харрикейнов, сбитых над Северным Кентом и устьем Темзы. Пара побед обер-лейтнанта Карла-Гейнца Леесманна довела его личный счет до десяти — он стал первым пилотом JG52, достигшим двузначного числа. Трио, приписываемое будущему обладателю Рыцарского Креста обер-лейтенанту Гельмуту Беннеману, довело его счет до восьми. По одному сбили обер-лейтенанты Гюнтер Бюсген и Роберт Гебель, а также обер-фельдфебель Оскар Страк. Единственной потерей дня стал Ганс Бертель из Stab./JG52, который выпрыгнул с парашютом и попал в плен после столкновения с одним из Харрикейнов (седьмая «победа», которая ему не была засчитана) над Стэплхерстом.

В последующие трое суток Группа была занята несколькими миссиями по сопровождению бомбардировщиков и истребителей-бомбардировщиков на Лондон и Тилбери. 18 сентября в 13:50 обер-лейтенант Карл-Гейнц Леесманн сбил Харрикейн, пилотируемый P/O Beardmore из 1 sqn. RCAF, который был ранен, но благополучно спасся. Около 18:10, во время сопровождения Junkers Ju.88 на Тилбери, обер-лейтенант Ульрих Штейнхилпер (Ulrich Steinhilper) одержал свою первую воздушную победу. Это был Spitfire из 66 sqdn. RAF, пилотируемый P/O Mather, который спасся, выпрыгнув с парашютом.

23 сентября Messerschmitt Bf.109 из I./JG52 сопровождали 18 Heinkel He.111 на Лондон. Около Грейвсенда соединение атаковали Spitfire’ы из 72 sqdn. RAF. В 11:05 один британский истребитель был сбит обер-лейтенантом Куртом Киршнером из 1./JG52.

На следующий день, 24 сентября, произошла ожесточенная битва над Каналом, в которой пилоты 2./ и 3./JG52 сражались с большой группой Spitfire и заявили последний крупный успех в ходе Битвы, впрочем, достаточно оптимистичный. Без потерь для себя они сбили 7 истребителей. По 2 победы одержали обер-лейтенанты Ульрих Штейнхилпер, Карл-Гейнц Леесман и Гельмут Беннеман, одну одержал обер-лейтенант Гельмут Кюле.

25 сентября на аэродром Пелиплинг прибыла II./JG52. Во время пятинедельного пребывания на побережье Северного моря в Группе произошло два командных изменения. Во-первых, гауптманн Хорст-Гюнтер фон Корнатцки был назначен в Stab JFS 1 (1-я истребительная школа) в Вернойхене, на окраине Берлина. Его место в качестве командира занял гуптман Вильгельм Энсслен (бывший командир 9./JG52). Во-вторых, путаница двух Шуманнов наконец-то была разрешена переводом командира 4./JG52 обер-лейтенанта Гейнца Шумана на должность командира 2./JG51. Впоследствии кавалер Рыцарского Креста командир SKG10 майор Гейнц Шуман был сбит Спитфайрами над Бельгией в июле 1943 года. Заменой Шумана во главе 4./JG52 стал обер-лейтенант Йоханнес Штейнхофф.

Через два дня, 27 сентября, Группа вступила в бой над Лондоном. Во время битвы с большой группой «Спитфайров» пилоты II./JG52 сбили три британских истребителя (по победе было присуждено гауптману Вильгельму Энсслену, унтер-офицеру Карлу Киршбауму (Karl Kirschbaum) и фельдфебелю Вилли Стефану (Willy Stephan), но это было достигнуто дорогой ценой в семь «Мессершмиттов» и пяти пилотов (обер-лейтент Карл Трейбер (Karl Treiber), лейтенант Гейнц Гейсс (Heinz Geiss), фельдфебели Герберт Хоффманн (Herbert Hoffmann) и Ганс Богуш (Hans Bogusch), ефрейтор Эрнст Бош (Ernst Bosch)), попавших в плен. Ещё один был ранен. Их товарищи из I./JG52, имевший на тот день всего 13 самолётов, выступили намного лучше, сбив без потерь пять истребителей RAF (по одному сбили гауптман Вольфганг Эвальд, фельдфебель Карл Рюттгер (Karl Ruttger), обер-лейтенант Гюнтер Бюсген, обер-фельдфебель Оскар Страк и унтер-офицер Курт Вольфф (Kurt Wolff)).

28 сентября, I./JG52 сопровождала небольшую группу Dornier Do.17Z, направляющихся на Лондон. Во время короткого сражения с британскими истребителями обер-лейтенант Карл Ломмель заявил 1 Спитфайр.

30 сентября II./JG52 вернулась к Лондону. Битва со Spitfire закончилась ничьей, по победе было заявлено обер-лейтенантами Йоханнессом Штейнхоффом и Вернером Гутовски (Werner Gutowski), а два мессершмитта и их летчика были потеряны — ефрейторы Эрих Муммерт (Erich Mummert) и Густав Штрассер (Gustav Strasser) попали в плен. Также над Лондоном присутствовала и I./JG52. Обер-лейтенант Штайнхилпер заявил Спитфайр сбитым, а обер-лейтенант Курт Киршнер из Stab I./JG52 и унтер-офицер Курт Вольф из 3./JG52 были сбиты и попали в плен. Киршнер, одержавший вторую победу I./JG52, сбив разведчик Бленхейм 13 октября 1939 года, добавил с тех пор на свой счет ещё два Spitfire. 30 сентября также стало днём последних эскортных вылетов JG52 по сопровождению бомбардировщиков. Отныне большая часть крупных бомбардировок люфтваффе над Великобританией будет проходить под покровом темноты. Нагрузка по поддержанию давления выпала на горстку эскадрилий истребителй-бомбардировщиков. В отличие от почти любой другой истребительной эскадры, базирующейся на побережье Канала, JG52 никогда не поступало приказа превращать часть своих сил в истребители-бомбардировщики. Она всегда использовалась исключительно в истребительной роли. И так будет в дальнейшем. В течение всего октября Группы JG52 будут летать почти исключительно в качестве эскорта истребителей-бомбардировщиков (Jabos) Bf.109 из LG2, со случайными вылетами на «свободную охоту».

Начало октября 1940 года было относительно спокойным для JG52. 4 числа один Бленхейм упал в Канал, сбитый обер-лейтенантом Ульрихом Штайнхилпером, ставший его пятой победой.

8 октября II./JG52 провела два боя с британскими истребителями. Немцы утверждали, что сбили три Спитфайра — по одному фельдфебель Людвиг Бельмайер (Ludwig Bielmaier), гауптман Вильгельм Энсслен и ефрейтор Бернхард Вилски (Bernhard Wilsky), ценой одного самолёта, пилот которого, фельдфебель Пауль Боче (Paul Boche), попал в плен.

Около полудня 11 октября обер-лейтенант Карл-Гейнц Леесманн сбил над Тернбридж-Уэллсом британский истребитель, пилотируемый P/O Murch из 253 sqdn. RAF. Через три часа фельдфебель Карл Рутгер (Karl Ruttger) из 3./JG52 одержал свою третью победу.

На следующий день, 12 октября, I./ и II./JG52 совершили несколько эскортных вылетов по прикрытию истребителей-бомбардировщиков из (Sch.)/LG2. Унтер-офицер Вилли Рейхенбах (Willy Reichenbach) из 4./JG52 погиб во время первого из них, сбитый над устьем Темзы P/O Ingle из 605 sqdn. RAF. Во время второго вылета I./JG52 встретилась со Spitfire из 501 sqdn. RAF. Сержант Лейси (Lacey) сбил Messerschmitt Bf.109F-3 (W.Nr. 1966), «белая 11», пилотируемый обер-лейтенантом Гюнтером Бюсгеном, и. о. командира 1./JG52. Помимо Бюсгена, I./JG52 потеряла в этом вылете ещё двух пилотов — обер-лейтенант Карл Зауэр (Karl Sauer) и фельдфебель Зигфрид Фосс (Siegfried Voss) так же попали в плен, сбитые пилотами 501 sqdn. RAF S/Ldr. Hogan и F/Lt. Holden. Два Спитфайра были сбиты немцами (лейтенант Франц Эссл и обер-лейтенант Гельмут Беннеманн).

20 октября Мессершмитты Bf.109 из II./JG52 сопровождали истребители-бомбардировщики из l.(J)/LG2, столкнувшихся со Spitfire из 74 sqdn. RAF. В первый раз британцы удивили пилотов Люфтваффе и сбили два из них. Bf.109E-4 (W.Nr.2780), «желтая 1», взорвался в воздухе, убив пилота обер-фельдфебеля Альберта Фридеманна (Albert Friedemann), тогда как Bf.109E-7 (W.Nr. 5930), «черная 4» потерпел крушение возле West Mailing, пилот фельдфебель Людвиг Бильмейер (Ludwig Bielmeier) спасся, чтобы попасть в плен. В ответ немецкие летчики сбили три «Спитфайра», по одному обер-лейтенант Август-Вильгельм Шуман, фельдфебель Альберт Гринер (Albert Griener) и лейтенант Гюнтер Витт (Gunther Wiitt).

Бои 26 октября завершились ничьей. Британцы сбили Bf.109E-7 (W.Nr. 5929), «белая 6», пилотируемый обер-фельдфебелем Оскаром Страком (убит), в то время как немцы заявили, что сбили один Харрикейн — фельдфебель Отто Юнге (Otto Junge) из 6./JG52.

На следующий день, 27 октября, произошли последние массированные дневные налёты на Англию в 1940 году. I./JG52 понесла тяжелые потери, потеряв захваченными в плен трех своих пилотов — это ефрейтор Карл Ботт (Karl Bott), обер-лейтенант Ульрих Штайнхилпер и фельдфебель Лотар Шивергофер (Lothar Schieverhofer).

В связи с потерями, которые I.-я Группа понесла в конце октября, в I./JG52 осталось только семь пилотов в боевой готовности, из первоначальных 36. Ввиду этого, а также по случайному совпадению, 31 октября — в последний день Битвы за Британию, как считаю англичане, Группа была отозвана в Рейх, в Крефельд для пополнения и перевооружения. В течение трех месяцев службы над каналом пилоты I./JG52 сбили 72 английских самолёта, потеряли 7 пилотов погибшими, а ещё 16 пленными. Потери в самолётах достигли 24 Messerschmitts, 22 из них было потеряно в бою.

Крефельд также стал базой для недавно созданной Ergänzungsstaffel/JG52. Такие эскадрильи — буквально «дополнительные эскадрильи» — в это время появляются в каждой эскадре. Их задача состояла в подготовке вновь обученных пилотов к службе на фронте. Erg.St./JG52 была официально сформирована 6 октября под командованием обер-лейтнанта Вернера Ледерера (Werner Lederer), бывшего командира 6/JG52.

II.-я Группа завершит октябрь с итогом в восемь побед и четырьмя потерями — двумя убитыми и двумя пленными. Пятому пилоту повезло избежать плена, когда он был вынужден приводнится в Канал после того, как 29 октября провел бой с истребителями RAF. Ему ещё повезло, что его подхватил немецкий Seenotdienst (служба морского спасения). Но это было не особенно благоприятным началом для лейтенанта Герхарда Баркхорна, впоследствии ставшим одним из двух наиболее результативных пилотов люфтваффе с 301 победой!

В противоположность удаче Герхарда Баркхорна, командир Группы гауптман Вильгельм Энсслен погиб 2 ноября во время боя со Spitfire над побережьем Кента. Считается, что Энссслен стал жертвой канадского аса Sqn. Ldr. J A «Johnny» Kent, командира 92 Sqn. RAF. Хотя ему удалось покинуть машину, которая разбилась около Дымчерча, гауптманн Энсслен погиб при приземлении. Один из членов его штаба, фельдфебель Отто Юнге (Otto Junge), так же сбитый в том бою, оказался в Канале неподалеку, попав в британский лагерь военнопленных.

Это были две последние потери JG52 в Битве. Через три дня II./JG52 также была отозвана обратно в Германию, в Мюнхен-Гладбах (сегодняшний Менхенгладбах), всего лишь в 20 км к юго-западу от Крефельда, куда в тот же день, 5 ноября прибыл Штаб эскадры майора Трюбенбаха, чтобы расположится рядом с I./JG52 и новой Ergänzungsstaffel. В ходе Битвы за Британию II./JG52 одержала тринадцать побед ценой потери 21 Messerschmitt и шестерых убитых и десяти попавших в плен пилотов.

Между битвамиПравить

Итоги Битвы не намекали на славное будущее эскадры, которая смогла заявить около 90 побед, но потеряла при этом почти половину состава погибшими и захвачеными в плен. Фактически соотношение побед/потерь было самым неблагоприятным из семи других истребительных эскадр, участвующих в битве за Британию. А с конца 1940 до середины 1941 года соединение майора Трюбенбаха оказалось ещё более разбросанным, чем до этого.

Первой Группой, вернувшейся к операциям, стала II./JG52. Она провела семь недель в Мюнхен-Гладбахе, под руководством своего нового командира, гауптман Эриха Войтке, бывшего командира 6./JG3. Базируясь в Гладбахе группа получила пополнение пилотами, некоторые из которых были недавно подготовленными, а некоторые из них были переведены из других подразделений. Среди последних был молодой фенрих, которому засчитали три победы во время службы на фронте Канала в составе 1.(J)/LG2. Этим длинноволосым, джазолюбивым молодым берлинцем был будущий герой Германии Ганс-Йоахим Марсель. Антипатия между Марселем и его новым командиром эскадрильи 4./JG52 обер-лейтенантом Йоханнесом Штайнхоффом была немедленной и взаимной. Продукт офицерских школ Кригсмарине и Люфтваффе, Штайнхофф являлся самим воплощением профессионального военного человека. Неудивительно, что он не мог мириться с богемным образом жизни Марселя и игнорировать его нарушения. Ему потребовалось немного времени, чтобы избавиться от строптивца. В начале 1941 года Марсель обнаружил, что был отправлен в состав I./JG27. Спустя несколько месяцев эта группа была направлена в Африку, где его и ожидала слава.

II./JG52 покинула Мюнхен-Гладбах 22 декабря 1940 года, перебравшись в Голландию. Её роль состояла в том, чтобы защитить голландское побережье Северного моря, действуя сначала из Леувардена, а затем из Йпенбурга, на острове Шоуэн в устье Шельды.

Через пять дней после прибытия II.-й группы в Леуварден, I./JG52, также была переведена в Нидерланды. Закончив переоборудование в Крефельде, 27 декабря она прилетела в Катвейк, на голландском побережье к северу от Гааги. Ей было поручено охранять подходы в Северном море на побережье Голландии и северо-западной Германии. Различие между обязанностями Групп иллюстрируется тем фактом, что I./JG52 (патрулировавшая над побережьем и морем и считавшаяся таким образом «на фронте») оставалась под контролем Штаба эскадры, тогда как II./JG52 (ответственная за защиту прибрежных провинций) была подчинена местному территориальному управлению Luftgaukommando Holland. Однако выполнение задач усугубилось наступлением ещё одной суровой зимы. Единственный период волнения для I./JG52 произошел в начале 1941 года с объявления о том, что Группа должна была начать подготовку к перебазированию на Сицилию. Но надежды на размен сомнительных прелестей Северного моря в середине зимы на солнечные города Средиземного моря были разбиты, когда приказ был отменен в самый последний момент — когда уже, согласно дневнику одного из участников, 20 полностью загруженных транспортных Ju.52/3m прогревали двигатели, готовые к взлёту!

10 февраля II./JG52 покинула Йенбург и первой вернулась на фронт Канала, прибыв в Берк-сюр-Мер, на побережье Франции, к югу от Ле-Туке. Здесь она вернулась под командование Штаба эскадры, который, покинув Крефельд 22 января, провел промежуточный период в Дёберице, вернувшись в Кале-Марк 13 февраля. Спустя сутки, 14 февраля, JG52 отметила возвращение к своим знакомым местам, заявив о квартете Spitfire (вероятно, из 66 Sqn. RAF) над Кентом. Один из четырёх пошел на счет майора Ганса Трюбенбаха к западу от Дувра. Хотя это была его четвёртая личная победа, она стала первой для Штаба эскадры — после почти полутора лет боевых действий! Остальные победы пошли на счет пилотов II./JG52: гауптмана Эриха Войтке и обер-лейтенантов Йоханнеса Штейнхоффа и Карла Хартманна.

На следующий день, совершенно случайно, 15 февраля I.-я Группа в Катвейке также одержала свои первые победы после битвы за Британию — Бленхейм из 114 Sqn. летевший в разведку над побережьем Нидерландов и пару Харрикейнов из 615 Sqn. занимавшихся «свободной охотой» над Бельгией.

23 февраля Эрих Войтке сбил ещё один Спитфайр примерно в 5 км от Кале.

Вскоре после этого произошли дальнейшие перестановки. Оставив защиту северо-востока Франции в умелых руках JG26 оберст-лейтанта Адольфа Галланда, Stab и II./JG52 перебазировались в соседнюю Бельгию (Stab в Maldeghem, а II.-я Группа на пять различных аэродромов в течение последующих трех месяцев). В то же время I./JG52 было приказано покинуть Катвейк и распределить свои эскадрильи по нескольким отдельным прибрежным аэродромам — всего около дюжины, которые в конечном итоге охватывали дугу, простирающуюся по нидерландскому и немецкому побережьям вплоть до Эсбьерга, в Дании. Фактически JG52 помогла заполнить пробел в воздушной защите северо-западной Европы между JG2 и JG26 во Франции и JG1 в Немецкой бухте.

Из двух Групп Трюбенбаха, II./JG52, базирующаяся в Бельгии, а следовательно и ближе к Англии, столкнулась с двумя задачами. Мало того, что её пилоты, как и ожидалось, продолжали вести борьбу на берегах противника (в конце концов 5./JG52 «Коротышки» Шумана была вынуждена весной перейти к истребительно-бомбардировчным операциям), им также пришлось сражаться с самолётами истребительного командования RAF, которые начали совершать рейды через Канал в северную Европу. В течение последующих 12 недель Группа будет претендовать на восемь Спитфайров и одиночный Бленхейм — без собственных потерь.

Между тем, I./JG52, рассеянная по Голландии и ориентированная для действий восточнее и, таким образом, находящаяся далеко за пределами радиуса одномоторных истребителей RAF, была занята чисто оборонительной ролью и встречалась почти исключительно с бомбардировщиками — 39 всего и в основном Бленхеймы. Но эти успехи стоили Группе как минимум четырёх потерь в бою.

Один маловысотный налёт II./JG52 на Кент в середине апреля несколько пошел наперекосяк. Пилоты были проинформированы о цели — аэродроме в Мэнстоне, но когда соединение столкнулось с плохой погодой, вылет был отменен. Тем не менее, одно звено из состава 4./JG52 не смогло получить отменяющий приказ и выйдя на цель атаковала её, как и было приказано. Вернувшись в Малдегхем они доложились командиру Группы. Гауптман Войтке поведал им новости: «JG53 только что сообщила о нападении. Девять самолетов уничтожены, а один человек ранен в руку».

Фактически, странствующее звено, полностью потерявшее свою позицию в облачности, обстреляло базу II./JG53 в Сент-Омер-Арке! По-видимому, никакого материального ущерба не было, но два пилота — один из них — командир эскадрильи 4./JG53 — и пять членов наземного персонала были слегка ранены. Оправдавшись от намеренного саботажа, четыре члена звена подверглись незначительным дисциплинарным мерам. Двое впоследствии заслужат Рыцарский крест во время службы в других эскадрах — ведущий звена обер-лейтнант Зигфрид Зимш погибнет в бою над Норвегией в день Д + 2 в звании гауптмана и командира I./JG11, а ефрейтор Адольф Глунц (впоследствии сам обер-лейтенант, кавалер рыцарского креста с дубовыми листьями), закончит войну, летая на Me.262 в составе JG7. Остальные двое были потеряны в первые недели «Барбароссы».

Через девять дней после инцидента в Сент-Омере, 24 апреля, I-я группа совершила один из своих немногочисленных налётов на Кент, потеряв обер-фелдфебеля Гюнтера Страка (Günter Struck) из 2./JG52, который выпрыгнул с парашютом над Данджнессом. Его «Черная 6», разделенная в заявке между двумя пилотами 92 sqn. — одним из которых был ас Spitfire Sqn Ldr J E Jamie «Rankin», стала последней машиной JG52, потерянной на британской земле.

Именно во второй половине апреля II./JG52 начала получать свои первые Bf.109F. Stab. и I.-я Группа начнут менять свои стареющие «Эмили» новой F-моделью в следующем месяце.

1 мая II.-я Группа претендовала на свой единственный Бленхейм за этот период. Несмотря на неподтвержденную победу, машина из 105 Sqn. потерпела крушение в Англии после тяжелого повреждения от огня Bf.109 во время противокорабельного вылета в эту дату.

Семь дней спустя пара Спитфайров, сбитых у Дилла, составили первые победы для двух «злодеев Сент-Омера» — будущего аса Адольфа «Адди» Глунца и фельдфебеля Георга Майра (Georg Mayr — последний был убит наземным огнём в СССР 8 августа).

Окончательные победы II./JG52 на западе — ещё четыре Spitfire, сбитые около Дувра 19 мая. Глунц и Майр снова записали по одной победе, другая пара — на счету командира их эскадрильи, обер-лейтенанта Йоханнеса Штейнхоффа (Johannes Steinhoff). Послевоенная проверка свидетельствует о том, что их победами на самом деле стало трио Харрикейнов из 306 польского sqn. RAF!

Между тем, I.-я Группа продолжала сбивать Бленхеймы у голландского и немецкого побережий — два в апреле и семь (плюс один Веллингтон) в мае. Бой 15 мая, который привел к сбитию 1 Бленхейма, также привел к потере первого «Фридриха» Группы, когда машина лейтенанта Франца Бернхарда (Franz Bernhard) была поражена оборонительным огнём и врезалась в море у Текселя.

В течение этого периода времени в Группе произошло несколько изменений в командовании. 27 апреля командир 3./JG52 обер-лейтенант Гельмут Кюле (Helmut Kühle) присоединился к Штабу эскадры, его место, в свою очередь, занял обер-лейтенант Гельмут Беннеманн. Менее месяца спустя, 24 мая, командир группы гауптман Вольфганг Эвальд был отправлен в штат Jafü 2, после чего командир 2./JG52 обер-лейтенант Карл-Гейнц Леесманн принял командование группой. Вместо него командиром 2./JG52 стал обер-лейтенат Роберт Гебель (Robert Göbel).

9 июня II./JG52 гауптмана Эриха Войтке неожиданно получила приказ оставить Бельгию. Её возвращение в Мюнстер в Германии должно было стать лишь первым этапом путешествия, которое переправляло часть на восток, в Польшу, в рамках подготовки к вторжению в Советский Союз. За период зима-осень 1940 года группа без потерь уничтожила 11 Спитфайров.

Всего через четыре дня после убытия II.-й группы из Остенд-Стинна (Ostend-Steene), штаб эскадры майора Трюбенбаха также был выведен из Бельгии, сменив Мальдегем сначала на Амстердам-Схипхол, а оттуда отправился в Австрию.

Охранять побережье Северного моря осталась только I./JG52, в то время как внимание мирового сообщества было сосредоточено на событиях, разворачивающихся в СССР. В тщетной попытке облегчить давление на своего новообретенного союзника на востоке, RAF активизировали свою деятельность над северо-западной Европой. Это отразилось на увеличении списка побед I.-й Группы. Тринадцать Бленхеймов были добавлены на её счет в июне, в том числе пара заявленная в последний день месяца (машины 107 sqn. атаковали Вестерланд), стали 21 и 22 победами её командира обер-лейтнанта Леесманна.

