Битва при Аламане

Битва при Аламане (23 апреля 1821 г.) — эпизод греческой войны за независимость.

Битва при Аламане
Основной конфликт: Греческая революция
Панайотис Зографос. Битва при Аламане (1821)
Панайотис Зографос. Битва при Аламане (1821)
Дата Апрель 1821
Место Фермопилы, Греция
Итог Победа турок
Противники

Greek Revolution flag.svg Греция

Flag of the Ottoman Empire (1453-1844).svg Османская империя

Командующие

Атанасиос Дьякос (пленён)
Димитрий Панург  (англ.)
Иоанн Дивонтиот  (греч.)

Омер Вриони

Силы сторон

1500 (нерегулярные войска)

8000

Потери

неизвестны

неизвестны

Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

ПредысторияПравить

В январе 1821 года правитель Пелопоннеса Хуршит-паша по приказу султана выступил к городу Янине возглавить осаду Али-Паши. В феврале 1821 года отряды Филики Этерия во главе с Александром Ипсиланти начали военные действия в придунайских княжествах. В марте восстал Пелопоннес и 23 марта повстанцы вошли в город Каламату. Теодорос Колокотронис приступил к организации осаде Триполицы, турецкого оплота на полуострове.

Центральная ГрецияПравить

27 марта клефт Панургиас вошёл в город Амфису и блокировал турок в крепости. 28 марта Скалцас поднял восстание в Лидорикионе. 29 марта Атанасиос Дьякос вошёл в Левадию, турки заперлись в крепости, но через день крепость пала. 1 апреля Василис Бусгос, посланный Дьякосом, поднял восстание в Фивах. 6 апреля Янис Диовуньотис  (греч.) начал осаду крепости Будуницы. 10 апреля Панургиас овладел крепостью города Амфисы. Оставив Панургиаса осаждать крепость Будуницу, Атанасиос Дьякос направился к Фермопилам.

Действия ХуршитаПравить

Хуршит направил к Триполице с северо-запада через Патры Мустафа-бея с 4 тысячами албанцев. С северо-восточного направления, из Фессалии, Хуршит направил более 8 тысяч пехотинцев и тысячу кавалеристов под командованием Кесе-мехмета и албанца Омера Вриони. Перед Кесе-мехметом стояла задача пройти через восточную часть Центральной Греции, подавляя восстание, и через Коринфский перешеек направиться к Триполице и снять её осаду. Хуршит был уверен в успехе предприятия и назначил вместо себя Кесе-мехмета временным правителем Пелопоннеса[1].

Перед сражениемПравить

 
Изображение древней и современной береговой линии залива Малиакос, и реки Сперхио́с (Аламана)

Как и в древности, Фермопилы оставались практически единственным проходом из Фессалии в восточную часть Средней Греции. Но за многие века, к началу XIX века, к северу от Фермопил море отступило, из-за наносов реки Аламаны (Сперхиоса), что изменило береговую линию залива Малиакос и в меньшей степени теснину Фермопил как таковую. В начале века существовала также более длинная обходная горная дорога в центр Средней Греции, через ответвление которой можно было выйти к Левадии, а затем к Афинам, где повстанцы осаждали Афинский Акрополь. Трое местных греческих военачальников собравшихся 20 апреля на военный совет могли только предполагать каким путём пойдут турецкие войска и приняли решение попытаться остановить турок севернее Фермопил. Выдвинутые к равнине позиции лишали их ряда преимуществ и позволяли туркам задействовать свою кавалерию, но перекрывали туркам обе дороги на юг. Панургиас и епископ Исаия Салонский с 600 повстанцами из Амфисы заняли позицию у высоты Халкоматы (Χαλκομάτα). Янис Диовуньотис с 400 повстанцами из окрестных сел — мост на реке Горгопотамос  (греч.). Атанасиос Дьякос с 500 повстанцами из Левадии занял позицию на равнине у моста реки Аламана. 1500 повстанцев должны были противостоять 9 тысяч турок и албанцев Кесе-мехмета[2][1].

Начало сраженияПравить

23 апреля Омер Вриони с авангардом выступил из Лианокладиона и атаковал Диовуньотиса и Панургиаса. Первым отступил Диовуньотис, оставив мост Горгопотамоса и отойдя в горы. Панургиас на своей позиции пытался оказать сопротивление, но после ранения командир его люди постепенно обратились в бегство, в бою также погиб епископ Исайя[2].

