Артемий (церковный деятель)

Артемий (ум. ок. 1575) — русский церковный деятель и публицист XVI века, приверженец нестяжателей, выступавший против иосифлян.

Артемий
Дата смерти 1570-е
Страна
Род деятельности публицист, церковнослужитель

БиографияПравить

Дата и место рождения, как и ранние годы жизни старца Артемия неизвестны. Иными исследователями утверждается, что он — выходец с Псковщины, родился в начале XVI века[1]. Принял постриг на Вологодчине, «от рук» Корнилия Комельского. По-видимому именно нестяжательские убеждения вынудили его покинуть Корнилиев монастырь, обладающий земельными владениями. Впоследствии он говорил о спорах с иноками Корнилиева монастыря: «А говорил есми им о том явственно, коли звали мене в Корнилиев»[2]. Случилось это в 1536 году. С благословения преподобного Корнилия он поселился неподалёку от Кирилло-Белозерского монастыря, в Порфириевой пустыни.

Приверженец нестяжательских взглядов, проповедовал нравственное самоусовершенствование, делая акцент на исполнении заповедей Господних. Поощрял тягу к знаниям, терпимость к еретикам. Хорошо зная богословие, в своих взглядах он не отступал от церковных догматов. Находясь в пустыни, переписал с разных списков «Постнические словеса» свт. Василия Великого. Богословски хорошо образованный, Артемий отличался немалой любознательностью, был признанным лидером так называемой «второй волны нестяжателей».

В 1551 году был вызван государем в Москву и поселен в Чудовом монастыре. Идея вызвать известного инока-нестяжателя принадлежала, по всей видимости, Сильвестру. Здесь он был подвергнут проверке и признан весьма сведущим в Писании. Вскоре он был поставлен игуменом Троице-Сергиева монастыря, но буквально через несколько месяцев, в июле, его покинул, как потом сказал: «За совестью». Точная причина такого шага неизвестна. Предполагают, что связано это с вопросом о монастырских землевладениях и разногласиями с иосифлянами. По меньшей мере князь А. М. Курбский пишет, что Артемий ушёл из-за «многаго ради мятежу и любостяжательных… мнихов»[3].

В 1553 года Артемия вызвали в Москву на церковный собор как свидетеля и образованного богослова по делу Матвея Башкина. Однако сам Башкин, а затем ещё шестеро оговорили его как своего сообщника. Артемий, узнав в чём дело, тайно покинул Москву и отправился в Белозерье, в свою Порфириеву пустынь. Тем самым он вызвал против себя ещё большие подозрения. Артемия вернули в столицу. Башкин, обвиняя Артемия, утверждал, что тот отрицал поклонение святым иконам, не признавал таинства Евхаристии, предание святых отцов и тому подобное. Бывший игумен Ферапонтова монастыря Нектарий тоже обвинял его во многом, в частности в нехранении поста (ел рыбу в святую четыредесятницу), в сношении с латинянами, в богохульных и еретических речах. Но еретические речи не подтвердил ни один из указанных Нектарием свидетелей. Многие же обвинения были основаны на неверно понятых артемиевых высказываниях. В конце концов Артемий сознался в иных грехах (в блуде), которые он, как выяснилось, утаил при поставлении его Троицким игуменом. При этом он утверждал, что скрыть грехи ему советовал его духовник. И хоть еретичество учёного старца не было доказано, но за его неосторожные речи, за иные вскрывшиеся согрешения он был извержен из сана, отстранён от причастия до полного покаяния и сослан в Соловецкий монастырь под наблюдение игумена. Игуменом Соловецкого монастыря в это время был Филипп (Колычев). Впрочем соловецкий игумен к опальному старцу отнёсся благосклонно и сильно его не стеснял. Тем не менее Артемий бежал в Литву. Там он прослыл защитником Православия, о чём свидетельствуют написанные им в Литве девять посланий.

В Литве Артемий сначала жил в Витебске, затем в Слуцке при дворе князя Юрия Юрьевича Олельковича, где учил богословию в школе. Выступал против католичества и лютеранства, занимался переводом религиозных книг на церковнославянский язык.

Артемию принадлежит 14 посланий, написанных белорусским полууставом. В посланиях Ивану Грозному он выступает за расширение письменности среди русского народа, советует царю обращать больше внимания на развитие науки и образования. Из 14 посланий 9 направлены против реформационного движения в Великом княжестве Литовском.

Артемий был знаком с известным просветителем того времени Симоном Будным, жившим тогда же в Слуцке, вёл с ним активную полемику. Захария Копыстенский в «Палинодии» (1621—1622) назвал «преподобного Артемия инока» первым среди русских церковных учителей, «который, споспешествующу ему Господу, в Литве от ереси арианской и лютеранской многих отвернул, и чрез него Бог справил, же ся весь народ русский в Литве в ереси тыи не перевернул»[4].

ПримечанияПравить

  1. А.П. Богданов. Мятежное православие. — М.,: Вече, 2008. — 480 с. — (Тайны земли Русской). — ISBN 978-5-9533-3290-3.
  2. Плигузов, А. И. Полемика в Русской Церкви первой трети XVI столетия. М.: 2002. с. 275.
  3. РИБ. Т. 31. Ч. 1. Стб. 335
  4. РИБ. Т. 4. Ч. 1. — Стб. 913

ЛитератураПравить

  • Занков П. М. Старец Артемий, писатель XVI в. // Журнал Министерства народного просвещения. 1887. — № 11. — С. 47-64
  • Зимин А.Л. И.С. Пересветов и его современники. Очерки по истории русской общественно-политической мысли середины XVI века. М., 1958. Ч. 1. Гл. IV. § 2. Дело старца Артемия. С. 153–168.
  • Послания старца Артемия, XVI век // Памятники полемической литературы в западной Руси. Кн. 1. — СПБ., 1878.
  • Соборная грамота в Соловецкий монастырь о заточении бывшего Троицкого игумена Артемия // Акты Археографической Экспедиции. т. I, документ № 239. — C. 249—255.
  • Вилинский С. Г. Послания старца Артемия (XVI века). — Одесса : Экономическая типография, 1906. — 425 с.
  • Очерки истории философской и социологической мысли Белоруссии (до 1917 г.). — Мн., 1973.
  • Подокшин С. А. Реформация и общественная мысль Белоруссии и Литвы (Вторая половина XVI — начало XVII в.). — Мн., 1970.
  • Dmitriev M. V. Dissidents russes II: Matvej Baskin, le starec Artemij. — Baden-Baden, 1999. — S. 61-167. — (Bibliotheca Dissidentium; T. 20)
  • Дмитриев М. В. Между Римом и Царьградом : генезис Брестской церковной унии 1595—1596 гг. — М.: Издательство Московского университета, 2003. — 320 с. — (Труды исторического факультета МГУ: Вып. 22; Сер. II, Исторические исследования: 7).
  • Дмитриев М. В. «Разум духовный» в посланиях старца Артемия (сер. XVI века): понятие или метафора? // В кн.: Символы, понятия, метафоры в иудейской, исламской и христианской традициях. М. : Исследовательский центр Еврейского музея Москвы, 2015. С. 227—256.
  • Зайцев Д. Старец Артемий в России и Беларуси (эволюция культурологических и религиозно-философских воззрений) // VII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения. — Мн.: Московский патриархат. Белорусская Православная церковь, 2001.
  • Калугин В. В. Артемий // Православная энциклопедия. — М., 2001. — Т. III : «Анфимий — Афанасий». — С. 458—462. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-008-0.


СсылкиПравить