Также в течение месяца были сбиты два Хадсона, но 10 июня пилот 2./JG52 был потерян в первой зарегистрированной встрече Группы с четырёхмоторными бомбардировщиками (два Стирлинга из 75 sqn., отправленные в неудачный налёт на Эмден). Лейтенант Ганс-Рейнхард Бетке (Hans-Reinhard Bethke) из 3./JG52 уравнял счет 28 июня, когда сбил машину из 7 sqn. — одну из шести отправленных на Бремерхафен — в ходе удаляющегося сражения над Северным морем продолжавшемся почти до появления в поле зрения английского побережья, хотя и сам он тогда, был вылавлен из воды после того, как не смог вернуться на базу. Менее всего объяснимо требование на победу, которое было подтверждено — это B-17, уничтоженный всего через 15 минут после того, как Стирлинг N6007 отправился в море примерно в 32 км от Фламбороу-Хед. Люфтваффе, очевидно, было осведомлено о том, что RAF приняли небольшую партию Flying Fortresses, но первый боевой вылет этого типа состоялся ещё десятью днями ранее.

Пять июльских побед были одержаны в течение первой недели месяца и состояли из трех Бленхеймов и ещё одной комбинации Стирлинг/В-17. Первый, несомненно, принадлежал 7 sqn., будучи атакован двумя Bf.109 к северо-западу от Текселя вскоре после полудня 1 июля. Боинг, заявленный 30-ю минутами ранее, остается загадкой.

23 июля состоялись торжества в штабе Группы на острове Вангероге, когда было объявлено, что её командир обер-лейтенат Карл-Гейнц Леесманн был награждён рыцарским крестом за свои 22 победы. Он был первым пилотом JG52, получившим эту престижную награду, но данное событие мало помогло развеять общее чувство разочарования, которое испытывали его пилоты. Не в силах избежать эйфорических пресс-сообщений и радиопередач, издаваемых почти ежедневно, они были слишком хорошо осведомлены об астрономических счетах, которые одерживали их товарищи на восточном фронте. На этом этапе военных действий они считали Северное море очень заброшенным, и их постоянное присутствие на его берегах было недооцененным и неоправданным.

Августовские цифры только усилили их растущее недовольство. Оно началось с потери унтер-офицера Вильгельма Саммерера (Wilhelm Summerer) из 3./JG52, претендента на второй «B-17» заявленный почти месяцем ранее, который был сбит Бленхеймом, совершавшим прибрежный облёт острова Тексель 2 августа. И после нескольких недель бесплодного патрулирования единственными успехами группы стало трио Бленхеймов, уничтоженых к северу от фризского острова Юист 26 августа. Как ни парадоксально, по этому поводу 82 sqn. сообщил, что четыре из его машин стали жертвами атак истребителей противника.

Но «изгнание» от реальной борьбы Группы, наконец, приближалось к концу. После восьми побед, одержанных в первые три недели сентября — четыре из них были неизменными Бленхеймами, другими, что более удивительно, квартет Спитфайров сбитых у Ден Хелдера 12 сентября — I./JG52 была выведена из района Северного моря. Оставив Stab JG1, под командованием которого она действовала последние четыре месяца, Группа перебазировалась на восток, воссоединившись с её родительским штабом. Там, в течение последующих двух месяцев, Группа практически удвоила счет, который она так тщательно набирала в течение первых двух лет войны.

В то же время III./JG52, которая так внезапно исчезла с фронта Канала после её катастрофических восьми дней действия в битве за Британию, провела почти весь август 1940 года в Цербсте под командованием своего нового командира гауптмана Александра фон Винтерфельда. Подчиненная Luftgaukommando III (Берлин), её роль была якобы в защите авиационного завода Юнкерс в близлежащем Дессау. На самом деле, время проведенное в Цербсте было скорее передышкой, позволившей пилотам III./JG52 оправиться от их недавнего избиения.

30 августа Группа переместилась ближе к Берлину, сначала к Нойруппину, а затем в Шёнвальд, откуда лучше было защищать столицу страны. Однако уже теперь (задолго до того, как Битва за Британию закончилась), Гитлер уже планировал свои планы вторжения в Советский Союз в следующем году. В рамках этой подготовки он стремился увеличить свое присутствие и расширить свое влияние в Юго-Восточной Европе. Это не только обеспечило бы плацдарм для нападения на юг России, но и защитило бы нефтяные месторождения данного региона от возможного нападения со стороны британской авиации в восточном Средиземноморье.

III./JG52 выпала доля составить авиационную часть немецких войск расквартированных в Румынии. Сначала привлечен был только Gruppenstab, к тому времени возглавляемый майором Готхардом Хандриком (экс-коммандиром JG26), усиленный 9./JG52. Они покинули Шёнвальд 12 октября и 2 суток спустя, через Лигниц в Нижней Силезии, прибыли на румынский аэродром Бухарест-Пипера. Примечательно, что в день, когда они покинули Шёнвальд, группа майора Хандрика был переименована в I./JG28 (9./JG52 стала соответственно 3/JG28). И когда 7./ и 8./JG52 в конце ноября вылетели в Бухарест, через Вену, чтобы присоединиться к ним, то, в свою очередь, стали 1./ и 2./JG28 соответственно. Вероятнее всего в Германии должна была быть сформирована «новая» III./JG52, но эти планы были быстро отменены, а I./JG28 майора Хандрика вместе со своими тремя эскадрильями возобновили свою работу в первоначальном наименовании с 4 января 1941 года.

Бухарест-Пипера стал базой Группы более чем на семь месяцев, которые прошли почти в полном спокойствии. Надуманные рейды RAF на нефтяные месторождения в Румынии не оправдались, и пилоты майора Хандрика потратили много времени, помогая своим румынским коллегам ознакомиться с их недавно полученными Bf.109E. Даже начало операции «Марита» — вторжение в соседнюю Югославию 6 апреля 1941 года, не смогло нарушить спокойствие. Но фюрер по-прежнему был обеспокоен уязвимостью нефтяных полей Румынии и единственным вкладом, внесенным в кампанию III./JG52, стала передача некоторых из своих «Эмилей», на восполнение потерь, понесенных другими истребительными группами, непосредственно участвовавших в бою.

Затем, 25 мая, III./JG52 неожиданно была перебазирована на Молау (Molaoi), аэродром вблизи южной оконечности греческого полуострова Пелопоннес. Югославия и Греция к этому времени капитулировали, а битва за остров Крит, захваченный воздушно-десантными войсками люфтваффе 20 мая, была в разгаре. К этому времени на Молау размещалась JG77, которая была активно задействована в боях на острове и вокруг него, и именно этой эскадре была подчинена группа майора Хандрика, чтобы обеспечить подкрепление. Почти три недели — действуя в основном из Молаи, но с выделением позже некоторых отрядов, которые действовали со взлетно-посадочной полосы Малеме на самом острове — III./JG52 сыграла небольшую роль в захвате Крита. Почти не имея авиационного противодействия, Группа первоначально использовалась в основном в обстрелах, поскольку вражеские войска все ещё держались на острове. Позже, они совершили вылеты против судов, пытающихся эвакуировать защитников морем в Египет. III./JG52 не понесла боевых потерь во время этих операций, но около полудюжины «Эмилей» были списаны, главным образом при аварийных посадках в Молау или Малеме, а два пилота получили ранения.

10 июня, через десять дней после того, как захват Крита был наконец завершен, Группа вернулась через Татои в Бухарест-Пипера. Здесь, чуть более чем за неделю, пилоты завершили свое переобучение на Bf.109F-4. Причина спешки стала скоро очевидна. Спустя несколько часов первые немецкие войска пересекали Советскую границу.

Восточный фронт — начальный периодПравить

Действие на Восточном фронте стало звездным часом эскадры. Вступив в кампанию с общим счетом побед менее 200 и всего лишь с одним кавалером Рыцарского креста в своем составе, JG52 к моменту капитуляции Германии, действуя на Востоке довела свой счет до более чем 10 000 побед, а в её составе состоялось награждение 54 Рыцарскими крестами, 14 дубовыми листьями, 6 Мечами и 2 Бриллиантами. И этап, на котором все эти успехи были достигнуты, был совсем не похож на все то, что эскадра испытывала ранее. Воздушная война на восточном фронте была преимущественно тактической. Если позволяла погода, то происходили постоянные передвижения. Остались в прошлом длительные базирования на одном месте. Война на востоке была продиктована маневрированием наземных армий. Авиационные подразделения либо следовали вслед за ними, либо отступали, когда отступали те. Следовательно, перебазирования были частыми и часто на короткие расстояния. Группы и эскадрильи JG52 меняли свои базы примерно 400 раз, сражаясь с ВВС КА. Летные книжки многих пилотов содержат до 50 или более перебазирований за период менее чем в два года. В то же время невозможно подробно описать многочисленные перебазирования и занимаемые базы, некоторые — только на период нескольких часов. Фактически, многие из этих «баз» были не чем иным, как крупными полями или открытыми участками степи — произвольно занятыми и столь же быстро оставленными — которые в течение их короткого периода действия были известны по названию ближайшего села, деревушки или колхоза.

Однако подобно предыдущим действиям, первые шаги «Барбароссы» застали JG52 в её обычном разделенном состоянии. Штаб майора Трюбенбаха находился в пути, в Вене, чтобы присоединиться к III./JG52 в составе Deutsche Luftwaffen-Mission Rumänien. Переименованная Миссия теперь стала частью Luftflotte 4 — воздушного соединения, контролирующего южный сектор восточного фронта. II./JG52, напротив, был подчинена JG27, которой было поручено предоставить истребительное прикрытие штурмовых авиачастей VIII. Fliegerkorps генерала фон Рихтхофена, действующего в составе Luftflotte 2 генерал-фельдмаршала Альберта Кессельринга на центральном секторе. I./JG52 по-прежнему продолжала действовать на побережье Северного моря.

II./JG52 начала свое перебазирование из Нидерландов к границам Советского Союза 9 июня прибыв 13 июня на аэродромы Сувалки (Штаб и 4./JG52) и Соболево (5./и 6./JG52). Последний, практически представлял собой луг на опушке леса. Командовал Группой гауптман Эрих Войтке. Командирами эскадрилий являлись обер-лейтенанты 4./JG52 — Йоханнес Штейнхофф, 5./JG52 — Август-Вильгельм Шуман и 6./JG52 — Рудольф Реш. Основу вооружения Группы составляли Messerschmitt Bf.109F-2. Только 6./JG52 по-прежнему летала на старых Messerschmitt Bf.109E-7, которые были оснащены бомбодержателями для бомб ETC 250 и использовались в качестве истребителей-бомбардировщиков. Накануне вторжения II./JG52 смогла выставить 39 истребителей, из которых 37 были исправными.

За день до начала войны с СССР III./JG52, переместилась на свою новую базу в Мизиле, расположенную примерно в 100 км к северо-востоку от Бухареста. Основная задача группы состояла в том, чтобы защитить жизненно важные румынские нефтеперерабатывающие заводы в районе Плоешти от воздушных налётов противника. В это время Группа успела сменить своего командира. 20 июня 1941 года майор Готтхард Хандрик, оставил командование, приняв на себя руководство JG77. С 23 июня его преемником стал майор Альберт Блюменсаат. Командирами его эскадрилий были: 7./JG52 — гауптман Эрвин Баксилла, 8./JG52 — обер-лейтенант Гюнтер Ралль и 9./JG52 — гауптман Франц Хорниг (Franz Hornig). В группе был 41 Bf.109F-4, все исправные.


22 июня 1941 года — в первый день войны против Советского Союза — II./JG52 вступила в бой уже в 02:50. Её первая боевая задача состояла в сопровождении подразделения «Штук», нацеленных на казармы Советской Армии возле границы. К концу первого дня войны с Советским Союзом на счету II./JG52 числилось 16 новых побед в воздухе. Первым пилотом группы, одержавшим победу на востоке, был унтер-офицер Германн Шпренглер (Hermann Sprengler) из 5./JG52, который в 09:32 сбил бомбардировщик ДБ-3. Командир группы гауптман Эрих Войтке и командир 5./JG52 обер-лейтенант Август-Вильгельм Шуман, заявили по две победы каждый. Собственные потери группы ограничились одним Bf.109F-2 (W.Nr.5780), списанным при вынужденной посадке, вызванным неисправностью двигателя. Другая машина, Bf.109F-2 (W.Nr.5460), «Желтая 12», была слегка повреждена (менее 10 %) зенитным огнём; её пилот ефрейтор Вальтер Коне (Walter Kohne), был ранен.

III./JG52, дислоцированная в Румынии, не вела никаких действий в первый день войны на востоке. Советские самолёты бомбили Констанцу, крупнейший порт Румынии на Чёрном море, но так как Группа оказалась в Мизиле, примерно в 180 км от побережья, советские бомбардировщики удачно ушли домой, прежде чем Мессершмитты прибыли к этому порту. Чтобы предотвратить такие неудачи в будущем, на следующий день 8./JG52 перебазировалась в Мамайю на побережье Чёрного моря, в 15 км к северу от Констанцы. Единственной постоянной постройкой на новом аэродроме был пустынный ангар. Не было топливного склада и даже телефонной линии. Вечером несколько транспортных Ju.52/3m доставили несколько бочек авиационного бензина и членов команды наземного обслуживания, после чего самолёты были заправлены.

Ранним утром 24 июня пара истребителей поднялась с Мамайи для выполнения рутинного патруля. Самолёты патрулировали на высоте 6000 метров над Чёрным морем, когда ими были замечены приближающиеся советские бомбардировщики. Вскоре после 7:00 они по радио доложили: «Sie kommen!» — «они идут!» После этого, взлетевшие истребители 8./JG52 перехватили большую группу бомбардировщиков ДБ-3 шедших без истребительного прикрытия. В последовавшем 35 минутном бою истребителями было одержано 10 побед: ефрейтор Фридрих Ваховяк и унтер-офицер Герхард Кёппен одержали по две победы. Будущий супер-ас, командир эскадрильи обер-лейтенант Гюнтер Ралль одержал свою вторую (и первую на востоке) победу. Полчаса спустя фельдфебель Гейн Зауэр и обер-фельдфебель Йозеф Фернзебнер сбили ещё по одному ДБ-3, доведя счет эскадрильи за день до 12. Эскадрилья потеряла только 1 Bf.109F-4, сбитый огнём стрелков бомбардировщиков, его пилот обер-фельдфебель Адольф Вальтер (Adolf Walter) выпрыгнул с парашютом. После полудня ещё несколько советских бомбардировщиков атаковали аэродром Мамайя со стороны суши, что стало для 8./JG52 неожиданным сюрпризом. К счастью большинство истребителей находилось в воздухе и только два были уничтожены на земле. Один пилот, фельдфебель Бернхард Браун (Bernhard Braun) был убит бомбами, а другой, фельдфебель Отто Рейнхард (Otto Reinhard) получил ранения. В результате бомбардировки были также убиты три члена наземного персонала.

После полудня следующего дня, 25 июня, III./JG52 отразила ещё один воздушный налёт, нацеленный на Констанцу. На этот раз пять советских бомбардировщика были сбиты без потерь, обер-лейтенант Ралль одержал свою третью победу.

Ранним утром 26 июня сильное соединение Черноморского флота совершило набег на Констанцу. 18 бомбардировщиков СБ-2 поддерживали советские военные корабли. Однако набег провалился как на море, так и в воздухе. Лидер «Москва», подорвался на минах и затонул, а лидер «Харьков» был поражен несколькими снарядами с батарей береговой обороны. В параллельно развивавшемся сражении в воздухе III./JG52 атаковало советские бомбардировщики и сделала заявки на 18 из них (советские источники признают потерю девяти). Будущий ас, лейтенант Адольф Дикфельд из 7./JG52 одержал свои первые 2 победы. Один Bf.109F-4, пилот штабс-фельдфебель Йохан Клейн (Johann Klein), совершил вынужденную посадку на брюхо, после того, как у самолёта не вышло шасси.

В то же время 27 июня 1941 года в Румынию прибыл Штаб эскадры, который положил конец временному подчинению III./JG52 «Deutsche Luftwaffe-Mission Rumanien». 1 июля 1941 года, обер-лейтенант Гельмут Лоссниц (Helmut Lossnitz) возвращался в Мамайю, когда наткнулся на штормовой фронт, в котором погиб. 4 июля обер-лейтенант Франц Хоринг (Franz Horing) из 9./JG52 сбил два ДБ-3 рядом с Яссами, а четыре дня спустя заявил ещё об одном. В этот же день, 8 июля, пилоты 7./JG52 заявили ещё пять ДБ-3 (три — унтер-офицер Эдмунд Россманн и два — фельдфебель Йозеф Цвернеманн).

В то же время командование люфтваффе, ослепленное успехами на Восточном фронте, поставило в вину Группе малый счет, одержанный по сравнению с другими частями. Необходимо было найти козла отпущения. По какой-то причине выбор пал на командира 7./JG52 гауптмана Эрвина Баксила, чья эскадрилья большую часть этого периода располагалась в Бухарест-Пипера. Он был освобожден от командования 11 июля.

18 июля, унтер-офицер Пауль Эберхардт (Paul Eberhardt) из 7./JG52 сбил 2 летающие лодки МБР-2 над Чёрным морем, примерно в 70 км к востоку от Констанцы. Ещё две победы были засчитаны 21 июля лейтенанту Адольфу Дикфельду и фельдфебелю Бруно Викерту (Bruno Wickert) из 7./JG52, каждый из которых претендовал на СБ-2.

На следующий день звено Bf.109F-4 из 7./JG52 встретило соединение бомбардировщиков ДБ-3 над Чёрным морем. Один из них был сбит фельдфебелем Францем Шлоссером, одержавшим свою третью победу, но два Messerschmitt’а были поражены особо концентрированным и хорошо нацеленным ответным огнём стрелков. Унтер-офицер Пауль Эберхардт и фельдфебель Франц Шлоссер были вынуждены приводниться. Румынский патрульный катер быстро подобрал обоих пилотов.

26 июля пара Bf.109F из 7./JG52 атаковала два МБР-2, летевших над Чёрным морем примерно в 60 км от Констанцы. Это оказалась ничейная дуэль, хотя унтер-офицер Курт Рацлафф (Kurt Ratzlaff) сбил одну из летающих лодок, другой Bf.109F-4 (W.Nr. 8300), «Белая 14» был поражен огнём стрелков и его пилот фельдфебель Эрих Тепан (Erich Tepan) был убит.

Только 1 августа Группа перебазировалась вглубь СССР, в Белую Церковь, к югу от столицы УССР Киева.


В то же время, в Белоруссии, II./JG52 гауптмана Эриха Войтке, подчиненная штабу JG27, обеспечивала безопасность воздушного пространства над подразделениями Panzergruppe 3, когда те продвигались по Литве и готовились окружить Минск с севера. Группа, действуя из района Сувалок, мало что смогла показать за период с 23 по 25 июня 1941 года. Только фельдфебель Адольф Ридмейр (Adolf Riedmeir) из 4./JG52 одержал 25 июня единственную победу над разведчиком Р-10. Лейтенант Гейнц Кноке отметил следующее:

«Успехи армии превзошли наши самые смелые мечты. Русские не могут остановить наше продвижение. Мы нейтрализуем их арьергардные позиции. Красные Военно-воздушные силы, похоже, не слишком стремятся сопротивляться. Несколько бомбардировщиков Мартина [СБ-2] отважились на налеты на наши тыловые районы, но нанесли лишь незначительный урон. По-видимому, российские летчики плохо обучены. Знание тактики так же плохо, как и примитивны их самолёты».

Утром 26 июня счет II./JG52 резко изменился. Вблизи Варены её пилоты столкнулись с большим соединением бомбардировщиков ДБ-3. Немцы сбили всех их без потерь. Один был сбит командиром 4./JG52 обер-лейтенантом Йоханнесом Штейнхофом (его 1-я победа на восточном фронте). Девятый советский бомбардировщик за день, был сбит несколько часов спустя, в 14:27. Победителем оказался фельдфебель Гейнц Шмидт из 4./JG52.

Два дня спустя, 28 июня, II./JG52 перебазировалась на аэродром в белорусском городе Молодечно, расположенном примерно в 110 км к юго-востоку от Вильнюса. Группе была поставлена задача обеспечить прикрытие воздушного пространства над Panzergruppe 3, которая быстро окружала советские войска в районе Минска. В этот день погиб лейтенант Зигфрид Кантлцер (Siegfried Cantzler) из 6./JG52, на истребителе Bf.109F-2 W.Nr. 12 895 «Желтая 4» он не вернулся из воздушного боя с истребителями в 3 км севернее с. Михайлово (северо-восточнее г. Витебск, Беларусь). Скорее всего рано утром он столкнулся в лобовой атаке с истребителем И-153 лейтенанта Н. М. Дудина из 29-го ИАП и вместе с самолётом упал в районе д. Севастьяново (в районе Витебска) и погиб. Советский летчик спасся на парашюте. К концу июня II./JG52 засчитали ещё две победы.

Начало нового месяца оказалось особенно удачным для командира 4./JG52. 1 июля обер-лейтенант Йоханнес Штейнхофф сбил истребитель И-16, ставшей его 11-й победой.

На следующий день, 2 июля, II./JG52 достигла огромного успеха; в районе Борисова они сбили 19 советских самолётов без каких-либо потерь. На этот раз Штейнхофф добавил себе ещё три победы (с 12-й по 14-ю), в то время как фельдфебель Герхард Глиувитц (Gerhard Gleuwitz) из 6./JG52 совершил самый заметный дебют, одержав свои первые четыре победы за один день.

Группа почти повторила успех на следующий день, 3 июля 1941 года, одержав 17 побед ценой потери одного самолёта. Bf.109F-2 (W.Nr. 8182), «Черная 2» разбился при неудачной аварийной посадке, но его пилот обер-лейтенант Курт Бринк (Kurt Brink), остался невредимым. Так же за эти два дня открыли свои долгожданные счета унтер-офицер Вилли Немитц и лейтенант Герхард Баркхорн, последний в 120-м боевом вылете.

В течение следующих двух дней, 4 и 5 июля, Группа действовала с аэродрома Слобода, расположенного к востоку от Минска. За это время II./JG52 набрала восемь побед, в том числе два ДБ-3 сбитых обер-лейтенантом Штейнхоффом (его 17-я и 18-я победы).

Вечером 5 июля Группа снова перебазировалась, на этот раз создав базу в Лепель-Западный (Lepel-West), примерно в 100 км к юго-западу от Витебска. Там ей было поручено прикрывать танки, двигающиеся по Белоруссии в направлениях на Полоцк и Витебск. В течение следующих двух дней Группа часто сталкивалась с советскими бомбардировщиками, которые стремились замедлить продвижение немцев.

В период с 6 по 12 июля II./JG52 заявила 17 побед. Однако собственные потери составили семь Bf.109F-2 и два пилота. Унтер-офицер Альбрехт Ханика (Albrecht Hanika, 2 победы) из 5./JG52, летающий на Bf.109F-2 (W.Nr.8154), «Черная 5», 8 июля был сбит в воздушном бою, упал и сгорел в районе города Бешенковичи (юго-западнее Витебска), а обер-лейтенант Курт Бринк (Kurt Brink) из штабной эскадрильи II./JG52 11 июля был смертельно ранен осколком бомбы при налёте советских самолётов на аэродром Лепель.

После быстрого продвижения наземных войск вермахта, 12 июля II./JG52 переместилась дальше на восток, в Камары, к юго-западу от Витебска. Отличные погодные условия позволяли Группе совершать ежедневное патрулирование. Во время десятидневного пребывания в Камарах пилоты гауптмана Войтке одержали десять побед и потеряли одного пилота. 13 июля лейтенант Лоренц Хиндель (Lorenz Hindel) из 5./JG52 при взлёте с аэродрома Камары на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 12 763) (8149) врезался в разведчик Focke-Wulf Fw.189, припаркованный на краю посадочной площадки и погиб на месте.