Все силы турок обратились против греческих позиций у моста Аламаны. Начальное соотношение сил с 1:6 изменилось на 1:18. Атанасиос Дьякос, которого шотландский историк Джордж Финлей именовал “мужем/человеком заслуженно прославившимся за свою отвагу и патриотизм”[3] остался один со своим отрядом против 9 тысячи турок.

“Новый Леонид”Править

Решение Диакоса не оставлять позиции и принять бой с многократными силами противника до последнего и учитывая место сражения, историки, начиная с современников Диакоса и далее (Ф. Пуквиль, Х. Перревос, С. Трикупис – “Диакос и немногочисленные его соратники осознавали что там погиб Леонид[4], Г. Г. Гервинус – “Диакос и его соратники принесли в жертву свои жизни, помня о великой исторической сцене где они сражались”[5])и др. связали последний этап сражения Аламаны с Фермопильским сражением и охарактеризовали Диакоса “Новым Леонидом”. Когда все силы турок обрушились на повстанцев Диакоса, он во главе 300 повстанцев держал оборону на позиции Порья. Около 200 повстанцев держали оборону непосредственно вокруг моста. Вместо отступления он послал двух своих лучших бойцов (Бакоянниса и Каливаса) на мост, для моральной поддержки и воодушевления поколебавшихся повстанцев на мосту. Те, вместе с ещё двумя бойцами, успели занять корчму перед мостом. Началась атака турков. Василис Бусгос обратился к Дьяку: «Командир, пропадём без толку» на что получил ответ: «Дьякос своих товарищей не оставляет» — с указанием на четырёх в корчме. Но вокруг него осталось 50 повстанцев, остальные разбежались. Несколько десятков греков начали сражение, которое вскоре стало рукопашным. Десять бойцов во главе Дьякосом сумели встать за стенкой подворья монастыря Дамаста и продержались около часа. Здесь свидетельство историков перекликается с гиперболой народной Музы – “восемнадцать против восемнадцати тысяч”. Дьякос получил пулевое ранение в правое плечо, Бусгос остался живым рядом с ним и продолжил сражаться. Но отчаяние Бусгоса стало "чудом": он сумел пробиться через строй турок и выжить. Раненного Дьякоса взяли в плен. Защитники корчмы ещё держались. Когда около корчмы провели пленного Диакоса, они бросились спасать командира и были убиты[4][2].

Смерть Атанасиоса ДьякосаПравить

24 апреля Дьякос был привезен в Ламию. Ему было предложено в обмен на жизнь стать мусульманином, после чего он получил бы высокое звание. На что он ответил

"Я родился греком и умру греком".

Дэвид Брюэр, современный английский историк, информирует что получив отрицательный ответ Омер Вриони немедленно приказал казнить его посажением на кол[6]. Однако греческие историки придерживаются другого мнения. Омер-паша Вриони, происходивший из знатного албанского рода обратившегося в ислам, был сослуживцем Диакоса в войске Али-паши, ценил его как военного, осознавал важность обращения Диакоса в ислам для подавления восстания, но дал ли он приказ казнить Диакоса стоит под вопросом. Греческие историки и народная Муза утверждают что на смерти Диакоса настоял Халил-бей, знатный турок из Ламии, за пролитую турецкую кровь и в назидание другим (восставшим)[2]. Последнее слово осталось за Кёсе-Мехметом, старшим по рангу.

Согласно народной Музе, когда Диакоса вели к месту казни он произнёс строки упоминаемые историками и придающим им символическое значение:

" Гляди в какое время Харон меня зовёт, и травы зеленеют, и все вокруг цветёт"[7][2][1]

Осознав что он будет посажен на кол и учитывая свои добрые отношения с албанцами и дарование им жизни при взятии Левадии, он обратился к ним со словами “не найдётся молодец-арнаут, который пристрелит меня. Неужто вы позволите халдупам (так албанцы и греки именовали азиатских турок) казнить меня позорной смертью”[2][8].

В некоторых источниках утверждается что Диакоса часами жарили на вертеле[2]. Коллективное издание по случаю 200 лет с начала Греческой революции ограничивается упоминанием того что он был посажен на кол[9]. Его смерть наступила не раннее трёх часов с начала казни. Детали смерти Диакоса и его самопожертвования при Аламане получили широкую известность у франкоязычных читателей в самый разгар войны, в 1825 году, благодаря главе “La mort de Diakos” в сборнике греческих народных песен изданном в Париже Клодом Форьелем[10].

