Открыть главное меню

Архиепи́скоп Анто́ний (в миру Андре́й Иларио́нович Шу́тов; род. 1800 (или 1812), село Настасьино, Подберезинская волость, Коломенский уезд, Московская губерния — 8 ноября 1881, Москва) — предстоятель Древлеправославной Церкви Христовой старообрядцев, приемлющих белокриницкую иерархию с титулом — архиепископ Московский и всея Руси.

Архиепископ Антоний
Архиепископ Антоний
Архиепископ Московский и всея Руси
18 февраля 1863 — 8 ноября 1881
Церковь Древлеправославная Церковь Христова старообрядцев, приемлющих белокриницкую иерархию
Предшественник кафедра учреждена
Преемник Саватий (Лёвшин)
Архиепископ Владимирский и всея России
3 февраля 1853 — 18 февраля 1863
Предшественник кафедра учреждена
Преемник Каллист (Макаров)

Имя при рождении Андрей Иларионович Шутов
Рождение 1800 (или 1812)
село Настасьино Подберезинской волости Коломенского уезда Московской губернии
Смерть 6 ноября 1881(1881-11-06)
Рогожский поселок Москва
Похоронен Рогожское кладбище Москва
Супруга Ирина (? — 1847)
Принятие священного сана 6 декабря 1852
Принятие монашества 10 февраля 1852 года
Commons-logo.svg Архиепископ Антоний на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

Родился 1800 (или 1812) в селе Настасьино Подберезинской волости Коломенского уезда Московской губернии в крестьянской семье, принадлежавшей к Русской православной церкви, но соблюдавшей старые обряды. С 11 лет работал в конторе мануфактурной фабрики Сапожкова в родном селе, через три года отправился в Москву, где два года изучал рисование, а затем вновь вернулся на прежнюю фабрику, где работал мастером-художником. После кончины отца по настоянию матери женился, но вскоре, оставив жену, перешёл в старообрядческое федосеевское согласие и тайно ушёл в Норский старообрядческий беспоповский монастырь при посаде Злынке в Стародубье. Однако из-за гонений на старообрядцев со стороны властей не смог остаться в этом монастыре, вернулся на родину, но вскоре переехал в Москву, где поступил работать в контору мануфактурной фабрики Гучкова, где позднее стал главным приказчиком, затем был казначеем федосеевской общины на Преображенском кладбище. Несколько раз пытался уйти в монастырь, но беспоповцы уговаривали его остаться.

В 1847 году его жена Ирина скончалась. После этого он принял иночество в беспоповском монастыре в Черниговской губернии, но вскоре покинул территорию России и поселился в Войновском монастыре в Восточной Пруссии. Из-за разногласий с настоятелем монастыря покинул его и переселился в Австрию, где вместе с другими федосеевскими иноками жил в селе Климоуцы близ Белой Криницы — духовно-административного центра «белокриницких» старообрядцев, получивших свою иерархию в 1847 от митрополита Амвросия (Поповича). Познакомился с видным деятелем старообрядчества иноком Павлом (Великодворским), инициатором приглашения владыки Амвросия на Белокриницкую кафедру. Под влиянием инока Павла в феврале 1852 года присоединился к «белокриницкой» старообрядческой церкви. 10 февраля 1852 года вновь пострижен в монашество в Белокриницком монастыре, с 1 октября 1852 года — иеродиакон, с 6 декабря 1852 года — священноинок.

3 февраля 1853 года рукоположён митрополитом Белокриницким Кирилом (Тимофеевым) во архиепископа Владимирского. Фактически начало Белокриницкой иерархии в России было положено епископом Антонием (Шутовым). Став Владимирским архиепископом, Антоний получил право учреждать епархии и ставить в них епископов не только по всей России, но и в Персии, оповещая об этом Белокриницкую митрополию[1].

В том же году нелегально приехал в Россию, окормлял старообрядческие приходы, скрываясь от властей, которые назначили за его поимку 12 тысяч рублей. Прятался недалеко от Москвы, выдавая себя за обанкротившегося предпринимателя, скрывающегося от кредиторов. Переходил из деревни в деревню, ночевал на сеновалах и чердаках, неоднократно подвергался угрозе ареста, которого избегал благодаря своей изобретательности. В книге его ученика, епископа Арсения (Швецова) говорится, что

Архиепископ Антоний при выходе из домов в Москве был дважды схватываем сыщиками. Но для сего Архиепископ делал таковую предусмотрительность: намачивал платок в водке и клал его в карман, и когда на него нападали сыщики, он вынимал оный платок, натирал им своё лицо. Тогда сыщики, ощущая от него сильный запах водки, приходили в сомнение о его личности, а он, притворясь пьяным, с помощью извозчиков отбивался, и избегал от рук их.

Часто тайно посещал свою паству в Московской, Владимирской, Костромской, Ярославской, Нижегородской губерниях, несмотря на угрозу ареста. Епископ Арсений (Швецов) рассказывал, что

однажды он ехал в село Иваново (а ныне город Иваново-Вознесенск) Владимирской губернии. Шуйский исправник вперёд о сем был уведомлён, и поставив сотских на Московскую дорогу, приказал им блюсти въезд Архиепископа и всех, исключая известных им обывателей, въезжающих в село, представлять лично исправнику на свидетельство, которые и представляли многих въезжающих в село. Но Архиепископ Антоний на тот раз въезжал в Иваново с Шуйским старообрядческим священником Евмением, одетые в нагольные деревенские тулупы (ибо время было зимнее) и в больших рукавицах, на плохоньких санях и маленькой лошадке. Посему сотские сочли их за нищих, и не обратили на них строгого внимания. Но так как они въехали в дом ещё ввиду их, то сотские подошли спросить домохозяина о приезжих. Хозяин же наперед сего спроса сделал такую предусмотрительность: посадил на ту лошадь, на которой въехал Архиепископ со священником, двух человек из своей семьи, и приказал им отогнать её в другой дом. А посему на спрос сотских он отвечал, что были у него проезжие и опять уехали. А как не только приезд, но и отъезд от него двух человек на одной лошади сотскими был примечен, то они и ушли от него без всякого обыска.