22 июля Группа снова перебазировалась. Её новой базой стало Андреево в пригороде Смоленска.

С ранних часов 23 июля наблюдалась интенсивная воздушная активность советской авиации. II./JG52 одержала пять побед, а к концу июля 1941 года счет Группы вырос ещё на 28. Самым результативным пилотом был обер-лейтенант Йоханнес Штейнхофф с 27 победами на своем счету.

5 августа, в тот самый день, когда были пленены последние соединения трех советских армий, окруженных в Смоленском котле — II./JG52 внезапно получила приказ перебазироваться. Оставив свою базу за пределами Витебска, к северо-западу от «котла», группа (вместе с подразделениями JG27) перелетела на 320 км к северу, в Сольцы, примерно в 30 км западнее озера Ильмень. Здесь, она попала под командование Luftflotte 1, действовавшего на северном участке фронта.


Тем временем, III./JG52 на Украине, действуя под временным контролем JG3, в первую неделю августа записала на свой счет 38 уничтоженных самолётов противника. Из этого числа все, кроме пяти, были истребителями. Коллективное число побед Группы перевалило за отметку в сто побед (веха, пройденная II./JG52 пятью неделями ранее).

Первый вылет с новой базы был произведен 1 августа. Поскольку советские ВВС сосредоточили многие из своих подразделений вокруг Киева, III./JG52 оказалась втянутой в бои с раннего утра 2 августа. В период с 04:30 до 05:50 её пилоты сбили четыре истребителя Поликарпова И-16.

Две из четырёх побед 4 августа стали первыми для ещё одной пары ведущих личностей в истории JG52. Сопровождая в этот день соединение Ju.87 Stuka к юго-востоку от Киева, лейтенант Герман Граф из 9./JG52 сбил И-16 «Рата». Его ведомый, унтер-офицер Леопольд Штейнбатц, пять минут спустя сбил другой истребитель Поликарпова. Герман Граф закончил войну в должности командира JG52, и одним из двух членов эскадры, награжденный Бриллиантами. «Бази» Штайнбатц не переживет войну. Всего же 4 августа было сбито 19 истребителей и 1 СБ-2. По три из них были сбиты обер-лейтенантом Гюнтером Раллем (5-7-я победы) и лейтенантом Адольфом Дикфельдом (4-6-я победы).

5 и 6 августа III./JG52 одержала четыре победы, а в течение последующих двух дней ещё семь.

9 августа, сражаясь с волнами советских бомбардировщиков, Группа одержала десять. Однако успех имел цену: 9 августа обер-фельдфебель Йозеф Фернзебнер (Josef Fernsebner) из 8./JG52, на счету которого числилось 15 (8) побед, погиб в бою. В этот день он на истребителе Bf.109F-4/B (W.Nr. 8286) «Черная 5» в воздушном бою с бомбардировщиками был сбит и упал по одним данным в районе с. Великие Дмитровичи (юго-восточнее Киева), по другим, в 19 км восточнее г. Васильков (юго-западнее Киева).

Успехи начала августа установили закономерность на ближайшие недели, прежде всего, в сражениях вокруг Киева, а затем, начиная с середины месяца, юго-восточнее, вдоль линии нижнего Днепра, между Кременчугом и Каневым. Немецким войскам удалось завоевать несколько плацдармов на этом естественном барьере, который протекал через Киев впадая в Чёрное море. Советские ВВС яростно реагировали, отправляя волны бомбардировщиков и пытаясь ликвидировать эти плацдармы на восточном берегу Днепра, чтобы препятствовать немцам вырваться в открытую степь (сценарий, напоминающий англо-французские атаки годом ранее на переправах через Маас).

В период с 10 по 20 августа группа быстро набрала 31 победу без каких-либо потерь. Ведущие пилоты доказывали свою ценность, каждый одержал по четыре: обер-лейтенант Гюнтер Ралль (его 10-я — 13-я победы) и лейтенант Адольф Дикфельд (7-я — 10-я победы). 11 августа лейтенант Герман Граф сбил свою третью жертву.

С 21 по 26 августа III./JG52 продолжала действовать из Белой Церкви. Патрули в районе Киева и вдоль берегов Днепра принесли ещё шесть побед.

Тем временем, 25 августа 1941 года наземные войска вермахта штурмовали Днепропетровск и захватили мост через Днепр, тем самым создав плацдарм на восточном берегу реки. Соответственно, 27 августа III./JG52 была перебазирована на аэродром Счастливая, возле плацдарма, чтобы защитить жизненно важную переправу от советских авианалетов.

Частые дожди мешали воздушным операциям, тем не менее, 27 августа Группа одержала четыре победы; 30 августа её пилоты сбили ещё шесть самолётов, а затем ещё три 31 августа. Ценой, которую пришлось заплатить, стала потеря унтер-офицера Эриха Шиффлера (Erich Schiffler), который на истребителе Bf.109F-4 (W.Nr. 8340) «Желтая 9» в воздушном бою был сбит, произвел вынужденную посадку в 30 км за линией фронта северо-восточнее Днепропетровска и пропал без вести. Позже он был найден немецкими пехотинцами мертвым возле своего самолёта.

Начало сентября охарактеризовалось необычно ранним началом периода влажной и туманной погоды. Для III./JG52 начало сентября выдалось неудачным. В первый день месяца было сбито семь самолётов противника, но собственные потери включали три самолёта и трех пилотов. Во время штурмовой атаки советского аэродрома в районе ст. Знаменка (30 км северо-восточнее Днепропетровска) столкнулись два самолёта и оба пилота — обер-фельдфебель Франц Шлоссер (Franz Schlosser, 6 побед) из 7./JG52 на Bf.109F-4 (W.Nr. 7012) «Белая 4» и сменивший Баксилу месяцем ранее, командир 7./JG52 обер-лейтенант Ганс-Йорг Циммерманн (Hans-Jorg Zimmermann, 7 побед) на Bf.109F-4 W.Nr. 8274 «Белая 1», погибли на месте. В тот же день Bf.109F-4 (W.Nr. 7050) «Черная 13», обер-фельдфебеля Адольфа Вальтера (Adolf Walter, 5 побед) из 8./JG52 получил боевые повреждения и был вынужден уйти за линию фронта, в районе Кременчуга. Следы Вальтера не были обнаружены. 1 сентября ознаменовался первой победой будущего топ-аса эскадры унтер-офицера Альфреда Гриславски, который сбил советский истребитель в 30 км к северо-востоку от Кременчуга.

2 сентября Группа претендовала на пять советских самолётов.

Тем временем немецкая 17-я армия, которая ранее захватила мост через Днепр, начала окружать Киев с юга. Ответственность III./JG52 состояла в том, чтобы защищать все важные днепровские переправы в Кременчуге, которые притягивали большую часть советских авианалетов. В течение следующих двух дней, 5 и 6 сентября, III./JG52 сбила 12 советских самолётов в этом районе, в том числе 3 сбил унтер-офицер Эдмунд Россманн из 7./JG52 (12-я — 14-я победы). 6 сентября на истребителе Bf.109F-4 (W.Nr. 7023) «Черная 4» был сбит в воздушном бою в 30 км восточнее Кременчуга и погиб фельдфебель Рудольф Брандт (Rudolf Brandt) из 8./JG52.

12 сентября III./JG52 была переброшена вниз по Днепру в Берислав. Отсюда она должна была поддерживать передовые части 11-й армии, которые продвигались через Перекоп в Крым. Но подразделение находилось в Бериславе всего неделю, за которую удалось одержать 9 побед без потерь. После этого, 17 сентября группе приказали вернуться в Белую Церковь, где битва за Киев приближалась к концу. Её второе пребывание в Белой Церкви продлилось менее недели, в ходе которого, за 6 дней, было одержано 7 побед.

23 сентября III./JG52 была переброшена почти на 320 км на восток, в Полтаву, поддерживать продвижение 17-й армии в сторону Харькова. III./JG52 снова оказалась в гуще событий. Утром 16 бомбардировщиков ДБ-3 из 98-го ДБАП совершили налёт на немецкие позиции. Bf.109F-4 из 8./JG52 пошли за ними, сбив два из них. В полдень ещё один ДБ-3 сбил лейтенант Герман Граф (его седьмая победа). Во время последующего рейда ВВС потеряли ещё три самолёта такого типа.

Последующие два дня принесли III./JG52 очередные девять побед.

За время пребывания в Полтаве, которое продолжалось до 23 октября 1941 года, группа одержала 115 побед. Её основными районами действия стали Харьков и сектор фронта, занимаемый 17-й армией. В течение этих четырёх недель деятельность III./JG52 была сосредоточена вокруг этого большого индустриального города и его трех основных советских аэродромов. Подчиняясь непосредственно IV.Fliegerkorps, группа действовала своим обычным образом, сочетая эскортные вылеты и вылеты на «свободную охоту». Индивидуальные и коллективные победы стали расти, а пилоты калибра Графа и Ралля регулярно пополняли свои личные счета. Но новой «восходящей звездой» подразделения стал унтер-офицер Герхард Кёппен из 8./JG52 одержавший 22 победы и который к моменту оставления III./JG52 Полтавы 23 октября, имел уже 31 победу.

В этот период командир Группы майор Блюменсаат 30 сентября сдал командование и отправился на должность в учебную школу, а поскольку его официальная замена ещё не прибыла, III./JG52 находилась под временным командованием командира 9./JG52 гауптмана Франца Хёрнига.

3 октября лейтенант Герман Граф из 9./JG52 одержал свою первую «двойную» победу. В 17:00 он сбил Як-1, а затем через пять минут И-16. Унтер-офицер Альфред Гриславски в тот же день сбил своего второго противника.

Два дня спустя, 5 октября, III./JG52 набрала 14 побед, а «тройные» были заявлены фельдфебелем Эвальдом Дюном (его 10-я — 12-я победы) из 9./JG52 и лейтенантом Альфредом Бурком (5-я — 7-я) из 8./JG52.

14 октября группа одержала 17 побед, включая «двойную» лейтенанта Германна Графа (13-я и 14-я).

На следующий день, 15 октября 1941 года, на III./JG52 пришлось три самолёта советских ВВС; два дня спустя, 17 октября, подразделение одержало ещё 13 побед. Собственные потери немцев составили четыре самолёта и одного пилота — фельдфебель Вернер Стапель (Werner Stapel, 2 победы) из 7./JG52 погиб в своем Bf.109F-4 (W.Nr.7117) «Белая 8» при неудачной аварийной посадке на фюзеляж в 30 км западнее Харькова.

23 октября III./JG52 перебазировалась в Чаплинку у Перекопского перешейка. Поскольку советские ВВС в этом районе имели численное превосходство, III./JG52 пользовалась большим спросом по прикрытию 11-й немецкой армии. В то время группа была оперативно подчинена Stab JG77. Как только Messerschmitt’ы коснулись Чаплинки, они были заправлены топливом и поспешили обратно в воздух. До конца дня III./JG52 заявила десять побед. Фельдфебель Эвальд Дюн (Ewald «Ede» Duhn), который одержал свою 15-ю (или 23-ю) победу в этот день, в 13 часов 40 минут на истребителе Bf.109F-4 (W.Nr. 7042) «Желтая 4» в воздушном бою с бомбардировщиками Пе-2 был сбит в районе г. Ишунь (северо-западнее г. Симферополь) и попал в плен, в котором вероятно погиб. Скорее всего, его противниками были бомбардировщики 40-го БАП Черноморского флота.

Внезапное появление немецких истребителей над Крымом вызвало опустошение среди советских авиационных частей. Истребители Черноморского флота попытались противостоять Мессершмиттам, но, несмотря на их численное, но не качественное преимущество, не смогли завоевать превосходство в воздухе над оспариваемым районом. 24 октября III./JG52 засчитали 18 побед; снова лучшим стрелком дня стал лейтенант Адольф Дикфельд с пятью победами.

На следующий день был отмечен очередной успех III./JG52, при котором ещё 14 советских самолётов были сбиты, в том числе три лейтенантом Дикфельдом (его 21-я — 23-я победы). Обер-лейтенант Дитер Цель (Dieter Zehl, 1 победа) разбил свой Bf.109F-4 (W.Nr.7008), рядом с советской зенитной батареей, в пяти километрах к востоку от деревни Курулу-Кипчак, и пропал без вести.

К концу октября 1941 года группа одержала ещё 20 побед. 1 ноября лейтенант Герман Граф сбил свой 21-й самолёт, что стало последней победой III./JG52, одержанной во время действий с базы Чаплинка над Крымом.

18 побед одержанных III.-й Группой 24 октября, подняло её счет до 341 победы, что позволило ей обогнать ближайшего соперника — II./JG52, чей общий счет составлял 336 побед на эту дату, и это с учётом пропущенного начала операции «Барабаросса». I.-я Группа все ещё только со 148 победами, значительно отставала. Последовавшие ожесточенные бои вокруг Ростова привели к тому, что лидерство III./JG52 резко упрочилось, так как её пилоты подняли общий счет до отметки 500 побед.


В то время как III.-я Группа перемещалась вдоль южного сектора, оказывая поддержку всем трём армиям этой части фронта, II./JG52, в свою очередь, вела гораздо более оседлое существование на севере, вдоль фронта Ленинград — озеро Ильмень. Но отсутствие мобильности не означало отсутствие боев. Пилоты гауптмана Войтке все ещё были впереди по количеству сбитых и продолжали добавлять их к своему растущему списку побед.

5 августа II./JG52 оказалась в Сольцах, примерно в 30 км к западу от озера Ильмень. На аэродроме была хорошая довоенная инфраструктура, в число которой вошли ангары, обширные зоны обслуживания и кирпичные жилые помещения. На этот раз группа должна была поддерживать немецкие армейские подразделения, наступающие на Шлиссельбург и Ленинград. Плохая погода сокращала воздушные операции, и в течение первой недели пребывания на своей новой базе II./JG52 плохо проявила себя, набрав всего две победы, потеряв в то же время шесть самолётов плюс двух пилотов убитыми и ещё двух ранеными. 10 августа не вернулся из воздушного боя с истребителями в 5 км западнее с. Борок (юго-западнее Новгорода) фельдфебель Эрих Хенн (Erich Henn) на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 8175) «Белая 7». 11 августа обер-фельдфебель Георг Майр (Georg Mayr, 2 победы) на Bf.109F-2 (W.Nr. 6721) «Белая 5» во время штурмовки позиций советских войск был сбит огнём с земли, упал в северной части с. Минюши (юго-западнее Новгорода и погиб. Майр был одним из ведомых в Звене, которое ошибочно атаковало базу II./JG53 в Сент-Омере.

Небо прояснилось 14 августа. К 20 числу Группа провела около десятка вылетов, в основном, на «свободную охоту» и сопровождение Stuka, заявив 14 побед. Ещё два пилота из 4./JG52 были потеряны — лейтенант Хельмут Экольдт (Helmut Eckoldt, 6 побед) 14 августа на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 6766) не вернулся из воздушного боя с 4 истребителями И-16 и 8 бомбардировщиками ДБ-3 в районе с. Минюши (юго-западнее Новгорода), а унтер-офицер Ганс Зембилл (Hans Sembill, 1 победа) 19 августа на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 8261) «Белая 11» был сбит в воздушном бою с истребителями в районе станции Чудово (северо-восточнее Новгорода), выпрыгнул с парашютом и попал в плен. Вернулся из плена в 1949 году.

16 августа один из самых узнаваемых в будущем эксперт JG52, лейтенант Вальтер Крупински (Walter Krupinski) из 6./JG52, одержал свою первую победу. В 05:48 он сбил истребитель МиГ-3 в 12 км к северу от Шимска.

Затем, 20 августа 1941 года, группа перебазировалась в Спасскую Полисть, к северу от Новгорода. К тому времени большинство вылетов осуществлялись вдоль берегов Ладожского озера и над южными подступами к Ленинграду. К концу месяца II./JG52 увеличила свой счет на 39 побед, без собственных потерь.

Самыми активными днями стали 25 и 26 августа, каждый из которых принес группе 11 победных заявок. Командир 4./JG52 обер-лейтенант Йоханнес Штейнхофф, снова стал самой выдающейся фигурой в Группе, заявив ещё семь побед и доведя их, в общей сложности, до 35. Этот успех привел к первому награждению в эскадре Рыцарским крестом на Восточном фронте 30 августа.

К концу августа 1941 года температура значительно снизилась, и начали проливаться первые осенние дожди, превращая передовую площадку в Спасской Полисти в трясину. 2 сентября Группа перебазировалась в Любань, в 70 км к югу от Ленинграда, на главную автомагистраль, связывающую этот город с Москвой. Там они должны были сопровождать «Штуки» и горизонтальные бомбардировщики, которые бомбили концентрации советских войск в районе Волхова и Мги.

Поскольку Ленинград являлся одной из главных баз советских ВВС, небо было заполнено советскими самолётами. У II./JG52 были развязаны руки. К 30 сентября они набрали 58 побед, в том числе 10 6-го и 11 11 сентября. «Королем охоты» стал обер-лейтенант Зигфрид Зимш из 4./JG52 с шестью победами (12-я — 17-я). Но были и потери: Пять Bf.109F-2 были списаны и семь повреждены (большинство в связи с авариями по погодной причине), два пилота погибли, а один пропал без вести. Обер-лейтенант Август-Вильгельм Шуман — командир 5./JG52 и ас с 16 победами, погиб 6 сентября, когда в 18:20 его Bf.109F-2 (W.Nr. 9191), «Черная 1» врезался в вершину холма возле деревни Веретье (Veretye). «Коротышка» Шуман только что заявил о своей 16-й победе и препятствовал избиению базы Группы в Любане, когда крыло его самолёта задело наземное препятствие, и он вошел в землю. Его место командира 5./JG52 занял Зигфрид Зимш (кстати, ещё один член «Сент-Омерского звена»). Унтер-офицер Карл Киршбаум (Karl Kirschbaum, 3 победы) из 5./JG52 погиб в воздушном бою в районе Тигода — Сольцы 11 сентября в 9 часов на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 8265) «Черная 10». Перед этим он сбил один МиГ-1 и один ДБ-3. На следующий день, 12 сентября, был сбит Bf.109F-2 (W.Nr. 8191), «Желтая 9», и его пилот, лейтенант Вольфганг Трапп (Wolfgang Trapp), пропал без вести после воздушного боя в районе Ям-Ижора — Пушкин — Анналова.

2 октября 1941 года немцы начали операцию «Тайфун» — решающее наступление на Москву, сосредоточив для этого на центральном секторе Восточного фронта почти 80 дивизий вермахта. В состав сил Люфтваффе вошла и II./JG52, которая перелетела на 500 км южнее, чтобы обосноваться в Стабне под Смоленском. В то время Группа столкнулась с первыми серьезными проблемами с поставками и возмещением потерь. В группе ряд Bf.109 были списаны или повреждены в результате несчастных случаев, связанных с погодой. К этому моменту в её составе числилось 19 Bf.109F-2, из которых только 11 были исправными. Используя большую часть этой скудной силы, пилоты II./JG52 совершали боевые воздушные патрули над своими войсками, зачищая район вокруг города Вязьма.

3 октября 1941 года обер-фельдфебель Герхард Глейвитц (Gerhard Gleuwitz) из 6./JG52 заявил первую победу Группы в новом районе операций; в 12:00 он сбил МиГ-3. К 13 октября II./JG52 заявила 13 побед, в число которых вошли трио обер-лейтенанта Йоханнеса Штейнхоффа (40-я — 42-я) и обер-лейтенанта Карла Хартманна (16-я — 18-я). Собственные потери подразделения составили два самолёта, один пилот погиб — ефрейтор Рольф Шнейдевинд (Rolf Schneidewind) из 4./JG52, который на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 6669) «Белая 8» погиб в воздушном бою с истребителями в районе с. Камянка, севернее Смоленска.

12 октября II./JG52 перебралась на аэродром Дугино, к юго-западу от Вязьмы, где она расположилась рядом с I./JG52. Вскоре после этого Stab JG52 так же перебрался на север, приняв под свой контроль две своих Группы от Штаба JG27, к которому они были временно прикомандированы.

Между тем, 1 октября 1941 года майор Ханнс Трюбенбах оставил командование JG52, приняв на себя управление Jagdfliegerschule 4. Новым командиром эскадры стал майор Вильгельм Лессман, который одержал свою первую победу на востоке, уничтожив 17 октября МиГ-3.

Именно на этом этапе майор Лессманн унаследовал эскадрилью испанских добровольцев — 5.(span.)/JG27 — от покидавшей фронт JG27.

К середине октября 1941 года начало зимы стало слишком очевидным. Аэродром покрылся толстым слоем липкого снега. Ночью температура резко падала. Верный технический персонал, не имеющих подходящих смазочных материалов или оборудования для разогрева двигателей, должен был справляться с незавидной задачей поддержания самолётов в летном состоянии.

16 октября Группа перебралась в Калинин, рядом с передовыми позициями, и чуть более чем в 170 км к северо-западу от Москвы. Будучи довоенной советской авиабазой, Калинин оказался удобным местом для проживания — по крайней мере, по стандартам восточного фронта. Однако он находился в радиусе обстрела тяжелой артиллерии советских войск. 21 октября во время обстрела ефрейтор Клейнер (Kleiner) был смертельно ранен; на следующий день он скончался от ран. Во избежание дальнейших потерь от обстрелов Группа 22 октября отправилась на аэродром Калинин-Южный. Однако скоро стало очевидно, что этот аэродром также являлся излюбленной мишенью советской дальнобойной артиллерии. 30 октября хорошо нацеленный залп уничтожил два Bf.109F-2 и сильно повредил ещё шесть.

Магнитом воздушных операций, проведенных с Калинина, стал город Волоколамск, расположенный в 129 км к западу-северо-западу от Москвы. Помимо типичных вылетов на свободную охоту и сопровождение бомбардировщиков, пилоты Bf.109 были вовлечены в штурмовые атаки на советские оборонительные позиции. К концу октября II./JG52 заявила 19 побед, в том числе 11, одержанных в один день, 18 октября.

В конце октября 1941 года крупные силы советских войск атаковали германский плацдармам на восточном берегу Волги и самом городе Калинин. Были времена, когда наземный персонал II./JG52 должен был вооружиться, чтобы защитить свою базу от вражеских разведгрупп, которые иногда совершали рейды за линией фронта. 31 октября, столкнувшись с такими угрозами, было принято решение вернуться в Старицу, в 65 км к юго-западу от Калинина и на полпути ко Ржеву.

Из-за ужасной погоды с новой базы вылетели всего несколько раз, что тем не менее, не дало каких-либо ощутимых результатов. 4 ноября Группа снова двинулась вперёд, в Рузу на берегу Москвы-реки — всего в 75 км от столицы Советского Союза.

К этому времени главная задача немецких истребителей состояла в том, чтобы прикрыть части вермахта, которые медленно продвигались к окраине Москвы. 6 ноября 4./JG52 сбила три МиГ-3 (два из них Адольф Ридмейр (Adolf Riedmeir) и один лейтенант Вальдемар Земелька). Следующую победу пришлось ждать много времени, из-за сильных дождей, сопровождаемых снегопадом, который продолжался в течение пяти дней. Он прекратился только 12 ноября, когда командир 5./JG52 обер-лейтенант Зигфрид Зимш сбил ещё один МиГ-3.