ВпоследствииПравить

После Аламаны Омер Вриони медлил неделями и в конечном итоге решил обойти Фермопилы и идти на юг горной дорогой. На его пути 8 мая встал Одиссей Андруцос с сотней бойцов, в числе которых был последний соратник Диакоса, Василис Бусгос, и несколько выживших при Аламане бойцов. Турецкие потери были несравненно бόльшими нежели при Аламане, но пока турки ожидали прибытие артиллерии, сотня Андруцоса ночью прорвалась с боем[1]. Омер Вриони и Кёсе Мехмет вновь медлили[11], только 26 июня взяли Левадию (её крепость сдалась 28 июня)[1] и наконец 19 июля подошли к Афинам и сняли осаду Афинского Акрополя установленную повстанцами[1].

Омер-Вриони ожидал подкреплений выступивших с севера 20 августа. Но повстанцы, в числе которых были и многие участники начального периода сражения при Аламане и тот же Бусгос с выжившими бойцами Диакоса, разгромили при Василика, севернее места гибели Диакоса, колонну Бейрана-паши[1].

Омер-Вриони не решился идти дальше к Коринфскому перешейку, что придало самопожертвованию Диакоса не только символическое и моральное значение, но в конечном итоге и сугубо военное. 4 ноября повстанцы вновь вступили в Афины и вновь осадили Акрополь[1].

Оценки сражения при Аламане – ПамятьПравить

 
Памятник Афанасию Дьякосу в Ламии

Сражение при Аламане было отмечено характерными, в особенности в начальный период войны, проблемами и недостатками греческих повстанческих отрядов – местничеством, отсутствием центрального командования и субординации, отсутствием боевого опыта у большинства повстанцев а также дисциплины. Сражение не принадлежит ни к числу больших сражений Освободительной войны, ни к числу греческих побед в этой войне. Современный греческий историк Стефанос Папагеоргиу пишет, что “поражение при Аламане опрокинуло все предыдущие успехи повстанцев на востоке Средней Греции” и понадобился ряд боёв чтобы восстановить контроль повстанцев над этим регионом к осени 1821 года. Тот же Папагеоргиу пишет, что несмотря на поражение, самопожертвование Диакоса и его соратников на последнем этапе сражения при Аламане, обеспечило этому сражению “видное место в коллективной памяти греческого народа”[12].

Как следствие сражение при Аламане, точнее бой вокруг моста Аламаны и Диакос, «героев гордость во славу Господа», как его именует поэт Костис Паламас[13], многократно отмечены в греческой литературе и изобразительном искусстве. Множество памятников Диакосу установлены по всей стране, включая памятник у моста Аламаны, памятник в Ламии (где он был казнён)[14], бюст Диакоса в числе бюстов самым видным героям Освободительной войны на Марсовом поле в Афинах.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Δημήτρης Φωτιάδης, Η Επανάσταση του 1821, εκδ. Μέλισσα 1971
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Δημήτρης Φωτιάδης, Καραϊσκάκης, Εταιρία Λογοτεχνικών Εκδόσεων, Αθήνα, 1956
  3. History of the Greek Revolution - George Finlay - Βιβλία Google

    …a man justly celebrated for his courage and patriotism.

  4. 1 2 PDF pager
  5. PDF pager
  6. Brewer, D. The Greek War of Independence, p. 86. The Overlook Press, 2001. ISBN 1-58567-172-X.
  7. Paparigopoulos, K, History of the Greek Nation (Greek edition), vol. 6, p. 62
  8. Η μάχη της Αλαμάνας και η ηρωική θυσία του Αθανασίου Διάκου (23 Απριλίου 1821)
  9. 1821, Η Επανάσταση και η απαρχές του Ελληνικού αστικού κράτους, εκδ. Σύγχρονη εποχή, Αθήνα 2020, σελ. 346, ISBN 978-960-451-349-9
  10. Chants populaires de la Grèce moderne - Claude Charles Fauriel - Βιβλία Google
  11. Δεληγιάννης, Περικλής. Οδυσσέας Ανδρούτσος : Η μάχη της Γραβιάς. — 2009. — С. 21.
  12. Στέφανος Π. Παπαγεωργίου, Από το Γένος στο Έθνος (1821—1862), εκδ. Παπαζήση, Αθήνα 2005, ISBN 960-02-1769-6, σελ. 145
  13. Κενοτάφιο Αθανασίου Διάκου | Δήμος Λαμιέων
  14. Καρακατσάνης Ιωάννης Karakatsanis Joannes. Дата обращения: 11 апреля 2013. Архивировано 21 апреля 2013 года.

ЛитератураПравить

  • Paroulakis, Peter Harold. The Greeks: Their Struggle for Independence. — Hellenic International Press, 1984. — ISBN 0-9590894-0-3.