Открыть главное меню
В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Бирон и Виельгорский.

Графиня Луиза Карловна Виельгорская, урождённая Бирон (14 (25) июля 17916 (18) февраля 1853[1]) — фрейлина, кавалерственная дама ордена Святой Екатерины[2]; жена графа М. Ю. Виельгорского. Владелица мызы Павлино на Петергофской дороге.

Луиза Карловна Виельгорская
Художник И. М. Хольдер (1841)
Художник И. М. Хольдер (1841)
Имя при рождении Бирон
Дата рождения 14 июля 1791(1791-07-14)
Место рождения Санкт-Петербург
Дата смерти 6 февраля 1853(1853-02-06) (61 год)
Место смерти Санкт-Петербург
Дети Виельгорский, Иосиф Михайлович
Награды и премии

Орден Святой Екатерины II степени

БиографияПравить

Дочь принца Карла Эрнста Бирона (1728—1801) от брака его с польской княжной Аполлонией Понинской (1760—1800). По отцу внучка фаворита императрицы Анны Иоанновны Э. И. Бирона; по матери — племянница пророссийски настроенного магната Адама Понинского.

После смерти матери вместе с младшей сестрой Екатериной (1793—1813) была принята в Смольный институт благородных девиц (выпуск 1809 года)[3]; а после его окончания взята в 1810 году во фрейлины императрицы Марии Фёдоровны. Императрица покровительствовала сестрам Бирон и старалась устроить их судьбу. В 1812 году она способствовала браку Екатерины Бирон с графом Михаилом Юрьевичем Виельгорским (1788—1856). Брак их был недолгим, в начале 1813 года жена Виельгорского умерла при родах.

В период жизни при дворе у Луизы Бирон был серьёзный роман. Она была влюблена в камергера П. Л. Давыдова, уже женатого, и это не скрылось от зорких глаз придворных. Статс-секретарь Г. И. Вилламов, очень симпатизирующей Луизе, в своем дневнике за 1810 год сожалел об её увлечении[4].

11 (23) апреля 1816 году Луиза Бирон вступила в брак с вдовцом Виельгорским. Из-за романтического характера невесты, которая к тому же не испросила дозволения у императрицы на своё замужество, венчание было совершено тайно в православном храме села Ульянки под Петергофом. Брак их по церковным правилам считался противозаконным и вызвал много шума в обществе, но несмотря на неудовольствие двора, влюбленным было разрешено венчаться еще раз по католическому обряду. Для чего они покинули Петербург и 18 июня 1816 года обвенчались в католическом костеле в Освее.

 
Граф Михаил Виельгорский

Летом 1819 года из-за финансовых трудностей супруги вынуждены были уехать в имение графини село Фатеевку (позднее «Луизино») Дмитриевского уезда Курской губернии[5]. Там Виельгорские прожили несколько лет и в 1823 году переехали в Москву. Лето они обычно проводили в своем рязанском имение Сенницы. В начале 1827 года Виельгорские вернулись в Петербург, после того, как император Николай I и его мать даровали им прощение.

Благодаря своим связям и в особенности личным качествам, супруги заняли очень видное положение не только в петербургском обществе, но и при дворе. Дом Виельгорских, на Михайловской площади известен был не только блестящими приемами графини Луизы Карловны, посещавшимися членами царской фамилии, но и собраниями, происходившими на половине графа, на которые сходились известные писатели, музыканты и художники, так и начинающие литераторы и журналисты (Глинка, Тургенев, Гоголь, зимой 1846 года бывал Ф. М. Достоевский).

Расположенная к Луизе Карловне графиня А. Д. Блудова, писала, что в 1829 году графиня Виельгорская была «очень хороша собою: живая, деятельная, умная и благоразумная, но с оттенком дидактическим или нравоучительным, как бывает большею частью с начальницами учебных заведений... она была приветлива и добра до бесконечности». Долли Фикельмон признавалась, что графиня Луиза Карловна сразу же покорила её сердце, «поскольку в выражении её лица и речах не было и намека на слащавую куртуазию придворных»[6]. «Её главное очарование составляли глаза: красивого разреза, редкого цвета, искрящиеся умом, — вспоминала о матери графиня С. М. Соллогуб, — среднего роста, скорее крепкая, чем худощавая, она была необыкновенно легка и грациозна в движениях. У нее были длинные шелковистые каштановые волосы. Она носила их заплетенными в косу, обернутую вокруг головы и приколотую четырьмя большими золотыми шпильками. Выражение её лица могло быть очень суровым и холодным, хотя она была необыкновенно добра».