Наконец, после того, как грязные взлетно-посадочные полосы замерзли, II./JG52 вернулась к работе, заявив 11 побед только 14 ноября. Четыре из них были приписаны обер-лейтенанту Зигфриду Зимшу (19-я — 22-я). На следующий день унтер-офицер Бернхард Вилски (Bernhard Wilsky) пропал; его разбитый самолёт был позже обнаружен вблизи Красногорска.

Несмотря на ухудшающуюся погоду лейтенант Гюнтер Герхардс (Gunther Gerhards) из 5./JG52 одержал две победы 18 ноября. На последующей неделе погода приковала II./JG52 к земле. Наконец, 25 ноября обер-фельдфебель Эрнст Каусиновски (Ernst Quasinowski) из 6./JG52 смог взлететь и сбить Ил-2. К концу ноября Группа одержала ещё 15 побед, без потерь.

Во второй половине дня 30 ноября II./JG52 перебралась в Клин, в 85 км к северо-западу от Москвы. Два дня спустя, 2 декабря 1941 года, состоялись последние крупные поединки над Москвой. Немцы сбили шесть вражеских самолётов, в том числе один сбитый обер-лейтенантом Зигфридом Зимшем (25-я) и два обер-лейтенантом Йоханнесом Штейнхоффом (50-я — 51-я) — без каких-либо потерь. Последний так же стал первым пилотом эскадры, достигшим рубежа в 50 побед.

Последняя победа II./JG52 за 1941 год была одержана 4 декабря, обер-лейтенантом Зигфридом Зимшем, который сбил истребитель Як-1.

На следующий день советские войска начали свое большое контрнаступление, которое отбросило вермахт от Москвы. Неблагоприятные погодные условия практически приковали II./JG52 к земле, а 13 декабря рейд советских бомбардировщиков застал самолёты Группы на земле; семь Bf.109F-2 пылали в огне. К концу дня у II./JG52 было только два истребителя, которые находились в безопасности. Хуже того, войска Красной Армии прорвали немецкие линии и теперь, сметая все на своем пути, быстро продвигались на запад. Когда они подошли к Клину утром 14 декабря, II./JG52 поспешно эвакуировала свою базу, оставив большую часть своего снаряжения и непригодные самолёты. 11 уцелевших Мессершмитта приземлились в Дугино; на следующий день к ним присоединился технический персонал. Средств для восстановления Группы до её прежней операционной силы в полевых условиях не было. Следовательно, было принято решение отвести её обратно в Германию для перевооружения на авиабазе Люфтваффе в Йесау.


21 сентября 1941 года Высшее командование Люфтваффе, наконец, приказало I./JG52 отправиться из Нидерландов на центральный сектор восточного фронта. Командиром этой группы являлся обер-лейтенант Карл-Гейнц Леесманн (с 22 победами на счету). Командирами его эскадрилий соответственно были: 1./JG52 — гауптман Карл Ломмель (Carl Lommel, с двумя победами), 2./JG52 — обер-лейтенант Роберт Гобел (Robert Gobel, с тремя победами) и 3./JG52 обер-лейтенант Гельмут Беннеманн (с 11-ю). За Группой числилось 39 Bf.109F-2.

2 октября I./JG52 перебазировалась на аэродром Понятково недалеко от Рославля, где она была ненадолго придана Штабу JG27, приняв участие в начавшейся операции «Тайфун». До того, как закончился день, обер-фельдфебель Роберт Порц (Robert Portz) из 1./JG52 сбил И-16 — первую победу группы на новом театре и свою личную четвертую. На следующий день были сбиты ещё три самолёта, а 5 октября добавлено ещё пять. В тот же день I./JG52 потеряла свой первый самолёт на востоке. Зенитным огнём был сбит Bf.109F-2 (W.Nr.12740), «Белая 5». Его пилот, лейтенант Карл Вебер (Karl Weber), пропал, но через несколько дней вернулся в свое подразделение.

8 октября 1941 года группа отправилась в Белый. Это перебазирование было осуществлено проблематично, учитывая сложившиеся условия.

10 октября I./JG52 снова сменила аэродром, присоединившись к II./JG52 в Дугино, к северо-западу от Вязьмы. Там Группа попала под операционный контроль Stab JG52. Во время десятидневного пребывания в Дугино пилоты I./JG52 заявили 15 побед. Лучшим бомбардиром стал лейтенант Йоахим Ридель (Joachim Riedel) из 3./JG52 с тремя победами (его первые победы). Однако, 13 октября унтер-офицер Йозеф Майер (Josef Maier) из 1./JG52 на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 5771) «Белая 11» погиб в воздушном бою в районе Калинина.

С 20 октября 1941 года группа была размещена рядом с II./JG52 в Калинине. Через два дня два человека из состава наземного персонала были убиты артиллерией. Неудивительно, что через четыре дня I./JG52 отвели на аэродром Калинин-Южный. Тем не менее там она снова подверглась точечным обстрелам советских тяжелых орудий; 29 октября при обстреле было убито ещё пять членов наземного персонала. Несмотря на потери на земле, в воздухе Группа была успешной, сбив 14 самолётов противника, не имея ни единой потери. Лучшим бомбардиром этого периода был командир Группы, обер-лейтенант Карл-Гейнц Леесманн с четырьмя «победами» (с 25-й по 28-ю).

Во время пребывания в Калинине подразделение было инспектировано командиром VIII. авиационного корпуса, генерал-майором Вольфрамом фрейхерром фон Рихтгофеном.

31 октября I./JG52 перебазировалась в Старицу, а 4 ноября в Рузу. В тот же день группа одержала три победы над советскими истребителями.

На следующий день, 5 ноября, в 08:52, обер-лейтенант Леесманн сбил Як-1. 6 ноября он сбил И-16 одержав свою 30-ю победу. Обер-фельдфебели Карл Мунц и Карл Рутгер сбили по одному советскому истребителю каждый. Тем не менее, во время воздушной схватки обер-лейтенант Леесманн получил серьезное ранение правой руки. Он добрался обратно до Рузы, где выпрыгнул с парашютом. Командование группой временно принял обер-лейтенант Карл Ломмель, которого, в свою очередь, заменил лейтенант Эрих Мишно во главе 1./JG52.

Сплошная непогода минимизировала воздушные операции в течение последующей недели. Когда I./JG52 вернулась в бой, 14 ноября она столкнулась со стойким сопротивлением в воздухе. Хотя у Группы состоялось семь побед, четыре Мессершмитта были сбиты. Лейтенант Гюнтер Мюллер из 2./JG52 на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 8188 (или 8985)) «Белая 4» сбит в воздушном бою с истребителями в 10 км юго-восточнее с. Поварово и пропал без вести. Остальные трое пилотов вернулись в свои подразделения.

В течение последующих 11 дней, из-за начавшейся ранней зимы и связанных с этим трудностями, Группой были заявлены только три победы: по одной одержали обер-лейтенант Гельмут Беннеман (его 17-я), лейтенант Пауль-Генрих Дене (его 3-я) и унтер-офицер Вильгельм Фройверт (его 2-я).

Более интенсивная активность в воздухе была зафиксирована в период с 27 ноября по 2 декабря 1941 года, когда немцы начали свое последнее отчаянное наступление на Москву. Это было удачное время для I./JG52, которая трижды праздновала успех 27 ноября, восемь на следующий день, семь 30 ноября и ещё 5 — 2 декабря. Их собственные потери были ограничены двумя пилотами, пропавшими без вести: 30 ноября унтер-офицер Отто Милбауэр (Otto Milbauer, 2 победы) на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 12756) «Желтая 8» в воздушном бою с истребителями в 10 км юго-восточнее с. Поварово был сбит и погиб и 2 декабря фельдфебель Георг Брей (Georg Brey, 1 победа) на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 12745) «белая 6» в воздушном бою с истребителями в районе с. Рублево был сбит и пропал без вести. Среди последних жертв группы были три тяжело бронированных штурмовика Ил-2, которые оказались тяжелым противником для слабовооруженных Bf.109F-2.

4 декабря обер-фельдфебель Карл Мунц сбил советский истребитель.

На следующий день, 5 декабря, советские войска нанесли свой массивный контрудар. I./JG52, с шестью исправными Bf.109F-2 (из 34, которые она имела по списку), мало что могла сделать. 14 декабря 1941 года, когда аэродром в Рузе собирались захватить наступающие советские войска, Группа вернулась в Дугино. В тот же день I./JG52 несколько раз встречалась с советскими ВВС и заявила восемь побед.

На следующий день ещё четыре «победы» были добавлены на счет Группы, но затем бушующие метели фактически положили конец воздушным операциям на последующую неделю. Только на Рождество Христово, 24 декабря 1941 года, небо прояснилось немного, позволив двум пилотам из I./JG52 одержать по одной победе: фельдфебель Гейнц Анерт (его 15-я) и лейтенант Йоахим Ридель (его 6-я). Потерей стал 24 декабря фельдфебель Герхард Поль (Gerhard Pohl), который на истребителе Bf.109F-2 при взлёте с аэродрома задел землю, разбился и погиб.

Последней победой I./JG52 1941 года, стал бомбардировщик Пе-2, сбитый фельдфебелем Гербертом Хохмейером (Herbert Hohmeyer, его 4-я победа) 29 декабря. Катастрофа произошла в канун Нового года. Во второй половине дня связной самолёт Группы, Fw.58B-2 (W.Nr. 2184), прилетел в Смоленск, чтобы забрать трех пилотов, которые доставили свои Bf.109 для капитального ремонта, и стремились воссоединиться со своими товарищами в Дугино на новогодних торжествах. На обратном пути из-за обледенения плоскостей, самолёт упал и разбился в 3 км юго-восточнее с. Меркушево (юго-западнее г. Калинина). Погибли все находившиеся на борту: три пилота из 1./JG52 — унтер-офицер Бернхард Сержиско (Bernhard Serzisko), лейтенант Зигфрид Микосек (Siegfried Mikosek, 1 победа), фельдфебель Вальтер Кюн (Walter Kuhn, 5 побед), и механик унтер-офицер Йохан Баухубер (Johann Bauhuber).

В течение первых десяти дней января 1942 года четыре победы были засчитаны I./JG52, первой из которых стал СБ-2, сбитый обер-фельдфебелем Гейнцем Анертом 3 января. Обер-фельдфебель Карл Мунц был сбит наземным огнём. Через несколько дней он вернулся в свое подразделение, хотя и без своего Bf.109F-2 (W.Nr. 8419). Ещё три самолёта были потеряны при авариях. 9 января во время взлёта два из них столкнулись: лейтенант Йоахим Ридель (Joachim Riedel, 6 побед) из 3./JG52 на истребителе Bf.109F-1 (W.Nr. 8954) производил посадку на аэродром Дугино, когда в него врезался другой Bf.109F-1 (W.Nr. 5630) унтер-офицера Вильгельма Фройверта и ударом винта по кабине Ридель был убит.

Частые снегопады ограничивали активность I./JG52 в середине января 1942 года. Бои были зарегистрированы 12 и 16 числа, что дало в общей сложности три победы без потерь. С улучшением погоды, 18 января Группа сбила четыре советских самолёта, но потеряла Bf.109F-2 (W.Nr. 9182), и его пилот, обер-фельдфебель Роберт Порц (Robert Portz, 10 побед) из 1./JG52, вылетевший на «свободную охоту» около 15 часов в паре с лейтенантом Леонхарди (Leonhardy), был подбит огнём с земли и при вынужденной посадке в 1 км юго-восточнее Зубцова перевернулся и задохнулся в глубоком снегу.

Два дня спустя, 20 января, обер-фельдфебель Гейнц Анерт и лейтенант Пауль-Генрих Дене заявили по две победы, а лейтенант Отто Шлаух (Otto Schlauch) — одну. Ещё один Messerschmitt Bf.109F-2 был разбит при взлёте.


В конце января 1942 года улучшившаяся погода позволила I./JG52 провести около дюжины вылетов в районе Ржева, в результате чего было одержано 12 побед. Среди пилотов группы было два несчастных случая. Лейтенант Эрнст Гелич (Ernst Gelich, 2 победы) из 3./JG52 21 января 1942 года на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 9547) «Желтая 3» погиб в воздушном бою западнее г. Хлепень (северо-восточнее г. Смоленск). В другом боестолкновении, которое состоялось 25 января, фельдфебель Ганс Стратлинг (Hans Stratling, 3 победы) из 2./JG52 на истребителе Bf.109F-2 (W.Nr. 5745) был обстрелян (вероятно, огнём с земли) и подбит, при вынужденной посадке западнее города Ржев, был тяжело ранен и умер в лазарете Ржева спустя два дня.

В начале февраля I./JG52 передала свои исправные самолёты JG51 и покинула фронт. Её персонал был доставлен на Смоленск-Северный, а затем в Йесау в Восточной Пруссии, для перевооружения на Bf.109F-4.


На южном секторе восточного фронта, III./JG52, со 2 ноября 1941 года была размещена в Таганроге, расположенном на северо-восточном побережье Азовского моря. Оттуда она поддерживала наступление немецкой 1-й танковой армии на Ростов-на-Дону. В течение первых четырёх дней погода препятствовала воздушным операциям. Наконец, 6 ноября две победы были одержаны штабс-фельдфебелем Альфредом Эмбергером (Alfred Emberger, его 15-я победа) и унтер-офицером Генрихом Фульграбе (его 8-я победа). Через два дня III./JG52 сбила семь машин советских ВВС. Группа потеряла Bf.109F-4 (W.Nr. 7183). Его пилот, обер-лейтенант Курт Шаде (Kurt Schade), после нескольких дней вернулся в свое подразделение.

9 ноября 1941 года, несмотря на дождевые шквалы, III./JG52 набрала 20 побед без каких-либо потерь. На следующий день первые снегопады пригвоздили Группу, но 11 ноября, воспользовавшись проблеском хорошей погодой, её пилоты заявили четыре победы.

По мере того как грязные русские дороги сковывались льдом, немецкие танковые подразделения перегруппировались и подготовились к окончательному штурму Ростова-на-Дону. Дата была установлена на 17 ноября. Накануне нападения произошло несколько ожесточенных воздушных схваток. III./JG52 сбила шесть самолётов, но потеряла фельдфебеля Бернхарда Готвальда (Bernhard Gottwald, 4 победы) из 8./JG52. 16 ноября 1941 года в 10 часов 30 минут он на истребителе Bf.109F-4 (W.Nr. 7024) «Черная 5» в воздушном бою с истребителями сбил один И-16, но и сам был сбит в районе с. Аграфеновка (северо-западнее Ростова) и погиб.

В первый день наступления 1-й танковой армии Группа сбила пять самолётов без потерь. Город пал 23 ноября. К тому времени III./JG52 заявила ещё 14 побед. 23 ноября Группа впервые встретилась со штурмовиками Ил-2 и три самолёта этого типа пошли на счета лучших пилотов Группы: Кеппена, Графа и Ралля.

В этот же период Группа была усилена эскадрильей Хорватских добровольцев 15.(kroat.)/JG52.

Зимнее контрнаступление Красной Армии также наблюдалось и на южном секторе восточного фронта, начавшись 25 ноября 1941 года. Первоначально из-за плохой погоды Люфтваффе не смогли поддержать наземные войска вермахта. Это позволило советским войскам прорвать фронт и углубиться на территорию, удерживаемую Германией. Наконец, 27 ноября, III./JG52 вступила в бой, заявив семь машин советских ВВС.

На следующий день, 28 ноября, советские истребители особенно активизировали свою деятельность в попытке защитить бомбардировщики и наступающие войска от атак мессершмиттов. Встреча стала тяжелой для III./JG52, которая заплатила за свои десять побед потерей трех самолётов. Унтер-офицер Отто Штухлер (Otto Stuhler , 3 победы) в 12 часов 50 минут на истребителе Bf.109F-4 (W.Nr. 7029 (8290)) «Черная 7» в воздушном бою с истребителями был сбит и погиб в районе Ростова, а командир 8./JG52 обер-лейтенант Гюнтер Ралль (на тот момент 36 побед), подбитый советскими истребителями, был тяжело ранен при аварийной посадке (травма позвоночника) и выбыл из строя на долгих девять месяцев.

29 ноября воздушное сражение продолжалось, а III./JG52 сбила девять противников без каких-либо потерь. В том числе лейтенант Герман Граф одержал 3 из них (его 28-30-я).

1 декабря немецкие войска были вынуждены отступить от Ростова и занять фронт за рекой Миус. К 5 декабря пилоты III./JG52 одержали 15 побед без собственных потерь.

6 декабря советские войска начали контр-наступление на центральном секторе, однако ситуация под Таганрогом, где размещалась III./JG52 оставалась относительно стабильной. За 4 дня в период с 6 по 9 декабря, пилоты группы одержали около 50 побед без единой собственной потери!

10 декабря Группа была переведена из Таганрога в Харьков, где Группа проведет остаток зимы.

11 декабря III./JG52 одержала семь побед. В течение следующих десяти дней густой туман, порывистые метели и сугробы прекратили любую активность в воздухе.

18 декабря фельдфебель Герхард Кёппен получил первый рыцарский крест в Группе — «за 40 побед», как было указано в наградном листе, хотя к тому времени его фактический счет вырос до 50.

22 декабря, когда погодные условия немного улучшились, Группа сбила четыре машины советских ВВС над Миус-фронттом. Рождественский период был необычайно спокойным. Единственным событием стала победа, одержанная фельдфебелем Леопольдом Штайнбатцем (его 28-я) над И-16, в Рождество.

27 декабря воздушная война на юге вспыхнула снова. Перед полуднем лейтенант Герман Граф сбил два И-16, чтобы записать свои 38-ю и 39-ю победы. Ещё два пошли на счет унтер-офицера Ганса Даммерса (его 9-я) и фельдфебеля Леопольда Штейнбатца (его 29-я). Около 14:25 часов из Таганрога взлетели восемь Bf.109F-4 из 9./JG52. Они поднялись на 3000 метров и направились на юго-запад, пересекая линию фронта. Спустя несколько мгновений эскадрилья И-16 появилась примерно на 1000 метров ниже их. Немцы, скрытые со стороны солнца, перегруппировались и атаковали ничего не подозревающего врага. Лейтенант Граф отправил один «Рату», рухнувшую в огне, одержав свою 40-ю победу. В последовавшем бою фельдфебель Генрих Фюлльграбе сбил ещё 1 И-16, одержав свою 11-ю победу. Когда Мессершмитты поднялись, чтобы восстановить преимущество в высоте и манёвре, были замечены пять бомбардировщиков СБ. Цель оказалась слишком заманчивой, чтобы её можно было упустить, и вскоре два горящих шара врезались в землю оставляя огненные дуги. На этот раз победителями были лейтенант Граф (его 41-я) и фельдфебель Леопольд Штейнбатц (его 31-я). Бой на этом не закончился, через две минуты фельдфебель Штейнбатц сбил Ил-2, в то время как фельдфебель Фюлльграбе записал И-16 (его 11-я победа). К концу дня общее число побед III./JG52 составило 12, без собственных потерь.

До конца 1941 года группа одержала ещё шесть побед без потерь. Всего же в декабре Группа одержала 90 побед без потерь, что сделала её лучшей из Групп, оперирующих на юге.

К этому времени прибыл новый командир. Гауптманн Хубертус фон Бонин был ветераном Легиона «Кондор» (с четырьмя победами в Испании), а до лета 1941 года командовал I./JG54. Под его руководством III./JG52 удерживала лидирующее значение в Luftflotte 4, чтобы в итоге стать самой успешной Jagdgruppe во всех люфтваффе.

В начале 1942 года большая часть Группы базировалась в Харькове, хотя 7./JG52 отправилась в Крым, чтобы присоединиться к III./JG77. К тому времени основная задача III./JG52 состояла в том, чтобы защитить 6-ю армию от воздушных атак противника. Хотя температура воздуха в это время падала ниже 20 градусов мороза, пилотам 9./JG52 в течение первых 10 дней января удалось одержать 13 побед. В то же время 7./JG52 в Крыму одержала 10 побед.

Плохая погода над южным сектором фронта, которая преобладала между 11 и 31 января 1942 года, заставила все три эскадрильи Группы оставаться на земле большую часть времени. Тем не менее, 15 побед были зарегистрированы к концу января. Собственные потери составили одного пилота: 25 января лейтенант Ганс-Петер Регнер (Hans-Peter Regner) из 9./JG52, который вылетел в качестве ведомого лейтенанта Графа, на истребителе Bf.109F-4 (W.Nr. 8379) «Желтая 4» из-за отказа мотора произвел вынужденную посадку в 25 км северо-западнее города Изюм и был взят в плен.

24 января лейтенант Герман Граф за 42 одержанные победы получил первый из 24 (!) Рыцарских крестов 1942 года. В течение последующих девяти месяцев он будет награжден Дубовыми листьями, Мечами и Бриллиантами. Поскольку Группа оказалась единственной из трех не вернувшейся на Родину для отдыха и перевооружения, а также имея на текущий момент в своем составе опытных пилотов, то не удивительно, что все 15 из высших наград, полученных JG52 в первой половине 1942 года, пришлись на членов III.-й Группы.

Погода в первой половине февраля 1942 года немного улучшилась. Между тем, на земле советские войска атаковали, пытаясь освободить Харьков. Советские танки проникали за немецкие оборонительные позиции в ряде мест на 120 км. Группа отозвала 7./JG52 из Крыма. Между 1 и 13 февраля III./JG52 заявила семь побед. Собственные потери составляли два Bf.109F-4 и одного пилота — 13 февраля лейтенант Генрих Фрейтаг (Heinrich «Heinz» Freitag, 2 победы) из 8./JG52 на истребителе Bf.109F-4 (W.Nr. 7034) «Черная 9» при штурмовке был подбит огнём с земли, приземлился в расположении советских войск и попал в плен.

14 февраля состоялось второе награждение в текущем году. После Графа за те же 42 победы был награждён Рыцарским крестом его ведомый фельдфебель Леопольд Штейнбатц.

Наконец, 15 февраля 1942 года небо просветлело. Обе стороны вступили в бой. Большая часть боевых действий в воздухе была сосредоточена в районах вокруг Белгорода и Прохоровки, в секторе 6-й армии. Пилоты 8./JG52 заявили восемь побед, в том числе три — лучшему стрелку эскадрильи, фельдфебелю Герхарду Кёппену (его 63-я — 65-я). Ефрейтор Вольфганг Хюхткер (Wolfgang Huchtker, 1 победа) из Stab III./JG52 на истребителе Bf.109F-4 (W.Nr. 7228) погиб в воздушном бою с истребителями И-16 в 5 км севернее с. Бригадировка (юго-восточнее Харькова).

К концу февраля III./JG52 заявила ещё 62 самолёта противника. 27 февраля фельдфебель Герхард Кёппен, чей индивидуальный счет поднялся до 72 побед, был награждён Дубовыми листьями к его Рыцарскому Кресту. Он стал первым фельдфебелем, получившим эту награду. Собственные потери пока были малозаметны — 22 февраля унтер-офицер Эрнст Асал (Ernst Asal) из 7./JG52 разбил свой Bf.109F-4 (W.Nr. 8335), из-за плохой погоды задев за землю крылом, недалеко от Харькова и погиб.

В начале марта 1942 года советские дивизии, наконец, приостановили наступление, длившееся с конца прошлого года. Последним усилием, для которого были выделены все резервы, стала попытка вернуть Харьков. Атака на город началась 7 марта 1942 года. За первые восемь дней месяца III./JG52 заявила 17 побед. Затем, 9 марта, внезапно наступила оттепель, превратившая аэродром в неиспользуемое болото. Только 15 марта пилоты 9./JG52 смогли выполнить два патруля. Взлетев в 10:54 командир эскадрильи обер-лейтенант Курт Шаде, сбил истребитель Як-1, одержав свою 19-ю победу. А в 16:35 следующий Як-1 занес на свой счет фельдфебель Альфред Гриславски (14-я).

