Берешит Рабба

(перенаправлено с «Берешит Раба»)

«Береши́т Рабба» (бе-реши́т с иврита — «в начале»; рабба — «великий»), то есть «Большое [исследование] о „Сотворении“», — мидраш (трактат) на Книгу Бытия, автором которого предание называет палестинского аморая Ошайю (Гошайю), жившего в III веке[1].

Берешит Рабба
ивр.מִדְרָשׁ בְּרֵאשִׁית רַבָּה‏‎
Жанр Аггада
Язык оригинала иврит
Следующее Шмот Рабба[d]

Содержит полный комментарий на книгу Бытия: подробно и в непрерывной последовательности, нарушаемой лишь в конце, толкует стих за стихом, иногда даже слово за словом, опуская лишь генеалогические и другие места, не дающие материала для исследования. Имеет все характерные черты мидрашитской экзегетики.[1]

В «Берешит Рабба» много простейших толкований и сентенций (часто на арамейском языке), пригодных для наставления юношества, а также разнообразных агадических объяснений, впоследствии получивших большую популярность (их охотно цитируют проповедники в синагогах и учителя в школах). Хотя повествование кн. Бытия не заключает в себе религиозно-правового материала, тем не менее в «Берешит Рабба» встречается несколько незначительных галахических сентенций и цитат из Мишны и других источников.[1]

Другие названияПравить

В старину[когда?] сочинение называлось также «Берешит дерабби Ошайя», «Берешит рабба дерабби Ошайя», «Берешит дерабби Ошайя рабба», «Барайта дерабби Ошайя»[1].

АвторствоПравить

Неправильно приписывается раввину Οшайе, — вероятно, оттого, что этот мидраш начинается агадическим введением от имени рабби Ошайи[2]

СодержаниеПравить

Книга носит все характерные признаки мидрашитской экзегетики своего времени. В непрерывной последовательности, которая нарушается лишь в конце книги, «Берешит Рабба» подробно истолковывает библейский текст стих за стихом, иногда даже слово за словом, опуская лишь генеалогические и такие места, которые не дают материала для толкования (напр. повторяющиеся цитаты в рассказе Элиезера [Елиезер из Дамаска], Быт. 24:35–48).[1]

Составитель мидраша собрал воедино агадические толкования к цитатам из Книги Бытия в последовательном порядке, иногда приводя имя автора данного толкования. Последовательные комментарии к стихам он дополнил от себя пространными агадическими рассуждениями и рассказами, имеющими лишь некоторую связь с данным текстом (метод, весьма излюбленный как в Талмуде, так и в Мидрашах). Целые главы посвящены толкованию лишь одного или двух стихов текста Библии, причем порой делаются ссылки на какую-нибудь философскую мысль с целью опровергнуть еретическое учение. Приводятся исторические факты, в описании которых отражаются черты современной агадисту жизни; такое рассмотрение лиц и сюжетов Библии сквозь призму современности является весьма характерным для мидраша.[1]

Греческие словаПравить

Текст изобилует иностранными словами, в особенности греческими. В «Берешит Рабба» встречаются греческие слова, нигде более не употребляющиеся (напр. זילידנוק, κύνδυλος, гл. I םילופודתוילא, Έλευθερόπολις, гл. XLI (XLIII); в Арухе и рукописях; в изданиях эти слова искажены).[1]

Деление на главыПравить

Текст разделяется на парашот (секции, главы); каждая глава начинается с характерного предисловия, что в сравнении с таннаитскими мидрашами «Мехилтой», «Сифра» и «Сифре», налагает особый отпечаток на другие части Пятикнижия, а именно: изложение каждой главы начинается с первого стиха библейского текста, комментированию которого посвящена данная глава, и сопровождается, за незначительными исключениями, предисловием, имеющим исходным пунктом какой-либо другой библейский стих, обыкновенно из Агиографов.[1]

После разнообразных толкований этих стихов делается постепенный переход к объяснению того стиха Бытия, с изложения которого начинается глава мидраша. Число таких мест в «Берешит Рабба» доходит приблизительно до 230, и примерно в 70 случаях цитируются также имена тех агадистов, которые считаются авторами данных толкований; так, в I главе шесть предисловий приводятся от имени рабби Ошайи, Бар-Каппары, р. Иуды бен-Симон, р. Исаака, р. Леви и р. Танхумы. Но в большинстве случаев эти агадические толкования анонимны и авторство их следует приписать самому составителю.[1]

ПредисловияПравить

Толкования начинаются обычно с изложения библейского стиха без какой-либо вводной формулы — что чаще встречается в рукописях, чем в печатных изданиях. Само построение предисловий, как и их размеры, отличается большим разнообразием. В некоторых случаях приводится лишь вводный текст (из Агиографов) без дальнейших объяснений, так как взаимоотношение его к тексту кн. Бытия предполагается очевидным; иногда, связь эта поясняется в другом месте. Несложные предисловия, число которых довольно значительно, состоят из объяснений приводимого в них текста, который имеет отношение к тексту Бытия, толкуемому в данной параше. Сложные введения представляют различные объяснения одного и того же библейского стиха различными агадистами, причем заключительное толкование всегда наиболее тесно связано с разбираемым стихом кн. Бытия.[1]

Сопровождаясь в начале характерными введениями, главы «Берешит Рабба» в своём конце не являют никаких сколько-нибудь отличительных признаков, хотя нередко в отдельных главах замечается постепенный переход к сюжету, составляющему предмет толкования следующей параши (главы)[1].

ПримечанияПравить