Бомбардировки Шаами-Юрта

Бомбардировки Шаами-Юрта — эпизоды Второй чеченской войны, произошедшие 29 октября 1999 года и 2 — 4 февраля 2000 года.

Бомбардировки Шаами-Юрта
Часть Второй чеченской войны
Дата октябрь 1999, февраль 2000
Способ нападения Бомбардировка
Оружие Военные самолёты
Погибшие несколько десятков
Подозреваемые ВВС России

Бомбардировка колонны беженцевПравить

29 октября 1999 года при бомбардировке колонны беженцев у чеченского села Шаами-Юрт согласно официальным данным погибли 16 и были ранены 11 мирных жителей.[1]

22 октября 1999 г. федеральные силы запретили гражданским лицам, желающим бежать из Чечни от обстрелов и бомбардировок, пересекать границу этой республики. Через четыре дня, 26 октября 1999 г., российские государственные средства массовой информации распространили сообщение о том, что с 29 октября для выезда в Ингушетию из Чечни будет открыт «гуманитарный коридор», проходящий через контрольно-пропускной пост «Кавказ-1». Этот пост был оборудован на трассе Ростов-Баку у административной границы Чечни и Ингушетии. Тысячи людей решили воспользоваться этой возможностью, 29 октября сотни машин скопились на трассе у границы с Ингушетией. Но в тот день проезд в Ингушетию так и не был разрешен (выход людей и проезд машин из Чечни был возобновлен лишь 2 ноября 1999 г.). Сотни машин с беженцами, скопившиеся у контрольно-пропускного поста, начали разворачиваться и возвращаться по трассе Ростов-Баку назад в сторону Грозного. Однако у села Шаами-Юрт колонна была внезапно атакована с воздуха.[2]

Вспоминает Исаева Медна Чучуевна:[3]

«Мы все, родственники 14 человек, на машине „Рафик“ выехали из Грозного в направлении города Назрань. Приблизительно в 6 часов или в половине 7-го часа утра мы подъехали близко к блокпосту „Кавказ-1“… Уже было 11 часов, после этого один из военных вышел к толпе людей и сказал: „Коридор для беженцев сегодня открыт не будет и точной информации о том, когда он будет открыт, мы не имеем“. Машины стали разворачиваться назад, а между машинами люди шли пешком. Когда солнце выглянуло, мы увидели в небе самолеты. Они спокойно развернулись над колонной и стали бомбить машины с беженцами. Первый удар на моих глазах был нанесен по большой машине с вещами и беженцами, по рефрижератору. Следующий слышен был сзади. Водитель остановил машину, и мы стали выскакивать. Первыми выбежали мои двое детей, следом выскочила сноха. Всех троих на моих глазах отбросило взрывной волной на обочину трассы. Меня осколком отбросило назад в машину, ранило в правое предплечье. Когда я пришла в себя, я вылезла из машины и подбежала к детям, они уже были мертвы. Погибла сноха, осколок попал в сердце. Кругом лежали раненые, трупы. Пока самолеты полностью не сбросили свой груз, они несколько раз разворачивались и сбрасывали бомбы на нас, то есть на колонну беженцев протяженностью 12-14 км.»

Рассказывает Шапиева Зара Авгановна:[3]

«29 октября в 5 часов утра мы на двух машинах выехали по трассе, ведущей в Слепцовск в Ингушетию. Людей и машин было очень много… После 10 часов объявили, что коридор открыт не будет. Машины стали разворачиваться, создалась пробка и машины разворачивались очень медленно. Около 12 часов дня неожиданно произошел какой-то удар. Когда я пришла в сознание, я увидела, что моя мама слева от меня, вся в крови, а моего отца, который сидел впереди, не было вообще, наша родственница Арпат Юсупова тоже была вся в крови. Юсупову Дашалу оторвало руку, и он уже был без сознания. Живыми и в состоянии двигаться были я и Арпат Юсупова. Мы стали вытаскивать из машины раненых, мою маму и Юсупова Дашалу. В этот момент я увидела своего отца, лежащего у обочины дороги. Мы с Арпат стащили раненых в канаву (в кювет) вдоль дороги. Слышны были разрывы бомб. Когда самолеты пролетели, я выбежала из канавы, искала помощи. Мне нужна была машина, чтобы вывести раненых. Но кругом была паника. На всей дороге, на асфальте лежали убитые и раненые, куски человеческих тел, человеческого мяса. Сзади, немного дальше, стоял разбитый автобус. Мне запомнился мертвый водитель автобуса. Руки его держали руль, а головы не было. Люди бежали от дороги прямо по полю: так много было женщин и детей на этом поле.»