19 марта Рыцарскими крестами были награждены сразу два пилота: лейтенант Адольф Дикфельд и фельдфебель Эдмунд Россман (за 47 и 52 победы соответственно). В течение следующей недели немецкие летчики без каких-либо потерь сбили 33 советских самолёта. В этот период свои следующие 5 побед набрал Курт Шаде, доведя их до 24. Но, как вспоминал, Герман Граф, от перенапряжения тому срочно требовался отпуск. Но Шаде не хотел покидать фронт, пока не одержит 30 побед.

23 марта в 08:35, обер-лейтенант Курт Шаде вылетел на свободную охоту «над линией фронта» и в 09:28 сбил разведчик типа «Пе-2». Несколько часов спустя вместе со своим ведомым штабс-фельдфебелем Фредом Эмбергером (Fred Emberger) он снова отправился на свободную охоту. На этот раз, через несколько минут патрулирования немцы заметили одинокий Су-2, принадлежащий 135-му ББАП. Воздушный стрелок советского бомбардировщика, лейтенант Михаил Лашин прострелил радиатор на самолёте, который пилотировал Эмбергер, заставив того немедленно вернуться на свой аэродром. Обер-лейтенант Шаде продолжил поиски советского бомбардировщика, который привел его к аэродрому 135-го ББАП, где его самолёт был подбит зенитным огнём с земли. Шаде совершил вынужденную посадку в районе аэродрома Короча (северо-восточнее г. Белгород) и был взят в плен. Вернулся из плена он только в декабре 1949 года.

Шаде на посту командира 9./JG52 сменил лейтенант Герман Граф. III./JG52 в период с 23 по 31 марта одержала 42 победы, потеряв кроме Шаде ещё 2-х пилотов из 7./JG52. 30 марта унтер-офицеры Георг Милденбергер (Georg Mildenberger, 4 победы) на истребителе Bf.109F-4 (W.Nr. 7089) «Белый 2» из-за отказа мотора произвел вынужденную посадку в 10 км восточнее ст. Терновая (юго-восточнее Харькова) и был взят в плен, а Гейнц Кене (Heinz Kohne) на истребителе Bf.109F-4 (W.Nr. 7311) «Белая 9» во время перелёта на другой аэродром, вместе с самолётом упал юго-западнее Харькова и пропал без вести.

В начале апреля 1942 года в связи со стабилизацией фронта, активность в воздухе так же ослабла.

5 апреля ещё один Рыцарский крест был присужден III./JG52. На этот раз получателем был унтер-офицер Фридрих Ваховяк, чей счет на тот момент достиг 46 побед.

Примерно в десятке боев, состоявшихся в воздухе между 6 и 8 апреля, пилоты III./JG52 сбили девять вражеских самолётов без потерь. Среди них, 7 апреля была одержана 1000-я победа эскадры. Это достижение было вызвано в немалой степени победами, которые одержала III-я Группа. С начала «Барбароссы», только 9./JG52 было зачислено более 200 побед, при всего лишь восьми потерях.

Но следующая и последняя в этом месяце встреча с противником состоялась только 25 апреля. В тот день лейтенант Герхард Кёппен сбил истребитель И-16, ставший его 73-й победой в воздухе.

28 апреля III./JG52 была снята с фронта под Харьковом (по другим данным с Запорожья) и перебазирована в аэропорт Цюрихталь (Zurichtal) в Крыму. Предполагалось, что эскадра обеспечит прикрытие с воздуха, запланированного на начало мая германского наступления, которое должно было привести к захвату Керченского полуострова и завоеванию Севастополя.

В конце апреля на восточный фронт, после почти трех месяцев проведенных в Германии, вернулась II./JG52, прибыв 29 апреля на аэродром Харьков-Южный. Группой теперь командовал гауптманн Йоханнес Штейнхофф. Предыдущий командир Группы, гауптманн Эрих Войтке, был судим и понижен в должности за то, что «не смог дать ответ» на предупреждение о нападении сил Красной Армии на базу Группы в январе, которое стоило жизни нескольким пилотам и членам технического персонала.


Действуя главным образом над Керчью, на самой восточной оконечности Крыма — районом, отбитым Красной Армией зимой — III.-я Группа сразу обозначила свое присутствие. 30 апреля, в компании с II./JG77, её пилоты заявили о себе, сбив 24 советские машины без потерь. На следующий день, начиная с предрассветной тьмы в 03:30, 9./JG52 совершила не менее шести отдельных вылетов. К концу дня её командир, Герман Граф, добавил на свой счет очередные шесть советских самолётов.

3 мая он добился ещё лучшего результата, сбив семь самолётов и доведя свой счет до 76. Граф быстро догонял лучшего пилота Группы лейтенанта Герхарда Кёппена из 7./JG52, чьи пять побед 2 мая довели его счет до 84. Но судьба решила результат этого соперничества 5 мая, когда лейтенант Кёппен был вынужден приводнится в Азовское море, в 10 км севернее с. Ак-Монай (ныне с. Каменское, Керченский полуостров), после атаки на два Пе-2. Его истребитель Bf.109F-4 (W.Nr. 7303) «Белая 4» был сбит огнём стрелков, а сам он замечен плывшим в сторону берега, и считается, что его подобрал советский корабль. Кёппена больше никто не видел.

Наступление в Крыму началось 8 мая. В этот день II.-я Группа перелетела в Крым, чтобы поддержать наступление 11-й армии на Керчь. В этот же день Герман Граф добавил ещё восемь самолётов в свой растущий список побед, а общий счет эскадры поднялся до 1500.

В этот момент Красная Армия провела амбициозное наступление южнее Харькова. Эта внезапно возникшая угроза привела к тому, что 12 мая в Харьков-Рогань была отправлена III./JG52.

За две недели проведенные в Крыму, 9./JG52 оказалась самой успешной из трех эскадрилий группы, уничтожив 93 советских самолётов без потерь. Она также получила свое, ставшее теперь широко известным имя. Будущий кавалер Рыцарского креста обер-фельдфебель Эрнст Шюсс вернулся из отпуска, привезя портативный проигрыватель. К сожалению, ни одна из записей, которые он привез с собой, не пережила путешествие из Восточной Пруссии. Единственное, что он мог сыграть — это русская запись, найденная на месте, и голос на этой пластинке повторял фразу, которая, в ушах Шюсса, звучала как «Карая, Карая». Вскоре весь Штаффель был знаком с мелодией. Шюсс даже громко напевал её по радио во время полёта. Для «Карая» не потребовалось много времени, чтобы стать официальным радиопозывным 9./JG52.

Огромное сражение вокруг выступа у Изюма, к югу от Харькова, где немецкие войска сначала остановили, а затем разбили советское наступление, продлилось с 17 по 28 мая. Его успешный исход проложил путь для масштабного немецкого наступления на юге — операции «Блау». Но это также имело некоторое значение для истории JG52, поскольку стало одним из немногих в её истории моментов, когда вся эскадра будет совместно действовать с одной и той же базы.

II./JG52 быстро последовала за III.-й Группой. Она вернулась из Крыма, расположившись 15 мая в Артёмовске, большом аэродроме в бассейне Донца, примерно в 200 км к юго-юго-востоку от Харькова. К ней, пять дней спустя, присоединились Штаб эскадры и I.-я Группа (последняя только что вернулась из Германии). Сутки спустя, после этого, III./JG52 завершила сосредоточение, отправившись в Артёмовск из Харькова-Рогани. Для JG52 боевые действия вокруг Харькова могли бы затмить в тени даже недавние крымские успехи III.-й группы.

III./JG52 было засчитано 89 побед в первые два дня действий с Харькова-Рогань (общая сумма которых превысила 1000). Тринадцать из них пришлись на лейтенанта Германа Графа, доведя его счет до 104 побед. Таким образом, он стал первым пилотом JG52, достигшим рубежа в 100 побед, за что был награждён Дубовыми листьями — существенное увеличение по сравнению с 72 победами, за которые Герхард Кёппен был удостоен такой же чести ещё в феврале! Лейтенант Адольф Дикфельд не отставал от Графа, девять побед одержанные 14 мая подняли его счет до 90. Затем беспрецедентные 11 побед за один день — 18 мая — ввели его в клуб «сотенников». Спустя сутки Дикфельд так же получил Дубовые листья.

В тот же день, 19 мая, Герман Граф добавил ещё два советских самолёта к своему предыдущему счету в 104 победы. Таковы капризы системы награждения в то время, однако, эта сбитая пара принесла Графу Мечи! К тому времени, как Граф отправился на церемонию награждения к фюреру спустя два дня, он сбил ещё несколько машин советских ВВС.

Даже недавно прибывшая I.-я Группа принимала активное участие в бою. Несмотря на то, что по числу побед её пилоты сильно отставали, тем не менее, они заявили 13 побед без потерь, за первые три дня пребывания в Артёмовске, а к 26 мая превзошли отметку в 300 собственных побед. В этот же день, командир II./JG52 Иоханнес Штайнхофф одержал свою 60-ю победу.

Несмотря на то, что организованное советское противодействие на земле к югу от Харькова прекратилось к 21 мая, было мало свидетельств о прекращении авиационной активности. 2 июня ведомый Графа, обер-фелдфебель Леопольд Штейнбатц, был награждён Дубовыми Листами за свои 83 победы. Но этот день был полностью омрачен потерей командира эскадры майора Вильгельм Леесманна, чей истребитель Bf.109F-4 (W.Nr. 13 199) был сбит зенитным огнём в районе с. Бригадировка (70 км юго-восточнее Харькова). Это событие не повлияло на объявление на следующий день о том, что JG52 уничтожила свой 2000-й коллективно сбитый вражеский самолёт.

До конца июня произошли две крупные потери. После сбития трех советских машин в скоротечной последовательности около Волчанска 15 июня (ему не хватило всего лишь одного для сотой победы), Леопольд Штайнбатц стал жертвой советского зенитного огня. 23 июня 11-й по результативности пилот истребитель «Бази» Штейнбац был удостоен посмертно Мечей (и повышен в звании до лейтенанта). Он стал первым унтер-офицером во всем вермахте, получившим эту престижную награду. Также 23 июня ещё один обер-фельдфебель из III.-й Группы, Йозеф Цвернеманн, получил Рыцарский крест за 57 побед.

Однако за двое суток до этого, 21 июня, непродолжительный преемник майора Леесмана, оберст-лейтнант Фридрих Бек — ранее командир JG51 — был объявлен пропавшим без вести после обстрела позиций Красной Армии под Купянском к востоку от Харькова. Считается, что он совершил аварийную посадку в тылу советских войск, но с того времени он был объявлен пропавшим без вести. Место Бека во главе эскадры занял другой эксперт — гауптманн (позже майор), носящий Мечи за одержанные 100 побед, Герберт Илефельд, до этого бывший командиром I./JG77.

Сталинград и КавказПравить

28 июня наконец началась операция «Блау». Вдоль фронта, протянувшегося примерно на 800 км от Курска до Азовского моря, восемь немецких армий и армии её союзников по Оси — в общей сложности почти три с половиной миллиона человек — начали наступление, которое должно было расширить территорию Рейха до берегов Волги и обеспечить его кавказской нефтью. Чтобы обеспечить эффективную поддержку этой огромной концентрации наземных сил, 4-й воздушный флот южного сектора должен был бы в четыре раза превышать свой фактический размер. Имея только 150 боеспособных одномоторных истребителей, он оказался особенно перегруженным. И с ростом советских ВВС с каждым днём — как качественно, так колличественно — баланс авиационных сил на восточном фронте неуловимо, но ощутимо менялся.

JG52 поддерживала начальный этап наступления со своих аэродромов к востоку от Харькова. Не было недостатка в противниках. 1 июля — к этому времени «Блау» уже была переименована — ещё четыре пилота эскадры получили Рыцарский крест (за одержанные от 40 до 54 победы каждым). Хотя все в этой четверке были членами II.-й и III.-й Групп, I./JG52 набирала обороты и через неделю достигла отметки в 500 побед.

 
Messerschmitt Bf 109G

10 июля, когда боевые действия были в самом разгаре, — за последние 3 дня истребители 4 воздушного флота сбили 92 советских самолёта и уничтожили ещё 35 на земле — III.-ю Группу майора фон Бонина вернули в Харьков, чтобы начать перевооружение на Bf.109G. Десять дней спустя настала очередь I./JG52 передать оставшиеся «Фридрихи» II.-й Группе и отбыть в Харьков для подобного переовооружения. Пилотам гауптмана Штейнхоффа пришлось продержаться немного дольше, прежде чем они тоже пересядут на «Густавы».

Эскадре повезло, что она не потеряла своего третьего командира менее чем за два месяца, когда 22 июля истребители советских ВВС перехватили майора Илефельда на его Шторьхе. Несмотря на тяжелые ранения, тот пережил атаку.

На следующий день Адольф Гитлер принял роковое решение. Южное наступление больше не развивалось по широкому фронту. Вместо этого он дал указание разделить его силы на две части и направить их против двух совершенно разных целей. В то время как группа армий «А» наступала на юго-восток, на Кавказ, группа армий «В» наносила удар на восток, на Сталинград. Широко различающиеся направления наступлений двух групп армий стали рецептом военной катастрофы.

Это также ознаменовало очередное разделение путей для JG52. Эскадра к этому времени была полностью сосредоточена вокруг Ростова-на-Дону, но теперь II.-я и III.-я Группы должны были сопровождать группу армий «А» на обширной территории Кавказа, в то время как I./JG52 была назначена роль «пожарной команды». Редко когда снова части JG52 будут действовать в такой непосредственной близости друг от друга. Хотя II. и III./JG52 обе действовали на Кавказе, но размеры области, которую необходимо быть покрывать — и так далеко друг от друга располагались острия наступающих армий — что две Группы могли разделять целых 500 км. Даже эскадрильи были вскоре откомандированы, чтобы действовать полуавтономно со своих собственных площадок, прикрывая передовые наземные части.

Например, во второй половине августа, когда II./JG52 поддерживала продвижение 17-й армии к нефтяным скважинам Майкопа, в северо-западных предгорьях Кавказа, III.-я Группа прикрывала продвижение танков 1-й танковой армии на юго-восток, к нефтяным месторождениям на берегу Каспийского моря. Между тем, I./JG52 оказалась прикомандированной к JG51 и базировалась около Ржева, примерно в 170 км к западу от Москвы!

Все четыре Рыцарских креста в этом месяце были вручены 23 августа. Один из них достался обер-лейтнанту Герхарду Баркхорну, командиру 4./JG52, за его 59 побед. Другой был посмертно представлен обер-фельдфебелю из I.-й Группы Гейнцу-Вильгельму Анерту, который погиб в тот же день, когда атаковал группу Пе-2 возле Орла, на центральном секторе.

27 августа немецкие войска захватили город Моздок на берегу реки Терек. Это был последний водный барьер между ними и первым из каспийских нефтяных месторождений на расстоянии менее 120 км вокруг Грозного. Но Терек также представлял самую дальнюю точку, которую войска Гитлера достигли при вторжении в Советский Союз. В течение оставшейся части года Красная Армия будет защищать эту речную линию со стойким упорством, которое полностью померкнет по сравнению с ещё большей битвой, развивающей в 680 км к северу — битвой за Сталинград.

На следующий день после падения Моздока обер-лейтенант Гюнтер Ралль прибыл в Гостановку, передовую взлетно-посадочную площадку III./JG52, рядом с Тереком, чтобы вновь принять командование своей эскадрильей 8./JG52. Прошло ровно девять месяцев с тех пор, как Ралль сломал позвоночник при аварийной посадке. О силе его выздоровления так же, как и об уровне активности в воздухе вдоль Терека говорит то, что Раллю потребовалось менее недели, чтобы увеличить свой предыдущий личный счет с 36 до 65 побед, за что и получил Рыцарский крест 3 сентября.

Ряд других наград были вручены в течение первой недели сентября. Среди них были «Дубовые листья» для гауптмана Йоханнеса Штейнхоффа, который 31 августа одержал свою 100-ю победу. А из двух Рыцарских крестов 4 сентября один был посмертным для лейтенанта Вальдемара Земельки, а другой достался обер-фельдфебелю Эрнсту Шюссу (из штафеля «Карайя») за уничтожение 50 самолётов противника. Также 4 сентября командир штаффеля «Карая» обер-лейтнант Германн Граф стал вторым летчиком-истребителем в истории, добившимся 150 побед, причем этого он достиг спустя всего шесть дней, после того, как подобного результата добился командир JG77 майор Гордон Голлоб.

Фактически, с середины августа 9./JG52 (вместе с 6. эскадрильей) была отделена, чтобы сформировать так называемое Stalingrad-Kommando, которое действовало под контролем JG3, поддерживая 6-ю армию, все ещё неторопливо продвигающуюся через излучину Дона в сторону города, носящего имя Сталина, на берегу Волги. 13 сентября коммандо перебазировалось в Питомник, аэродром всего в 15 км к западу от Сталинграда, который вскоре будет использоваться для снабжения, во время последних смертельных ударов по блокированным в городе немецким войскам.

Но ещё не было никаких признаков тех ужасов, которым Питомник должен был стать свидетелем в середине предстоящей зимы, когда 16 сентября Герман Граф заявил о своей 172 победе, став лучшим пилотом люфтваффе. Этот подвиг был ознаменен множеством фанфар и награждением Бриллиантами к Рыцарскому кресту. В тот же день лейтенант из II.-й группы Гейнц Шмидт, который получил Рыцарский крест 23 августа за 51 победу, получил Дубовые Листья за достижение отметки в 102 победы. «Йоханну» Шмидту потребовалось 14 месяцев, чтобы одержать свои первые 51 победу, и он смог удвоить их за промежуток чуть более трех недель — ещё один признак того, какой интенсивности проходила воздушная война на юге в начале осени 1942 года.

Но был Герман Граф, который затмил все внимание. Замененное в Питомнике I.-й Группой (которая останется в районе Сталинграда до начала ноября), Командо вернулось на фронт у Терека 28 сентября. И именно здесь, четыре дня спустя, гауптманн Герман Граф стал первым летчиком-истребителем в мире, достигшим рубежа в 200 побед. Это принесло ему повышение в звании до майора и немедленный запрет на дальнейшие боевые вылеты. Помимо единственного примера Золотых дубовых листьев с мечами и бриллиантами (врученных только одному человеку — асу «Штук» Гансу-Ульриху Руделю), Бриллианты были самой высокой военной наградой Третьего рейха. За время войны они присуждались только 27 раз, причем ровно треть из этого числа направлялась летчикам-истребителям. Граф стал пятым пилотом, удостоенным такой чести. Но пилоты эскадрильи «Карайя» едва успели отметить этот факт, прежде чем их командир получил запрет на боевые вылеты и отозван в Рейх. Уникальным, однако, было то, что JG52 должна была стать единственной истребительной эскадрой, получившей двух кавалеров Бриллиантов. И хотя никто, конечно, не осознавал этого в то время, второй из них появился в эскадре всего шесть дней спустя после убытия майора Графа. 8 октября четыре лейтенанта из пополнения доложились о прибытии в Штаб эскадры, за пределами Майкопа, получив обычное вступительное напутствие от и. о. командира эскадры майора Дитриха Храбака. После завершения формальностей Храбак назначил всех четверых в III.-ю Группу, в то время базирующуюся на Солдатскую — ещё одну передовую посадочную площадку недалеко от Терека. Здесь командир Группы Хубертус фон Бонин разделили их, отправив одну пару в 9-ю эскадрилью Графа (теперь её возглавлял гауптман Эрнст Эренберг), а другую — в 7-ю, которую возглавлял гауптманн Адальберт Зоммер. Из двух последних один в течение месяца погибнет. Другой — чья стройная, светловолосая фигура и юношеская внешность быстро принесли ему прозвище «Буби» («Сынок») — не просто пережил войну. Он станет самым результативным пилотом-истребителем всех времен.

Но сначала лейтенанта Эриха Хартмана нужно было обучить навыкам боевых вылетов. В III./JG52 (как, впрочем, и практически в любой другой истребительной Группе люфтваффе) звание уступало место опыту во время полётов. Даже командир фон Бонин подчинялся этому неписаному правилу, выступая в роли Качмарека — собственного термина пилотов, обозначавшего ведомого или номера два в паре — более опытному лейтенанту Альфреду Гриславски, одному из четверки награжденных Рыцарским Крестом 1 июля.

Наставником Эриха Хартманна стал ветеран унтер-офицер и лидер звена, фельдфебель Эдмунд Россманн, ещё один обладатель Рыцарского креста, на счету которого было более 80 побед. Именно опыт Россманна и терпеливая опека позволили молодому лейтенанту разработать свою собственную формулу победы в воздухе; увидеть — принять решение — атаковать — скрыться.

Пока Эрих Хартманн изучал свое ремесло под опекой «Пауля» Россмана, более авторитетные пилоты эскадры продолжали пополнять свои списки побед. В октябре было вручено ещё четыре Рыцарских Креста, все за 50 и более побед. А также очередные Дубовые Листья для двух новых пилотов-сотенников. Обер-лейтнант Гюнтер Ралль достиг свою сотню с третьим из трио ЛаГГ-3, сбитых 22 октября, за что и был награждён шестью днями спустя. В последний день месяца обер-фельдфебель «Юпп» Цвернеманн добился 101-й победы.

1 ноября майор Дитрих Грабак официально принял командование JG52 от раненого летом Герберта Илефельда. К этому времени 6-я армия отчаянно сражалась среди руин Сталинграда, когда битва за разрушенный город достигла своего апогея. Но I./JG52 гауптмана Беннемана в Питомнике была избавлена от судьбы, ожидающей сухопутные войска генерала фон Паулюса. 5 ноября Группе было приказано передать оставшиеся «Густавы» JG3 и убыть в Ростов для перевооружения.

Также, на Кавказе, 5 ноября лейтенант Эрих Хартманн одержал свою первую воздушную победу. Он был в составе дежурного звена, возглавляемого адъютантом III.-й Группы, лейтенантом Рудольфом Трепте (Rudolf Trepte), которое поспешно взлетело, чтобы встретить налёт 18 штурмовиков, сопровождаемых примерно дюжиной истребителей ЛаГГ-3 — четверо против тридцати!

Пытаясь вспомнить все, что ему вбивали за последние недели, Хартман круто спикировал на один из темно-зелёных штурмовиков. Но при его первой атаке пули и даже пушечные снаряды — безвредно отскакивали от бронированной поверхности советской машины. Второе пикирование привело его почти до уровня земли, ниже и позади строя самолётов Ильюшина. Используя свою избыточную скорость, он сделал горку, приблизившись примерно на 60 м, прежде чем открыть огонь. На этот раз он был вознагражден языком пламени, вырывающимся из его жертвы. Забыв все советы Россмана в самый разгар боя, Хартманн последовал за пораженным штурмовиком в небольшом планировании. Это чуть не погубило его. Большой кусок металла отломился от крыла Ильюшина и врезался в его собственную машину. С дымом, заполняющим его кабину, Хартманн боролся со своим «Густавом» в падении, совершив захватывающую аварийную посадку. Всего в 1,5 км от него его первая жертва врезалась в землю и взорвалось. Прошло почти три месяца, прежде чем он заявил свою вторую победу. И за это время ситуация на восточном фронте кардинально изменилась.

9 ноября II.-я Группа гауптмана Штайнхоффа вернулась из кратковременного развертывания на фронте Терека, чтобы присоединиться к штабу эскадры в Майкопе. Её задача состояла в том, чтобы прикрыть нефтяные скважины в этом районе, которые немецкие инженеры все ещё пытались реанимировать, после повреждений нанесенных отступающими русскими в августе. Именно на этом этапе третья эскадрилья иностранных добровольцев из Словакии — 13.(slow)/JG52, прибывшая на восточный фронт для службы в составе JG52, была придана II.-й Группе.