К. Ф. Головин отмечал, что «в обществе графиню недолюбливали, несмотря на тонкий ум и на высокую образованность. Слишком она уже была причудлива в своих отношениях к людям, то необыкновенно приветлива, то холодна и надменна… Был один кумир, которому в этом доме все поклонялись, кроме разве одной Луизы Карловны. Этот кумир — была музыка»[7]. Современники также отмечали, что графиню удивлял пёстрый состав посетителей, принимаемых на половине мужа. По свидетельству её зятя, писателя В. А. Соллогуба[8]:

  «Она была женщина гордости недоступной, странно как-то сочетавшейся с самым искренним христианским уничижением, — мне случалось, быть свидетелем выходок самого необычного высокомерия и вместе с тем присутствовать при сценах, в которых она являлась женщиной самой трогательной доброты. 

Луиза Карловна страстно, до экзальтации, любила своих детей и никому не доверяла заботу о них. Она сама их кормила, что в то время не было принято, и не имела кормилиц, для помощи у неё была только няня. Старший сын графини, Иосиф Михайлович, воспитывался вместе с великим князем Александром Николаевичем. Его ранняя смерть от чахотки в 1838 году была страшным ударом для неё; в переписке Жуковского, близкого друга семьи Виельгорских, упоминается о её материнских страданиях, переносимых ею с истинно-христианским смирением.

Дочерей своих, несмотря на роскошь, их окружавшую, графиня Виельгорская и после выезда их в свет одевала так просто, что излишняя скромность их одежды обращала на себя даже внимание императрицы Александры Федоровны, но на замечания государыни графиня только низко приседала и не изменяла своих правил. Даже после выхода замуж старшие дочери продолжали жить со своими семействами в родительском доме, поэтому дом Виельгорских прозвали «ноев ковчег». В 1844 года Михаил Виельгорский с братом Матвеем стали владельцами дома на углу Итальянской улицы.

30 июня 1848 года Николай I, который всегда был весьма хорошего мнения о графине Луизе Карловне, пожаловал её в кавалерственные дамы ордена Св. Екатерины (малого креста). Скончалась она после тяжелой болезни в феврале 1853 года и была похоронена на кладбище Царскосельского костела[9].

ДетиПравить

  • Иосиф Михайлович (1817—1839), друг Гоголя, умер от чахотки в Риме.
  • Аполлинария Михайловна (1818—1884), с 1843 года замужем за Алексеем Владимировичем Веневитиновым, братом поэта Д. В. Веневитинова.
  • Софья Михайловна (1820—1878), с 1840 года замужем за писателем В. А. Соллогубом.
  • Михаил Михайлович (1822—1855), с 1853 года именовался графом Виельгорским-Матюшкиным. Скончался от воспаления мозга в Симферополе[10].
  • Анна Михайловна (1823—1861), с 1858 года жена князя Александра Ивановича Шаховского (1822—1891)[11].

ПримечанияПравить

  1. «Генеалогические таблицы по истории европейских государств» (Екатеринбург-Ташкент, 2008. — С. 255 (недоступная ссылка)) указывают день смерти 8 марта 1853 г.
  2. Кавалеры Ордена Св. Екатерины // Список кавалерам российский императорских и царских орденов за 1849 год. Часть I. Часть I. — Санкт-Петербург: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1850.
  3. Смольный институт
  4. Русская Старина. 1914. Т. 160. — С. 531.
  5. Максимилиан Лейхтенбергский. Векрот-старший в имении Виельгорской (Бирон)
  6. Долли Фикельмон. Дневник 1829—1837. Весь пушкинский Петербург. — М.: Минувшее, 2009. — 1002 с.
  7. Головин К. Ф. Мои воспоминания. — Т. 1. — СПб., 1908. — С. 19.
  8. Соллогуб В. А. Воспоминания. — М.: «Слово», 1998.
  9. Великий князь Николай Михайлович. Петербургский некрополь / Сост. В. Саитов. В 4-х т. — СПб., 1912—1913. — Т. 1. — С. 456.
  10. ГА РК. Фонд 312. оп. 1. д. 7. Метрические книги Александро-Невского собора в Симферополе.
  11. Исследователи считают, что в неё был влюблён Н. В. Гоголь, но, зная, что Л. К. Виельгорская не согласится на неравный брак своей дочери, писатель предложение не сделал.

СсылкиПравить