Правозащитный центр «Мемориал» возложил ответственность за произошедшую 29 октября под Шаами-Юрт трагедию лично на генерала Шаманова.[4][5] Однако, генерал Трошев в своей книге «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала» писал, что, конечно, Шаманов действовал в Чечне гораздо жёстче, чем он, но его жестокость очень сильно преувеличена. Европейский суд по правам человека признал, что Россия виновна в нарушении права на жизнь заявительниц и их родственников, что не было проведено надлежащее и эффективное расследование этого обстоятельств ракетного удара.[6] Правозащитный центр «Мемориал» подчёркивает, что трагические события 29 октября у села Шаами-Юрт не являлись исключением: «Вполне очевидно, что такие события нельзя рассматривать как трагическую случайность. Они стали следствием преступной системы планирования и осуществления „контртеррористической операции“. Этот вывод неизбежно следует из решения Страсбургского суда[6]

Бомбардировка Шаами-Юрта в феврале 2000 гПравить

В январе — феврале в Чечне проводилась операция "Охота на волков", направленная на уничтожение чеченских боевиков, оборонявших Грозный. В ходе операции боевики вышли из Грозного в южном направлении с целью уйти в горную часть Чечни. Отступающие боевики подвергались атакам федеральных войск на всём пути своего следования. По сообщению сотрудников Правозащитного центра «Мемориал» в феврале командование федеральных сил преднамеренно в рамках разработанной военной операции, открыло ложный «коридор» для выхода чеченских вооруженных отрядов из Грозного. Этот «коридор», ведший на минные поля и к засадам, открывал при этом боевикам путь к ряду сел, в том числе и к Катыр-Юрту, объявленному перед этим федеральными властями «зоной безопасности» и Шаами-Юрту. В результате ряд сел — Алхан-Кала, Катыр-Юрт, Шаами-Юрт, Закан-Юрт — при проходе через них чеченских отрядов, и даже после ухода их из сел подверглись чрезвычайно сильным артиллерийским и ракетно-бомбовым ударам. Вследствие бомбометаний села, среди которых был и Шаами-Юрт, сильно пострадали, имелись многочисленные жертвы среди гражданского населения.[7] В начале февраля боевики вошли в селение Шаами-Юрт.

Бомбардировки Шаами-Юрта российской авиацией начались 2 февраля и продолжались до 4-го. При этом, как утверждают местные жители, никаких предупреждений об этом не было и жителям не сообщали о существовании каких бы то ни было гуманитарных коридоров до 5-го февраля. Зара Ялганова, 38 лет, оставила Шаами-Юрт 4 февраля, проведя два дня в погребе. Она сообщила, что бомбардировки начались около 5 часов вечера 2 февраля. С начала она услышала стрельбу с вертолетов, потом бомбежку начали с самолетов. Бомбежки продолжались с перерывами. Ялганова утверждает, что не было никакого предупреждения о начале бомбардировок, если не считать приближения российских танков. Она объяснила также, что староста села тщетно пытался договориться с российскими войсками. Шамсутдин Измайлов:

«На второй день я присутствовал при встрече между представителем российских войск и сельским старостой. Со старостой пришли старейшины. Они надеялись выпросить приостановку бомбежек. Представитель российских войск ответил: „Что с того, что одним селом будет меньше“. Делегация вернулась в село и посоветовала жителям оставить его».

По словам Помощника Президента России Сергея Ястржембского, в Шаами-Юрт проходили активные боевые действия, в ходе которых федеральные войска наносили огневое поражение бандам боевиков.[8] По данным федерального командования, в Шаами-Юрт было блокировано до тысячи боевиков.[9]

Во многих свидетельствах подчеркивается, что российские войска обращались к жителям через мегафон, предлагая выйти из села. Так, Шамсутдин Измаилов сообщает, что российские войска обратились к населению через мегафон, сообщив об открытии коридора к дороге Ростов-Баку. У выхода из села образовалась колонна людей. Зара Ахмедова, 46 лет, жительница Грозного, бежавшая в Шаами-Юрт:

«На третий день мы вышли из погребов. Громкоговоритель сообщал (кажется, это был голос сельского старосты), что женщины и дети и все старше 60-ти лет должны уйти. Тогда мы ушли».

Все свидетели сходятся на том, что после предложения населению покинуть село, российские войска арестовали большинство мужчин на выходе из Шаами-Юрта. Зора Ахмедова, вернувшаяся 7 февраля из Ачхой-Мартана в Шаами-Юрт:

«Я нашла двух племянников, двух братьев и двух малышей. Мы провели ночь в доме, и они мне рассказали, что российские солдаты появились, когда они кормили теленка. Они собрали всех мужчин на окраине села и сказали, что расстреляют их. Пока одни солдаты их охраняли, другие отправились грабить село. Потом они вернулись, освободили их и сказали, что им повезло. Мои братья прятались из страха быть арестованными.»

[10] По данным «Независимой газеты», под видом беженцев по гуманитарному коридору пытались выйти и многие из блокированных в селе боевиков.[9]

В конце 2000 года командующий Западной группировкой генерал Владимир Шаманов утверждал, что военную операцию в Шаами-Юрте пришлось проводить, потому что боевики превратили ряд населенных пунктов, в числе которых был Шаами-Юрт, в опорные пункты:[11]

«В итоге получилось, что в период наступления на Грозный в Западной группировке боевых столкновений можно было по пальцам пересчитать. В пределах Горагорска, на Терском хребте. Это раз. Катыр-Юрт. Два. Шаами-Юрт и Алхан-Юрт. Четыре боевых столкновений в селах, которые боевики превратили в опорные пункты. Во всех остальных населенных пунктах местное население само не позволило бандитам размещаться на своей территории.»