19 ноября Красная Армия начала массированное контрнаступление по обе стороны от Сталинграда, которые быстро поставили под угрозу окружения всю 6-ю армию в городе. II./JG52 была быстро перемещена на Дон, юго-западнее Сталинграда, где 4-я румынская армия подвергалась сильному давлению со стороны наступающих советских войск. Но было уже слишком поздно. 6-я армия оказалась в ловушке и находилась под угрозой медленного уничтожения, если только фюрер не разрешит прорыв, что он категорически отказался сделать.

II.-я Группа останется на юго-западном участке Сталинградского фронта до конца года. И, несмотря на быстро ухудшающуюся ситуацию на всех секторах, эскадра продолжала наносить урон советским военно-воздушным силам. Одержав ошеломительные 2000 побед за предыдущие шесть месяцев, JG52 заявила на свой счет 4000-й вражеский самолёт, уничтоженный 10 декабря.

Двое суток спустя, 4-я танковая армия предприняла попытку создать коридор, ведущий к осажденным захватчикам Сталинграда с юго-запада. II./JG52 перебросили на аэродром в пределах 150 км от города в поддержку этого наступления, но это было безрезультатно. Три танковые дивизии, возглавлявшие силы наступавших, не могли разорвать сплошное кольцо, окружающее 6-ю армию.

19 декабря к юго-западу от Сталинграда обер-лейтенант Герхард Баркхорн, командир 4./JG52, заявил о своей 100-й победе. Однако на этом этапе сто побед больше не гарантировали автоматическое получение Дубовых листьев и Баркхорну пришлось ждать ещё три недели и прибавить к своему счету ещё 20 побед, прежде чем он получил эту награду. Командир III./JG52 майор фон Бонин в Майкопе, стал последним в эскадре, кто получил награду в уходящем году — Рыцарский крест 21 декабря, за 51 победу.

После того, как 24 декабря наступление танковой армии затормозилось всего в 48 км от Сталинградского котла, судьба 6-й армии была решена. Южное крыло советского контр-наступления начало продвигаться вдоль Дона в сторону Ростова. Теперь надвигалась катастрофа, даже более большая, чем Сталинградская. Если русские смогут дойти до Азовского моря, вся группа армий «А» на Кавказе окажется отрезана.

Пилоты II./JG52 Иоханнеса Штейнхоффа 27 декабря наконец-то эвакуировали свою базу в Котельниковском, к юго-западу от Сталинграда, когда советские танки оказались на расстоянии менее четырёх километров от неё. После ночи обстрела наземный персонал отправился в дорогу при первых лучах света на следующее утро. При температуре −30 градусов они отправились в 240-километровое путешествие в Сальск, город на Кубани, к востоку-юго-востоку от Ростова. Здесь к ним присоединилась III.-я Группа, которая также была вынуждена покинуть свою передовую посадочную площадку в Солдатской, на Тереке. Вся группа армий «А» теперь в спешке отступала, чтобы избежать охвата наступления русских на запад. Терек стал самой дальней точкой вторжения Гитлера в Советский Союз.

Восточный фронт — отступлениеПравить

Летнее наступление 1942 года на юге провалилось на обоих направлениях. Сталинград не пал, а кавказские нефтяные скважины не были захвачены. Теперь настала очередь Красной Армии взять в свои руки инициативу. Это было начало конца для Германии и её восточных сателлитов. Начавшееся отступление привело немецкие войска к сердцу страны — Берлину.

Для JG52 это означало оставление Кавказа и Крыма, возврат обратно через Украину в Румынию — её главный плацдарм перед началом Барбароссы — и отступление далее, в Чехословакию, Австрию и, наконец, в саму Германию. По иронии судьбы, именно во время этой последней, чреватой главы в истории эскадры, хотя и находясь почти постоянно в обороне, её пилоты достигли своих самых больших колличественных успехов. Перед окончательной капитуляцией, они смогли добавить ещё более 6000 уничтоженных самолётов к уже заявленным ранее 4000.

Первым приоритетом в наступившем 1943 году был вывод группу армий «А» с Кавказа. 1-я танковая армия на восточном фланге оказалась в наибольшей опасности быть отрезанной, и II./ и III./JG52 поэтому были перебазированы в Ростов. Здесь, за исключением нескольких кратковременных передислокаций, они останутся более чем на месяц, прикрывая подразделения армии, пока те отступили на север и переправились через Дон с обеих сторон города, для пристанища (временного) на Украине.

Тем временем 17-я армия организовала свое отступление вдоль побережья Чёрного моря на Таманский полуостров. Все ещё затаив надежды на возобновление наступления, для захвата неуловимых каспийских нефтяных месторождений, Гитлер приказал армии оборонять этот плацдарм любой ценой. Так будет продолжаться до тех пор, пока осенью армия не будет вынуждена отступить через Керченский пролив в Крым. Медленно сжимающийся таманский плацдарм должен был стать ареной многих побед JG52 в последующие месяцы. Например, 27 января над Армавиром лейтенант Эрих Хартманн одержал свою вторую победу (МиГ-3) и начал свое восхождение к славе.

Но именно «пожарная бригада» — I.-я Группа на харьковском фронте получила первые два Рыцарских креста нового года. Оба были вручены 5 января членам 2./JG52 — командиру эскадрильи Йоханнесу Визе и фельдфебелю Вильгельму Фройверту за 51 и 56 побед соответственно. Шесть дней спустя обер-лейтнант Герхард Баркхорн, командир 4./JG52 наконец получил свои Дубовые Листья (за 120 побед).

Во второй половине января 1943 года I./JG52 была почти дважды захвачена. В первый раз наземный персонал смог покинуть Россошь на грузовиках, в то время как зенитная оборона аэродрома сдерживала танки и пехоту Красной Армии. Через четыре дня к ним подобрались ещё ближе, когда советская кавалерия внезапно появилась из леса, окружая их новую базу в Урасово.

В течение четырёх дней окруженная Группа держалась против растущих в численности советских войск, подкрепленных тяжелыми миномётами. Затем гауптман Беннеманн приказал своим пилотам взлететь, взяв каждому своего главного механика, посаженным в заднюю часть фюзеляжа своего «Густава». При наличии только одного транспортного Ju.52/3m оставшиеся техники должны были быть потеряны. Но снова их зенитчики пришли на помощь, оставаясь на своих постах, в то время как наземный персонал убегал пешком. После трехдневного марша по глубокому снегу при температуре −25 градусов истощенная колонна достигла ближайшего армейского подразделения, которое к тому времени находилось на расстоянии почти 120 км.

К началу февраля пилоты и наземные персонал I.-й Группы воссоединился на аэродроме Харьков-северный. Но, в связи с усиливающимся советским давлением, сам город Харьков был оставлен Ваффен-СС (строго по приказу фюрера) 16 февраля, но его вновь смогли отбить спустя ровно месяц. Действуя с аэродромов в пределах треугольника Харьков — Белгород — Полтава, I./JG52 будет активно задействована в этом районе до середины мая.

КубаньПравить

Тем временем остальная часть эскадры поддерживала упорную оборону 17-й армии на Кубанском плацдарме. 15 февраля Штаб комндира эскадры Храбака разместился на одной из передовых площадок, сгруппированных вокруг Керчи, на самой восточной оконечности Крымского полуострова. К нему на следующий день присоединилась II.-я Группа.

Одна из первоначальных задач II./JG52 состояла в том, чтобы установить постоянное патрулирование (обычно в составе звена) над Керченским проливом, где небольшие военно-морские силы перемещались сквозь дрейфующий лед, доставляя грузы на Кубань и эвакуируя раненых 17-й армии. Группа выделяя в среднем менее двух десятков исправных машин, продолжала пополнять свой список побед, но ей все труднее становилось защищать сухопутные войска от почти постоянных атак вездесущих группировок советских штурмовиков.

11 марта обер-фельдфебель Вилли «Альтфатер» — «Старый отец» Немитц, который недавно принял командование 6-й эскадрильей (несмотря на его унтер-офицерское звание), был награждён Рыцарским крестом за 54 победы. Три дня спустя ещё один Рыцарский Крест, на этот раз посмертно, отправился к его непосредственному предшественнику обер-лейтнанту Густаву Денку, чей Bf.109G взорвался в воздухе после прямого попадания, во время обстрела Кубани в прошлом месяце. Вилли Немитц сам погибнет в бою с советскими истребителями в том же районе 11 апреля. Его посмертной наградой стало повышение в звании до лейтенанта.

На второй неделе марта, после весенней оттепели, талые заболоченные места на Кубани начали высыхать. 13 марта II.-я Группа совершила короткий перелёт через Керченский пролив, в Анапу, на Таманском полуострове. Её место в Керчи IV было кратковременно занято III./JG52, прежде чем та 1 апреля переместилась в Тамань, на восточном побережье пролива. Штаб эскадры присоединился к III.-й Группе в Тамани спустя девять дней. 16 мая I./JG52 также прилетела в Анапу из Харькова-Южный и, в течение следующих шести недель, до начала июля, JG52 сконцентрировала все свои усилия на поддержке атакованной 17-й армии.

24 марта долго служивший в Группе майор Йоханнес Штейнхофф объявил, что прощается с II./JG52. Одержав свою 150-ю победу во время недавнего пребывания группы в районе Харькова, «Маки» Штейнхофф теперь отправлялся принять командование JG77 в Средиземноморье. Его заменой во главе II./JG52 стал гауптман Гельмут Кюле.

Время, проведенное эскадрой на Кубанском плацдарме, привело к тому, что её увеличивающаяся численность побед была смазана растущим числом потерь. В это время, над Кубанью развернулось маcштабное воздушное сражение, приведшее к большим потерям с обеих сторон. 20 апреля один из 56 вражеских самолётов, заявленных над черноморским портом Новороссийск, принес JG52 5000-ю победу в войне. На личном уровне последний день месяца принес Эриху Хартману его первый дубль. Номерами 10 и 11 стала пара ЛаГГ-3, сбитых под Таманью.

Но растущий список жертв, особенно среди опытных лидеров формирования, начал вызывать беспокойство. 8 мая лейтенант Гельмут Хаберда, командир 5./JG52, погиб в воздушном бою. Двое суток спустя погиб ещё один командир эскадрильи 9./JG52 — гауптман Эрнст Эренберг, принявший под командование «Карайю» у Германа Графа. В тот же день, 10 мая, был тяжело ранен командир I./JG52 майор Гельмут Беннеманн, оставивший командование Группой.

И так продолжалось. Преемник Вилли Немитца во главе 6./JG52, обер-лейтнант Карл Ритценбергер, прокомандовал чуть более месяца. Он был сбит Яком над Новороссийском 24 мая. Обладатель Рыцарского Креста обер-лейтнант Рудольф Митиг, командир 3./JG52, погиб в результате крушения, после того, как он одержал свою 101-ю победу, столкнувшись с только что сбитым самолётом 10 июня. Всего с апреля по июнь потери эскадры составили 23 погибших или пропавших без вести, плюс 14 раненых.

КурскПравить

В начале июля Штаб, I./ и III./JG52 были переведены с Кубани на Украину. Причиной перебазирования стало предстоящее начало запланированного на третий год подряд генерального наступления Гитлера на восточном фронте. Но операция «Цитадель» не стала столь же грандиозным наступлением в духе «Барбароссы» или «Блау» в предыдущие два года. Она охватывала чуть более 200 км фронта с севера на юг и её цели не были столь грандиозными. Намерение состояло в том, чтобы устранить выступ, возникший к западу от Курска (отбитый Красной Армией в феврале), и уничтожить советские силы, сосредоточенные внутри его периметра.

Хотя «Цитадель» была ограничена в масштабе, огромное наращивание танковых сил с обеих сторон привело к превращению её в одно из крупнейших танковых сражений в военной истории. Таким образом, доминирующую авиационную роль в битве под Курском сыграли специализированные подразделения штурмовой авиации люфтваффе. Основной задачей восьми истребительных групп, вовлеченных в «Цитадель», состояла в том, чтобы защитить собственные танковые дивизии от смертоносных атак Ил-2.

5 июля, в день начала наступления, истребители люфтваффе заявили об уничтожении не менее 432 самолётов противника. По количеству сбитых машин это был величайший день воздушных сражений за всю войну. Вклад JG52 в это число возглавил гауптман Йоханнес Визе, исполняющий обязанности командира I.-й Группы, который добавил дюжину побед к своему личному счету. Обер-лейтенант Вальтер Крупински из 7./JG52 занял второе место, его 11 побед привели к тому, что его собственный счет достиг 90, и помог его эскадрильи достичь коллективного счета в 750 побед.

Двое суток спустя, победа обер-лейтенанта Пауля-Генриха Дене из эскадрильи 2./JG52 была отмечена дважды — она стала 800-й победой I./JG52, а общее количество побед эскадры достигло 6000. 7 июля имело некоторое значение и для «Буби» Хартманна. Мало того, что это был его самый успешный день на тот момент — четыре Ла-5 и три сбитых Штурмовика — он также стал его первым днём в качестве командира. 21-летний Хартманн, заменил своего раненого близкого друга и наставника Вальтера Крупински, вступив в должность исполняющего обязанности командира 7./JG52.

Несмотря на продолжающиеся успехи в воздухе, ситуация на земле выглядела не очень хорошо. Немецкие войска, атаковавшие с севера и с юга, не смогли замкнуть кольцо окружения на Курском выступе. Хуже того, 11 июля Красная Армия предприняла мощное контрнаступление в направлении Орла отсекая восемь дивизий северной группы наступающих сил нападения, угрожая окружить их. Обеспокоенный этим шагом и вынужденный перебросить часть своих наземных частей с восточного фронта в новую опасную зону в Средиземноморье, где 10 июля англо-американские силы высадились на Сицилии, Гитлер 13 июля приказал остановить «Цитадель». Последнее большое наступление фюрера на востоке провалилась. Для Красной Армии впереди предстояла дорога на Берлин.

Сразу после Курска, III.-ю Группу отправили в Орел, чтобы помочь нейтрализовать советскую активность в этом района, а I./JG52 отправили в Полтаву. Когда советская армия начала серию наступлений вдоль растянутого южного сектора, это были лишь первые из более чем десятка перемещений, которые каждая группа вынуждена была совершить в течение последующих двух месяцев.

Хотя JG52 понесла ещё 29 потерь в июле — более трети от её нынешней оперативной численности — индивидуальные счета пилотов продолжали расти. 25 июля лейтенант Петер «Бонифац» Дюттман из 5./JG52 одержал 500-ю победу эскадрильи, за что был награждён огромным венком из подсолнухов. 2 августа командир эскадры Храбак одержал свою сотую победу. На следующий день последний из четырёх советских истребителей довел счет Эриха Хартманна до 50. Через две недели эта цифра почти удвоится, до 90. Но 90 победа — вторая из пары Ил-2, сбитых ранним утром 20 августа — чуть не изменила ход истории авиации. Почти как и во время своей первой победы, обломки обреченного Штурмовика, который пылал от носа до хвоста, врезались в нижнюю часть истребителя Хартмана, когда он резко поднялся над Илом. Опять же, его кабина быстро наполнилась дымом и у него не было другого выбора, кроме как приземлиться как можно быстрее. Но на этот раз он оказался в тылу врага и попал в плен. Только симулируя ранение, Хартманн сумел сбежать от своих конвоиров и вернуться на следующий день пешком. Недогляд двух советских конвоиров должен был стоить советским ВВС ещё 255 сбитых самолётов.

Левобережная УкраинаПравить

Ко второй половине августа советское наступление на Украине неуклонно возрастало. На севере Харьков был окончательно освобожден 23 августа. Через шесть дней на юге был освобожден Таганрог, и Красная Армия начала наступление вдоль берега Азовского моря. Между ними (и по времени, и по месту) был короткий момент, когда все три Группы — II./JG52 была недавно выведена с Кубани после почти пяти месяцев поддерживая 17-ю армию — разделили большое поле восточнее Сталино. Но слишком скоро каждая из них пошла своим путём.

 
Гюнтер Ралль (второй слева) с товарищами, после 200-й одержанной победы. Справа от него Вальтер Крупински

29 августа гауптман Гюнтер Ралль, принявший командование III.-й Группой во второй день проведения «Цитадели», стал третьим пилотом достигшим рубежа в 200 побед (награждение Мечами последует 12 сентября). В то же самое время под Харьковом пропал лейтенант Бертольд Кортс. Кортс возглавлял эскадрилью «Карая» со времени потери Эрнста Эренберга в мае. Его общее число составляло 113 побед, когда в Макеевке было получено уведомление о награждении его Рыцарским крестом — в тот же день, когда он исчез. На смену Кортсу в качестве командира 9./JG52 пришел лейтенант Эрих Хартманн, который должен был стать самым известным из всех её пилотов.

Два других изменения в командовании произошли в первую неделю сентября. Гауптман Герхард Бархорн вступил в командование II./JG52 вместо уходящего Гельмута Кюле. А когда 5 сентября обер-лейтенант Гейнц «Йонни» Шмидт не вернулся из боевого вылета (наиболее вероятно, что он был сбит по ошибке венгерским истребителем), его во главе 6./JG52 заменил лейтенант Гельмут Липферт.

К этому времени немецкое отступление из Донбасса шло полным ходом. Пилоты JG52 не сожалели об оставлении сырых взлетных посадочных площадок в этом районе, поверхность которых была покрыта грязью от дождей начала осени. Но им не пришлось долго пользоваться преимуществами мощёных взлетно-посадочных полос аэродромов, расположенных далее в тылу, вокруг Полтавы и Киева, прежде чем снова оказаться в передвижении.

Наконец фюрер согласился, чтобы 17-я армия отказалась от своей последней опоры на Кубани. В ночь на 15 сентября первый из почти четверти миллиона солдат, собравшихся на Таманском полуострове, начал переправу через Керченский пролив в Крым. На следующий день, I./JG52 гауптмана Йоханнеса Визе прилетела на аэродром Тамани, чтобы прикрыть их отход.

Эвакуация продлится до 9 октября, и в течение большей части этого времени (сначала из Тамани, а позднее, усиленная 6-й эскадрильей — из Керчи IV, на крымской стороне пролива) I./JG52 продолжала оказывать поддержку. В дополнение к защите сухопутных войск и эвакуационных судов от авиационных атак, она также обеспечивала постоянное прикрытие истребителями уязвимых Маусисов (минных тральщиков на базе самолёта Ju.52/3ms), изо всех сил пытающихся протралить пролив шириной в пять километров от советских мин. К тому моменту, когда кампания на Кубани окончательно завершилась, по немецким подсчётам, ВВС Красной армии потеряли свыше 2250 самолётов.

Между тем наступление советских войск на северной Украине набирало силу. Немецкие войска отступали на Днепр, оставляя за собой следы выжженной земли. 23 сентября, через три дня после того, как Эрих Хартманн отметил свою сотую победу, Красная Армия освободила Полтаву. Вскоре будет освобожден и Киев, и переправившись через Днепр у Красной Армии не будет серьезных препятствий до польской границы.

Но именно на юге, в степи между низовьями Днепра и Азовского моря, немцам грозила более непосредственная опасность. Здесь советские войска ускоренно продвигались к Перекопскому перешейку, стремясь разорвать все сухопутные связи с Крымом. Этого они добились 30 октября. Для 17-й армии, недавно сбежавшей с Кубани, это оказалось очередной блокадой. Верховное командование вермахта немедленно начало составлять планы эвакуации морем всех сил из Крыма. Но у Гитлера были противоположные планы. Разум фюрера все ещё был сосредоточен на нефти — хотя уже не кавказской, а румынской. Если Крым будет оставлен, он предоставит множество аэродромов, с которых Красные ВВС смогут начать бомбардировки жизненно важных румынских месторождениях, которые окружали Плоешти. И поэтому был отдан приказ. Как и Кубань до этого, Крым должен был «держаться любой ценой». Несмотря на то, что у JG52 было менее половины от штатного состава, она собиралась возобновить свое давнее взаимодействие с 17-й армией.

Отправив III.-ю Группу на Днепр, где Эрих Хартманн был награждён Рыцарским крестом — за 148 побед — 29 октября, Штаб, I./ и II./JG52 оставались в осажденном Крыму до конца месяца. Хотя давление на Крым было сильным, возобновившееся наступление Красной армии к западу от Днепра, угрожало разделить группу армий «Юг» на две части, приводящее к ещё большей катастрофе. Следствием этого стало то, что «пожарная бригада» I./JG52 гауптмана Визе была 20 ноября срочно отправлена на север, чтобы присоединиться к III./JG52 майора Гюнтера Ралля в Кировоградской области. А с отзывом Штаба эскадры в Николаев тремя днями ранее, только II.-я Группа теперь осталась для поддержки 17-й армии. Таким оставалось расположение JG52 к концу года. Но помогая укрепить рушившийся фронт на Украине между реками Днепр и Буг или участвуя в обороне Крыма, летчики эскадры все ещё заставляли своего противника дорого оплачивать каждый метр освобожденной территории.

 
Встреча Гюнтера Ралля после одержанной им 250-й победы

29 ноября командир эскадры оберст-лейтенант Дитрих Храбак был награждён Дубовыми листьями за 118 побед. Но уже сложилось «топ-трио» JG52 в составе Ралль, Баркхорн и Хартманн, которое теперь явно выделялось из общих рядов и будет доминировать в этой части истории соединения. 28 ноября майор Гюнтер Ралль стал всего лишь вторым летчиком-истребителем люфтваффе, достигшим планки в 250 побед. Двое суток спустя гауптманн Герхард Баркхорн стал пятым в достижении рубежа в двести побед. Вскоре после двух ветеранов, 13 декабря, и обер-лейтенант Эрих Хартманн одержал свою 150-ю победу.

По общему количеству побед JG52 стала первой истребительной эскадрой, которая заявила 8000 вражеских самолётов, «юбилейным» стал Ил-2 сбитый 4 декабря. Ровно четырьмя месяцами ранее ещё один, казалось бы, вездесущий Штурмовик завершил операционную карьеру фаненюнкер-фельдфебеля Вернера Кваста из 4./JG52. Подбитый своим противником над удерживаемым советскими войсками Черноморским побережьем, «Квакс» Кваст выпрыгнул с парашютом и попал в плен. Он получил последний из восьми Рыцарских крестов 1943 года, который был вручен ему заочно 31 декабря.

События первой недели 1944 года не сулили ничего хорошего в будущем. Очередное наступление советских войск к западу от Днепра было направлено на то, чтобы вбить клин между группами армий Юг и Центр. Важный город Житомир, расположенный в 120 км к западу от Киева, был освобожден 1 января. Через восемь дней Красная Армия вступила в Кировоград.

Базируясь на аэродром со странным названием Малая Виска (неизбежно переиначенная в войсках в «Малайя-Виски» — «малайское виски»), которая находилась всего в 40 км к западу-северо-западу от Кировограда, I./ и III./JG52 были ближе всего к центру событий. Перед рассветом 9 января советские танки при поддержке пехоты проникли на аэродром. В ходе последовавшей перестрелки наземные подразделения обеих групп понесли потери, и было уничтожено много оборудования, включая сигнальный центр оперативного штаба.

Группа штурмовых атак II./SG2 на Fw.190, которые остались невредимыми на дальней стороне большого аэродрома, поднялась в воздух и — с помощью собственной зенитной обороны базы — сумела дать отпор атакующим. Дневной свет показал степень разрушения. Район базирования III./JG52 пострадал сильнее всего. Группа майора Ралля, потерявшая в бою только две машины за последние два месяца, сообщила, что семь «Густавов» и связной Klemm Kl 35 подразделения были серьезно повреждены. Большинство из них протаранили советские танки.

