Болгарские грамоты Валахии и Молдавии

Болга́рские гра́моты Вала́хии и Молда́вии — исторический и письменный памятник средневековой истории Валахии и Молдавии. Культурный и социальный артефакт среднеболгарского языка (влахо-молдавский извод церковнославянского языка), относящийся к средневековой истории земель современных Румынии и Молдавии, создан главным образом валашскими и молдавскими воеводами в XIV—XVII веках[1][2][3][4].

Во время Матея Басараба не только литературный стандарт, но и узусы в Валахии и Молдавии были среднеболгарскими. Грамоты являются одним из наиболее важных памятников для изучения болгарского языка и истории со времён последних болгарских царей до падения под властью турок до начала эпохи Возрождения. Они являются ценными аутентичными свидетельствами для изучения народных текстов средневековой Румынии.

По данным на 2010 год, 312 грамот были созданы до 1476 года[5]. Самый старый сохранившийся документ относится ко времени князя Владислава (1364—1372), но точнее датировать его нельзя. Самый старый документ с точной датировкой относится к 1379 году. Последниее документы этой группы относятся к XVII веку — времени правления Константина Брынковяну.

По форме это короткие официальные документы на различные темы: для пожертвований, административные, политические, подтверждающие, судебные, для продажи и т. д. Они написаны на разговорном болгарском языке, значительно отличающемся от средневекового церковного болгарского языка, используемого в литургической литературе.

Эти грамоты относятся к категории неуместных артефактов, поскольку якобы «доказывают», что средневековая румынская история на самом деле является болгарской историей.

В 2019 году румынские исторические средневековые постулаты высмеивались болгарскими учёными. Один из болгарских мифов заключается в том, что Влад Дракула был болгарином — якобы он не владел валашским языком, а использовал болгарский[6]. Так как свидетельства письменности на валашском языке появляются не ранее XVI века (до этого он был разговорный), в Валахии и Молдавии для официальной переписки использовались другие письменные языки, в основном церковнославянский .

ПримечанияПравить

  1. Д-ръ Л. Милетичъ и Д. Д. Агура, Бѣлѣжки отъ едно научно пѫтуванье въ Ромъния, Дако-ромънитѣ и тѣхната славянска писменость, СбНУНК, кн. IX, Държавна печатница, София, 1893, Издава Министерството на народното просвещение, стр. 263, 264
  2. Д-ръ Л. Милетичъ и Д. Д. Агура, Бѣлѣжки отъ едно научно пѫтуванье въ Ромъния, Дако-ромънитѣ и тѣхната славянска писменость…, стр.263, 264, 265
  3. Л. Милетичъ, Дако-ромънитѣ и тѣхната славянска писменость. Часть II, стр.47, Грамота № 2 (арх. № 299) отъ Радула II (1375—1380): «Тѡго радї, ц а р ю А л е ѯ а н д р е, варе ктȍ ти вамеш въ Рѹокеръ, да мѹ запрѣтиш да ѹзимат вамѫ, що закон. А инако да не смѣетъ ѹчинит. И кои либо щет битъ вамеш под Дѫбовнцѫ, и тои та(ко)ждере да имъ ѹзимат.»
  4. Пламен Павлов, За северната границя на Второто българско царство през ХIII-ХIV век, © Електронно списание LiterNet, 11.06.2009, № 6 (115)
  5. Иван Харалампиев; Лекции по история на българския книжовен език до Възраждането; стр. 67-68, като срещу 8 грамоти на български царе от XIII и XIV век имаме 312 влахобългарски грамоти до 1476 година, то есть почти до края XV век. Авторът счита, че до края на XV век въобще не може да се говори за «румънска редакция». ISBN 978-954-400-702-7
  6. Българин ли е бил Дракула?