Боде-Колычёв, Михаил Львович

Барон Михаил Львович Боде (с 1875 года — Боде-Колычёв; 17 [29] декабря 1824, Москва — 22 марта [3 апреля1888, Москва) — русский историк, археолог, коллекционер, обер-гофмейстер, создатель усадьбы «Лукино».

Михаил Львович Боде-Колычёв
Рисунок Т. Райта, 1843 год
Рисунок Т. Райта, 1843 год
Дата рождения 17 (29) декабря 1824
Место рождения Москва
Дата смерти 22 марта (3 апреля) 1888 (63 года)
Место смерти Москва
Род деятельности историк
Отец Лев Карлович Боде
Мать Наталья Фёдоровна Колычёва
Супруга Александра Ивановна Черткова[вд]
Дети Мария Михайловна Боде-Колычева[вд] и Наталья Михайловна Боде[вд]
Награды и премии
Орден Святого Владимира 2-й степени Орден Святого Владимира 3-й степени
Орден Святой Анны 1-й степени Орден Святой Анны 3-й степени Орден Святого Станислава 1-й степени

Биография

править

Выходец из баронского рода Боде. Родился в семье барона Льва Карловича Боде и Натальи Фёдоровны Колычёвой (1790—1860), последней представительницы боярского рода Колычёвых. Поскольку ко второй половине XIX века в роду Колычевых не осталось представителей мужского пола, в 1875 г. высочайшим соизволением М. Л. Боде было разрешено принять герб и называться бароном Боде-Колычёвым.

В 1839—1843 обучался в Пажеском корпусе, по окончании которого служил в придворном ведомстве. В 1853—1856 годах в составе Московского ополчения участвовал в Крымской войне. По окончании войны поселился в Москве в купленом у князей Долгоруковых дворце на углу Поварской и Никитской улиц и в чине надворного советника поступил на службу в Московскую дворцовую контору помощником директора Оружейной палаты[1]. В 1864—1869 годах был почетным членом Общества любителей духовного просвещения. С 1875 года до конца жизни являлся вице-президентом Комиссии по строительству храма Христа Спасителя в Москве. По воспоминаниям современника, барон М. Л. Боде[2]:

Был удивительно красив и хорошо сложен, он был громадного роста, очень высоко и гордо держал голову, брился по-придворному, то есть не носил ни усов, ни бороды, волосы имел белокурые, мягкие и зачесанные назад. Он себя так сумел поставить, что все перед ним преклонялись. Любил музыку, сам имел очень приятный густой тенор и немного играл на виолончели.

 
Главный фасад дома в Мещенском
 
Фамильный герб Боде на въездных воротах в усадьбу Мещерское

Был пожалован придворными званиями «в должности церемониймейстера» (1856) и «в должности гофмейстера» (1866), чинами действительного статского советника (1862), гофмейстера (1874), обер-гофмейстера и действительного тайного советника (1883). Будучи «человеком старого закала, барон был властный, немного самодур, но в общем добрый и настоящий барин». Его огромный дом на Поварской (Усадьба Соллогуба) был замечательно красив и полон художественных предметов. Все в нём было исполнено под личным наблюдением хозяина. Вечера по понедельникам у барона начинались рано и вся Москва приезжала к нему в 8 1/2 или 9 часов вечера[3].

Инициировал строительство усадебного комплекса в своей усадьбе Мещерское.

В своей подмосковной усадьбе Лукино Звенигородского уезда Московской губернии построил комплекс зданий в старо-русском стиле, включая «кремль», часовни, мемориал рода Колычевых, и церковь Св. Филиппа, где были похоронены многие члены семьи Боде, включая его самого и его супругу[4]. В постсоветское время усадьба используется как летняя резиденция Московского Патриарха. Автор монументального исторического труда «Боярский род Колычевых», изданного в 1886 году в Москве тиражом 200 экземпляров.

 
Усадьба Михаила Боде Лукино

Жена — Александра Ивановна Черткова (16.06.1827—5.01.1898), фрейлина двора (1845), дочь действительного тайного советника Ивана Черткова и баронессы Елены Строгановой. Родилась в Петербурге, крещена 24 июня 1827 года в Пантелеимоновской церкви, крестница князя В. С. Трубецкого и графини Е. С. Самойловой[5]. Баронесса Боде, по замечанию современницы, была оригинальная, странная особа. Сидя неподвижно в кресле, она приветствовала своих гостей, не покидая его, но все, зная её особенности, не придавали этому значения. Она никуда не ездила с дочерьми, которые всегда всюду ездили с отцом или одни, так как гувернантки у них не было. В комнатах её дочерей царила полная свобода. Собирались их друзья, молодые люди, все садились на пол, звучали гитары, пели хором[3]. Баронесса помогала мужу в собирании и изучении истории их старинного рода. Похоронена в лукинской усыпальнице Боде-Колычевых. Дети:

Сочинения

править

Примечания

править
  1. В должности церемониймейстеров // Придворный штат // Адрес-календарь. Общая роспись всех чиновных особ в государстве, 1857. Часть I. Власти и места центрального управления и ведомства их. — СПб.: Типография Императорской Академии наук, 1857. — С. 3.
  2. М. А. Боратынский. Из истории дворянского рода Боратынских. — Тамбов: ООО «Издательство Юлис», 2007. — 208 с.
  3. 1 2 С. Н. Голицына. Нам не дано предугадать. Воспоминания. — М.: Никея, 2019. — С. 42—44.
  4. Шереметевский В. В. Боде-Колычев барон Михаил Львович // Русский провинциальный некрополь / Издатель вел. кн. Николай Михайлович. — М.: Типо-лит. Т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1914. — Т. 1: Губернии: Архангельская, Владимирская, Вологодская, Костромская, Московская, Новгородская, Олонецкая, Псковская, С.-Петербургская, Тверская, Ярославская и Выборгской губернии монастыри Валаамский и Коневский. — С. 92. — IX, 1008 с. — 600 экз.
  5. ЦГИА СПб. ф.19. оп.111. д.223. с. 339.

Литература

править