Запутанный характер наземных боев на Украине в течение следующих двух месяцев был отражен во многих сложных перемещениях, совершенных I./ и III./JG52, когда отдельные эскадрильи, и даже отдельные звенья, были заняты решением множества локальных задач. И опять-таки, Красная Армия не была единственным врагом, с которым пришлось бороться. Поскольку зима 1943—1944 годов не была слишком суровой на юге, оттепели ранней весны создали серьезные проблемы. Застревание в грязи топливозаправщиков привело к тому, что топливные бочки ёмкостью 200 литров приходилось загружать на гужевые повозки и подвозить к машинам для заправки вручную. А клейкая грязевая пыль поднималась взлетающими самолётами, засоряя радиаторы и быстро вызывая перегрев двигателей. Многие вылеты были прерваны, поскольку пилоты повернули назад с указателями температуры на красном пределе, с двигателями, которые могли полностью заглохнуть. Февраль увенчался парой Рыцарских Крестов. Один отправился к лейтенанту Гансу «Дакелю» Вальдману за 84 победы, а другой — к обер-фельдфебелю Виктору Петерманну за 60. Оба впоследствии пересели на самолёт Me.262 и присоединились к JG7, последний, несмотря на то, что потерял левую руку из-за ранения от зенитного огня и выполнял свои последние боевые вылеты на восточном фронте — за это время он одержал ещё четыре победы — летая с протезом.

Месяц также ознаменовал дальнейший рост побед Герхарда Баркхорна и Эриха Хартманна. 13 февраля командир II./JG52 стал третьим пилотом, добившимся 250 побед. Спустя две недели десять побед за один день под Кировоградом довели счет «Буби» Хартманна до 202. Эта пара пилотов была удостоена двух из четырёх наград, выданных JG52 2 марта. Гауптман Баркхорн получил Мечи, а Дубовые Листья были вручены Эриху Хартману, обер-лейтнанту Вальтеру Крупински (за 177 побед) и гауптману Йоханнесу Визе (за 125).

Но личные успехи и индивидуальные астрономические счета не могли изменить ход войны. Силы Красной Армии и её ВВС к этому времени имели подавляющее преимущество. 4 марта советские войска начали свое основное весеннее наступление, которое должно было разорвать южный сектор на части. Вслед на неистовым маневрированием сухопутных войск, подразделения I./ и III./JG52 только за этот месяц перебазировались не менее 15 раз.

Несмотря на это, потери остались в разумных пределах. Но среди дюжины мартовских жертв был обладатель Рыцарского Креста лейтенант Ганс Даммерс из эскадрильи «Карая». 13 марта, когда его счет достиг уровня 113 побед, истребитель Даммерса протаранил разбивающуюся советскую машину. Хотя ему удалось выпрыгнуть, его парашют запутался в хвостовом оперении «Густава». Ганс Даммерс скончался четыре дня спустя от полученных травм.

С другой стороны JG52 продолжала наносить серьезный урон врагу. III.-я Группа майора Ралля утвердила свое лидерство, заявив 3500 самолётов противника уничтоженными к 21 марта 1944 года. В течение следующей недели была вручена ещё одна серия Рыцарских Крестов. Трое пошли командирам эскадрилий за достижения от 75 до 82 побед. Четвёртый был представлен лейтенанту Отто Феннекольду из II-й Группы, который одержал свою 100-ю победу ещё в январе. Ещё три Рыцарских креста эскадра получила в первую неделю апреля. Снова, двумя были награждены командиры эскадрилий (за 90 и 74 победы соответственно), в то время как последний был посмертной нагарадой для лейтенанта из 7./JG52 Иоханнеса Бунцека, который погиб, когда его машина взорвалась в воздухе после столкновения с советским истребителем над Никополем 11 декабря 1943 года. На момент своей гибели Бунцеку было засчитано 75 сбитых советских самолётов и ещё 30 неподтвержденных.

КрымПравить

В то время как I./ и III./JG52 помогали укрепить разваливающийся фронт на Украине, II.-я Группа гауптмана оказывала поддержку изолированной 17-й армии в упорной обороне Крыма. Но с момента прибытия II./JG52 в Багерово, недалеко от Керченского пролива, в конце октября, советское наступление как с востока, так и с севера заставило немцев отступить весной почти на всем полуострове. Ко второй неделе апреля ситуация становилась все более отчаянной, поскольку защитники все более плотно прижимались к юго-западной оконечности Крыма, вокруг исторических полей сражений Севастополя и Балаклавы.

Пилоты Баркхорна старались изо всех сил защитить наземные войска, но им остро нужно было подкрепление. Оно было представлено III.-й Группой, которая — ровно спустя четыре дня проведенных в Румынии, в течение которых осуществляла охрану нефтяных скважин Плоешти, — вылетела 10 апреля на аэродромный комплекс на мысе Херсонес, непосредственно к югу от Севастополя. Через четыре дня к ним присоединилась II./JG52 для заключительного акта крымской драмы. В течение следующего месяца, несмотря на почти постоянные атаки на мыс бомбардировщиков и штурмовиков советских ВВС, каждый из пилотов Группы совершал в среднем по пять боевых вылетов в день. В дополнение к обычным вылетам истребителей в их задачи входило сопровождение их собственных штурмовых подразделений, защита судов снабжения, проходящих через Чёрное море из Румынии (порт Одессы был освобожден Красной Армией 10 апреля), обеспечивая разведку поля боя и штурмовку войск. Столкнувшись с такой множественностью задач, II.-й Группе все ещё удавалось сбивать почти два десятка самолётов противника ежедневно. В апреле месяце истребители люфтваффе заявили, что уничтожили 1010 советских самолётов в Крыму и около него.

В разгар этих действий, 18 апреля майор Гюнтер Ралль, одержавший 273 победы, был направлен в Рейх для принятия командование над II./JG11. Назначенным преемником Ралля во главе III.-й Группы стал недавно одержавший сотую победу гауптман Вильгельм Батц, бывший командир 5./JG52. Но так как Батц ещё не восстановился от ранений, полученных четырьмя днями ранее, III./JG52 до 28 мая возглавил и. о. командира обер-лейтенант Эрих Хартманн. С уходом нескольких «старых гвардейцев» из JG52 (Вальтер Крупински стал другим, отозванным в Рейх), ряд младших офицеров начал занимать командные должности. В апреле Герхард Баркхорн приветствовал двух новых командиров эскадрилий — «Дакель» Вальдман принял 4./JG52, в то время как Отто Феннекольд заменил Вильгельма Батца во главе 5./JG52.

Но к этому моменту конец в Крыму уже был предопределен. 7 мая советские ВВС совершили шесть мощных налётов на базу II./ и III./JG52 в Херсонесе. 6./JG52 особенно сильно пострадала, и когда двое суток спустя командир эскадрильи обер-лейтнант Гельмут Липферт попытался взлететь на последнем исправном истребителе подразделения, его «Густав» был поврежден артиллерийским огнём, и ему пришлось прервать взлёт. Липферт, который одержал свою сотую победу над Крымом 11 апреля, был вынужден покинуть полуостров пассажиром в задней части фюзеляжа машины адъютанта Группы!

Собственно эвакуация из Крыма началась 8 мая. В течение следующих четырёх дней около 150 000 человек 17-й армии получили свой собственный «мини-Дюнкерк», бежав через Чёрное море в Румынию на флотилии небольших кораблей. Но, как и BEF до них, им пришлось оставить все свои машины и тяжелую технику. Румыния также стала местом назначения III./JG52 и и. о. её коммандира Эриха Хартмана. Каждый пилот Группы снимал радио и броню со своей машины, чтобы иметь возможность разместить в ней двух членов наземного персонала, при 330 км перелёте через Чёрное море.

В это время II.-я Группа получила два Рыцарских креста. Лейтенант Петер «Бонифац» Дюттманн из 5./JG52 заявил 9 побед 7 мая — в день мощных советских налётов на Херсонес — и спустя двое суток был награждён крестом за 91 победу. А 14 мая фаненюнкер-фельдфебель Герхард «Факкен» Хоффманн из 4./JG52 был награждён им за 125 побед.

Румыния, 1944 годПравить

На широко разбросанных аэродромах в Румынии воссоединение JG52 (Штаб и I.-я Группа прилетели с удерживаемого немцами осколка юго-запада Украины в июне) означало, что восточная одиссея эскадры прошла полный круг. Пилоты вернулись туда, откуда начали три года назад.

Но теперь появился ещё один враг. С начала апреля жизненно важные нефтяные скважины вокруг Плоешти начали привлекать внимание растущего числа американских тяжелых бомбардировщиков из 15-й армии ВВС, базирующихся в Италии. Таким образом, JG52 оказалась лицом к лицу с совершенно новым видом противника, когда она столкнулась с американскими формированиями, атакующими нефтяные месторождения и другие цели в Румынии. Более привычные для борьбы с отдельными небольшими группами низколетящих штурмовиков, высотные коробочки тяжелых бомбардировщиков США, состоящие от 100 до 600 машин, стали тяжелым испытанием для пилотов Храбака. В течение июня вылеты, направленные конкретно против 15-х ВВС, которые носили кодовое название «Штернфлюге» (Sternflüge -«Звездные полеты»), оказались дорогостоящими и бесполезными. Не имея возможности проникнуть сквозь мощное прикрытие истребителей, защищавших тяжёлые бомбардировщики, JG52 заявила всего три бомбардировщика. Дюжина других её побед пришлась на истребители сопровождения P-51 и P-38.

Но именно советские ВВС оставались главным врагом вплоть до самого конца. 30 мая гауптман Вильгельм Батц отпраздновал свое возвращение к операциям во главе III./JG52 в Романе, северная Румыния, заявив 15 советских машин на семь вылетов. В близлежащих Яссах лейтенант Вальтер Вольфрум, командир 1./JG52, сбил 11 и свою сотую победу он одержит два дня спустя. В тот же день 1 июня обер-фельдфебель Карл Мунц, так же из 1-й эскадрильи одержит коллективную 2000-ю победу I./JG52.

Именно на этом этапе каждая из трех Групп JG52 была лишена целой эскадрильи, которые должны были быть переданы в части оборонявшие Рейх. 2./JG52 обер-лейтенанта Пауля-Генриха Дене, убыла первой. В начале июня она убыла из Ясс в Рейнсхлен (Reinsehlen), где перевооружилась на Fw.190 для продолжения службы под наименованием 12./JG11. По воле судьбы в конце месяца она на короткое время вернется на восток, когда III./JG11 была срочно отправлена на центральный сектор в рамках отчаянной попытки остановить большое советское летнее наступление.

Пилоты 4./ и 7./JG52 пошли другим путём. Обе эскадрильи сохранили свои Bf.109, до официального вступления в организацию обороны Рейха — как 8./ и 12./ эскадрильи II./ и III./JG3 соответственно — где они окажутся втянутыми вместе со своими новыми Группами на последних этапах кампании в Нормандии.

Между тем, теперь уже шесть эскадрилий JG52 продолжали войну на востоке. 18 июня II./JG52 Герхарда Бархорна перебазировалась в Цилистию, менее чем в 80 км к северо-западу от Плоешти. Шесть дней спустя девять её «Густавов» взлетели, чтобы перехватить соединение из 135 B-24 в сопровождении сильного эскорта истребителей, в одной из последних и наиболее успешных операций «звездных полетов» JG52. После двух неудачных попыток пройти сквозь прикрытие истребителей, командир 6./JG52 обер-лейтенант Гельмут Липферт, поймал B-24 в своей третьей атаке и поджег внешний двигатель самолёта. Вскоре после этого Либерейтор взорвался. Он стал победой номер 128 для Липферта. Другой B-24 был зачислен на его ведомого, унтер-офицера Генриха Тамена. В целом, авиационная защита нефтяных месторождений (которая также включала I./JG52 и SG2, оснащенную Fw.190) заявила уничтожение девяти самолётов США. Но I./JG52 потерял четырёх своих пилотов — двух убитых и двух раненых — и теперь сократилась до семи исправных машин.

15-е ВВС будут продолжать бомбить Плоешти до августа. Но массивное советское летнее наступление — развязанное против группы армий «Центр» 22 июня, в третью годовщину «Барбароссы», — означало, что JG52 срочно требовалась в другом месте. Таким образом, в начале июля, I./ и II./JG52 базировались вокруг Лемберга (Львова) на юге Польши, в то время как III./JG52 находилась дальше к северу, в Минске — на западном окончании Московского шоссе. Хотя они ничего не могли сделать, чтобы остановить надвигающийся на них советское наступление (Минск был захвачен Красной Армией 3 июля), пилоты JG52 все ещё заставляли противника платить высокую цену. 4 июля Эрих Хартманн получил Мечи за 239 побед. Однако к моменту вручения этой награды это число уже устарело. В некоторых источниках говорится, что четыре истребителя Як и три штурмовика, сбитых под Бобруйском четырьмя днями ранее, довели общее количество его побед до 250. Хартманн стал четвёртым из пяти пилотов, достигших этой отметки. И что даёт яркое представление об относительных ценностях, официально присвоенных на «восточном» и «западном» фронте, достаточно сравнить его достижения с достижениями оберст-лейтнанта Йозефом Приллером, командиром JG26 на западе, который также был удостоен Мечей всего двумя сутками ранее — за его сотую победу! Против советских ВВС, численность в 100 или более побед, хотя и не было совсем нормой, но больше не считались необычным. В течение июня и июля ещё пять членов JG52 были награждены Рыцарским крестом за итоги, приближающиеся или уже превосходящие сто побед.

И это происходило на фоне постоянных перебазирований не только с одного аэродрома на другой, но и, теперь, из одной страны в другую. К концу этого периода, когда огромное наступление Красной Армии набирало ещё больший импульс, части эскадры перебрасывались из Польши в Литву, обратно в Польшу, а затем в Венгрию и Румынию!

Однако, как всегда, успехи чередовались с потерями. 16 июля десять из 28 побед, на которые претендовала I.-я Группа около Камионки, к северо-востоку от Лемберга, были зачисленны лейтенанту Вальтеру Вольфруму. Но после десятой, командир 1-й эскадрильи сам был ранен и настолько серьезно, что не сможет действовать до февраля 1945 года.

20 июля гауптман Вильгельм Батц был награждён Дубовыми листьями за 175 побед. Четыре дня спустя гауптман Адольф Борхерс прибывший 11 июня из JG51, чтобы занять должность, раненого в мае Иоханнеса Визе, во главе I./JG52, достиг своей 100 победы.

27 июля лейтенант Ганс-Йоахим Биркнер, который часто летал в качестве ведомого Гюнтера Ралля и Эриха Хартмана, получил Рыцарский крест за 98 побед — одержанных всего за менее чем десять месяцев. Ещё один из трех получателей Рыцарского креста 27 июля — лейтенант Герберт Бахник из 9./JG52 — погибнет при вынужденной посадке, после того, как его самолёт получит повреждения в результате атаки на группу B-17 из 8-х ВВС, над Польшей, 7 августа. Эти бомбардировщики были частью второй челночной миссии в СССР и временно базировались в Миргороде, на недавно освобожденной Украине.

I.-я Группа, дислоцированная в Кракове, в Польше, вместе с III./JG52 с 1 августа, стала первой, кто вернулся к полному составу из трех эскадрилий, когда новая 2./JG52 была сформирована 15 августа под командованием обер-лейтенанта Рудольфа Тренкеля. Спустя всего лишь сутки он лишился всех своих истребителей, когда эскадрилья получила приказ передать их JG51, сильно пострадавшей в Восточной Пруссии на северном фланге наступления советских войск. Затем на юге разгорелись боевые действия после вступления Красной Армии в Румынию 20 августа. Три дня спустя бывший союзник Гитлера, маршал Ион Антонеску, был свергнут и заключен в тюрьму. А через двое суток новый режим объявил войну Германии. Пилоты и наземный персонал II./JG52, которым 21 августа было приказано отправиться в Румынию для оказания поддержки местным наземным войскам, теперь оказались под угрозой быть отрезанными и взятыми в плен. Оказавшись в Бакэу с 19 исправными «Густавами», но только с 12 пилотами, гауптманн Липферт — и. о. командира в отсутствие Герхарда Баркхорна, который все ещё оправлялся от ран, полученных во время одного из июньских «Звездных полетов» — должен был думать быстро. Приказав своим истребителям сопротивляться, он использовал десять из них, чтобы сопровождать два транспортных Ju.52/3m в полёте на запад через Карпаты к Сехшиш-Регену (Регин) Sachsisch-Regen (Reghin), в то время как оставшаяся пара поддерживала войска, оборонявшие Бакэу от ставших теперь враждебных румын. Прибыв в Sächsisch-Regen, Гельмут Липферт быстро организовал группу пилотов-добровольцев из разведывательной эскадрильи, оснащенной Bf.109, которых затем посадил на один из Ju.52/3m для обратного 180-километрового полёта через удерживаемые врагами Карпаты в Бакэу. Здесь, несмотря на постоянный сильный огонь, летчики-разведчики подняли все семь ожидающих «Густавов» в воздух, после чего Ju.52/3m успешно эвакуировал последних людей из наземного персонала.

К сожалению, все эти усилия были потрачены впустую, потому что 31 августа — через два дня после того как II.-я Группа прибыла в Sächsisch-Regen — аэродром был обстрелян группой Мустангов из состава 15-х ВВС США. Будучи основным пунктом сбора подразделений люфтваффе, бегущих от советских войск, база была переполнена самолётами всех типов. На земле было уничтожено около 60 машин, из них 29 истребителей. Ещё девять были сбиты в воздушном бою. На этот раз состав II./JG52 сократился до семи исправных машин.

Пока II.-я Группа передислоцировалась в Румынию, среди членов III./JG52, расположенных сейчас к югу от Варшавы, усиливалось волнение. 17 августа командир Вильгельм Батц одержал 200-ю победу. Но все внимание было сосредоточено на стремительно приближающейся 300-й победы «Буби» Хартмана — беспрецедентной цифре в истории воздушной войны! Обогнав Герхарда Баркхорна, Эрих Хартманн стремительно приближался к этому рубежу. 22 августа пять советских истребителей, заявленных в двух вылетах, довели его счет до 282. На следующий день, ещё восемь вражеских машин сделали его равным 290 — осталось всего десять! Утром 24 августа погода выглядела бесперспективно. Но она начала проясняться незадолго до полудня. Сразу после обеда лидер эскадрильи «Карайя» ушел в воздух вместе с ведомым. Ровно через час пара вернулась. Её лидер снова одержал 6 побед! Толпа собралась около зоны обслуживания 9-й эскадрильи. Дозаправка и перевооружение двух истребителей, заняла, казалось, целую вечность. Но в конце концов они снова взлетели. Предупрежденные наземным пунктом управления о приближающейся группе советских Аэрокобр, два Bf.109 подготовились к атаке. Прикрывшись своим ведомым, Хартманн снова атаковал, заявив четыре ленд-лизовских истребителя за десять минут. Он сделал это! Поздравления заполнили эфир, когда два мессершмитта повернули домой. Несмотря на шум по радио, Хартманн даже нашел время в пути, чтобы сбить неосторожный Пе-2, ставший его 301 победой.

После пяти обязательных проходов в честь побед, Хартманн приземлился под шумный прием. Первым, конечно, приветствовал его главный механик и большой друг Биммель Мертенс. Затем настал черед командира Вилли Батца и командира эскадры оберст-лейтнанта Дитриха Храбака. Военные корреспонденты и операторы запечатлели сцену записями и фотографиями, когда Эрих Хартманн был поднят из кабины и пронесен на плечах сквозь ободряющую толпу. Началось празднование. Члены наземного персонала выступили вперед и успели только надеть ему на шею густую гирлянду из вечнозелёных растений, прежде чем празднование началось. На следующий день пришли поздравительные телеграммы от Германа Геринга и Адольфа Гитлера, в которых также содержались приказания явится на доклад к фюреру в Вольфшанц в Восточной Пруссии и о представлении его к Бриллиантам, спустя два дня. Пропагандистское министерство доктора Геббельса извлекло максимальную пользу из мероприятия, выразив благодарность за хорошие новости среди ужасных сообщений, поступающих со всех фронтов. Поскольку союзники теперь приближались к Рейху со всех сторон, война вступила в свою заключительную фазу.

31 августа JG52 вернулась в суровую реальность, когда командир 5./JG52 обер-лейтенант Отто Феннекольд после боего вылета был сбит Мустангами при заходе на посадку в Будаке. После его потери, во II.-й Группе осталось всего два офицера-пилота — действующий командир Гельмут Липферт и гауптманн Генрих Штурм, который теперь возглавил 5./JG52, вернувшись в эскадру после ранения, полученного в Крыму в апреле, в результате налёта советских бомбардировщиков на аэродром Херсонеса.

Вскоре эскадра снова появился в новостях (хотя по соображениям безопасности конкретно не идентифицированная). 2 сентября победа № 118 гауптмана Борхерса стала для JG52 ознаменовать 10 000-й уничтоженный самолёт противника! Это достижение более примечательно тем фактом, что последние 1000 самолётов были сбиты чуть менее чем за четыре месяца, в течение которых большую часть эскадра состояла всего из шести эскадрилий. Ещё раз пропагандистская машина была запущенна на полную. Был даже написан и произведен по государственному радио специальный «Марш эскадры». Но гораздо более важным для членов JG52 стала смена командования в конце месяца. 30 сентября долго служивший в эскадре оберст-лейтенант Дитрих Храбак был назначен командиром JG54. Офицер, который заменил его и который возглавит эскадру до конца войны, был её первым награжденным Бриллиантами, а в прошлом — командир «Карайи» — оберст-лейтнант Герман Граф. JG52 была уникальна тем, что теперь в её рядах служило два кавалера Бриллиантов. Но даже этот богатый опыт и знания не могли обратить вспять судьбу эскадры, когда Третий Рейх катился к неизбежному поражению.

1 октября Эрих Хартманн, получивший звание гауптман ровно месяцем ранее, грустно попрощался с 9./JG52. Его перевели во II.-ю Группу, которая к настоящему времени перебазировалась в Венгрию, чтобы сформировать новую 4.-ю эскадрилью.

Первые части Красной армии пересекли венгерскую границу 22 сентября. Эта страна не смогла последовать примеру Румынии и перйти на сторону СССР, из-за быстрого вмешательства немецких войск и установления пронацистского правительства. 10 октября, в день, когда русские оказались всего в 105 км к востоку от столицы Венгрии Будапешта, лейтенант Франц Шалл был награждён последним рыцарским крестом эскадры текущего года за 117 побед, хотя к моменту своего награждения он уже пересел на Me.262 и служил в качестве командира эскадрильи в «Командо Новотны».

Пока II.-я Группа оставалась в Венгрии до весны 1945 года, I./ и III./JG52 активно перемещались. Возобновление наступления советских войск образовало разрыв между группами армий Центр и Севером. 9 октября танки Красной Армии перешли через границу Восточной Пруссии. III.-ю Группу уже перевели из Польши в северо-восточную провинцию Рейха сутками ранее. I./JG52 последует 16 октября.

Но даже для защиты немецкой земли две Группы смогли собрать всего лишь 40 исправных машин, что не могло остановить продвижение вражеского катка. Мощный советский артиллерийский огонь изгнал I.-ю Группу с их первого ародрома на восточно-прусской земле — рудиментарной посадочной полосы возле знаменитого конного завода в Тракенене — через три дня после их прибытия. Несколько «Густавов», поврежденных упавшими снарядами, пришлось срочно взорвать, перед их уходом.

