Открыть главное меню

Аргумент лосося

Кумжа (Salmo trutta trutta)

Аргумент лосося (нем. Lachsargument) использовался в исторической лингвистике для определения границ прародины индоевропейцев. Заключается в том, что название лосося в ряде индоевропейских языков восходит к общему праиндоевропейскому корню, а значит, праиндоевропейцам был известен лосось, и он обитал на их прародине.

В XIX веке появился лингвистический метод лингвистической палеонтологии[1], позволяющий локализовать прародину какого-либо народа: реконструировался словарный состав языка этого народа, а, соответственно, и известные ему реалии. Прародина искалась в пределах ареалов животных и деревьев, известных исследуемому языку.

Среди прочих названий для праиндоевропейского на основании рус. лосось , укр. ло́сось, чеш. losos, польск. łоsоś, осет. læsæg, лит. lašišà, lаšаšа, lãšis, латыш. lasis, др.-прусск. lasasso, др.-в.-нем. lahs, др.-исл. lах было реконструировано и название лосося. Учёные, начиная с Отто Шрадера (1883), посчитали, что так праиндоевропейцы называли атлантического лосося, который обитает только в реках бассейна северного Атлантического океана и Балтийского моря. На основании этого и был выдвинут аргумент лосося, согласно которому прародина индоевропейцев находилась в северной Европе[2].

Позже Ричард Диболд предположил, что праиндоевропейское слово могло относиться не к Salmo salar, а к Salmo trutta trutta, обитающему в Чёрном и Каспийском морях, а также в реках, впадающих в них. Таким образом, по логике учёного, в славянских, балтийских и германских языках слово *lok’s сменило значение с Salmo trutta trutta на Salmo salar после ухода предков носителей этих языков с прародины и знакомства их с новыми реалиями в новых местах обитания.

Согласно другой точке зрения, значение «лосось» у индоевропейского корня, обозначавшего «рыбу» (ср. тох. Б laks «рыба»), появилось как инновация лишь в балто-славяно-германском языке (либо как общее семантическое развитие в балто-славянском и прагерманском языках)[3].

По мнению Тамаза Гамкрелидзе и Вячеслава Иванова, «узкая сфера диалектного распространения данного слова, отсутствующего в целом ряде индоевропейских диалектов, выявляет его позднее происхождение в специализированном значении особой разновидности рыбы с красной пятнистой окраской, которая водится в реках бассейна Каспийского моря и в североевропейских водах». Название лосося они возводят к основе *lak «красный, пятнистый»[4].

ПримечанияПравить

  1. Шрадер О. Индоевропейцы. — М.: УРСС, 2003. — С. 35.
  2. J. P. Mallory,Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — С. 497. — ISBN 9781884964985.
  3. Кузьменко Ю. К. Ранние германцы и их соседи: Лингвистика, археология, генетика. СПб.: Нестор-История, 2011. С. 108.
  4. Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Тбилиси: Изд-во ТГУ, 1984. Т. II. С. 536—537.