 
Архиепископ Антоний (Шутов). Неизвестный художник, 1858 г. ГИМ

25 ноября 1859 года грамотой митрополита Кирила епископ Антоний был объявлен архиепископом Московским и всея России, которому должны подчиняться все российские иерархи[1].

10 августа 1861 года архиепископ Антоний сложил с себя управление церковно-иерархическими делами в России, поскольку многие епископы не приняли грамоту митрополита Кирила[1].

За первые девять лет пребывания в России архиепископ Антоний тайно рукоположил четырёх диаконов, 70 священников, 23 священноинока, шесть епископов.

18 февраля 1863 года Антоний по решению собора вновь вступил в управление российскими старообрядцами белокриницкого согласия.

К концу жизни владыки Антония в России существовали 12 старообрядческих епархий. Находился в конфликте с ранее рукоположённым епископом Софронием (Жировым), который отказался ему подчиняться и пытался создать собственную иерархию. Большинство старообрядцев поддержали Антония, а Софроний в 1863 году был извержен из сана и отлучён от церкви.

Только в 1858 году министром внутренних дел был издан циркуляр о том, что преследование старообрядческого духовенства признаётся несвоевременным. Это позволило архиепископу перейти с нелегального на полулегальное положение. В 1863 году Освященный собор российских епископов избрал владыку Антония архиепископом Московским и всея России — таким образом, он официально возглавил старообрядцев белокриницкой иерархии на российской территории.

Усилиями архиепископа Антония 12 епархии: Московская, Казанско-Вятская (1856), Самарско-Симбирская, Саратовско-Астраханская (1855), Пермская (1856), Донско-Кавказская (1857), Уральско-Оренбургская (1858), Коломенская (1858), Балтовко-Киевская и Новозыбковская (1859), Тобольско-Сибирская (1862), Измаильско-Бессарабская, Калужско-Смоленская и Нижегородско-Костромская (1876).

Архиепископ Антоний поддержал выход Окружного послания — документа, который был направлен против старообрядцев-беспоповцев, но вызвал протесты со стороны части приверженцев белокриницкой иерархии, обвинивших «окружников» в стремлении объединиться с «новообрядческой» церковью. В этих условиях белокриницкий митрополит Кирил, стремясь преодолеть «великое смятение, соблазн и даже раздор», осудил «Окружное послание», и владыка Антоний поддержал эту позицию ради восстановления мира в церкви. Отношения между митрополитом Кирилом, жившим в Австро-Венгрии, и архиепископом Антонием носили сложный характер — в 1864 году митрополит даже поставил для российских старообрядцев «альтернативного» архиерея, также с именем Антоний (которого называли Антоний II), однако не получившего поддержки большинства паствы. В 1871 году митрополит Кирил на соборе в Белой Кринице подверг Антония II извержению из сана, признав тем самым легитимность архиепископа Антония (Шутова).

Архиепископ Антоний был сторонником канонизации старообрядческих деятелей, погибших во время гонений XVII века, в том числе протопопа Аввакума, что означало возможность усиления конфликта как с «новообрядческой» церковью, так и с властями (потому что старообрядцев казнили как государственных преступников). Поэтому официальная старообрядческая канонизация протопопа Аввакума состоялась лишь в 1916 году.

По отношению к молитве за царя его отличал двойственный подход. Не отвергая вовсе молитву за Государя, за его здравие и благополучие, он считал неприемлемым вынимать на проскомидии частицу за него, как за благоверного[2].

Занимался храмостроительством. За свою жизнь освятил несколько сотен «путевых» («походных») антиминсов, которые использовались тайно служившими старообрядческими священниками. Был щедрым благотворителем, помогал российским и заграничным старообрядческим монастырям, делая пожертвования церковной утварью и книгами. Собрал библиотеку, в которой содержались редкие рукописи и старопечатные книги. Организовал переписывание апологетических сочинений, распространявшихся затем среди старообрядцев, в конце жизни заботился об учреждении в одном из заграничных монастырей старообрядческой типографии.

Скончался 8 ноября 1881 года. Первым из старообрядческих архиереев был похоронен на Рогожском кладбище.

Характеристики личности и деятельностиПравить

 
«Жизнь и подвиги Антония, старообрядческаго архиепископа Московскаго и Владимирскаго» (гектографическое издание сочинений Арсения (Шевцова), 1882-1883 гг.)

По воспоминаниям Г. А. Страхова,

внешний образ владыки Антония представлял собою благоговейнейший вид: лице его было необыкновенной белизны, браду имел довольно долгую, широкую и белую — как серебро. Речь его была тихая и приятная. Можно сказать о нем по всей справедливости, что он был во всех отношениях точный отпечаток прежних истинных пастырей Христовых словесных овец.

По словам епископа Арсений (Швецова), архиепископ Антоний

жил в воздержании и не нарушал постов, преданных Уставом Святой Церкви, всячески удалялся не только от упивания хмельными напитками, но даже и от простого пития тёплой воды. А более всего упражнялся молитвами к Богу, так что ни на един день не оставлял того, чтобы не молиться иноческое келейное правило и уставную церковную службу. А большею частию молитвы своя усугублял служением Божественных Литургий, и таковым трудам не изменял даже и в самых немощах своих. Так что и пред самою кончиною жизни своей, не более как с тридневным пропуском, отслужил кряду около ста Божественных Литургий.


ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

СсылкиПравить