Иногда они могли нанести ответный удар. 21 октября сухопутные войска остановили танковое наступление в сторону Ангераппа, в то время как над их головой I./JG52 заявила десять самолётов из массивного воздушного зонта атакующих сил.

4 ноября неожиданое посещение произошло на базе I.-й Групы в Голдапе. Приземлился Физелер Шторх, и из него выбралась неповторимая фигура главнокомандующего люфтваффе Германа Геринга. Гауптман Борхерс быстро собрал своих пилотов — наземные экипажи были заняты обслуживанием оставшихся машин подразделения, подготавливаемых к следующему вылету, — которых встретили веселым «Хайль Флигер!». После краткого осмотра и посещения оперативного штаба, дородный Геринг поасдил себя в ожидающую машину и уже через час убыл.

9 ноября I./JG52 вернулся в Краков, в Польшу. III.-я Группа должна была остаться в Восточной Пруссии ещё на месяц.

Плохая погода на протяжении большей части ноября сводила воздушные операции к минимуму. Все три широко рассредоточенные группы Германа Графа — в Восточной Пруссии, Польше и Венгрии — использовали время, чтобы акклиматизировать своих все более и более молодых пилотов, замещающих погибающих опытных, к реалиям фронтовой линии.

Однако опытные члены эскадры («старые зайцы» на жаргоне люфтваффе) все ещё могли увеличивать свои счета, хотя и с гораздо меньшими темпами. К востоку от Будапешта 22 ноября ведущий дуэт Эрих Хартманн и его командир Группы Герхард Баркхорн, заявили победы номер 322 и 283 соответственно. Но отдельные достижения в воздухе не оказали влияния на массированное продвижение армий на земле. 8 декабря ещё одно наступление советских войск привело к окружению Будапешта и вынудило отступить II./JG52 в Чор (Czor), к северо-западу от столицы Венгрии, шесть дней спустя.

Последние недели года стали свидетелями ещё большего числа жертв среди лидеров эскадры — тех самых людей, которых Герман Граф мог меньше всего позволить себе потерять. 14 декабря в Кракове погиб лейтенант Ганс-Йоахим Биркнер, принявший 1 октября командование эскадрильей «Карая» у Эриха Хартманна, когда во время взлёта отказал двигатель его самолёта. Окончательный счет Биркнера в 117 побед включал один P-51. Другой кавалер Рыцарского креста, командир 5./JG52 гауптманн Генрих Штурм, также погиб в аварии на взлёте. Во время взлёта из Чора 22 декабря «Густав» Штурма перевернулся после того, как шасси его самолёта задело выехавший на взлетную полосу грузовик. Начав свою карьеру фельдфебелем со II.-й Группой в 1941 году, он закончил её 158-ю победами.

А 30 декабря командир 8./JG52 обер-лейтнант Фридрих Облезер, чей Рыцарский крест, как и Штурма, был получен в марте (за 80 побед), был серьезно ранен, подорвавшись на ручной гранате. Среди его итогового списка в 120 побед было девять американских самолётов, два из которых, тяжелые бомбардировщики. И чем дальше JG52 отступал на запад, тем чаще её пилоты вступали в контакт с базирующимися в Италии 15-и ВВС США, атакующими цели в юго-восточной Европе.

1945 годПравить

1945 год начался, как закончился 1944 год — с уменьшающимися победами и растущими потерями, все на фоне непрекращающегося советского наступления. 5 января гауптман Герхард Баркхорн превысил рубеж в 300 побед. Естественно, были празднования в честь второго и последнего трехсотенника Люфтваффе. Но не было такого же уровня пропагандистской истерии, как той, что приветствовала достижение Эриха Хартмана в августе. Хотя это было, без сомнения, большим облегчением для более тихого и сдержанного Баркхорна, многие думали, что событие, по крайней мере, заслуживает третьего комплекта Бриллиантов для эскадры. Неделю спустя в ходе первого наступления советских войск в 1945 году, Красная Армия прорвалась через Верхнюю Силезию к реке Одер. Отступив из Польши в район Оппельн, к юго-востоку от Бреслау, Штаб, I./ и III./JG52 оказались прямо на пути продвижения противника. На бумаге силы Графа включали 75 исправных истребителей. Но такие цифры были обманчивы. Все более нерегулярные поставки топлива в сочетании с хаотичнностью повседневности повсеместно сильно затрудняли деятельность Групп. Кроме того, с середины января «лишние» члены наземного персонала стали отправляться на фронт для службы в пехоте.

15 января Герхард Баркхорн покинул эскадру, приняв командование над JG6. Его отъезд привел к полной перестановке командования JG52 в конце месяца. Место Бархорна во главе II.-й Группы занял гауптман Вильгельм Батц, чью III.-ю Группу принял майор Адольф Борхерс. Соответственно вакансия, оставленная Борхерсом, перешедшего в III.-ю Группу занял гауптманн Эрих Хартманн. Единственный член «топ трио», все ещё служивший в эскадре, «Буби» Хартманн, теперь стал командиром I.-й Группы.

Не совсем понятно, для чего предназначались эти сложные командные изменения. Война продолжалась, равно как и потери и вынужденные отступления. В начале года обер-лейтенант Генрих Фулльграбе, бывший член эскадрильи Графа «Карая», который последовал за своим бывшим командиром в состав частей оборонявших Рейх, вернулся в JG52. Но восточный фронт уже не был таким, каким он его знал, и он не провоевал долго. 30 января Фулльграбе, пораженный огнём зенитной артиллерии во время штурмовой атаки на группу танков Красной армии, загорелся, и упал в советском тылу.

Продолжающееся советское наступление через Верхнюю Силезию вынудило I.-ю и III.-ю Группы Германа Графа отступить, сначала в Бреслау, а затем на юго-запад в Вайденгут (Weidenguth), недалеко от чехословацкой границы. Но даже здесь они не были застрахованы от атак штурмовиков и советских бомбардировщиков Дуглас «Бостоня».

15 февраля эскадра лишилась ещё одного ценного члена, когда командир 6./JG52 гауптман Гельмут Липферт был переведен, приняв под командование I./JG53. Ещё в Венгрии 6./JG52 была использована для создания совершенно новой 7.-й эскадрильи, которую она затем заменила. Таким образом, в течение последних нескольких недель войны эскадра провела в полном составе из девяти эскадрилий.

В начале марта генерал Адольф Галланд «пригласил» Эриха Хартманна присоединиться к его элитной, вооруженной Me.262 Группе JV44. Хартманн не был взволнован этой перспективой, но, исходя из легендарности Галланда, это приглашение было равносильно приказу. К счастью, телеграммы от оберст-лейтнанта Графа с просьбой о возвращении гауптмана Хартмана в эскадру «в срочном порядке» плюс прямого обращения к Гордону Голлобу, преемнику Галланда на посту командующего истребительной авиацией, — стало достаточно, чтобы отменить это решение. 25 марта «Буби» Хартманн вернулся к своей I.-й Группе, которая к тому времени базировался в Хрудиме (Chrudim), в Чехословакии.

Между тем, последняя попытка в контрнаступлении шести танковых дивизий у Балатона, не сумевшее стабилизировать ситуацию в Венгрии, вынудило II./JG52 отступить прямо к западной границе этой страны. На своей базы около Штейнамангера (Сомбатхей) эта Группа находилась всего в 80 км к югу от Вены — следующей цели Красной армии.

Окончив почти шестимесячную службу в Венгрии, II.-я Группа пересекла границу Австрии 28 марта. Хотя люди Гауптмана Батца не знали об этом в то время, но это было очень удачным ходом. 1 апреля II./JG52 была переведена на авиабазу в Вене-Асперн. Девять дней спустя она в воздушном бою за столицу Австрии потеряла командира 4./JG52 лейтенанта Фридриха Хааса. Хаасу удалось выпрыгнуть с парашютом, но высота в 80 метров была слишком мала, чтобы тот раскрылся полностью.

Посмертный Рыцарский крест лейтенанта Хааса был одной из четырёх последных главных наград, которые были вручены эскадре. Все были вручены в апреле. Командир 3./JG52 обер-лейтенант Антон Реш и лейтенант Гейнц «Есау» Эвальд из 5./JG52 получили по Рыцарскому креста, а последняя награда, в виде Мечей досталась гауптману Вильгельму Батцу, командиру II.-й Группы, 21 апреля.

13 апреля Вена пала перед Красной Армией, и к этому времени II./JG52 снова двинулась по Австрии. В Чехословакии Эрих Хартманн заявил победу № 350 17 апреля. Конец войны наступил ровно через три недели, а вместе с ним и конец JG52. К 8 мая три последних перемещения привели II.-ю Группу гауптмана Батца в Зельтвег, на юге Австрии. Штаб оберст-лейтенанта Германа Графа вместе с I.-й и III.-й Группами были собраны на импровизированной взлетно-посадочной полосе в Дойч-Броды (Немецкий Брод), примерно в 110 км к юго-востоку от чешской столицы Праги. Граф в последний раз приказал Эриху Хартману подняться в воздух. Его указания — выяснить, насколько близко Красная Армия подошла к Дойч-Броду. В 8:30 8 мая Хартманн отправился со своим ведомым на поиски советских передовых частей. Он обнаружил их чуть более чем в 70 км, в Брюнне (Брно). Над городом висела огромная дымовая завеса. Облетая её, Хартманн заметил стаю из восьми истребителей Як. Как будто выставляя на показ войска внизу, Советские самолетыы кружили и выписывали на небе петли, совершенно не замечая, как пара «Густавов» приближается к ним сверху. Внезапно один из Яков оказался в петле под Хартманном. Это была дело мгновения, чтобы нырнуть на ничего не подозревающего врага и нанести смертельный выстрел. Победа № 352! Когда Як рухнул в огне, «Буби» Хартманн уже выловил свою вторую жертву. Но затем отблеск металла высоко в небе привлек его внимание. Отражение солнца на полированной поверхности могло означать только одно — вокруг были Мустанги! Не желая быть пойманным между советскими самолётами сннизу и американскими сверху, Хартманн и его ведомый скрылись в дымовом облаке, прежде чем взять курс на базу. Вернувшись в Дойч-Брод, все знали, что битва почти закончился. Уведомление о повышении Эриха Хартмана до майора мало помогло развеять мрачное настроение. Также не принесло радости содержание второй телеграммы, которая гласила:

«Граф и Хартманн должны немедленно вылететь в Дортмунд и сдаться там британским войскам. Оставшийся персонал JG52 сдается советским войскам у Дойче-Брода.
Зейдеманн, GOC Luftwaffen-Kommandos 8.»

Для СССР было большой удачей захватить двух обладателей Бриллиантов, на счету которых числилось более 550 сбитых машин советских ВВС. Но кто-то в штабе Luftwaffenkommando или даже выше, явно пытался защитить их. Это говорит о многом в характере и целостности пары, когда они оба решили немедленно и единодушно проигнорировать приказ (хотя ни один из них в то время не понимал, во что это обойдется каждому). Их первой задачей стала благополучная судьба рядовых членов эскадры. И в то время как пилоты II./JG52 гауптмана Батца в Австрии вылетели из Зельтвега в Мюнхен-Нойбиберг, где они сдались подразделениям ВВС армии США, Герман Граф приказал, оставшиеся два десятка «Густавов» I.-й и III.-й Групп сжечь в Дойче-Бродах, после чего его пестрое воинство, насчитывающее около 2000 человек, отправилось в Баварию по дороге. Однако едва преодолев половину 160-километрового пути, их грузовики натолкнулись на передовые «Шерманы» 3-й армии генерала Паттона.

Теперь они действительно были пешками — не хода войны, а международной политики. Придерживаясь строгого соглашения между союзниками о том, что все подразделения, сражавшиеся на восточном фронте во время капитуляции Германии, должны были рассматриваться в качестве пленных русских, американские войска передали плененных Красной Армии, после чего дороги каждого разошлись.

Итогом боевых действий эскадры считается цифра в 10 600 сбитых советских самолётов, что почти является четвёртой частью побед летчиков люфтваффе одержанных на восточном фронте (45 000 по заявлениям немецких летчиков) и делает её самым результативным соединением во Второй мировой войне.

Состав эскадрыПравить

Geschwaderkommodoren (командиры эскадры)Править

командующий период примечания
майор Хуберт Мерхарт фон Бернег 19 августа 1939 — 18 августа 1940 года отстранен
майор Ганс Трюбенбах 19 августа 1940 — 10 октября 1941 года назначен начальником школы Jagdfliegerschule 4
майор Вильгельм Лессман 11 октября 1941 — 2 июня 1942 года погиб
оберст-лейтенант Фридрих Бек 2 — 21 июня 1942 года погиб
майор Герберт Илефельд 22 июня — 28 октября 1942 года назначен начальником летной школы Jagdschule 3
и. о. майор Гордон Голлоб конец июля — август 1942 года являлся командиром JG77
оберст-лейтенант Дитрих Храбак 1 ноября 1942 — 30 сентября 1944 года назначен командиром JG54
оберст-лейтенант Герман Граф 1 октября 1944 — 8 мая 1945 года

Gruppenkommandeure I./JG52 (командиры группы I./JG52)Править

командующий период примечания
гауптман Дитрих граф фон Пфайль и Кляйн-Элльгут 20 марта — 21 ноября 1939 года ранен
и. о. обер-лейтенант Вольфганг Эвальд (и. о.) 21 ноября — 1 декабря 1939 года
гауптман Зигфрид фон Эшвеге 1 декабря 1939 — 26 августа 1940 года отправлен на обучение
гауптман Вольфганг Эвальд 26 августа 1940 — 24 мая 1941 года переведен в штаб Jafu 2
обер-лейтенант Карл-Гейнц Леесман 25 мая — 6 ноября 1941 года ранен
и. о. обер-лейтенант Карл Ломмель 6 ноября 1941 — 6 мая 1942 года
гауптман Карл-Гейнц Леесман 6 мая — 13 июня 1942 года переведен на штабную работу
гауптман Гельмут Беннеман 14 июня 1942 — 10 мая 1943 года ранен
гауптман Иоханнес Визе 11 мая — 1 августа 1943 года ранен
и. о. гауптман Герхард Баркхорн 1 — 30 августа 1943 года назначен командиром II./JG52
гауптман Иоханнес Визе 1 сентября 1943 — 19 мая 1944 года ранен
гауптман Адольф Борхерс 11 июня 1944 — 31 января 1945 года назначен командиром III./JG52
гауптман Эрих Хартманн 1 февраля — 8 мая 1945 года

Gruppenkommandeure II./JG52 (командиры группы II./JG52)Править

командующий период примечания
гауптман Ганс-Гюнтер фон Корнатцки 13 сентября 1939 — 26 августа 1940 года назначен командиром 1-й истребительной школы (JFS 1)
гауптман Вильгельм Энсслен 27 августа — 2 ноября 1940 года погиб
гауптман Эрих Войтке 3 ноября 1940 — 28 февраля 1942 понижен в должности
майор Иоханнес Штейнхоф 1 марта 1942 — 24 марта 1943 года назначен командиром JG77
гауптман Гельмут Кюле 25 марта — 31 августа 1943 года
гауптман Герхард Баркхорн 1 сентября 1943 — 15 января 1945 года назначен командиром JG6
гауптман Вильгельм Батц 1 февраля — 8 мая 1945 года

Gruppenkommandeure III./JG52 (командиры группы III./JG52)Править

командующий период примечания
гауптман Вольф-Генрих фон Хоувальд 1 марта — 24 июля 1940 года погиб
майор Александер фон Винтерфельдт 1 августа — 6 октября 1940 года
майор Готтхард Хандрик 7 октября 1940 — 22 июня 1941 года назначен командиром JG77
майор Альберт Блуменсаат 23 июня — 30 сентября 1941 года переведен в учебную школу
майор Хубертус фон Бонин 1 октября 1941 — 5 июля 1943 года назначен командиром JG54
гауптман Гюнтер Ралль 6 июля 1943 — 18 апреля 1944 года назначен командиром II./JG11
гауптман Вильгельм Батц 19 апреля 1944 — 31 января 1945 года назначен командиром II./JG52
гауптман Адольф Борхерс 1 февраля — 8 мая 1945 года

Кавалеры Рыцарского креста награждённые в JG 52Править

дата звание имя часть кол-во примечания
23 июля 1941 обер-лейтенант Карл-Гейнц Леесманн I./JG52 РК 22
30 августа 1941 обер-лейтенант Йоханнес Штейнхофф 4./JG52 РК 35
18 декабря 1941 фельдфебель Герхард Кёппен 7./JG52 РК 40
24 января 1942 лейтенант Герман Граф 9./JG52 РК 42
14 февраля 1942 фельдфебель Леопольд Штейнбатц 9./JG52 РК 42
27 февраля 1942 фельдфебель Герхард Кёппен 7./JG52 ДРК 72
19 марта 1942 фельдфебель Эдмунд Россманн 7./JG52 РК 42
19 марта 1942 лейтенант Адольф Дикфельд 7./JG52 РК 47
5 апреля 1942 унтер-офицер Фридрих Ваховяк 8./JG52 РК 46
17 мая 1942 обер-лейтенант Герман Граф 9./JG52 ДРК 93
19 мая 1942 обер-лейтенант Герман Граф 9./JG52 МРК 106
19 мая 1942 лейтенант Адольф Дикфельд 7./JG52 ДРК 101
2 июня 1942 фельдфебель Леопольд Штейнбатц 9./JG52 ДРК 83
23 июня 1942 фельдфебель Леопольд Штейнбатц 9./JG52 МРК 99 посмертно
23 июня 1942 офер-фельдфебель Йозеф Цвернеманн 7./JG52 РК 57
1 июля 1942 унтер-офицер Карл Гратц 8./JG52 РК 54
1 июля 1942 фельдфебель Альфред Гриславски 9./JG52 РК 40
1 июля 1942 обер-лейтенант Зигфрид Зимш 5./JG52 РК 45
1 июля 1942 фельдфебель Карл Штеффен 9./JG52 РК 44
23 августа 1942 обер-фельдфебель Гейнц-Вильгельм Анерт 3./JG52 РК 57 посмертно
23 августа 1942 обер-лейтенант Герхард Баркхорн 4./JG52 РК 59
23 августа 1942 фельдфебель Ганс Даммерс 7./JG52 РК 51
23 августа 1942 лейтенант Гейнц Шмидт 5./JG52 РК 51
2 сентября 1942 гауптманн Йоханнес Штейнхофф II./JG52 ДРК 101
3 сентября 1942 обер-лейтенант Гюнтер Ралль 8./JG52 РК 65
4 сентября 1942 лейтенант Вальдемар Земелька 4./JG52 РК 65 посмертно
4 сентября 1942 фельдфебель Эрнст Шюсс 9./JG52 РК 50
6 сентября 1942 гауптманн Рудольф Реш 6./JG52 РК 50
16 сентября 1942 лейтенант Гейнц Шмидт 5./JG52 ДРК 102
16 сентября 1942 обер-лейтенант Герман Граф 9./JG52 БРК 172
19 сентября 1942 обер-фельдфебель Бертольд Грассмук 1./JG52 РК 56
19 сентября 1942 обер-фельдфебель Карл Хамерл 1./JG52 РК 50
2 октября 1942 гауптманн Гельмут Беннеманн I./JG52 РК 50
2 октября 1942 обер-фельдфебель Генрих Фюлльграбе 9./JG52 РК 52
26 октября 1942 обер-лейтенант Гюнтер Ралль 8./JG52 ДРК 100
29 октября 1942 лейтенант Вальтер Крупински 6./JG52 РК 53
29 октября 1942 лейтенант Рудольф Митиг 3./JG52 РК 50
31 октября 1942 офер-фельдфебель Йозеф Цвернеманн 7./JG52 ДРК 101
21 декабря 1942 майор Хубертус фон Бонин III./JG52 РК 51
5 января 1943 обер-фельдфебель Вильгельм Фройвёрт 2./JG52 РК 56
5 января 1943 гауптманн Йоханнес Визе 2./JG52 РК 51
11 января 1943 обер-лейтенант Герхард Баркхорн 4./JG52 ДРК 120
11 марта 1943 обер-фельдфебель Вилли Немитц 6./JG52 РК 54 возможно 23 марта
14 марта 1943 обер-лейтенант Густав Денк 6./JG52 РК 67 посмертно
19 августа 1943 обер-фельдфебель Рудольф Тренкель 2./JG52 РК 75
29 августа 1943 лейтенант Бертольд Кортс 9./JG52 РК 113
12 сентября 1943 гауптманн Гюнтер Ралль III./JG52 МРК 200
29 октября 1943 лейтенант Эрих Хартманн 9./JG52 РК 148
25 ноября 1943 оберст-лейтенант Дитрих Храбак JG52 ДРК 118
31 декабря 1943 обер-фельдфебель Вернер Кваст 4./JG52 РК 84
5 февраля 1944 лейтенант Ганс Вальдманн 6./JG52 РК 84
29 февраля 1944 лейтенант Виктор Петерманн 6./JG52 РК 60
2 марта 1944 гауптманн Йоханнес Визе I./JG52 ДРК 125
2 марта 1944 гауптманн Вальтер Крупински 7./JG52 ДРК 177
2 марта 1944 лейтенант Эрих Хартманн 9./JG52 ДРК 200
2 марта 1944 гауптманн Герхард Баркхорн II./JG52 МРК 250
23 марта 1944 лейтенант Фридрих Облезер 8./JG52 РК 80
26 марта 1944 обер-лейтенант Вильгельм Батц 5./JG52 РК 75
26 марта 1944 лейтенант Отто Фённекольд 5./JG52 РК 100+
26 марта 1944 лейтенант Генрих Штурм 4./JG52 РК 82
5 апреля 1944 лейтенант Гельмут Липферт 6./JG52 РК 90
6 апреля 1944 лейтенант Йоханнес Бунцек 7./JG52 РК 75 посмертно
6 апреля 1944 обер-лейтенант Пауль-Генрих Дёне 2./JG52 РК 74
9 мая 1944 лейтенант Питер Дюттманн 6./JG52 РК 91
14 мая 1944 обер-фельдфебель Герхард Хоффманн 4./JG52 РК 125
9 июня 1944 обер-фельдфебель Гейнц Заксенберг 6./JG52 РК 101
9 июня 1944 обер-лейтенант Франц Войдих 3./JG52 РК 80
4 июля 1944 обер-лейтенант Эрих Хартманн 9./JG52 МРК 239
20 июля 1944 гауптманн Вильгельм Батц III./JG52 ДРК 175
27 июля 1944 лейтенант Герберт Бахник 9./JG52 РК 79
27 июля 1944 лейтенант Ганс-Йоахим Биркнер 9./JG52 РК 98
27 июля 1944 лейтенант Вальтер Вольфрум 1./JG52 РК 126
25 августа 1944 обер-лейтенант Эрих Хартманн 9./JG52 БРК 301
10 октября 1944 лейтенант Франц Шалль 3./JG52 РК 117
7 апреля 1945 обер-лейтенант Антон Реш 3./JG52 РК ок 90
20 апреля 1945 лейтенант Гейнц Эвальд 6./JG52 РК 82
20 апреля 1945 гауптманн Вильгельм Батц II./JG52 МРК ок 235
26 апреля 1945 лейтенант Фридрих Хаас 5./JG52 РК 74 посмертно

Легенда:

  • дата — дата награждения
  • звание — звание награждаемого
  • имя — имя награждаемого
  • часть — подразделение, где служил
  • кол-во — количество побед на момент награждения
  • РК — рыцарский крест
  • ДРК — рыцарский крест с дубовыми листьями
  • МРК — рыцарский крест с дубовыми листьями и мечами
  • БРК — рыцарский крест с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами

СсылкиПравить

СноскиПравить

ПримечанияПравить