По мнению правозащитного центра «Мемориал» «по-видимому, село Шаами-Юрт после занятия российскими войсками, стало местом грабежей, произвольных арестов и массовых расстрелов.» Зура Хасублатова, оставившая Шаами-Юрт 5 февраля, рассказывает, что российские войска пристреливали раненых. Она в этот день видела около 20 могил, вырытых жителями, чтобы похоронить своих близких. Её раненый брат был уведен российскими, куда — она не знает. Шамсутдин Измайлов сообщил, что покинул Шаами-Юрт из-за бомбежек. Вначале он со своей семьей прятался в погребе. Российские войска окружили село, и он слышал гул самолетов и вертолетов. На второй день он увидел много трупов в мечети, куда принесли их близкие, не способные похоронить их сами. На третий день его дом был частично разрушен снарядом. Он вышел из погреба со своей семьей и насчитал много воронок на дворе и поблизости.[10]

В марте 2000 года северокавказский корреспондент «Радио Свобода» Олег Кусов вспоминал, в том числе и о селе Шаами-Юрт, следующее:[12]

«Я не помню, чтобы в прошлую войну стирали с лица земли целые селения. А в эту войну такое происходило с селениями Шаами-Юрт, Катыр-Юрт, Гехи-Чу, Шатой…»

В литературеПравить

В романе Дмитрия Черкасова «Невидимки» ваххабиты прорываются через село Шаами-Юрт:[13]

«3 февраля банда Абу-Дарра была блокирована российскими войсками в селении Шаами-Юрт. Тогда из кольца удалось ускользнуть немногим, но „храбрый араб“ бежал быстрее многих своих подчиненных и потому остался в живых.»

На сайте «Кавказ-Центр» говорилось о реально существующем Абу-Дарре воевавшем в селении Шаами-Юрт.[14]

См. такжеПравить

Бомбардировка Катыр-Юрта
Бомбардировка Элистанжи

ПримечанияПравить

  1. "ГРАНИ. Дата обращения: 15 июля 2015. Архивировано 16 июля 2015 года.
  2. Кавказский Узел | Бомбардировка беженцев у села Шаами-Юрт была не единичным случаем. Трагедия у станицы Горячеисточненской. Дата обращения: 15 июля 2015. Архивировано 16 июля 2015 года.
  3. 1 2 Расстрел «гуманитарного» коридора I | Nohchi Respublik. Дата обращения: 15 июля 2015. Архивировано 16 июля 2015 года.
  4. „Мемориал“ против новой должности Шаманова». "Русская служба Би-би-си" (14 ноября 2007). Дата обращения: 26 января 2016. Архивировано 4 февраля 2016 года.
  5. «Чечня вспомнила генерала Шаманова». Газета «Коммерсантъ» (22 ноября 2007).
  6. 1 2 Бомбардировка беженцев у села Шаами-Юрт была не единичным случаем. Трагедия у станицы Горячеисточненской (17 марта 2005). Дата обращения: 15 июля 2015. Архивировано 16 июля 2015 года.
  7. http://www.memo.ru/hr/hotpoints/N-Caucas/re000224.htm Архивная копия от 29 июля 2009 на Wayback Machine Сообщение сотрудников Правозащитного центра «Мемориал» от 16-24 февраля 2000 г.
  8. «Независимая Газета» от 2000-02-08
  9. 1 2 «Чечня: хроника конфликта» — http://www.ng.ru/events/2000-02-12/2_chronic.htmlНезависимая (недоступная ссылка) Газета" от 2000-02-12: «Около тысячи боевиков попытались вырваться из селения Шаами-Юрт Ачхой-Мартановского района Чечни».
  10. 1 2 Чечня: преступления против человечества. Дата обращения: 17 июля 2015. Архивировано 13 июля 2015 года.
  11. «Беседа с Владимиром Шамановым» — Архивированная копия. Дата обращения: 26 января 2016. Архивировано из оригинала 6 января 2012 года. Газета «Завтра» № 46(363) 14-11-2000
  12. «Права человека» — archive.svoboda.org/programs/hr/2000/hr.030800.asp"Радио Свобода" от 08-03-00
  13. «Невидимки» — http://volna.permlink.ru/volna/knigi/knigi/bib/bib/23/CHERKASOW/newidimki1.html (недоступная ссылка) Дмитрий Черкасов.
  14. «Амин означает — „Надёжный“!» — http://www.babouchka.net/old.kavkazcenter.com/news/2001/05/25/news1.htm (недоступная ссылка) М.Тимуров, «MARSHO» 25 мая 2001 года: «В последний раз автор данных строк видел его ночью 3 февраля 2000 года, когда он во главе горстки своих надёжных опытных моджахедов, покидая окруженное со всех сторон российскими агрессорами небольшое селение Шаами-Юрт, всё с той же улыбкой на лице, как ни в чём ни бывало, уходил в разведку, чтобы обеспечить коридор для выхода из вражеского кольца остальных чеченских воинов».